Оберегай свою мечту

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
169
автор
Doctor Ada-san соавтор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 1 часть
Описание:
Ван Ибо и сам чувствует, что его жизнь катится под откос. Время тянется мучительно долго, дни сменяются один другим, и каждый так похож на предыдущий, что Ибо иногда путается в днях недели. Так продолжается, пока с ним не происходит странный случай.
Примечания автора:
Работа была написана на фотофест BJYX RuChallenge 2021 (14.06.2021)
Фотографии-референсы:
Ван Ибо: https://imgur.com/1L2PGCI
Сяо Чжань: https://imgur.com/aTP7OeQ

Прекрасный коллаж к работе от Spero: https://twitter.com/spero1141/status/1416122223186915330?s=20
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
169 Нравится 15 Отзывы 38 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Смотри же, это время снова сходит с рельс, И стрелки мечутся, и мой экспресс Уже стремится в тот последний рейс, Где мы с тобою встретились.

Ван Ибо в свои шестнадцать лет считает, что он не подвержен излишнему драматизму. Все что не убивает нас, делает нас сильнее, а из любой ситуации всегда можно найти выход, какой бы безнадежной она ни казалась. Так он думает, пока с его семьей не приключается настоящая беда. Компания отца Ибо внезапно объявляет о банкротстве, сам отец влипает в разборки с местными чиновниками, а их небольшую, но уютную квартиру в хорошем районе Лояна приходится продать. В итоге они вынуждены срочно собирать все пожитки и переезжать в забытую всеми богами деревеньку где-то на юге провинции Хубэй, где живут родители матери Ибо. С прошлой жизнью приходится решительно попрощаться. И это катастрофа. Деревню смело можно назвать глухой – здесь даже нет ни одной старшей школы, где Ибо мог бы учиться, а до ближайшего города нужно сорок минут добираться на электричке. Конечно, во всем можно найти и плюсы. Например, родители живы и здоровы, у них есть крыша над головой, а дом бабушки с дедушкой оказывается достаточно большим, и Ибо даже выделяют целую комнату с неплохим ремонтом и маленьким балкончиком, с которого открывается живописный вид на горы. Только вот Ван Ибо это не радует. Он потерял все, что ему было дорого: любимых друзей, оставшихся в Лояне, танцевальную группу, с кем они готовились к важному конкурсу, который должен был стать пропуском Ибо к его мечте о большой сцене. Первое время приходится очень сложно, особенно в новой школе. Ван Ибо всегда было тяжело заводить новые знакомства и привыкать к новым людям, а теперь прибавляет еще и то, что он попал в новый коллектив посреди учебного года. Поначалу одноклассники просто подозрительно косятся на неразговорчивого новенького, а позже, – когда милое лицо и осветленные волосы Ибо привлекают слишком много внимания девчонок, – их настрой сменяется на агрессивный. Его пытаются дразнить, обзывая “куколкой” и “телочкой”, но Ван Ибо не обращает внимания. Будто у него нет других проблем, кроме как реагировать на завистливых деревенщин. Впрочем, девчонки его тоже не интересуют, так что чуть позже отношение одноклассников меняется на враждебный нейтралитет, и Ибо это полностью устраивает. Так и проходит жизнь Ван Ибо на новом месте. Каждое утро Ибо встает в пять утра, чтобы успеть добраться до станции, в шесть пятнадцать садится на электричку до пригородного района Ичана, а после еще двадцать минут трясется в душном набитом автобусе до школы. Приблизительно через месяц тоска по танцам все же заставляет его пойти на контакт с одноклассниками и расспросить их, где здесь можно найти какой-нибудь танцевальный клуб или студию. В каком-то смысле Ибо везет, и ему подсказывают, где найти ребят, занимающихся современными танцами. На поверку эти “танцоры” представляют из себя компанию из старшеклассников и парочки студентов, которые просто скидываются на аренду маленькой обшарпанной студии, чтобы пару раз в неделю по вечерам потанцевать или устроить шуточные фристайл-баттлы. Сначала Ибо даже хочет махнуть рукой на эту затею с танцами, но ребята оказываются очень доброжелательными, и они уговаривают Ибо вступить в их коллектив. Пусть не все, но некоторые из них весьма талантливы, а главное, горят энтузиазмом научиться танцевать по-настоящему, так что Ибо остается. Хоть это и не совсем то, на что он рассчитывал, но зато ему теперь есть, где заниматься своим хобби. Не сказать, что это прибавляет Ван Ибо много радости. Он все еще безумно скучает по Лояну и своей старой жизни, потому каждый раз, когда он остается наедине с собой, его накрывает жуткая хандра. Ибо даже хочет устроиться куда-нибудь на подработку, чтобы максимально забить свое расписание и заодно немного помочь родителям, но те запрещают, объясняя это тем, что Ибо нужно сосредоточиться на учебе и нормально отдыхать, чтобы поступить в вуз на бюджетное место. Они и танцы-то ему позволили только потому, что сжалились над сохнущим от тоски подростком. Родителям Ван Ибо тоже приходится несладко – им больно наблюдать, как их энергичный, полный энтузиазма ребенок становится похож на собственную бледную тень, а живой блеск в глазах затухает, сменяясь безразличием и холодной отстраненностью. Настроению не способствует и ухудшившееся финансовое благосостояние их семьи. Подавленность и невозможность исправить все разом выливается в частые скандалы между отцом и матерью, от которых Ибо как может спасается громкой музыкой в наушниках или бессмысленным скитанием по улицам. Ибо и сам чувствует, что его жизнь катится под откос. Учеба опротивела до крайности, но он продолжает ходить в школу, только чтобы не расстраивать родителей и не доставлять им еще больше проблем. Танцы кое-как спасают его от окончательного падения в пучину отчаяния, но даже положительные эмоции, когда у них с командой получается разучить очередную связку, ощущаются как-то притупленно, словно через плотное одеяло. Время тянется мучительно долго, дни сменяются один другим, и каждый так похож на предыдущий, что Ван Ибо иногда путается в днях недели. Так продолжается, пока с ним не происходит странный случай. В один промозглый вечер Ибо слегка задерживается в студии, пытаясь заставить парней из группы хоть раз выполнить связку без косяков. Но каждый раз кто-нибудь да лажает, из-за чего Ибо приходится остановить музыку и, проглотив раздражение, начать сначала. В конце концов ему удается добиться сносного результата, и он великодушно отпускает взмыленных парней и девчонок по домам. Он бы может помучил их и подольше, только вот он сам не успеет на последнюю электричку до дома, если задержится еще хоть немного. Когда он добирается до станции, на платформе не оказывается ни души – Ибо даже сверяется с расписанием на случай, если он перепутал время и поездов больше не будет. Убедившись, что последний поезд все-таки прибудет через десять минут, он вставляет в уши наушники и включает запись с тренировки, чтобы повнимательнее рассмотреть, кто и где делает ошибки. Все тело гудит от усталости, а в груди снова противно ноет, как это обычно бывает, стоит ему остаться одному. Ибо прогоняет навязчивые мысли и сосредотачивается на видео. Через положенные десять минут до Ван Ибо сквозь музыку доносится грохот подходящего к станции поезда. Не отрываясь от телефона, Ибо заходит в вагон и привычно занимает место в углу. Он как раз пытается понять, в какой момент Цао Шигао ошибается и сбивается с общего ритма, когда в поле бокового зрения кто-то появляется. Ибо, не задумываясь, достает свой билет и протягивает его контролеру на проверку. Но “контролер” не двигается, продолжая нависать над ним. Ван Ибо с раздражением вынимает из уха один наушник и поднимает голову, чтобы увидеть… самую прекрасную улыбку на всем белом свете? - Доброй ночи, Ибо, – здоровается мужчина, которого Ибо – ошибочно? – принял за контролера, одетый в длинное красное форменное пальто с блестящими золотыми пуговицами. Если судить по одежде, то он больше похож на старшего проводника поезда дальнего следования. Или на фотомодель, потому что настолько красивое лицо просто не может принадлежать обычному работнику железнодорожной компании. - Здравствуйте, – тихо выдыхает Ибо. Он настолько поглощен разглядыванием этого таинственного незнакомца, что забывает даже удивиться, откуда тот знает его имя. - Меня зовут Сяо Чжань, и сегодня я буду твоим проводником. Можешь убрать свой билет, он тебе не понадобится, – улыбается мужчина и протягивает Ибо поднос, который все это время держал в руке. – Вот, прошу. Сяо Чжань изящным движением руки откидывает край красной ткани, закрывающей поднос, и на отполированной серебряной поверхности Ибо видит глянцевый прямоугольник билета. Сбитый с толку, Ван Ибо берет странный билетик в руку и разглядывает. На золотой бумаге контурным шрифтом напечатано его имя, названия станций отправления и назначения, а между ними… что это за станция Суюань*? Ибо решительно не понимает, что происходит, но усталость и меланхолия, преследующая его последние несколько месяцев, не позволяют даже толком удивиться. От этого Сяо Чжаня не исходит никакой скрытой угрозы – напротив, он всем собой излучает ауру дружелюбия и сияет так, что у Ибо глаза слезятся на него смотреть. - Надеюсь, ты не против немного прогуляться со мной перед сном? – спрашивает Сяо Чжань. От его ласковой улыбки глупое сердце Ибо трепещет, а на душе наоборот становится спокойно и тепло. И хочется согласиться на все, что предложит этот удивительный человек. Не сумев совладать с речевым аппаратом, Ибо просто кивает, чувствуя, что губы сами собой растягиваются в робкой улыбке. Он не помнит, когда последний раз вообще улыбался. - У тебя очень красивая улыбка, Ибо, – вдруг говорит Сяо Чжань, присаживаясь на соседнее сидение и откладывая поднос. – Тебе стоит улыбаться чаще. - Ни одна улыбка не сравнится с улыбкой господина Сяо, – отвечает Ибо. Он чувствует себя до странного легко и расслабленно рядом с человеком, с которым познакомился буквально пару минут назад. - Смелое утверждение! – Ибо невольно улыбается шире, слушая переливчатый смех Сяо Чжаня. – Можешь звать меня по имени, Ибо, раз уж ты согласился провести со мной немного времени. - Хорошо, Чжань…гэ? – неловко заканчивает Ибо, в который раз за сегодняшний вечер удивляясь собственной смелости. Обычно он не позволяет себе так фамильярничать с едва знакомыми людьми. - Почему бы и нет? – подмигивает ему Сяо Чжань. – Пусть будет “Чжань-гэ”. А теперь, Ибо, расскажи мне, какая твоя любимая еда? Что бы ты хотел съесть прямо сейчас? - Я не особо привередлив в еде, – Ибо задумчиво чешет бровь. - Ну хорошо, тогда… что тебе больше всего нравилось есть, когда ты жил в Лояне? Может, у тебя были какие-нибудь любимые заведения? - Откуда ты зна… – Ибо останавливает себя на полуслове, решая, что смысла удивляться нет. – Ну, мы с друзьями часто ходили в одно корейское кафе недалеко от школы. А еще было одно кафе на улице Диндинмэнь, сейчас уже не вспомню название, но мы с родителями иногда ходили туда в выходные. Там был такой вкусный пряный суп с бараниной и куриные крылышки в кока-коле… - Посмотрим, что можно с этим сделать, – серьезно кивает Сяо Чжань, поглядывая на часы. – Кстати, мы почти приехали! Ибо оборачивается, чтобы посмотреть в окно, и видит, что они подъезжают к какому-то городу. Повсюду мерцают всеми цветами радуги вывески магазинов и огромные экраны, бесконечно повторяющие рекламные ролики всевозможных брендов. Похоже на большой город. Только вот, что за город такой? Когда поезд плавно тормозит на станции, Ибо не успевает опомниться, как Сяо Чжань с прежней бодрой улыбкой тянет его за руку к выходу. - Идем! Не будем терять время, – весело говорит Сяо Чжань, почти бегом выводя Ибо из вагона. А дальше… Ван Ибо словно затягивает в искрящийся водоворот. Они с Сяо Чжанем проносятся по людным улицам, сворачивают в какие-то переулки, перебираются через мост. Сяо Чжань все это время держит Ибо за руку, и от ощущения его горячей ладони в своей у Ибо в груди разливается тепло. Сяо Чжань приводит его в какое-то маленькое неприметное кафе, заказывает целую гору еды, – в том числе и упомянутый Ибо суп и крылышки в газировке, – и болтает о всякой ерунде, непринужденно втягивая Ибо в разговор. Конечно, они обсуждают и танцы, и в какой-то момент Ван Ибо обнаруживает, что смеется в голос, когда Сяо Чжань красочно и с выражением рассказывает о том, как танцевал на свадьбе своего друга, будучи не совсем трезвым, и видео его звездного часа потом еще несколько месяцев ходило по групповым чатам. Ибо в свою очередь тоже делится забавными историями, невольно погружаясь в воспоминания о жизни в Лояне. Разговор плавно становится более откровенным, и Ибо выкладывает Сяо Чжаню свои переживания, внутри себя не переставая удивляться тому, как он так быстро сумел открыться этому человеку. Сяо Чжань же внимательно слушает Ибо с полным искреннего сочувствия лицом, а после делится своими мыслями, мягко подбирая слова. - Не стоит думать, что твоя мечта безвозвратно утеряна, Ибо, – говорит Сяо Чжань, пока Ибо с удовольствием уплетает вкуснейшие куриные крылышки в кока-коле. Может быть, ему кажется, но на вкус они точь-в-точь как в их с родителями любимом кафе на улице Диндинмэнь. – У тебя есть талант и все данные, чтобы добиться огромных успехов в танцах. Любые трудности можно преодолеть при должном упорстве. - Чжань-гэ даже не видел, как я танцую, – усмехается Ибо. - Ты вдохновил целую группу людей всерьез заниматься танцами, – авторитетно замечает Сяо Чжань. – Без тебя они так бы и устраивали любительские дискотеки, пока им попросту не наскучило бы. Ты стал их лидером, дал мотивацию и приобрел ее сам, хоть ты сам этого не осознаешь до конца. Это дорогого стоит, Ибо. Между ними повисает пауза. Ван Ибо задумывается, что, возможно, Сяо Чжань в чем-то прав. Может, все не так безнадежно, как казалось? - А ты бы хотел? – вдруг спрашивает Сяо Чжань, разглаживая складки на своем форменном пальто. - Что? – Ибо так залипает на его пальцах, что не улавливает сути вопроса. - Показать мне, как ты танцуешь. Я не настаиваю, конечно, но я бы с удовольствием посмотрел, – Сяо Чжань хитро прищуривает глаза, продолжая все так же ослепительно улыбаться. - Если Чжань-гэ хочет, то как я могу отказаться? – Ибо улыбается в ответ и тянется к своему телефону. – У меня есть видео с сегодняшней тренировки… - О, я имел в виду вживую, – смеется Сяо Чжань. – Но и так тоже сойдет. - Предлагаешь мне станцевать прямо здесь, между столиками? Боюсь, тут немного узковато, – ухмыляется Ибо, впервые за долгое время проявляя свою гремлинскую сторону. Раньше он мог себе позволить так себя вести только с близкими друзьями. - У меня есть идея получше, но, думаю, это придется отложить на нашу следующую встречу, – Сяо Чжань смотрит на часы, хмуря свои идеальные брови. – Нам уже почти пора. Ван Ибо скашивает взгляд на экран телефона, чтобы проверить время, и в удивлении распахивает глаза. Уже почти утро! Сколько часов они проболтали? На обратном пути они уже не бегут, спокойным шагом бредя по пустынным улицам безымянного города. Ибо так и не спросил, где они вообще находятся, кто Сяо Чжань такой и откуда взялся, но он и не чувствует в себе желания задавать подобные вопросы. Чувство легкости и удовлетворения заполняет каждую клеточку его тела, и он просто медленно идет рядом с Сяо Чжанем, наслаждаясь загадочной атмосферой предрассветных сумерек. Ибо даже немного жалеет, что им нет нужды сильно спешить – ему исключительно понравилось держать Сяо Чжаня за руку, пока тот вел его по извилистым улицам по дороге в кафе. Постепенно накатывает усталость от насыщенного дня, и когда они подходят к платформе, на которой их дожидается электричка, странно выбивающаяся из общей картинки своей заурядностью, у Ибо слипаются глаза. Сяо Чжань останавливается у края платформы, пропуская Ван Ибо вперед. Ибо оборачивается в тот момент, когда механический женский голос объявляет о том, что двери закрываются, и видит, что Сяо Чжань так и не зашел за ним в поезд. - Увидимся, Ибо, – мягко произносит Сяо Чжань, отступая назад, и его силуэт обволакивает вдруг сгустившаяся темнота. А может, у Ибо просто плывет в глазах от усталости. - Подожди, но как мы встретимся? У меня даже нет твоего Вичата! – Ибо непонимающе смотрит на Сяо Чжаня, но тот лишь качает головой и поднимает руку, чтобы помахать на прощание. Двери вагона со скрежетом закрываются, и поезд приходит в движение, увозя Ибо обратно в его серый мир. Он до последнего смотрит в окно, пытаясь разглядеть оставшегося на платформе Сяо Чжаня, после чего проходит по пустому вагону и плюхается на излюбленное место в углу.

✧ ✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧

Ибо просыпается чрезвычайно бодрым и отдохнувшим, настолько, что, кажется, готов свернуть горы. Очень давно он не чувствовал себя так. Чаще всего он с трудом вытаскивает себя из постели, стараясь не приглядываться к собственному изможденному лицу, пока кое-как приводит в порядок спутавшиеся после сна волосы. Сегодня же он ощущает невероятный подъем духа и, кажется, пугает этим бабушку, когда спускается на кухню и желает доброго утра слишком бодрым голосом. Когда Ван Ибо садится в электричку до города, в мыслях сразу всплывают события прошлого вечера. Или лучше сказать прошлой ночи? Сейчас Сяо Чжань кажется еще более нереальным, чем вчера. Что это вообще было? Откуда взялся этот Сяо Чжань? Почему он был одет в форму проводника поезда? Куда они вчера ездили? Ибо отлично знает маршрут этой электрички – она точно не проезжает никакие другие города между Ичаном и его деревней. Как же называлась та станция? Ибо пытается вспомнить, чтобы найти ее на карте, но безуспешно. Название станции из памяти словно аккуратно стерли ластиком. Загадочности придает еще и то, что Ибо никак не может вспомнить, как добрался до дома. Мысли путаются и плывут, не позволяя собрать в голове цельную картинку. До чего же это все странно. В течение дня он еще несколько раз возвращается мыслями к Сяо Чжаню. Кажется, он говорил что-то про следующий раз? Ибо почему-то верит, что они обязательно встретятся снова, хоть и не совсем понимает, каким образом. Может, Сяо Чжань снова подойдет к нему в электричке, когда он поедет домой? Но когда? Сегодня? Завтра? Через неделю? Следующая их встреча происходит через два дня, когда Ибо возвращается домой после очередной тренировки. - Привет! – Сяо Чжань подсаживается на соседнее сидение, пугая Ибо внезапным появлением. Он снова в своем красном форменном пальто, а в руках все тот же поднос, покрытый шелковой тканью. - Обязательно так пугать? – бурчит Ван Ибо, резко выдергивая из ушей наушники и стараясь сдержать лезущую на лицо улыбку. Неужели он настолько соскучился по человеку, которого видит второй раз в жизни? - Прости, прости, – Сяо Чжань легко поглаживает Ибо по плечу, словно они давние друзья и подобные прикосновения для них в порядке вещей. Обычно Ибо терпеть не может, когда его касаются посторонние люди, но от руки Сяо Чжаня на плече он не чувствует никакого дискомфорта. Напротив, хочется, чтобы он погладил его еще. – Не хмурься, тебе не идет. - А что тогда мне идет? – Ибо с любопытством поглядывает на поднос, который теперь лежит на коленях Сяо Чжаня. Он вдруг вспоминает, что в прошлый раз на билете было напечатано название станции. И как он не догадался поискать его и посмотреть? Интересно, куда он его засунул? - Как я и говорил тебе в прошлый раз, мне больше нравится, когда ты улыбаешься, – Сяо Чжань замечает интерес Ибо к подносу, так что он откидывает красную ткань и кивает головой на лежащий на подносе билет. – Бери. Ибо без промедления хватает билет и принимается его рассматривать. Станция Суюань. Суюань. Суюань. “Су” как в слове “карма” и “юань” как в “желание”. Теперь он точно запомнит. И обязательно спросит Сяо Чжаня обо всем том, что не успел спросить в тот раз. И попросит Вичат. Ничего из этого он в итоге не делает. В этот раз после того, как они сходят на станции, Сяо Чжань ведет его на ночной рынок, где они набирают всевозможных закусок: от лепешек с начинкой до жареных кальмаров на шпажках. Пока они блуждают по рынку в поисках того, что им приглянется, Сяо Чжань снова держит Ван Ибо за руку. Это просто чтобы не потеряться в толпе, ничего особенного, уговаривает себя Ибо, давя в себе желание сжать пальцы посильнее и ухватиться за Сяо Чжаня покрепче. Набрав еды, они двигаются дальше, и Сяо Чжань приводит Ибо на крышу высотного здания, с которой открывается шикарный вид на город. Несмотря на то, что Ван Ибо не особо любит высоту, он все равно чувствует себя донельзя комфортно, когда они раскладывают еду на салфетках и бумажных пакетах и садятся у ограждения практически у самого края крыши. Сяо Чжань снова рассказывает какие-то истории из жизни, а Ибо с интересом слушает, время от времени вставляя свои комментарии. А потом Сяо Чжань припоминает Ибо обещание, данное в прошлый раз, и предлагает ему станцевать. И Ван Ибо с легкостью соглашается. Он быстро находит в плейлисте подходящий трек, включает его и бросает телефон в руки Сяо Чжаня, поднимаясь и разминая затекшие мышцы. Ибо честно старается не выпендриваться, но рядом с Сяо Чжанем в нем просыпается еще не до конца прошедшее детство, и хочется выложиться на все сто, чтобы получить заслуженную похвалу. И он выкладывается. Позволяет себе отключить голову и просто танцевать, отдаваясь во власть музыке, доносящейся из динамика телефона. Он понимает, что должно быть выглядит достаточно провокационно, когда на последней ноте падает на колени и замирает, всем телом откинувшись назад. Ибо открывает глаза как раз вовремя, чтобы заметить, как немое потрясение на лице Сяо Чжаня в миг сменяется на одобрительную улыбку. Сяо Чжань коротко аплодирует ему, а потом заваливает похвалой и комплиментами, да так, что Ван Ибо едва сдерживается, чтобы не спрятать горящее от смущения лицо в ладонях. Его вообще-то не так легко смутить, но Сяо Чжаню каким-то волшебным образом каждый раз удается вытянуть из него эмоции, на которые, как Ибо думал, он никогда не был способен, или по крайней мере не испытывал очень давно. Ибо возвращается на свое место и с энтузиазмом принимается за оставшуюся еду, чтобы хоть чуточку скрыть удовольствие от щедрой похвалы, слишком очевидно написанное на его лице. Некоторое время они сидят молча, и Ибо украдкой наблюдает за тем, как легкий ветерок колышет волосы Сяо Чжаня. Красивый. Ибо действительно никогда в жизни не встречал настолько красивых людей. Сяо Чжань кажется нереальным, эфемерным созданием, сотканным из снов. В какой-то момент становится прохладно – Ибо поеживается и застегивает бомбер повыше. Этот жест не укрывается от Сяо Чжаня. Он без слов встает, снимает свое красное пальто и накидывает на плечи Ибо. Ван Ибо возмущенно хрипит, пытаясь снять его и вернуть владельцу, но тот настаивает, сильными руками сжимая плечи Ибо и заставляя оставить пальто на месте. Ибо краснеет, по ощущениям становясь одного цвета с униформой Сяо Чжаня и все-таки прячет лицо в воротнике, не в силах справиться со смущением. Сяо Чжань добродушно смеется и возвращается на свое место, но не садится. Встает у ограждения и смотрит куда-то вдаль. А Ибо пользуется моментом, чтобы полюбоваться его фигурой, все это время скрытой за объемной униформой. Сяо Чжань одет в белую рубашку, темно-красный форменный жилет и такие же брюки, выгодно подчеркивающие его стройные и просто непозволительно длинные ноги. Ибо некоторое время сидит молча, наслаждаясь теплом и вдыхая еле уловимый аромат парфюма, исходящий от пальто. Сяо Чжань даже пахнет божественно, как такое возможно? Неужели он идеален вообще во всем? Отогрев успевшие закоченеть пальцы, Ибо поднимается и, придерживая пальто за лацканы, становится рядом с Сяо Чжанем, устремляя взгляд на раскинувшийся под ними город. От высоты захватывает дух, но страха нет, лишь легкий приятный трепет. Так они и стоят, погруженные каждый в свои мысли, пока Сяо Чжань не разрушает повисшую тишину: – “Все ваше тело – от кончика одного крыла до кончика другого, – это не что иное, как ваша мысль, выраженная в форме, доступной вашему зрению. Разорвав путы, сковывающие вашу мысль, вы разорвете и цепи, сковывающие тело”. Ибо переводит на Сяо Чжаня удивленный взгляд. - Это цитата из повести одного американского писателя, – улыбается Сяо Чжань. – Она про чайку, которая мечтала научиться летать. - Разве чайки не умеют летать? - Конечно, умеют. Но эта чайка мечтала овладеть настоящим мастерством полета, постичь его искусство и летать так высоко, как ей самой бы того хотелось. - И у нее получилось? – с любопытством спрашивает Ибо. - Получилось, – кивает Сяо Чжань. – Не сразу, конечно. Ей пришлось пережить множество неудач, изгнание из стаи, но путем упорных тренировок и веры в себя она все же достигла совершенства на Небесах. А потом она спустилась обратно на Землю и стала учить и направлять на путь других чаек. - То есть она стала кем-то вроде бодхисаттвы от мира чаек? – Ибо задумчиво смотрит в небо и на мгновение ему мерещится, что он видит вдалеке парящую белую птицу. - Ну, в каком-то смысле, наверное, – легко пожимает плечами Сяо Чжань. – Скажи, Ибо, а ты бы хотел научиться летать? Ван Ибо молчит, всерьез задумавшись над словами Сяо Чжаня. Он явно задал этот вопрос не просто так. Ибо не большой любитель философии, но что-то в этом рассказе Сяо Чжаня его зацепило. Постичь искусство полета и летать так высоко, как другие не осмеливаются. Достичь свободы, о которой прочие и не мечтают. Хочет ли Ибо этого? Определенно да. Когда горизонт начинает светлеть, Сяо Чжань снова смотрит на часы и говорит, что им пора. На обратном пути они практически не разговаривают, бок о бок шагая по спящему городу. Ван Ибо продолжает кутаться в красное пальто Сяо Чжаня до самой станции, где неизменно ждет электричка. Расставаться категорически не хочется, потому Ибо до последнего тянет, как можно медленнее стягивая с плеч теплую одежду. Они подходят к вагону, останавливаясь у раскрытых дверей, и Ибо, кажется, слышит грустный вздох Сяо Чжаня. И вдруг перестает дышать на несколько долгих мгновений, когда Сяо Чжань тянет его за руку, которой он держит пальто, и крепко обнимает. - Я был очень рад повстречать тебя, Ван Ибо, – полушепотом говорит он почти в самое ухо Ибо и резко отпускает, мягко заталкивая в вагон. Оглушенный внезапным жестом, Ван Ибо не сразу понимает, что произошло. А когда понимает, оказывается поздно. Автоматические двери с грохотом съезжаются у него перед носом, – словно только и ждали, пока Ибо переступит порог поезда, – отрезая его от стоящего на платформе Сяо Чжаня. Когда электричка приходит в движение, Ибо что-то кричит, колотит по стеклу ладонью, судорожно пытается найти ручку стоп-крана, чтобы остановить поезд, но почему-то не находит. Силуэт Сяо Чжаня неумолимо отдаляется, постепенно растворяясь в темноте, и Ибо хочется взвыть от несправедливости. Он же опять забыл, опять не успел задать вопросы, которые собирался. Когда они теперь увидятся? Увидятся ли вообще? И почему слова Сяо Чжаня звучали как прощание?

✧ ✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧

В последнее время с Ван Ибо происходит что-то странное. Просыпаясь по утрам, он больше не чувствует себя так, словно на нем лежит каменная глыба. Учеба в школе не кажется такой занудной, взгляды одноклассников – такими колючими, и даже атмосфера дома больше не угнетает его так сильно. А когда он приходит на тренировки в студии, у него будто открывается второе дыхание. Он танцует с былым наслаждением, чувствуя как музыка проникает в каждую клеточку его тела, позволяя двигаться свободно и легко. К нему возвращается интерес к жизни, а эмоции словно пробуждаются от продолжительной спячки – Ибо обнаруживает, что снова способен смеяться и радоваться мелочам. Даже родители замечают, что их сын стал энергичнее, и наконец-то похож на того жизнерадостного подростка, которым он был еще год назад. Ибо чувствует себя буквально окрыленным, но странное чувство, что он забыл что-то важное, преследует его, стоит остаться наедине с собой. Ибо никак не может понять, что именно тревожит его подсознание, потому отмахивается от этих мыслей как от назойливой мухи. А потом ему снится необычный сон. Ван Ибо стоит на скалистом утесе. В ушах свистит ветер, а далеко внизу под ногами плещутся, разбиваясь о камни, беспокойные волны. Вокруг на километры нет ни намека на жизнь. И вдруг Ибо слышит пронзительный чаячий крик. Мимо него молнией проносится белая птица, так быстро, что глаза едва успевают уловить движение. Разве чайки могут летать так быстро? Ибо всматривается в небо, пытаясь взглядом проследить за полетом чудно́й птицы. В голове вдруг звучит знакомый голос: “Скажи, Ибо, а ты бы хотел научиться летать?” Ван Ибо замирает, цепляясь за яркое воспоминание. Перед глазами вспышками проносятся образы, будто кто-то склеил несколько кадров и теперь прокручивает на проекторе. Ночь, безымянный город, крыша высотки, накинутое на плечи красное пальто и невероятной красоты мужчина с самой теплой улыбкой... Снова кричит чайка. Ибо переводит взгляд вниз и видит, как она парит над самой кромкой воды, едва не касаясь поверхности. А потом вдруг взмахивает крыльями и взмывает вверх практически вертикально, делает в воздухе петлю и скрывается за облаками. Ибо моргает, пытаясь осознать то, что только что увидел, но тут его внимание привлекает что-то еще. Слева от него возвышается еще один каменный утес, на пологом уступе которого стоит человек. Глаза его закрыты, на губах играет расслабленная улыбка, а черные волосы треплет ветер. Он раскидывает руки в разные стороны и делает уверенный шаг к самому краю обрыва. Ван Ибо пронизывает страхом, он хочет закричать, привлечь внимание этого человека, но голосовые связки не слушаются. Ноги точно прирастают к камням, и Ибо не может сдвинуться с места, с ужасом наблюдая, как фигура на скале делает еще один шаг и стремительно падает вниз. Разорвав невидимые путы, сковавшие все тело, Ибо бросается к краю уступа, падая на колени. Из горла вырывается полный отчаяния вопль: - Сяо Чжань! Но вдруг он слышит пронзительный вскрик птицы. Последнее, что он видит перед тем как проснуться, – белоснежные крылья чайки, парящей над океаном. Ибо резко подскакивает на кровати, тяжело дыша. За окном еще глухая ночь. В ушах эхом звенит собственный голос, раз за разом повторяющий имя. Сяо Чжань. Сяо Чжань! Ну конечно! Воспоминания возвращаются обрывками, мучительно медленно, словно нехотя. Но Ибо заставляет себя вспоминать. Как он вообще мог забыть Сяо Чжаня? Человека, что появился из ниоткуда и буквально вдохнул в него жизнь? Вместе с теплыми воспоминаниями приходит и осознание, что с последней их встречи прошло уже несколько недель. А у Ибо нет никакого способа с ним связаться. Он не знает о нем ничего: ни номера телефона, ни ID в Вичате, ни где он живет. Он не знает даже какими иероглифами записывается его имя! Сердце сжимается в болезненном спазме. Сяо Чжань не оставил ему ни единой зацепки, по которой его можно было бы найти. И тут он вспоминает. Билеты! Он же каждый раз брал с подноса Сяо Чжаня золотой билет с названием станции, где они останавливались. Ван Ибо как ошпаренный слетает с кровати, путаясь в простынях, и принимается рыться в рюкзаке, который таскает с собой повсюду. Он потрошит содержимое, выворачивает рюкзак наизнанку и, не обнаружив искомое, принимается за одежду. Ибо смутно помнит во что был одет, поэтому на всякий случай перебирает весь свой гардероб, находит в старой куртке давно утерянные наушники и пару юаней, но билетов нигде нет. Неужели он оба раза их выкидывал? С его-то привычкой засовывать в карманы всякий мусор, вроде оберток от леденцов и рекламных листовок, которые потом приходится оттуда выгребать? Ибо обессиленно падает обратно на постель. На душе скребутся кошки. Внезапно накатывает жуткая усталость, веки начинают слипаться, хотя только несколько минут назад в крови кипел адреналин и сна не было ни в одном глазу. Так он и засыпает, погрузившись в мрачные мысли.

✧ ✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧

С возвращением воспоминаний нападает такая жуткая тоска, что он не может сосредоточиться ни на одной задаче, постоянно витая в облаках. Эффект незавершенного действия преследует, не позволяя думать ни о чем другом. Ибо настолько зацикливается в своих мыслях, что порой забывает даже о еде. Он пытается понять, каким образом он мог забыть Сяо Чжаня, почему во время их встреч ни разу не спросил его ни о чем, что могло дать хоть какой-то ориентир для его поиска, и почему Сяо Чжань сам никак не попытался дать Ибо подсказку, где и как его найти. Чем больше он думает об этом, тем тяжелее становится. Под глазами залегают темные круги, и даже тренировки не спасают от бесконечной рефлексии. Танцы, всегда бывшие отдушиной для Ибо, неизбежно приводят к тому, что Ибо еще сильнее закапывается в себя, вспоминая ту самую крышу и Сяо Чжаня, пожирающего его глазами. По итогу вся группа чувствует его настроение и косяков становится все больше. Ибо бесится, но ничего не может с этим поделать. Ван Ибо вваливается в электричку, возвращаясь домой после очередного неудавшегося занятия, и без сил падает на свое излюбленное место. Ужасно хочется спать, но он знает, что, добравшись до дома, не сможет уснуть до самого утра. Ибо закрывает глаза и откидывает голову на сидение в надежде урвать хотя бы полчаса сна, но слух улавливает чужие шаги. На соседнее место кто-то опускается, и Ибо раздраженно разлепляет веки, чтобы взглянуть, кому не хватило места в пустой электричке, что он или она решили сесть рядом с ним. Ибо едва сдерживается, чтобы не закричать, когда видит перед собой до боли знакомое лицо. Сяо Чжань. Все такой же красивый, каким Ибо его помнит. Только в этот раз он почему-то не улыбается. - Чжань-гэ! – Ибо вскидывается, в последний момент останавливая себя, чтобы не вцепиться в руку Сяо Чжаня. Сяо Чжань хмурится и ничего не отвечает, заставляя Ибо нервничать. - Чжань-гэ, где ты был? Я так хотел найти тебя, но у меня не было ни одной зацепки, где тебя искать. Я пытался вспомнить хотя бы название той станции, где мы останавливались, но оно вылетело у меня из головы… Он с трудом прерывает себя, не озвучивая главный вопрос, который так и норовит сорваться с губ. “Почему ты бросил меня?” - Ибо, послушай, – Сяо Чжань тяжело вздыхает. – Ты не должен был вспоминать. Что-то пошло не так. Прежде чем Ибо успевает открыть рот, Сяо Чжань продолжает: - Ты должен перестать искать меня. Обе наши встречи были плодом твоего воображения. Разве тебе не показалось странным, что по утрам ты не мог вспомнить, как добрался домой? Это потому что ты в этот момент уже спал в своей постели. - Но как же… – Ибо недоверчиво смотрит на Сяо Чжаня. Плод воображения? Не может этого быть. Вот же он, сидит прямо перед ним – только руку протяни и коснешься мягкой ворсистой ткани униформы. - Это всего лишь сон, Ибо. Тебе нужно сосредоточиться на собственной жизни, а не растрачивать себя на поиски того, кто даже не существует в твоем мире. Я был призван, чтобы помочь, а не загнать тебя в еще бо́льшую пучину отчаяния. - П-призван? – растерянно спрашивает Ибо. Губы Сяо Чжаня трогает грустная улыбка. Он выдерживает паузу, прежде чем начать говорить снова. Он рассказывает Ибо о проводниках – существах, что являются к тем, кто потерял себя и стал жертвой неблагоприятных обстоятельств. Проводники проникают в сны к заблудшим душам и помогают снова ощутить вкус жизни, ненавязчиво наставляя на верный путь. Добившись поставленной цели, проводники исчезают, полностью стирая воспоминания о себе из памяти подопечного. В этом весь смысл – позволить человеку думать, что он справился сам. Ибо не может поверить своим ушам. Он всегда был агностиком, так что поверить в существование высших сил и магии оказывается нелегко. Сяо Чжань продолжает говорить о том, что произошла какая-то ошибка, и воспоминания не должны были вернуться, но Ибо не вслушивается. Его мысли занимает лишь один вопрос. - Ты хочешь сказать, что тебя на самом деле не существует? – спрашивает Ибо слабым голосом. - Я… – Сяо Чжань замолкает, пытаясь подобрать слова. – Я существую лишь в твоем подсознании, Ибо. Это действительно сложно объяснить, и я не хочу забивать тебе голову тем, как устроена эта магия, но если ты хочешь знать существую ли я в реальности, то ответ “нет”. Картинка в голове Ибо постепенно начинает складываться. Так вот почему Сяо Чжань казался настолько идеальным, практически нереальным. Он должен был догадаться, что такие люди просто не могут существовать в реальности. И эта станция… Не зря он не мог вспомнить ее название и найти на карте. Его мозг выдумал эту станцию, этот город, по которому они гуляли. А Сяо Чжань… магическое существо из снов, призванное помочь ему разобраться в себе. - Я не знаю, почему твое подсознание вернуло стертую память, но ты должен отпустить меня. Я не буду стирать воспоминания об этой нашей встрече, если ты пообещаешь мне, что не станешь совершать глупости. Прошу тебя, Ибо, ты должен жить своей жизнью и наслаждаться ей, а не зацикливаться на снах. Тебя ждет прекрасное будущее, если ты приложишь к этому усилия. Сяо Чжань тянется к руке Ибо и обхватывает своими теплыми пальцами его ладонь, мягко пожимая ее. От его полного нежности взгляда у Ван Ибо скручивает внутренности. И как Сяо Чжань предлагает забыть об этом? Забыть это лицо, этот голос, эту ласковую улыбку? Из горла Ибо вырывается нервный смешок. Он, кажется, умудрился по-настоящему влюбиться в создание из своих снов. - В этот раз мне позволили прийти к тебе, но, боюсь, это последний раз. Поэтому я прошу тебя больше не пытаться меня вызвать или каким-то образом найти. Иначе ты можешь сойти с ума и потеряться в мире снов навсегда. Ибо молчит. Он чувствует, как голова становится тяжелой, а перед глазами начинает рябить. Сяо Чжань отпускает его руку, и осторожно гладит по светлым волосам. На грани ускользающего сознания Ибо слышит тихий шепот: - Спи, маленький львенок. И прощай.

✧ ✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧

Ван Ибо проводит пару дней дома, заперевшись в своей комнате и соврав родителям, что плохо себя чувствует. Или не совсем соврав. Самочувствие и правда поганое, разве что это никак не связано с физическим здоровьем. Принять тот факт, что Сяо Чжань ему всего лишь приснился оказывается очень сложно, но Ибо заставляет себя, помня его просьбу. Жить своей жизнью и наслаждаться ей. Стремиться вперед и добиваться успеха. Научиться летать так высоко, как другие и не осмеливаются. Время идет и жизнь постепенно возвращается на круги своя. Воспоминания иногда накатывают волнами, но Ибо учится относиться к ним с ностальгией, как к жизненному опыту, который ему довелось испытать. Он учится жить настоящим и думать о том, что ждет впереди. И со временем перестает бояться вспоминать. Заканчивается весна, и за ней наступает жаркое лето. Ибо продолжает ездить в город на тренировки, с удовольствием наблюдая, как его команда делает успехи. В один из дней кто-то из ребят приносит распечатанное объявление о танцевальном конкурсе от Пекинского университета изящных искусств, победителям которого будут предоставлены гранты на обучение. Подать заявку могут все желающие, отправив видео на электронную почту, указанную в объявлении. Прошедшие предварительный этап будут приглашены на отборочные, которые будут проводиться в разных городах страны, после чего избранные команды или сольные исполнители примут участие в финальном отборе, выступив перед комиссией в Пекине. Большинство ребят из команды еще школьники, как и сам Ибо, так что они с большим энтузиазмом обсуждают перспективы, которые этот конкурс может для них открыть. На отправку видео у них есть еще пара недель, после чего в середине июля состоится отборочный тур. Ближайший к ним город, где будет проводиться первый очный этап, – Ухань. А потом, если они пройдут дальше, в августе смогут поехать в Пекин и побороться за право получить грант. Из десяти человек в группе на авантюру соглашаются шестеро, включая Ван Ибо. Поначалу Ибо относится к этой затее скептично. Они не профессионалы, у них даже нет нормального хореографа, который учил бы их танцевать. Но с другой стороны, почему бы не попробовать? Ничего плохого ведь не случится, если они попытаются и отправят заявку. Вдруг повезет? И невероятным образом им везет. Через две недели после отправки заявки на электронную почту Гао Фэна приходит официальное письмо с приглашением на отборочный этап. Воодушевленная команда принимается за подготовку, увеличив количество и интенсивность тренировок. Ван Ибо про себя отмечает, что ребята сильно изменились с тех пор, как он пришел в их группу. У них появилась цель и настоящее желание развиваться в танцевальном направлении. Конечно, пара человек за это время вышла из состава команды, но самые стойкие и упорные остались. И Ибо искренне ими гордится. Как лидер, Ибо с большой ответственностью подходит к выбору хореографии для отборочного этапа. Замахиваться на что-то слишком сложное в исполнении будет рискованно, лучше сосредоточиться на том, чтобы в полной мере показать себя и то, что они умеют. Он тратит пару дней, даже остается в студии на ночь, перебирая все имеющиеся номера и придумывая, что можно в них добавить. И его усилия не проходят даром. Команда отлично показывает себя в Ухане, Ибо чувствует это сам и видит по реакции судей. Остается только дождаться их вердикта, и, возможно, они станут на шаг ближе к шансу получить грант на обучение в самой престижной танцевальной академии Пекина. Вернувшись из Уханя, Ибо обсуждает это с родителями. Ему немного неловко, потому что он знает, что финансовое положение их семьи все еще не слишком хорошее, но родители убеждают его, что ему не стоит об этом волноваться. Они с готовностью поддерживают сына, безмерно радуясь, что он наконец-то нашел стезю, по которой хочет двигаться в будущем. Долгожданное приглашение на финальный этап в Пекине приходит ровно в день рождения Ибо, и это буквально лучший подарок, о котором он смел мечтать на свое семнадцатилетие. Они всей командой празднуют это событие в хого-ресторане, возбужденно обсуждая на какое направление они пойдут, если получат грант. Все прекрасно понимают, что в финале, даже если они выступают командой, судить будут каждого по отдельности, и гранты могут получить не все. Но каждый из ребят торжественно обещает, что даже если из них пройдет кто-то один, – очень прозрачно намекая на Ван Ибо, – то все остальные обязательно поддержат и от всей души будут рады за него. Ибо чувствует себя настолько счастливым, что в конце вечера даже позволяет утянуть себя в групповые объятия, хотя обычно отказывается от подобных вещей, ссылаясь на то, что не любит, когда его трогают. Вся команда пребывает в нервном возбуждении. Они добираются до Пекина на самолете за день до финала, чтобы успеть отдохнуть и набраться сил перед решающим выступлением. Столица встречает их шумом машин, толпами туристов и пестрящей повсюду рекламой. Кроме Ибо, никто из ребят никогда не бывал в мегаполисах, а потому они во все глаза таращатся по сторонам. Вечером они решают съездить к зданию университета, где будет проводиться соревнование, чтобы следующим утром в панике не рыскать по округе в поисках входа. Ребята спускаются в метро и заходят в поезд, непрерывно галдя и сверяясь с картой. Ибо ощущает себя мамой-уткой, постоянно следя за тем, чтобы никто из команды не потерялся. Конечно, они в любой момент смогут найтись, благо смартфоны с работающим интернетом есть у всех, но все-таки бегать по Пекину, разыскивая заблудившихся сокомандников ему не хочется. Блуждая взглядом по вагону, Ибо вдруг замечает знакомое лицо. Сердце начинает биться где-то в горле, когда он осознает, кого именно он видит. Сяо Чжань. Это точно он, ошибки быть не может. Правда одет он по-другому, – в темные брюки и голубую рубашку, – но это лицо Ибо узнает из миллиона. Но как? Чжань-гэ ведь говорил, что его не существует в реальности. Тогда кто этот человек, что сидит, уткнувшись в телефон, в паре метров от Ибо? Ван Ибо не дает себе времени подумать, и, предупредив ребят, что он будет поблизости, протискивается между пассажирами ближе к тому месту, где сидит мужчина из его снов. - Сяо Чжань, – громко и отчетливо произносит Ибо, становясь прямо над ним. Он вдруг вспоминает их первую встречу, когда Сяо Чжань точно так же навис над сидящим в электричке Ван Ибо. Мужчина дергается, поднимая голову, и неподдельное удивление, написанное на его лице, дает Ибо понять, что он не ошибся. Перед ним действительно Сяо Чжань. - Чжань-гэ, – уже тише говорит Ибо, чувствуя как в уголках глаз скапливаются непрошенные слезы. – Это же ты, правда? Ты настоящий? Или это снова сон? - Ван Ибо, – Сяо Чжань выглядит до крайности растерянным, продолжая всматриваться в лицо Ибо. – Что ты здесь делаешь? - Это ты мне скажи, – хмурится Ибо. – Ты же говорил, что больше не придешь в мои сны. - О Небо, – Сяо Чжань нервно смеется, закрывая лицо ладонями. – Это не сон, Ибо. Ты не спишь. - Так значит ты соврал мне, сказав, что не существуешь? – Ибо повышает голос, не задумываясь, насколько странным может показаться их диалог стоящим вокруг людям. - Тише, прошу тебя, – Сяо Чжань морщится, оглядываясь по сторонам. – Я объясню тебе, только не здесь. Как ты оказался в Пекине? - Здесь проводится финал танцевального конкурса на бесплатное обучение в Пекинском университете. Мы с командой прошли все отборочные и приехали сюда. - Ого! Поздравляю вас! – Сяо Чжань ярко улыбается, и у Ибо от этой улыбки снова начинает болеть сердце. А он то думал, что уже пережил это. – И когда финал? - Завтра. Мы под десятым номером, так что, скорее всего, успеем выступить в первой половине дня. - Хорошо, а когда вы уезжаете? - У нас самолет рано утром на следующий день, – на автомате отвечает Ибо. Он никак не может отделаться от шока, потому плохо соображает. – А что? - Ты… не хочешь увидеться завтра вечером? – как-то неуверенно спрашивает Сяо Чжань. – Раз уж мы встретились вот так, в огромном многомиллионном городе, должно быть это судьба. - Я все еще не могу поверить, что это правда ты, – внезапно даже для самого себя признается Ибо. – Мне так много времени потребовалось, чтобы убедить себя в том, что ты мне просто приснился. И вот, когда я окончательно смирился с этим и стал жить дальше, я встречаю тебя. Живого. Настоящего, из плоти и крови. И, кстати, снова в поезде, пусть и немного другом. Тебе не кажется это странным? Потому что мне – да. - Ох, Ибо, – Сяо Чжань качает головой. – Я и сам не могу в это поверить, если честно. - Дай мне свой Вичат, быстро, – не терпящим возражений тоном говорит Ибо, вытаскивая телефон. – В этот раз я не дам тебе так просто бросить меня. - Ух ты, маленький лев показывает зубки, – наигранно восклицает Сяо Чжань, покорно доставая телефон из кармана. Отсканировав код с телефона Сяо Чжаня и дождавшись, пока тот примет его запрос на добавление в контакты, Ибо слегка успокаивается. По крайней мере, теперь у него есть доказательство, что Сяо Чжань существует, и он не сошел с ума. И в этот момент его кто-то трогает за плечо. - Ибо? Нам выходить на следующей, ты где застрял? – спрашивает Ян Кай. – А это кто? - Старый знакомый, – пожимает плечами Ибо и снова оборачивается на Сяо Чжаня. – Тогда увидимся завтра, Чжань-гэ? Ты должен мне объяснение. И ужин. - Может тебе еще букет цветов принести? – смеется Сяо Чжань. - Зависит от того, как мы выступим в финале, – ухмыляется Ван Ибо, чувствуя как его за рукав тянут к выходу. - Как скажешь! – Сяо Чжань машет ему рукой, когда поезд начинает тормозить, приближаясь к станции. – Удачи завтра! Выйдя из вагона метро, Ибо первым делом несколько раз щипает себя за руку, а потом открывает Вичат и проверяет контакты на наличие аккаунта Сяо Чжаня. Да, вот он. “Xiao Zhan Daytoy”. И на фотографии профиля его лицо. Не сон. Неужели и правда не сон? Уже ночью он долго не может уснуть, ворочаясь на жесткой постели гостиничного номера, снова и снова открывая Вичат и вглядываясь в фотографию Сяо Чжаня на аватарке, но почему-то не решается открыть чат и написать ему что-нибудь. В половине первого ночи он все-таки откладывает телефон на прикроватную тумбу, как вдруг тот вибрирует, уведомляя о новом входящем сообщении. Кто может ему писать так поздно? С родителями они пожелали друг другу спокойной ночи еще два часа назад. Дрожащими руками Ибо снова хватается за телефон и еле сдерживает крик, чтобы не разбудить спящих соседей, когда видит, что сообщение от Сяо Чжаня. Xiao Zhan Daytoy: Надеюсь, ты уже спишь и увидишь это сообщение завтра утром. Хотел еще раз пожелать тебе и твоей команде удачи. Уверен, вы всех там уделаете и не оставите судей равнодушными. Буду держать за тебя кулачки! Напиши мне, когда освободишься. Ибо раз за разом перечитывает сообщение, пока от усталости не начинают слезиться глаза, а потом пишет ответ: NTNSLeo: Спасибо, Чжань-гэ. И не забудь про букет! ;) Сяо Чжань отвечает буквально через полминуты. Xiao Zhan Daytoy: Это что такое? А ну брысь спать! 😡 NTNSLeo: Уже ушел~~ Ибо тихо хихикает и откладывает телефон обратно на тумбу. Он не помнит, как засыпает, а утром его захватывает всеобщая суматоха, и он выбрасывает из головы мысли о Сяо Чжане, полностью сосредотачиваясь на конкурсе. Они приезжают на место заранее и им даже разрешают порепетировать в маленькой зеркальной студии, пока они ждут своей очереди. Видно, что ребята переживают, да и сам Ибо волнуется не меньше, но результаты финального прогона оставляют его довольным. Они справятся. NTNSLeo: Чжань-гэ, мы сделали это! Не знаю, что решат судьи, но, мне кажется, они остались под впечатлением. Xiao Zhan Daytoy: Я в тебе не сомневался! Я заканчиваю работать в пять, встретимся у кафе в 5:30? Сейчас скину геолокацию. *Xiao Zhan Daytoy поделился отметкой на карте* NTNSLeo: Принято. Буду ждать тебя, Чжань-гэ. Ровно в половину шестого Ибо стоит неподалеку от входа в кафе. Он нервно теребит прядь осветленных волос, по непонятным ему самому причинам волнуясь даже сильнее, чем перед выступлением несколько часов назад. Через пару минут он слышит приближающиеся шаги. Сяо Чжань выглядит великолепно, как и всегда. Ибо все еще немного непривычно видеть его в обычной одежде, а не в красной униформе проводника поезда, но он честно старается привыкнуть. Как и к мысли, что Сяо Чжань существует. В руках Сяо Чжаня Ибо замечает небольшой букет, и, конечно же, это пионы. Белые. Ван Ибо смеется и слегка пихает Сяо Чжаня в плечо, когда тот чересчур торжественно протягивает ему цветы. Они заходят в кафе, садятся за свободный стол и делают заказ, а когда официант отходит от них, Ибо упирается локтями в стол, кладет подбородок на скрещенные пальцы и всем своим видом показывает Сяо Чжаню, что ждет от него объяснений. Сяо Чжань замечает его взгляд и обреченно вздыхает, прежде чем начать говорить. - Ты же помнишь мой рассказ про проводников? Все, что я тогда сказал, – правда. Ну, почти все. Кроме того, что мы не существуем в реальности, – начинает Сяо Чжань, нервно теребя край салфетки. - Допустим, – кивает Ибо. – Но почему ты соврал об этом? - Я не мог сказать правду, Ибо, – грустно улыбается Сяо Чжань. – Таковы правила. Я ведь говорил тебе, мы помогаем людям, после чего стираем все воспоминания о себе. Я до сих пор не знаю почему на тебе это не сработало, но так не должно было произойти. Нужно было что-то делать. Я не мог снова стереть твои воспоминания, потому что повторное вмешательство могло повредить твое сознание, но я должен каким-то образом вернуть тебя в реальность. - И поэтому ты решил сказать, что ты не существуешь. - Да. Это был единственный способ, пойми меня. Мы призваны помочь другим найти свой собственный путь, а не внушить навязчивую идею найти нас среди нескольких миллиардов людей на всей планете. А если бы я жил не в Китае, Ибо? Наша встреча в реальном мире это чудесное стечение обстоятельств, в которое я и сам с трудом могу поверить. Ибо задумчиво молчит, пытаясь переварить информацию. Сяо Чжань, тем временем продолжает: - Я правда не мог рассказать тебе. Если бы я сказал, что вот он я, существую, живу в Пекине по такому-то адресу и держу здесь свою дизайнерскую студию, смог бы ты сосредоточиться на своей жизни? Или держал бы в голове мысль о том, как бы найти меня здесь? - А что плохого в том, что я бы нашел тебя? – раздраженно спрашивает Ибо. – Ты не хотел, чтобы я тебя искал? - Я не хотел, чтобы в поисках меня ты потерял себя, Ибо. Ты чудесный человек, самый удивительный из всех, кого мне доводилось встречать, и я очень рад, что судьба распорядилась так, что мы все-таки встретились в реальном мире. Но я не мог рисковать. Им приносят еду и какое-то время они молча едят. Ибо обдумывает все сказанное Сяо Чжанем и понимает, что не злится на него. Пусть он не до конца понимает всю эту муть с проводниками и их странными правилами, но и черт с ним. Главное, что вот он, Сяо Чжань. Сидит перед ним. Не призрак из сна, а самый что ни на есть настоящий. А в телефоне есть его номер, на который он может написать или даже позвонить. - Ну хорошо, – наконец говорит Ибо, нарушая затянувшуюся тишину. – И что теперь? - Что теперь? – Сяо Чжань вскидывает выразительные брови. – Теперь все зависит от нас, Ибо. Если ты захочешь продолжить общение, то я с радостью на это соглашусь. Если честно, то я бы очень хотел еще раз посмотреть на то, как ты танцуешь. Ибо прячет улыбку за стаканом воды, оставаясь довольным ответом Сяо Чжаня. После ужина Сяо Чжань провожает его до гостиницы, в которой они остановились с командой. И прежде чем он разворачивается, чтобы уйти, Ибо тянет его за угол здания и, крепко зажмурившись, тянется к его лицу. Поцелуй получается смазанным и ужасно неловким – Ван Ибо промахивается мимо рта, попадая куда-то в подбородок, и уже хочет провалиться сквозь землю от стыда, когда чувствует как щеки касается теплая рука, а после – легкое нежное прикосновение чужих губ к губам. И это лучшее, что с ним когда-либо происходило. Сяо Чжань целует мягко, почти невесомо, но сердце Ибо заходится так, что, кажется, вот-вот взорвется от переполняющих эмоций. Ван Ибо не может заставить себя посмотреть Чжань-гэ в глаза, потому утыкается ему в плечо, не в силах справиться со смущением. Сяо Чжань тихо смеется, обнимая его за плечи одной рукой, а второй ласково поглаживая по макушке, расчесывая пальцами светлые волосы. Они стоят так пару минут, пока Ибо приходит в себя, вдыхая приятный успокаивающий запах Сяо Чжаня. Пахнет он и вправду божественно, как Ибо и запомнил тогда во сне. Когда они наконец отрываются друг от друга и прощаются, Ибо как во сне, – если такое сравнение вообще подходит, учитывая все обстоятельства, – наблюдает, как Сяо Чжань скрывается за поворотом. А вернувшись в номер, первым делом просит на ресепшене вазу для цветов, а потом сразу же открывает чат. NTNSLeo: Чжань-гэ Xiao Zhan Daytoy: Да, Ибо? NTNSLeo: Просто хотел сказать “спасибо” Xiao Zhan Daytoy: ? За что? NTNSLeo: За то, что ты существуешь.

fin.

✧ ✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧✦ ✧ ✦ ✧ ✦ ✧

Бонус: В последний день лета Ибо звонят из приемной комиссии Пекинского университета изящных искусств и сообщают, что в следующем году в июле ждут его документы об окончании старшей школы, а в сентябре – его самого на вступительной церемонии. От счастья Ибо прыгает почти до потолка, после чего первым делом звонит Сяо Чжаню, чтобы сообщить ему радостную новость. Сяо Чжань засыпает его поздравлениями и говорит, что если Ибо вдруг не захочет жить в общежитии, то у него в квартире всегда найдется место для одного маленького львенка. Конечно, при условии, что он не будет драться с его кошкой за территорию. Ибо притворно рычит в трубку, улыбаясь, когда слышит заливистый смех Сяо Чжаня. Его распирает от эмоций и ужасно хочется броситься Чжань-гэ на шею прямо сейчас, но с этим придется немного повременить. Сяо Чжань зовет Ван Ибо приехать в Пекин на праздники в октябре, и сам обещает приезжать в Ичан на выходные так часто, насколько позволит работа и кошелек. Год кажется внушительным сроком, но Ван Ибо готов подождать. Еще месяц назад он был уверен, что Сяо Чжань – лишь плод его фантазий. А теперь он может писать ему когда захочется, созваниваться по видеосвязи, и иногда даже видеться с ним вживую. А через год, когда он переедет в Пекин, сможет видеть его, трогать и даже целовать, сколько душе угодно.
Примечания:
* Название станции - 宿愿 (sùyuàn) – заветное желание

Цитата эпиграфа из песни группы Мельница - Марсианский Экспресс

Я чувствую, что мне есть о чем ещё рассказать в рамках этой AU, так что, вполне вероятно, у этой работы появится сиквел.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Xiao Zhan"

Ещё по фэндому "Wang Yibo"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты