Momento

Слэш
NC-17
Завершён
52
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
98 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
52 Нравится 5 Отзывы 27 В сборник Скачать

Pt 8. Уходи

Настройки текста
Примечания:

<И когда я стал тем, кто разочаровывает тебя? >

В голове пустота, а картинка перед глазами напоминает нечеткую фотографию. Чонгук старается прийти в себя и вглядеться в происходящее, но сознание словно раз за разом выдает ошибку 404. Не найдено. Сколько времени уже прошло с момента прихода Чимина? Наверное, всего пару секунд. Он жмурится, взъерошивает собственные волосы и открывает глаза. Брат ходит из угла в угол и бубнит что-то себе под нос, и Чон слышит его, но не слушает. Возле него сидит Тэхен: вот он неловко приветствует Пака, вот он пытается ему что-то сказать, а вот они коллективно смотрят на Чонгука, и турист слегка встряхивает его за плечи. Чимин возвращается к пристальному осматриванию мебели в комнате, но ничего не находит и обращает свое внимание на парочку, которая расположилась на диване. — Я уже несколько минут с тобой разговариваю, ты меня совсем не слушаешь что ли? — брат тяжело выдыхает и делает короткую паузу, думая о своем, — розовую макушку я легко узнал, но вот фиолетовые волосы? Чонгук, ты ли это? — он подходит к нему и трогает его цветные пряди, — почему ты вдруг перекрасился? Выглядит слишком… женственно. — Вдохновился Тэхеном, — он пытается сгладить острые углы, потому что знает, на какие комментарии порой способен его брат. Он не хочет, чтобы жесткие реплики услышал человек, что сидит сейчас рядом с ним, растерянно озираясь по сторонам и не решаясь что-то возразить. — Закрой уши, Тэхен-и, я буду разбираться со своим непутевым братом, — он произносит это очень ласково, мило улыбаясь, и турист выполняет его просьбу, усмехаясь, ведь только что с ним разговаривали, как с маленьким ребенком, — ты сейчас засосал его на моих глазах? — Чимин недоумевает, и в воздухе появляется заметное напряжение. Чонгук резко встает с дивана и направляется в сторону кухни, — скажи, что мне показалось. — Что конкретно тебя смущает? То, что я поцеловал именно его, — он смотрит на макушку Кима, а потом переводит взгляд на брата, — или то, что у меня есть личная жизнь? — Все и сразу. И что вы еще успели сделать? Сразу предупреждаю, это вам не гей-мотель, — его тон становится агрессивнее, и тут уже сам Чонгук начинает переживать. В целом его никогда не интересовала и не раздражала ориентация других людей, но он прекрасно понимал, что даже близкие ему люди могут иметь кардинально противоположное мнение. — Брось, Чимин, 21-й век на дворе, — он отмахивается и устало выходит в коридор, пока брат следует за ним. — По твоей квартире этого не скажешь, — Пак достает ключи, которые он наконец-то забрал у Хосока, и до Чона доносится характерный звук, — мне в целом плевать, что ты и с кем делаешь, только я тебя умоляю, делай это не в моем доме, — брезгливо добавляет он. — Ты был у меня? И что ты там делал? — они оказываются на кухне, и Чон берет в руки бокал с очередным коктейлем, делая пару глотков. К нему присоединяется Чимин, который явно рад разнообразию напитков на столе. — Хотел найти тебя. Но нашел почему-то здесь и не одного, — они оба замечают туриста возле входной двери. Судя по всему, он собирается уйти, — Тэхен, calm down, baby, я совершенно не злюсь на вас. Несвойственные речи брата английские слова заставляют Чона усмехнуться. — Тэхен, baby, он всегда так оправдывается, когда злится, — Чонгук пародирует его. Стоп, это же просто случайность? Много же кто так говорит или вовсе использует иностранные слова вместо обычных. Или его брат откуда-то знает, что Ким прилетел из Англии? Чонгук уверен, он определенно умеет высасывать драму из пальца, дайте ему такую возможность и он обязательно воспользуется ею. Он замечает странное поведение друга. Турист словно еле стоит на ногах и не слышит их слов, продолжая держаться за ручку, после чего прислоняется к двери своим лбом и медленно сползает вниз, оказываясь на полу. Братья реагируют мгновенно, подбегая к нему, и Чимин осторожно поднимает его тело на руки, относя обратно на диван. — Что с ним? Бедный парень, — Пак проверяет у него наличие пульса и дыхания, после чего успокаивается. — Это всё из-за алкоголя, — поясняет Чонгук, — в прошлый раз ему хватило пары глотков, чтобы отключиться. А сейчас он вырубился после того, как выпил несколько коктейлей, что я приготовил. — Прогресс, — поддерживает Чимин и смотрит на мирно посапывающего парня, внезапно ударяя брата по плечу, — спаиваешь его? — Он сам захотел, я пытался его отговорить, но он упрямый, — Чон театрально вздыхает, вспоминая слова Кима о том, что он будет учиться пить, — сегодня вечером он был каким-то странным. Он видит, как Пак хочет что-то сказать, но его прерывает чужой хохот. — Вот это вы запаслись коктейлями. На третью мировую хватит, — из коридора слышится голос Хосока, и через пару секунд он оказывается в комнате, замечая чужие фиолетовые волосы, — Чонгук, сменил парикмахера? Теперь ты выглядишь, как влажная мечта нашего голубого соседа из дома напротив, — он замечает третьего парня, что находится в отключке, — черт, что у вас здесь произошло? Чье это тело? Я на ваши пьяные авантюры не подписывался! — Спокойно, парень просто не умеет пить, — объясняет Чимин, вставая с дивана и подзывая к себе Чона, — раз уж мы остались втроем, у меня к тебе есть важный разговор. Пройдем на кухню, там атмосфера располагает. — И ты решил поговорить со мной только сейчас? — Чонгук помнит, что брат упоминал какой-то «серьезный разговор» еще пару дней назад. — А что мне еще оставалось? Я хотел сделать это на протяжении месяца, — такого Чонгук точно не ожидал, пару дней, да, но никак не месяца, — но ты либо увиливал, либо вовсе отказывался разговаривать. И почему у тебя телефон выключен? Я не мог до тебя дозвониться сегодня. — Отключил его, чтобы он не мешал, — Чон жмурится и устало трет глаза, — почему ты вернулся домой только сейчас? — Шутишь, дружище? Сегодня день города, — сказанное братом многое объясняет, — кафе и рестораны забиты до отказа, поэтому мы работали сверхурочно. А после решили пойти на набережную. Там сейчас многие тусуются, ведь это самая лучшая площадка для наблюдения за фейерверками. Вы с Тэхеном застали салют? — Да, мы случайно увидели, пока шли домой, — Чонгук смотрит пустым взглядом на стеклянный бокал, — так вот, почему людей было так много. — И будет еще завтра, поверь мне, — Чимин ухмыляется, обращаясь то ли к брату, то ли к Хосоку, — когда они все придут к нам с утра опохмеляться. Но не в этом суть. Чимин долго и упорно пытается что-то отыскать, проверяя свои карманы. Наконец он находит искомую вещь и достает её, показывая Чону. Глаза последнего округляются, и тот делает попытку вырвать из чужих рук свернутый листок, но брат ловко уворачивается, не позволяя отобрать бумажку. Он ругается себе под нос, проклиная себя за то, что не выбросил или сжег этот несчастный обрывок, что сейчас находится у Пака. — Ты рылся в моих вещах? — он разочарованно смотрит на брата и ждет от него объяснений. — Это сложно охарактеризовать подобным образом, ведь она лежала на самом видном месте в твоей спальне, — поправляет его Чимин, прищуриваясь и разворачивая бумажку. Чонгук мысленно бьет себя по лбу, осознавая, что подобные вещи нужно либо прятать в три сундука, либо вовсе не писать, — так, так, так, что тут у нас? Предсмертная, мать его, записка! — он поворачивает её Хосоку, чтобы он смог подтвердить сказанные им слова. — Это было давно. Сейчас я уже не собираюсь ничего делать, да и тогда я написал её сгоряча, — он пытается оправдаться, понимая, как глупо это выглядит со стороны, — я всё хотел её выкинуть, но так и не решился. — А теперь слушай сюда, умник, — Пак хватает брата за футболку и смотрит прямо ему в глаза, медленно проговаривая каждый слог, — если осуществишь задуманное, знай, я достану тебя из-под земли и убью еще раз! — Да, Чимин, твоя методика так хороша, — успевает вклиниться всё это время находившейся рядом с ними Хосок, — я прямо сам чувствую, как тело Чонгука после твоих слов наполняется желанием жить, — добавляет тот и начинает смеяться. — Методика? — Чон действительно не может уловить суть происходящего. — Он долго репетировал свою речь и, поверь, сотни раз проговаривал ваш диалог, — Хосок, должно быть, не хочет, чтобы данный разговор привнес какие-либо недопонимания, — вообще, он намеревался тебя поддержать и сообщить тебе, что ты всегда можешь на него положиться, ведь вы близкие друг другу люди, и он не бросит тебя в беде. А еще, кажется, ему до жути хотелось предъявить тебе за весь тот игнор и равнодушие, с которыми он столкнулся за этот месяц. Не знаю, почему на выходе у него получилось сказать лишь это. — Спасибо, но я мог бы обойтись и без переводчика. Ауч, — Пак получает удар в плечо, — насилие было необязательно. — Об этом ты и хотел поговорить весь месяц? — Вообще-то, нет. Эту записку я нашел сегодня, до этого я о ней не имел ни малейшего понятия, как и о том, что происходило у тебя в голове. Изначально я горел желанием расспросить тебя про твоего дедушку, — Чон закатывает глаза и уже хочет что-то ответить, но ему не дают этого сделать, — послушай, твоя реакция на одно лишь его упоминание нездоровая. Что между вами произошло, когда ты пришел к нему поговорить? Скажи, Чонгук, это всё из-за него? — Он признался, что соврал матери. Не было никакой второй семьи, не было никакого предательства со стороны отца. Всё это ложь, театр одного актёра, — Чон садится за стол, опираясь на него локтями, и зарывается руками в волосы. — И где сейчас твой отец? Может, мы можем его найти? — Чимин всё понимает, поэтому он сочувствует брату, подходя к нему и хлопая его по плечу. — Можем, конечно же можем, но мы не будем этого делать, договорились? Жизнь полна удивительных моментов, которые нам еще предстоит пережить. Слишком рано отправляться на тот свет, — после сказанных слов наступает неловкая пауза, во время которой каждый из них размышляет о чем-то своём. — Тогда в кафе я не успел договорить, — Пак нарушает тишину и заинтриговывает брата, — твой дедушка вернулся в город ради тебя, он очень хочет увидеться с тобой и о чем-то тебе сказать. — Ты своего рода информатор? Раз ему невтерпеж со мной поговорить, почему он сам не нашел меня? — А вот и возвращение пятилетнего Чонгука! — Чимин смеется, трогая чужие щеки, — а я-то думал, что навсегда тебя потерял, маленький! Ну же, пупсик, не дуйся, тебе не к лицу. Найди своего старика в его антикварной лавке и желательно как можно скорее. Он ждет тебя. — Хорошо, завтра займусь этим, — Чон нехотя соглашается со своим братом, концентрируя взгляд на пустом бокале. — А сейчас тебе лучше разбудить Тэхена и отправиться домой, потому что в моей квартире не так много спальных мест. — Чимин? — Что-то беспокоит? — А ты случаем не знаешь, как Сокджин нашел меня? — Чонгук вертит в руках бокал, переводя взгляд на брата. Пак долго смотрит ему в глаза, поднимая брови в удивлении и жестикулируя руками. — Как бы это объяснить, — он неловко улыбается, потирая затылок, — он связывался со мной. — Чего? — Чон спросил это чисто из-за личной паранойи и желания убедиться в непричастности Чимина к этой странной истории, — «связывался»? Это было не один раз? — Ну, как бы, да-а, — чужие кисти двигаются из стороны в сторону, обращая на себя всё внимание. Чонгук встает из-за стола, но его стремительно заставляют сесть обратно, — постой, постой, я не договорил, — Пак нервно бегает глазами по кухне, и в какой-то момент смотрит на Хосока, мысленно спрашивая у него, что ему делать дальше. Чон замечает это, начиная истерично смеяться, — в общем, он прервал общение с тобой, но зачем-то однажды связался со мной. А потом с какой-то периодичностью продолжал это делать, узнавая, как ты поживаешь, чем ты сейчас увлечен, как вообще обстоят дела в нашей семье. И ради всего святого, не спрашивай у меня, зачем, как и почему, я сам понятия не имею. Лучше узнай у него сам при встрече и тресни ему хорошенько за меня и за Тэхена. — И много ли ты знаешь про него? — знакомое имя тонет в обсуждении. — Наверное, достаточно для того, чтобы делать какие-либо выводы, — заключает брат и отходит подальше от Чона. — И какие выводы ты успел сделать? — Чонгук чувствует, как начинает закипать. — Во-первых, Тэхен творческий и интересный человек. Во-вторых, если ты вздумаешь его обидеть, я надеру твою задницу. И не смей в него влюбляться, ты с ума сошел? Он же улетит обратно домой, — после услышанного фиолетовая макушка падает на стол. — И ты мне ничего не сказал? Почему все вокруг знают гораздо больше, чем знаю я? — вопрос скорее риторический, но Чимин не упускает возможности ответить на него. — Я не сказал, потому что ты и не спрашивал. Тебе плевать на остальных, Чонгук, — брат наигранно цокает и вертит головой. — Неправда. — Брось, взять хотя бы ситуацию, что произошла месяц назад. Ты поговорил со стариком и замкнулся в себе, толком ничего не объяснив. Как думаешь, было ли мне приятно получить от своего брата, пускай и не родного, но близкого по духу весь тот холод, которым ты окатил меня во время разговоров? Клянусь, после каждого нашего диалога Хосок был вынужден размораживать меня, иначе я бы окончательно превратился в льдышку. — Это правда, — подтверждает его Хосок и делает пару глотков коктейля, — я делал это определенными методами. — Знаю ваши методы, он потом из-за них ключи свои у тебя оставил, — Чон несильно бьется головой о стол, как вдруг под его лоб подкладывают сложенное полотенце, чтобы ему не было больно, — и как много моих секретов ты поведал Сокджину? — Я, конечно, первый сплетник на районе, но я рассказывал ему лишь о том, что хорошо известно всем остальным. Ты знаешь, что твою очень личную информацию я никогда не разглашу, как и, собственно, твои секреты, — Пак щелкает по его носу, забирая со стола пустой бокал, — например, я никому никогда не рассказывал, как ты на одной из вечеринок засосал тогда еще девушку Хосока, — Чимин ухмыляется, и Чонгук уже готовится принять защитную позу, чтобы не получить по голове. — Что ты сказал? — Хосок выглядит удивленным. И злым. Он хватает Чона за футболку, — мою девушку? — Это было давно и неправда, клянусь, — Чонгук разводит руками, нервно улыбаясь. Зато Чимин не соврал, говоря о том, что хранит его секреты, — мы все тогда были очень пьяными, и она первая меня поцеловала. — Тск, хорошо, влажная мечта голубых, я поверю тебе, — хватка медленно ослабляется, и его отпускают, — но если когда-нибудь такое еще раз повторится, пеняй на себя. — О-о, надеюсь, такого больше не случится, — Чон наконец-то встает и уходит в комнату к Тэхену.

***

Турист всё это время спокойно спал на боку и видел десятый сон. Чонгук не изверг, чтобы будить его громкими выкриками или обливанием водой. Поэтому он просто тихонько подходит, немного наклоняясь, и аккуратно касается кончиками пальцев его щеки, нежно проводя ими по ней. Ким практически сразу просыпается и сонно пытается увернуться от него, не рассчитывая траекторию и падая на пол. — О, привет, Чонгук-и, — он смотрит на друга заспанными глазами, зевает и подтягивается, вставая на ноги. — Доброе утро, — происходящее немного веселит Чона, и он усмехается, направляясь к входной двери. — Я опять отключился? — Тэхен осматривается по сторонам и догоняет друга. — Ага, после третьего коктейля. Делаешь успехи, — они оказываются возле двери, и турист терпеливо ждет, пока Чонгук откроет замок. — Благодарю. Я успел поцеловать тебя, да? — их замечают Хосок и Чимин. — Да, — Чонгук надеется, что турист не будет переживать по этому поводу. — И ты даже не оттолкнул меня? — вот только в голосе Тэхена нет ни капли сожаления о произошедшем, скорее неподдельное любопытство. — Нет, — Чон его не только не оттолкнул, но и прижал ближе и ответил на поцелуй. И ему нисколько не стыдно, разве что совсем чуть-чуть. — Сумасшедший, — даже Ким это заметил. — Определенно, — говорит Чонгук на выдохе, и замок открывается. — Тебе понравилось? — Д… — Чонгук оборачивается на него, прищуриваясь, — погоди, зачем ты спрашиваешь? — Собираю статистику. — Вот оно как. И что она говорит? — Не знаю, пока что ты второй человек, — турист ловко уходит от вопроса, — думаю, небольшая выборка ничего не даст, — в этот момент к ним подходят Хосок и Чимин. Теперь Чону было бы интересно узнать, кого ещё целовал турист. Он чувствует себя неловко лишь из-за того, что думает об этом. — Пока, Чонгук-а, — прощается с ним брат и после обращается к Киму, — Тэхен, до встречи! — Всего хорошего! — турист улыбается и подмигивает. — Ага, пока. И тебе, Хосок, — Чон вяло прощается и не слушает, что недовольный Чимин бубнит ему вслед, — мы идем домой, — он говорит это туристу, замечая его любопытный взгляд.

***

Всю дорогу они провели в тишине, потому что оба устали и хотели спать. Чонгук понимал, что Тэхен вряд ли хотел бы сейчас разойтись по квартирам, поэтому предложил ему ночевать у него, на что тот быстро согласился, радостно забегая в подъезд. — У тебя, наверное, бесполезно стрелять сигаретку? — друг словно насмехается. — После всех моих рассказов тебе всё ещё хочется курить? — Чон поворачивает голову в его сторону, устанавливая с ним зрительный контакт и открывая дверь квартиры. — Скорее не «после», а из-за них, — Тэхен смотрит ему в глаза, улыбаясь, — обычно ворую сигареты у Сокджина. — Он тоже курит? — спрашивает Чон и включает свет, жестом приглашая друга в свою спальню. — В целом, мы не считаем себя курильщиками, — Ким пожимает плечами и проходит в комнату, — курим не на постоянной основе, а только тогда, когда хочется. А ты, кстати, так и не ответил на мой вопрос. — Во мне сейчас немного алкоголя и нотаций от Чимина, если ты намекнешь, какой именно вопрос ты имеешь ввиду, будет замечательно, — он роется в шкафу, пытаясь найти Тэхену пижаму. — Ты ешь мясо и работаешь в веганском кафе, — турист садится на кровать. — Ах, точно, что-то припоминаю, — он наконец-то находит комплект одежды и протягивает его другу, возвращаясь к шкафу, чтобы найти себе такой же, — да-да, всё именно так, как ты и сказал. — И как Чимин к этому относится? — Ким рассматривает пижамную рубашку, откладывает её в сторону и начинает снимать свою футболку. — Совершенно спокойно. — И даже не пытается склонить тебя на свою сторону? — Бывает, он ругается на меня, когда я на работе в перерывах ем мясо, — говорит он и вызывает у Тэхена тихий смешок, — в остальном он не навязывает свою точку зрения. Считает, что заставить изменить мнение человека может только время. Хотя он всё ещё лелеет надежду, что я «встану на путь истинный», — Чон находит себе одежду и поворачивается к другу, цепляясь взглядом за обнаженную грудь, вид на которую в следующую секунду закрывается тканью рубашки. Черт бы её побрал, — ты решил переодеться прям здесь? — Почему бы и нет? — Хорошо. Спокойной ночи, Тэхен, — Чонгук улыбается краем губ и уже собирается уходить. — Куда ты? — доносится до его ушей. — Спать, — он неловко смотрит по сторонам, крепко сжав пижаму в своих руках, — в кресло. — У тебя же шея отвалится после такого, — турист выглядит взволнованным, — оставайся здесь, я подвинусь, места нам будет предостаточно. Немного постояв и подумав, Чон решает принять его предложение. — Только переоденусь, — он скрывается в коридоре. Чонгук возвращается в комнату, осторожно ложится и чувствует, как кровать прогибается под тяжестью его тела. Тэхен, как и обещал, отодвигается, освобождая больше места для него. Чон лежит какое-то время на спине, пристально смотря в потолок, а потом принимает решение повернуться набок и закрыть глаза. Внезапно он чувствует, как к нему прижимаются со спины, обнимая, и уже через пару секунд турист позади него засыпает. Чонгук слегка касается подушечками пальцев чужой руки, оглаживая её. На его щеках появляется легкий румянец, он нервно сглатывает накопившуюся слюну и следует примеру друга, проваливаясь в сон.

***

Утро начинается не с кофе. Кто-то настойчиво продолжает звонить в дверь, и Чонгук нехотя выпутывается из рук туриста, которого так же, как и его, разбудил громкий, непрекращающийся звук. Он встает, подтягивается и спокойно подходит к источнику шума. Он смотрит в глазок и видит друга детства. — Сокджин? — он протирает глаза в надежде, что ему показалось. — Чонгук, открой дверь, я знаю, что Тэхен у тебя. Чон оборачивается и видит туриста, который жестами просит не выдавать его. — Не хочу тебя разочаровывать, но я понятия не имею, где он. Его здесь нет, — он пытается придать своему голосу правдивости. — И где же он тогда может быть? Вчера я мельком увидел его макушку поздно ночью. Вместе с тобой, — Сокджин выглядел так, будто он не собирался сдаваться и тем более уходить. «Черт». — Его здесь нет. Мы разошлись, когда пришли домой. Если он не вернулся после этого к тебе, это не мои проблемы, — Чон оглядывается по сторонам и не замечает Кима. — Хорошо, Чонгук. Открой дверь и дай мне в этом лично убедиться, и тогда я поверю тебе, — человек по ту сторону двери расслабляется и скрещивает руки на груди. — С чего бы мне открывать тебе дверь? — Чонгук, неужели ты не соскучился по другу детства? — Сокджин подходит ближе к глазку и улыбается, — открой, пожалуйста. — Одну секунду, — Чон быстро проверяет, успел ли турист спрятаться. Он нигде его не находит, что радует, поэтому он открывает дверь, и в квартиру проходит еще один человек. Сокджин идет на кухню, заглядывая под стол, дальше в ванну, открывая душевую кабину, наконец отправляется в кабинет, в котором по сути негде прятаться, а после проходит в спальню. Он внимательно осматривает кровать и пространство под ней, оборачиваясь к Чонгуку. — Где ты его прячешь? — друг усмехается, замечая шкаф. Чон понимает, куда смотрит Сокджин, и нервно сглатывает. Ким медленно приближается к предмету мебели и резко распахивает его дверки, заставляя сердце Чона замереть. Только никто там не прячется. Тэхена там не оказывается, только одежда, коробки и небольшой пылесос. — Хорошо, я верю тебе, — произносит Сокджин и идет на выход. Дверь хлопает, и Чонгук глубоко выдыхает, принимаясь искать туриста самостоятельно. Тэхен не мог взять и испариться. Он проверяет повторно шкаф, надеясь, что тот просто спрятался за одеждой и коробками, но никого не находит. — Где же ты? — в ответ доносится лишь тишина. Чон идет в кабинет, внимательно осматривая его, и останавливает взгляд на открытом окне. Он подходит ближе и замечает чужие кисти. — Ты с ума сошёл?! Это не второй, блять, этаж! — он быстро и крепко хватает туриста за руки, помогая ему залезть обратно. У Тэхена определенно нездоровая фиксация на окнах, — а если бы ты упал?! — Я не виноват, что в твоей квартире негде спрятаться, — Тэхен выглядит так, будто не он сейчас рисковал своей жизнью. — И все-таки он здесь. Не то чтобы я удивлен, — слышится голос Сокджина и оба парня оборачиваются. Чонгук цокает и закатывает глаза, понимая, что его план спрятать туриста провалился. — Он не хотел домой, и я предложил ему остаться у меня. Во всем виноват я, — Чон действительно так считает. Если бы не он, этого всего бы не произошло. — Я знаю, Чонгук, это всё из-за тебя. Посмотри на него, ему становится только хуже! Сбегает из дома, непонятно где проводит время, выпрыгивает из окна, — Сокджин выглядит недовольным и злым, — я сразу ему сказал, что приехать сюда было плохой идеей. — И зачем же ты все-таки приехал в наш городок? Так соскучился по своему другу детства? — После переезда ты мне никогда больше не был интересен, — слова причиняют боль, оставляя после себя лишь недопонимание, — у меня полно друзей. — Тогда зачем тебе было связываться с Чимином и узнавать, как у меня дела? — Чонгук саркастически улыбается, — вот так я тебе «неинтересен»? — Это происходило по просьбе Тэхена. Он постоянно спрашивал про тебя, поэтому мне приходилось звонить твоему брату. Сам я бы не сделал этого. — Замолчи! — кричит турист. — Вот как, и когда ты стал таким, Сокджин? — Чонгук не скрывает своего разочарования. — Я здесь не для того, чтобы устраивать драму, я просто хочу вернуть его домой, — спокойно говорит друг детства и делает шаг в сторону брата, но его останавливают, — а теперь отойди с дороги и позволь мне это сделать. — Он не хочет возвращаться, — Чон загораживает проход, не давая другу пройти. — Там безопасно. Все острые предметы, лекарства и химикаты спрятаны, нет никаких зеркал, межкомнатные двери без замков, и окна теперь без ручек, чтобы он больше не мог сбежать, — Сокджин пытается взять его своим обаянием, но когда он понимает, что у него не получается, преображается в лице, — если он тебе небезразличен, как друг, ты поймешь меня. — Потрясающе, мне нравится, — он одобрительно кивает. — Вот видишь, до тебя так быстро дошло, что я забочусь о нем, — Сокджин улыбается и хлопает его по плечу. — Да, думаю, он просто не ценит того, что имеет, — Чон улыбается в ответ, — только ты забыл кое-что. — Что же? — Неплохо было бы иметь в квартире мягкие стены, а Тэхена одеть в смирительную рубашку, — сказанные слова вызывают смех у туриста. — Не подкидывай ему идеи, — шепчет тот. — Больше не буду, — произносит в ответ Чон. — Для тебя это всё шутки, Чонгук? Скажи, что тебе просто плевать на него. — Я не понимаю, зачем окружать его гиперопекой, Сокджин. Он взрослый парень и сам в состоянии обезопасить себя. Да, иногда режется, но тут ты можешь помочь ему только своими вниманием и поддержкой. В остальном лучше положись на грамотного специалиста. — Ха, только режется? — глаза друга детства загораются дьявольским огоньком, — у него была попытка самоубийства три месяца назад. — Что? — Чон растерянно стоит, оглядываясь на туриста. — Заткнись, просто заткнись! — Тэхен кричит на брата и выбегает из квартиры, — я пойду с тобой домой, слышишь? Я уже спускаюсь! — Он тебе не рассказал? Вы определённо хорошие друзья, Чонгук, — Сокджин усмехается и скрещивает руки на груди, — три месяца назад в Лондоне он перерезал себе вены. Благо, его успела найти на тот момент его уже бывшая девушка, которая по удачному стечению обстоятельств приехала к нему, чтобы забрать остаток своих вещей. Тогда всё обошлось без потерь, но сейчас я больше не намерен совершать таких ошибок и позволять ему надолго оставаться одному. — Почему ты не сказал мне? — он смотрит на Тэхена с надеждой на то, что слова друга детства окажутся ложью. — Прости, — турист смотрит с сожалением, подтверждая их, и убегает, спускаясь по лестнице. — Всё ещё думаешь, что эти меры — какая-то шутка? — Читаешь мысли. Ты не сможешь контролировать его всю жизнь, рано или поздно тебе придется прекратить весь этот цирк и отдать ему его свободу. — Возможно, ты прав, — Чон удивляется тому, что с ним только что частично согласились, — когда я сам лично не смогу за ним следить, я найму другого человека. Чонгук шумно вздыхает. Его бывший друг невыносим. — Сокджин? — Что? — Почему ты прекратил со мной общение? — вопрос, который давно мучал Чона наконец-то озвучен. — Чонгук, зачем тебе это? — с легким сочувствием в голосе спрашивает тот. — Я хочу знать. — Ха, уверен в этом? — Да, — Чон решает собрать этот паззл до конца. — Обдумал дважды? — Прекрати издеваться и просто ответь на мой вопрос. — Хорошо. Скажи, за что посадили твоего деда? — Не совсем понимаю, причём здесь это, — он потирает лоб, поднимая взгляд на парня, что уже собирается уходить, — его посадили за финансовые махинации. — Теперь это так называется? Он сбил человека, Чонгук. И он понимает, про кого говорит его бывший друг. Пропасть. Чон чувствует, как только что его спина соприкоснулась с ледяной водой. Он безбожно тонет, не в силах выплыть на поверхность самостоятельно. В этот раз ему никто не поможет. — Доволен? — бывший друг выходит за пределы квартиры и начинает спускаться по лестнице. — Сокджин? — кричат ему вслед. — Что опять? Тебе мало информации? — парень выглядит раздраженно. — Верни ручки на окна, — спокойно озвучивает свое требование Чонгук. — И не подумаю, — Сокджин усмехается, вновь спускаясь по ступенькам. — Если ты его действительно любишь и ценишь, доверься ему, — доносится сверху.

***

Чонгук полностью погружается в работу, отвлекаясь от собственных мыслей и навязчивых идей. Чимин оказался прав: людей уже с утра была предостаточно. При этом чаще всего заказывали именно коктейли, поэтому как бармен он сегодня пользовался спросом как никогда. Такое часто происходило на праздниках. Люди толпами оседали в кафе и ресторанах, с удовольствием проводили время друг с другом в компании алкогольных напитков. И мяса. Их заведение веганское, но и их меню было в эти моменты нарасхват. Так проходит пара часов. Он всё так же перемешивает ингредиенты для очередного коктейля, когда в дверях появляется фигура Сокджина. Тот подходит к барной стойке, снимая солнечные очки и усаживаясь на стул. Чонгук не обращает на него внимание, продолжая работать, пока бывший друг не подает голос. — Тэхен пропал, — он говорит это спокойно, будто ему нет никакого дела. — Как он мог пропасть, если ты ему шагу ступить не даешь? — спрашивает Чон и отдает напиток официанту. — Он вновь сбежал через окно, — Сокджин выглядит уставшим. — Ты вернул ручки на окна? Похвально, это большой шаг для тебя, — Чонгук усмехается, понимая, что на Тэхена давят любые рамки, даже если они выражаются закрытым помещением. — Подумал над тем, что ты сказал, и понял, что бесполезно держать его дома взаперти. — Чего ты так боишься? — Я боюсь потерять его, — тихо произносит Сокджин и кладёт руки на стойку, опуская на них голову, — я был ужасным братом, да? — У тебя всегда есть шанс измениться, не затягивай с этим, — он действительно хочет поддержать своего бывшего друга, ведь его действия напрямую сказываются на Тэхене. — Я думал, что эта поездка поможет ему отвлечься от одиночества, — признания заинтересовывают Чонгука. — Ты же говорил, что это плохая идея, — он отвлекается от работы, наблюдая за Сокджином. — Да, говорил, причем сам себе, но что-то всё равно подтолкнуло меня отвезти его сюда. — Прекрати с ним няньчиться, как с беспомощным, вот и всё, — Чон возвращается к приготовлению напитков, делая один для друга. — Но как мне тогда о нем заботиться? Он хочет внимания, а я просто не способен ему дать столько, сколько ему нужно. — Навещай его не только на праздники, прислушивайся к его рассказам, звони ему почаще, давай понять, что его никто не забыл и что его всегда ждут, — перечисляет Чонгук и пододвигает к Сокджину бокал, заглядывая в его глаза, — вот так просто, без гиперопеки и нервов. — Возможно, ты прав, Чонгук, но мне все равно кажется, что я опоздал. Он вряд ли когда-нибудь простит меня. — Обязательно простит, осталось только измениться, — Чон подбадривает его, слегка улыбаясь. — Извини за то, что наговорил тебе сегодня, — Сокджин тянет к другу мизинец. — Будем считать, что мы помирились, — Чонгук протягивает палец в ответ. — Правда Тэхен всё ещё непонятно где, и этот факт меня пугает, — добавляет друг. — Я найду его, а ты подожди нас здесь, хорошо? — Идёт. Прошу, верни его целым и невредимым. Чонгук поспешно покидает кафе, предварительно предупредив Чимина.

***

Чонгук знает, куда сбежал Тэхен: в единственное место, где по его логике ему точно будут рады. Поэтому он быстро пробегает мимо могил и надгробий, пытаясь отыскать ту самую конечную точку, маршрут к которой он не запомнил. Ему начинает казаться, что все его мысли были ошибочными, и туриста здесь нет, а ему просто показалось, что он начал его понимать. Но спустя какое-то время он слышит, как рядом поют песню, похожую на колыбельную. Ни китайском. Он идет на звук, который становится всё громче и громче, и видит Кима, лежащего на земле рядом с могилой. Выглядит так, словно он отдыхает на курорте. «Маленькие звезды ярко в небе сияют. Сядь рядом со мной, мой дорогой друг, Пой эту песню, пока я загадываю желание. Звездочка падает, надеюсь, оно сбудется» — Я разочаровал тебя? — турист замечает его, продолжая смотреть пустым взглядом на небо. — Нет, — Чон подходит ближе. — И ты не считаешь меня. — Сумасшедшим? — заканчивает за него Чонгук, — давно, но разочаровываться из-за этого не собираюсь. Хотя нет, я злюсь на тебя, потому что ты подумал, что меня напугает твоя давняя попытка самоубийства. Почему ты мне сразу не рассказал? — Как ты сам и ответил, я не хотел напугать тебя, но ещё больше не хотелось тебя огорчать. Я… хотел поделиться с тобой, просто чуть позже, когда был бы готов открыться на все сто процентов, не оставив никаких секретов между мной и тобой, — взгляд Тэхена переходит на Чона, и последний видит в его глазах тоску и печаль, — пришлось спрятать все переживания подальше в бессознательное, чтобы ты не смог отыскать их. — И стоило ли оно того? — спрашивает он и присаживается рядом с туристом. — Я просто хотел остаться для тебя слегка странным, но близким тебе человеком, — усмехается Ким, закрывая глаза и ещё больше расслабляясь, — и тогда мне было совершенно все равно, какой ценой я воплощу это в жизнь. — Ты меня нисколько не огорчил. Такой же загадочный и нерациональный, — он берет чужую руку, слегка пробегаясь кончиками пальцев по коже, — даже тараканы в твоей голове меня не смущают. — Прекрати так говорить, Чонгук, — турист резко убирает руку, недовольно хмурясь. — Прекратить что? — Прекрати говорить так, будто ты влюбился в меня. — А если это так? — спокойно спрашивает он, вглядываясь вдаль. — Тогда я разобью твое сердце, но не позволю тебе связать свою жизнь со мной, — Тэхен приподнимается на локтях, поворачивая голову, — знаешь, что будет «завтра»? Когда-нибудь мне придется вернуться домой, где меня ожидает брат-паникер. Я заново выслушаю все лестные и не очень слова, сказанные в мой адрес, а затем и вовсе через какое-то время улечу под его чутким надзором в Сеул, а затем обратно в Лондон, — Сокджин не пугает Чонгука, ведь ранее он обещал ему измениться, — я не смогу остаться в этом уютном курортном городке. Поэтому не забивай свою голову всей этой ерундой. Найди себе девушку, построй с ней семью и просто живи счастливо. Это не так трудно, Чонгук, — добавляет Тэхен, и Чон чувствует в его словах безысходность. — А если я не хочу этого всего? — Придется захотеть, — Ким подтягивает колени, обнимая их руками и положив на них голову. Обсуждение ему даётся нелегко, и Чон это прекрасно ощущает. — Наверное, именно так бы и сказал Сокджин, — он встает и заглядывает в чужие глаза, потирая шею, — он очень хотел бы, чтобы ты вернулся домой. И он обещал больше не давить на тебя и не запирать в квартире. — Я не вернусь. Мы с ним настолько отдалились друг от друга после переезда в Сеул. Мне начало казаться, что никакого кровного родства между нами никогда и не существовало. Быть может, всё это время Джин был голограммой? — Ты излишне драматизируешь, толком не разобравшись в чужих и собственных чувствах, — Чонгук возвращает туристу его же слова, — почему я не могу влюбляться в тебя? — Потому что ты не заслуживаешь вранья после всего, что происходило с тобой. Да, нам было так хорошо вдвоём, без лишних людей и чужих мнений. Я ценю это и я благодарен тебе, — Ким прячет голову, и теперь Чон может смотреть только на розовую макушку, — ты постарался мне помочь, и как бы банально это не звучало, я чувствую, как твоя забота придала мне сил и вселила надежду на лучшее будущее. — Брось, то, что ты умолчал про попытку самоубийства, не считается за ложь. — Я соврал, что отпустил. На самом деле, я не избавился ни от какой привязанности, сидел тогда и нагло тебе врал, — он глубоко вздыхает, прячась ещё больше, — тем более, я улечу в Лондон без тебя. Ты сам говорил, что ты против отношений на расстоянии, и ты не будешь со мной поддерживать связь. Я и сам не горю желанием поддерживать еë. Постоянные звонки и жизнь в мессанджерах сделают мне больно. — Может, я просто надоел тебе? — возможно, ему нужно было быть сдержанее, и не давить на парня, что сейчас сидит рядом в позе эмбриона, тем самым защищаясь от внешнего мира. — Ты иногда задавал слишком много вопросов, на которые я был не в силах ответить, но это нисколько не напрягало меня. Я привык к этому. Ты просто такой же любопытный, как и я. Ты доверился мне, а я не озвучил вслух единственный факт, что портил мою красивую картинку, которую я так усердно пытался нарисовать. — Но это лишь факт из твоей биографии, который не характеризует тебя, как плохого человека. Никто не застрахован от подобного, Тэхен. И осуждать тебя из-за периода, когда тебе было настолько хреново, что ты дошел до самоубийства, я не собираюсь. — Зачем тебе такой слабак, как я? — турист наконец-то поднимает голову, и Чонгук видит его покрасневшие глаза. — Тэхен, ты не слабый, ты просто долго был сильным, — он садится перед ним, не прерывая зрительный контакт, и протягивает руку, чтобы смахнуть слезу. — Как приторно, — кривится Ким, перехватывая его запястье, — девушек подобными словами кадришь? — Настолько плохо? — он встает и немного отходит от Кима, — что ж, буду больше тренироваться, чтобы перед ними не облажаться. — Просто уходи, Чонгук. Пожалуйста. — Хорошо, я уйду, — он подходит к туристу, берет его руку, раскрывая его ладонь и вкладывая в нее маленькую вещь. — Что это? — Ким непонимающе смотрит на неё. — Ключ от моей квартиры. Мои двери всегда открыты для тебя, — он говорит это с искренней улыбкой на лице, разворачивается и неспешно уходит. — Не боишься, что я обворую тебя? — кричат ему вслед. — Плевать! Ничего ценного там все равно нет! — кричит он в ответ, громко смеясь и оставляя дорогого ему человека в растерянности.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования