Ты стала моим светом в непроглядной тьме

Гет
NC-17
В процессе
2
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 9 страниц, 1 часть
Описание:
Да, он бежал. Резко встал со скамейки и бросился на утёк. Кажется, друзья кричали что-то в след. Даже Нотт, с которым у Малфоя были какие-то незначительные конфликты. Но всё равно, он вроде что-то бросил ему в след, он не понял. Просто бежал, не разбирая дороги. Желая поскорее где-нибудь укрыться и не вылезать оттуда до конца своих дней. Подальше от этих пожирающих смешанными чувствами ненависти и сожаления глаз.
Посвящение:
Спустя моё долгое отсутствие, я вновь прихожу к вам с новым фиком. Да, вот так быстро перескочила с драббла на макси. Надеюсь что эта работа вам понравится, но думаю что писать её буду долго. Посмотрим, кто продержится со мной до конца :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Боль утраты

Настройки текста
Примечания:
Боюсь браться за такую громадную работу как макси, но посмотрим что из этого выйдет.
Только отдернув голову от подушки, Малфой понял — день будет ужасным. Встал, прошел к ванной комнате, махнул рукой бодрому как и всегда Забини, и отправился прямиков в душ. Попытался губкой смыть с себя поганое настроение, но оно не желало сдираться с белоснежной кожи. Выключил кран, шагнул к раковине, лениво взял в руки щётку и выдавил пасту. Почистил зубы, закрыл кран. Мятное послевкусие осталось во рту, но оно будто делало настроение ещё паршивее. Эта приторная сладость засела глубоко в горле, въелась в язык, в ровные белые зубы. Нужно было как можно скорее позавтракать, чтобы избавиться от этого мерзкого сладкого вкуса. В миг очутившись в Большом зале, всю дорогу смотря куда-то сквозь учеников, слоняющихся тут и там, первокурсников, шараховшихся от него и похотливых старшеклассников, жмущихся по углам и жадно целующихся взасос, Драко опустился мягким местом на скамью за стол безымянного факультета. Таковым его окрестила МакГонагалл, новый деректор Хогвартса, занявший пост после окончания войны. После неё не многие остались доучиваться и покинули школу. Из-за этого учеников, которые всё же решили продолжить обучение, объеденили в общий факультет. Бывший слизеринец сел за стол рядом с Забини, (который в свою очередь сидел рядом с Паркинсон), напротив Золотой троицы и хмуро уставился во фруктовую тарелку, попавшуюся ему на глаза. –Что это с ним сегодня? , –шепнул Рон Гермионе на ухо так, что никто, кроме Драко, не смог услышать. Гермиона лишь неоднозначно повела плечом, на что Драко невольно сморщился. Мало того, что все теперь косо смотрели на бывшего пожирателя, чудом не попавшего в Азкабан (заслуга оправдавшей его Гермионы), так теперь ещё перешёптывались о его мрачном настроении прямо у него под носом. Будто бы он был глухой или не имел способности здраво мыслить. Драко лишь сделал вид, что не услышал о чём они говорят. У него просто не было настроения сейчас ссориться с кем бы то ни было. Постаравшись сделать как можно более спокойное и ничего не выражающее лицо, Малфой принялся за завтрак. Кто-то продолжал на него странно коситься, но большинство наконец уткнулось в свои тарелки. –Друг, с тобой всё в порядке? –Блейз как всегда лез куда не нужно. Однако он волновался за него, это было видно и даже тупому понятно, но это излишнее опекунство над ним Драко немного подбешивало. Но он старался не показывать виду. –Всё хорошо, я даже больше скажу, всё отлично! Пришлось выдавить из себя натянутую улыбку, как бы показывая «смотри, я впорядке, у меня всё путем», вот только это не являлось правдой. Спорить с ним Забини не пытался. Зная Малфоя, он мог выкинуть всё что угодно, поэтому лезть к нему не особо хотелось. Ковыряя вилкой яичницу и невидящим взглядом уставившись куда-то сквозь тарелку, Драко Малфой действовал Гермионе на нервы. Ну что с ним сегодня? Сливается с осенью, такой же хмурый и тусклый. А еще похоже злой. Стоит его только вывести, как он тебя по кусочкам покромсает и глазом не моргнет. У него точно что-то случилось, и Гермиона была намерена узнать что. Хоть её до последнего не интересовало его состояние, но сейчас, после того случая в суде, ошеломившего самого Малфоя, уже ничего не удивляло больше Гермиону Грейнджер. С мыслей её сбил Гарри. –А я тебе говорю, что тогда победили БОЛГАРЦЫ. Не путай, пожалуйста, 1994 и 1996, — особо громко настаивал он другу. –Я ПУТАЮ?! Да ты с ума сошёл, я все матчи знаю наизусть. И я точно помню, что в 1996 победили ИРЛАНДЦЫ. Не веришь мне, так спроси у кого хочешь, тебе сразу ответят. –Поттер прав, Уизли. В девяносто шестом победили болгарцы, –мрачно, спокойным тоном сказал Драко. Рон зло уставился на Малфоя. –Вот видишь, Рон. Даже Хорёк тебе говорит, –победоносно поднял он к верху голову. Гермиона взглянула на Драко. Он был всё таким же вялым, подавленным. Таким она его ещё не видела. На душе стало так тоскливо, эта всепоглощающая печаль, исходившая от него, смогла со всей силы за волосы затянуть её в эту тошнотворную пучину. Она беспомощно барахталась в ней, пыталась вытянуть Малфоя, уже шедшего ко дну. Противно вздрогнув, будто отряхиваясь от чего-то мерзкого, Гермиона помотала головой. Гарри удалось уловить это смятение, отразивщееся в её лице. –Всё нормально, Герми? Ты выглядишь растеряной. Гермиона взглянула на него, без единой эмоции на лице, как-либо выражающей её состояние. –Да, всё хорошо. Я сегодня не выспалась, и голова болит. Я наверное пойду в гостиную. Уроки всё равно только после обеда начнутся. Поттер с сочувствием посмотрел на девушку. –Конечно иди. Грейнджер попыталась выдавить слабую, какую-никакую, но улыбку. У неё это с трудом получилось. *** Из последних сил гриффиндорка тащилась к ванной комнате чтобы умыться и смыть с себя усталость. В гостиной она нашла какую-то парочку и решила им не мешать. Остановившись на полпути, Гермиона услышала громкие всхлипы. Судя по всему, они доносились из ванной комнаты мальчиков. Аккуратно спрятавшись за коллону, она принялась наблюдать. Глаза её расширились, когда она увидела Драко Малфоя, стоявшего к ней спиной, оперевшись руками о раковину и громко всхлипывая. Прикрыв рот рукой, Грейнджер наблюдала за этой картиной. Плечи его вздрагивали при каждом всхлипе. Ещё через пол минуты раздался приглушенный крик, отчего девушка невольно зажмурилась. Холод пробрал до самых конечностей. –Какое…я.....ничтожество....., –прошептал парень сквозь слёзы. Они падали горячими каплями в раковину, на холодный кафель. Малфой снял с себя жилетку, посмотрел на себя в зеркало и из его горла вырвался хрип. Полный боли, беспомощности. Ему это было нужно. Чтобы избавиться от моральной боли. Тело Гермионы покрылось мурашками. Она видела его через зеркало. Взъерошенные волосы, помятая рубашка. Красные глаза, дорожки от слёз на щеках. Руки дрожат как после большой дозы никотина. Сгорбившись, опирается о залитую слезами раковину. Включает кран, чтобы заглушить крики. Срывает горло. Опять крик. Потом стоны, наполненные болью. Приглушенный крик–сорвался. Хрип. Сует руки под струю, зачерпывает воду и брызгает себе на лицо, смывая отёчность и тупую боль в области виска. –Хочу......умереть.......пожал, –закашлялся от слёз, –уйста. И тут Гермиона не выдерживает. С губ срывается наполненный ужасом, приглушенный крик. Малфой мнгновенно оборачивается. –Кто здесь? –расстеренно спрашивает он. Она никогда не видела его таким… Быстро спрятавшись за колонну, притаилась и стала ждать дальнейшего расклада. Он медленно подошёл к колонне. Вот сейчас. Прямо сейчас. Драко её найдет. И убьет. Прямо тут. Кто-то найдет её труп и через пару недель никто про неё и не вспомнит. Хватает за руку. –Грязнокровка. Что-то кричит ей в ухо, она не слышит, шок сковал тело. А ещё масса безразличия. Ей же на него всё равно. Или нет? Зачем тогда она за ним наблюдала? Если ей нет дела. До. Него. Гермиона сама не знает. Кисть занемела. Слишком крепко сжал. Пытается вырваться. Малфой ослабляет хватку. Его взгляд, в нём казалось бы полно злобы, но какой же фальшивой и наигранной. Хоть зубы жестко сцеплены вместе, из горла вырывается злобное рычание, взгляд остаётся мягким и спокойным. –Вот что ты тут забыла, а?! –проорал он ей в самое ухо. Он потряс её за плечи, словно тряпичную куклу. Гермиона словно бы застыла, не двигалась и молча, без эмоций, тряслась под его руками. –Отвечай, –гаркнул он, и девушка будто очнулась ото сна. –Я-я… –хрипло пролепетала она, –я случайно, я не хотела, я просто шла мимо., –она не знала, что следует сказать в такой ситуации, но ей было страшно, однозначно. Если внутри она старалась держать себя под контролем, снаружи выдавала свои эмоции безпощадно, не имея желания их более скрывать и показывая свой страх. В конце концов, подумала она, ей нет смысла утаивать свои чувства после такой ошеломляющей сцены. –Не хотела значит… , –тут он не выдержал, схватив её за горло мёртвой хваткой, –я тоже не хотел бы руки марать об тебя, однако… , –он на секунду задумался, будто обдумывая, что ему за это будет, но потом всё же ослабил хватку, — я этого делать и не собираюсь. Последние слова он чуть не прошипел ей в лицо. Грейнджер с тихим охом грохнулась на кафель, когда он разжал пугающие тиски сильных рук на её горле. Она судорожно глотала воздух и щупала пальцами онемевшую шею. Когда Драко уже было собрался уходить, Грейнджер резко схватила его за руку потянула слегка на себя. Он выхватил свою руку и в недоумении уставился на неё. –Малфой… Я хотела, –она вперилась взглядом в пол, обдумывая каждое слово, –если ты конечно не возражаешь, задать тебе один вопрос. Можешь ответить на него, только честно? Парень ухмыльнулся, но ухмылка эта вышла немного измученной. –Смотря какой вопрос ты собираешься задать. Они ещё какое-то время так простояли, смотря сквозь друг друга невидящим взглядом, но после Гермиона наконец произнесла: –У тебя ведь что-то случилось, да? Что-то серьёзное. Ты бы не стал плакать по пустякам. Ты вообще никогда не плачешь. Драко вздрогнул, не понятно, что в её словах смогло его так взбудоражить, однако ответил: –Да, Грейнджер. Ещё как произошло. И скоро об этом происшествии будет говорить вся Магическая Британия. Так что ты скоро сама всё узнаешь из Ежедневного Пророка, дай уже пройти, –он грубо оттолкнул её, расчищая себе путь, но она загородила проход, всем своим видом показывая, что он никуда не пройдёт, пока не ответит на все её занудные вопросы. –Ну чего тебе еще надо? Я уже сказал то, что ты так хотела услышать. А теперь с дороги, –он попытался её толкнуть, но она оказалась сильнее, чем он думал, и даже не сдвинулась с места. –Я хочу знать. Хочу знать это от тебя. –От меня? Какая честь! Только вот я тебе ничего не скажу, –его губы скривились в усмешке. Гермиона распологающим доверием взглядом посмотрела на него, и что-то кольнуло у него в сердце. Малфой всё же произнёс: –Вчера убили моего отца. Девушка ахнула и неверяще раскрыла глаза. Он лишь неопределённо пожал плечами и глубоко выдохнул. Его словно бы не удивлял такой расклад, хотя он и был сильно напряжён. –Мне очень жаль. Если я могу что-то сделать для тебя и твоей семьи, я., –он прервал её на полуслове. –Не нужно ничего делать. Нам ничего от тебя не нужно, Грейнджер. Ты и так много сделала для меня, когда вытащила из суда, а так же твой друг Поттер, который спас меня в Выручай-комнате. Ваша троица может просто отстать от меня, так будет нам всем легче. Гермиона поморщилась, но всё же кивнула. Отошла в сторону, давая ему дорогу. Взглядом проследила за удаляющимся Драко, подождала немного и тоже вышла из ванной. И всё-таки странные они, эти Малфои. *** Малфой заперся в своей комнате и не выходил оттуда до самого обеда. Думал о том, что этого могло бы и не случится, если бы отец не принял решения сбежать. Потом подумал о том, что в письме наверняка наврали и отец ни за что бы даже не предпринял такой попытки, сам ведь знал, на что способны дементоры. И всё же его не покидала мысль, что не попади Люциус Малфой в злосчастный Азкабан, был бы жив и здоров, было бы к кому приезжать на зимние каникулы, с кем обсуждать квидич и прочую ерунду, которую он так любил. Сейчас Драко даже не пытался снова попасть в команду, ему ничего не хотелось, просто рыдать в одиночестве. На обеде Драко всё так же упрямо вдуплял в тарелку, не жалея даже взглянуть на своих друзей. Они в свою очередь были немного озадачены таким его поведением, однако не лезли. Только вездесущий Забини пару раз таки упрекнул его в излишнем унынии и молчаливости. Лишь Гермиона сочувствующим взглядом пялилась на него половину обеда. Она толком не знала, как его вообще можно поддержать, поэтому сочла верным просто молча ему сопереживать с грустным видом, передавая по воздуху своё тошнотворное сочувствие, которое Драко к хуям не сдалось. Пока никто не спешил расходиться, все мирно ели за столами, и в Большой Зал сквозь стеклянное окно в потолке стали залетать совы. Филин Малфоя тоже прилетел к нему одним из первых. Получив газеты и письма, с разных столов доносились вздохи, откуда облегчения, откуда сочувствия. В Ежедневном Пророке, на первой полосе, большими печатными буквами красовалась статья: ВЧЕРА ПРИ ПОПЫТКЕ ПОБЕГА ИЗ АЗКАБАНА БЫЛ УБИТ ЛЮЦИУС МАЛФОЙ. И фотография отца Драко. Парень в ярости швырнул в какого-то когтевранца клочки газеты, от которых последний не успел увернуться. Малфой припал лицом к ладоням, зарывшись ими в мягкие волосы. Рука Блейза утешающе опустилась на плечо. Пэнси перегнулась через парня и в утешающем жесте слегка приобняла друга за талию. Драко ни на что не реагировал, просто молча сидел и теребил платиновые локоны. Он всё также ощущал на себе пристальный взгляд карих глаз, сверливший спину. И не только их. Все взгляды до единого были обращены на него. Запуганного маленького мальчика, словно бы оказавшемся в далёком детстве, когда его отец бесщадно бил его железной тростью и называя последней скотиной за мельчайшую провинность и своевольность. Теперь же он возмужал, стал настоящим парнем, крепким, здоровым, способным за себя постоять. Но сейчас он не смог. Сбежал, как последний трус. Да, он бежал. Резко встал со скамейки и бросился на утёк. Кажется, друзья кричали что-то в след. Даже Нотт, с которым у Малфоя были какие-то незначительные конфликты. Но всё равно, он вроде что-то бросил ему в след, он не понял. Просто бежал, не разбирая дороги. Желая поскорее где-нибудь укрыться и не вылезать оттуда до конца своих дней. Подальше от этих пожирающих смешанными чувствами ненависти и сожаления глаз. *** Выйдя из школы, Гермиона в компании Гарри и Рона отправилась в Хогсмид. Последние осенние лучики солнца старательно грели землю. Она старалась как могла, пытаясь выкинуть Малфоя из своей головы. Он отравлял её мысли в последнее время всё чаще и чаще, и это не могло не вгонять в неконтролируемую панику. Совсем скоро все узнают об этом трагичном случае, Гарри и Рон в том числе, и тогда начнётся массовая травля. Слизеринские дружки конечно будут его поддерживать, но не все, например Миллисент Булстроуд, как слышала самолично сама Гермиона, всячески обсирала Драко за его спиной. Гриффиндорка не знала точно, знает ли об этом сам предмет ее насмешек, однако сам факт того, что даже люди, с которыми он прожил под одной крышей 7 учебных лет не только не имеют ни малейшего желания его поддерживать, так ещё и мерзко обсуждают чуть ли ни в открытую, заставлял Гермиону сочувствовать парню, понёсшему такую ужасную утрату. Страшно было бы даже представить, что несправедливо погибнуть мог и её родной отец в том числе.К примеру, если бы девушка перед поисками крестражей не наложила на него Обливэйт. В любом случае, такового не произошло, чему девушка была неимоверно рада. Гарри подбежал неожиданно, схватил её за руку и закружил в лёгком танце. –О чём задумалась? –искренне улыбнувшись, спросил друг. Гермиона тоже улыбнулась ему. Искренне. Это её немного удивило, и она сказала: –Да так, о всякой ерунде, –продолжая всё так же кружиться с ним и нелепо смеяться. Рон хохотнул, дёрнув девушку на себя и тоже немного провернул вокруг её оси. Как же всё-таки ей повезло с друзьями, думала она в тот самый момент. Дойдя до Трех Метел, держась за руки и смеясь, шутя и рассказывая нелепые истории, друзья сели за крайний столик возле окна и сделали заказ. Гермиона выглянула в окно и посмотрела на пожухлую траву, дорогу, вымощеную из камня, ларьки и пабы. Было радостно на душе. В последний раз она чувствовала такое год, а то и два назад. Трудно было сказать, с этими событиями, сломавшими многих людей, другие забывались и чувствовались какими-то жутко далёкими, находящимися в глубокой юности. За этими размышлениями им принесли сливочное пиво. Золотое трио собралось, как прежде, сладостно потягивая тёплый напиток и лениво болтая на разные темы. Никто не знал ещё, чем обернётся этот день. И только Гермиона Грейнджер примерно себе представляла, что вообще случится. И то, судя лишь по рассказам Драко. Достаточно отдохнув, троица друзей двинулась в сторону замка. Зайдя в Большой Зал, как и обычно все расселись по своим местам и начали поедать обед. Гермиона посмотрела на Малфоя и почувствовала всю его тоску. В сердце кольнуло, боль хлынула в кровь. Было жалко смотреть на него сейчас, но она смотрела. Смотрела, не отрывая глаз, словно пытала себя этим. За что она хотела себя наказать? За то что не смогла поддержать его тогда? Когда он плакал навзрыд в мальчишьем туалете и взгляд напоминал беспомощного котёнка. Так ведь она и не обязана. Не так ли? Кто он ей? Одноклассник. Ни больше, ни меньше. Она и так дала показания в его пользу в суде. Это Драко должен ей. Не Гермиона, мать вашу, Грейнджер. Не она. Но он ждал от неё чего-то. Какой-то реакции, или ей так показалось. Может он просто старался выглядеть обычным. Каким выглядел всегда. Только вот не получалось у него от слова совсем. Вглянув в его глаза, наполненные болью, сразу можно было понять — что-то тут не так. Решив таки не акцентировать на Малфое своё Грейнджерское внимание, девушка уткнулась носом в тарелку, старательно пережёвывая пищу. Сквозь гул голосов раздались другие, птичьи крики. Почта– первое что пришло на ум. Гурьбой совы и филины влетели в Большой Зал, выпуская из клювов письма, газеты и различные посылкис после чего опускаясь рядом с хозяйкой или хозяином и терпеливо ожидая угощения. Вот и её птица. Кинула на стол Ежедневный Пророк и улетела. Гермиона благодарно кивнула ей в след и опустила взгляд в газету, ахнув. На первой полосе красовалось известие о смерти Люциуса. Драко видимо уже прочёл жту статью, потому что лицо его выражало одновременно все и одновременно ничего. Лицо его сначало побледнело, потом порозовело, потом посинело, потом позеленело, потом вообще покраснело и в конечном итоге вернулось к своему привычному бледному оттенку. Ожидая, что же сейчас выкинет Малфой, девушка принялась ждать. А ждать пришлось и не долго. Через пару минут, вскочив из-за стола, слизеринец побежал прочь из Большого Зала. Когда он скрылся за дверьми, Гермиона прождала пару минут и затем тоже резко встала и пошла за ним, медленным шагом, так чтобы никто не заподозрил, что она идёт за ним. Её тут же окликнул Рон: –Куда ты, Гермиона? Лицо его выглядело озадаченым. Она поспешила бросить в след что-то типа «идите на уроки без меня, я сама приду, нужно кое-куда сходить», и парни, пожав плечами, продолжили трапезу, пока девушка ровным шагом шла по кафелю и смотрела прямо перед собой, не желая выдавать себя лишними оглядываниями на обедающих. Но никто на неё даже не смотрел. Все были заняты горячими обсуждениями по поводу Малфоев и не замечали вокруг себя ничего, кроме тарелок, бесчислинных лиц учеников, горячо о чём-то спорящих и газет, с ошеломляющей новостью на первой полосе. *** Ну и что? Ты доволен собой? Сбежал, как последний трус! Как ты мог?! Позоришь меня, как всегда,–гремел голос отца в голове парня. И пусть он умер, для Драко он всё ещё был с ним, даже после смерти его голос начал преследовать его. Это пугало, это заставляло зарыться в платиновые волосы и сквозь жгучие слёзы, давящий ком в горле называть себя последней сволочью. Он не выдержал насмешек. Раньше он всегда над всеми потешался, а когда это обернули против него же, стало невыносимо больно и обидно. Да что там, это ещё мягко сказано. Но теперь Малфой представлял себе, что чувствовали другие, когда он над ними издевался. Ему даже стало стыдно, начала грызть совесть. Неизвестно, откуда она вообще взялась, видимо тоже после смерти отца. После смерти Люциуса вообще много чего изменилось. И Драко Малфой в том числе. За спиной послышались звуки. Можно было уловить едва различимые шаги. Кому они принадлежали было до последнего непонятно. Лишь когда он увидел из тени красный галстук и юбку, всё встало на свои места. –Пришла позларадствовать? –хмыкнул парень. –Я пришла тебя поддержать. Я понимаю, как это нелегко, и что ты не хочешь казаться слабым в глазах других, поэтому просто убегаешь от насмешек. Но не лучше ли дать отпор? –Когда я в таком состоянии? Не смеши меня, Грейнджер, ты меня не понимаешь и никогда не поймёшь. Просто уйди нахуй отсюда, ты мне блять тут совсем не к месту. Поднялся ветер. На Астрономической башне сейчас было прохладно, погода испортилась, заморосил дождь. Такой противный, какой он бывает осенью. Драко отошёл ближе к Гермионе, чтобы холодные капли не намочили его. Девушка подошла ближе, и он смог отчётливо рассмотреть её лицо, ведь она теперь стояла всего в метре от него. Тёмные кудрявые волосы, карие глаза, тонкие губы, веснушки на щеках, маленькие уши, аккуратный носик. Симпатичная. О чём он только думал? Просто оценивал её, как оценивал любую потенциальную девушку. Какую нахрен девушку?! Ну да. Девушку. Просто как факт. Просто убедиться, что не подходит. Да. Она конечно неплохая, но грязных кровей. Ни за что к ней не прикоснётся. Она молчала. И он тоже молчал. В тишине рассматривали друг друга, не решаясь сказать ни слова. Наконец Драко всё же грубо произнёс: –Да свалишь ты наконец?! Гриффиндорка покачала головой. –Тебе нужна поддержка, я же вижу. –И как ты собираешься меня поддерживать, –усмехнулся он, желая услышать ответ. Даже скрестил руки на груди, в ожидании уставившись на грязнокровку. Гермиона сделала шаг вперед. Затем ещё один, и ещё. И оказалась прямо перед ним. А затем, резко прижав к себе за талию, обняла. Малфой сначала грубо выругался и попытался отстраниться, но грязнокровка лишь сильнее стиснула его в объятьях. Драко всё же перестал сопротивляться и обмяк. С глаз непроизвольно брызнули слёзы. Грейнджер начала расскачиваться из стороны в сторону, Малфой стал делать то же самое. Потом они ещё долго стояли в объятьях и просто думали каждый о своём. Через двадцать минут парень отстранился. Благодарно кивнув, он спросил: –Ты пойдешь на чары? Так то полчаса уже прошло от урока. Гермиона помотала головой. –Ты же отличница! –улыбнулся он и слегка толкнул её плечом. Она рассмеялась и сказала: –Иногда могу себе позволить прогулять урок. Драко пожал плечами и уселся на пол. –Раз уж ты сегодня не примерная ученица., –сказал он, вытаскивая из кармана брюк сигареты, — может покурим? –Где ты их достал?! –девушка вызватила пачку из его рук и принялась рассматривать. –Одолжил у Блейза. Ну так что? –он издал смешок, явно не надеясь, что та согласится. Однако всё оказалось иначе. Подумав, через пару минут Гренджер решительно достала из пачки сигарету. –Дай зажигалку, –попросила она. Малфой пару раз моргнул, но всё же вытащил и её. Когда сигарета была зажжена, грязнокровка аккуратно поднесла её к тонким губам и затянулась. Даже не закашлялась, что удивительно. Слизеринец ухмыльнулся и забрал пачку. Проделав те же самые манипуляции, они теперь стояли на балконе Астрономической башни, опираясь о железные прутья и выдыхая сигаретный дым.
Примечания:
Надеюсь вы не будете меня сильно бить за ошибки:) если они конечно будут. Я вроде старалась их не допускать, но если всё же допустила то прошу прощения.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты