Скидки

Momento

Слэш
NC-17
Завершён
51
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
98 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
51 Нравится 5 Отзывы 26 В сборник Скачать

Pt 9. Успей

Настройки текста
Примечания:

«Ты показал мне, что значит чувствовать себя, как дома»

Впервые после встречи с Тэхеном так сильно хочется замкнуться и никогда больше никого не подпускать к себе так близко. Брат был прав, Чонгук совершенно не умеет справляться с негативными эмоциями, предпочитая портить отношения с близкими и обесценивать себя и свои действия. Из-за этого он отдаляется от людей, сводит общение на нет и каждый чертов день проводит в самокопаниях, которые не приносят ему никакой пользы и вместо этого способствуют медленному саморазрушению. Чимин вообще видит его насквозь. Только он не учел, что Чону в первую очередь плевать на себя, а уже потом на остальных. Он старается успокоиться, потому что вся ситуация — гребанное недоразумение, которое он обязательно устранит, когда турист остынет и выслушает его. А сейчас он пытается собрать мысли в едино и дать отпор навязчивой идее, что всё, что произошло — ошибка, которую он мог бы не допускать. Он мог бы просто пройти мимо загадочного незнакомца с сигаретой в руке, не поддерживать беседу с ним в кафе, не приглашать к себе домой, не открываться ему, выслушивая чужие откровения, не запускать его в свое сердце — последнее определенно далось бы нелегко. Можно было попробовать и дальше игнорировать своего брата, без энтузиазма ходить на работу, а по утрам и вечерам медленно убивать организм пробежками, изматывая себя до потери пульса. Тэхен изменил его. Как будто это не он посмотрел на звездное небо под совершенно другим углом, не он попал в фильм про бармена и болтливого посетителя с кучей тайн за спиной в главных ролях. Кто угодно, только не он отдал свой ключ от двери в свободное пользование, из-за чего теперь придётся забрать дубликат у брата. Не Чонгук полез по чужому желанию в холодную воду, прекрасно понимая, что замерзнет. Это всё точно сделал другой человек. И этот «кто-то», а не Чон сейчас думает над тем, чтобы послать к черту собственные правила и продолжить отношения с туристом на расстоянии, если последний будет не против. Забавно, ведь Чонгук не учел, что всё, что он сейчас ощущает и переживает — результат одного, с недавних пор важного для него человека, который в данный момент лежит на холодной земле рядом с могилой матери или вовсе бродит по городу в поисках места, куда он мог бы приткнуться. И как бы Чон не продолжал страдать, сердиться или маяться ерундой ему позволили почувствовать себя живым. Вера в лучшее будущее? Кажется так описал это турист. Чонгук теперь понимает, насколько это окрыляет. Он считает Тэхена таким беззащитным. Не слабым или беспомощным, а именно беззащитным. Чон уверен, тот сам бы прекрасно справился без Сокджина, без отца и без матери, по которой он так скучает. Он смог бы самостоятельно обезопасить себя, правда ровно до того момента, пока в голову не пришли бы безобразные, деструктивные мысли. Именно перед ними Ким бессилен, у него нет никакой защиты, которая могла бы ему помочь побороть их. Нет людей, которые смогли бы стать для него щитом и принять всю боль на себя. А что же Чонгук? А он в свою очередь готов пробраться в чужую голову и прогнать оттуда все мысли, что так тревожат по ночам туриста и не дают ему заснуть. Он смыл бы с его тела каждый его шрам и притянул бы того к себе, закрыв от внешнего мира. Чон просто хочет позволить ему наконец-то расслабиться. Но Тэхен запретил в него влюбляться. Чонгук всё понимает, но зачем-то хочет этот запрет нарушить. И почему он не может вовремя промолчать? Если бы не его фраза про отношения на расстоянии, всё было бы по-другому. Хотя, быть может, всё закончилось бы точно так же. Он не знает, насколько сильно повлияли его слова на сложившуюся ситуацию, но почему-то чувствует за это вину. Чонгук против отношений на расстоянии. Но для Тэхена он готов сделать исключение, потому что ему хочется ощущать его рядом, понимать, что они вместе и им не страшен завтрашний день, чувствовать прикосновения, пускай и через экран телефона, и шепотом признаваться друг другу в любви, боясь, что кто-то посторонний услышит это. Вечером он планирует навестить друга на кладбище и обязательно рассказать ему о том, как сильно хочет посетить Лондон, попросив того ещё раз всё хорошенько обдумать. Однако пока он вынужден вернуться в кафе один, без него, осознавая, что там всё ещё сидит Сокджин, который ждет своего брата. К сожалению, Чонгук один переступает порог заведения и проходит к барной стойке, замечая знакомые лица. — …мы надеялись, что она выкарабкается, верили в лучшее, но этого не произошло, — доносится обрывок речи уже слегка пьяного Сокджина, — ты представляешь, он пришел к ней в палату с кучей воздушных шаров в её день рождения и увидел её…мёртвой. — Какая жуть, — говорит Хосок, всё это время подменявший Чонгука, и наливает в их стаканы виски, после чего они опустошают их. Чон словно призрак занимает свое привычное рабочее место, забирая заказ у только что подошедшего к стойке официанта Юнги и принимается за ежедневное занятие. Две пары глаз внимательно следят за его движениями, и в какой-то момент ему становится слишком некомфортно, и он поднимает на них свой взгляд. Парни, что всё это время смотрели на него, теряются, делая вид, что они занимаются чем угодно, только не тем, что так смутило его. К ним подходит Чимин, и теперь Чонгук совсем не понимает, кто сейчас готовит еду и следит за кухней. — Он что-то такой грустный, — шепчет Чимин, сев на стул и осмотрев брата. — Да на парне лица нет. Сокджин, видимо, ему что-то сказал, и теперь он ходит хмурый, — отвечает Хосок, усмехаясь и убирая бутылки с алкоголем на их законное место. — Айщ, я уже извинился за это, ладно? И он сказал, что простил меня, — Ким старший подпирает подбородок рукой и закрывает глаза. Он произнес это несвойственным ему тоном, и Чонгук ещё раз убедился, что он уже немного поплыл после алкоголя. — Видишь, я был прав, — обращается к Паку его друг. — Нет. Ты слышал? Дело не в Сок-джи-не, — проговаривает брат, недовольно цокая, — что-то случилось. — Я вас вообще-то хорошо слышу, — Чон не выдерживает и смотрит на них взглядом, требующим объяснений. — Прости, Чонгук-а, ты же знаешь, что мы переживаем за тебя. Почему ты… такой? — Чимин жестами очерчивает всё его тело. — Какой? — кажется, Чон уже устал задавать нескончаемые вопросы. — Подавленный? — Это… не знаю, всё как-то разом свалилось на мою голову. Трудно выделить что-то одно, — он наигранно вздыхает и специально дует губы, — Сокджину плевать на меня, мой старик сбил миссис Ким, а сам Тэхен не хочет меня видеть. — Хреново, парень, — произносит Хосок, за что сразу же получает удар по руке от человека рядом. — Ситуация неутешительная, но и после нее жизнь продолжается. Во-первых, кому сдался Сокджин? Вы друзьями были много лет назад, за это время люди меняются, при этом далеко не все из них сохраняют дружеские отношения, — Чимин старается поднять ему настроение, и у него немного это получается. — Эй! Я тоже не лишен слуха, знаете ли, — возмущения сонного Сокджина вызывают у Пака улыбку. — Во-вторых, история с твоим дедушкой так же произошла давно, в любом случае он уже получил наказание за это. Это не твоя вина, Чонгук, — брат не промах, когда дело касается его эмоционального состояния. Чон уже успел обвинить себя во всех смертных грехах, и Чимин это почувствовал, — случилось то, на что ты не мог повлиять. В-третьих, не знаю, из-за чего Тэхен не хочет тебя видеть, но думаю, что и эта проблема решаема. — О, Чонгук, — вновь «просыпается» Сокджин и включается в обсуждение, — ты один? Тэхен не с тобой? — Ким старший оглядывает кафе, но никого не находит. — Он не придет, — устало отвечает Чон, смешивая ингредиенты для заказанного коктейля. — Наверное, ты его долго уговаривал, а он упрямился и настоял на своем? — предполагает друг и подтягивается, забирая у него из рук бокал с напитком, оставляя ожидающего возле барной стойки официанта Юнги в полнейшем замешательстве. — Нет, не совсем, — Чон трет глаза и убирает с глаз челку, — я пытался ему всё объяснить, но он был настолько разбит, что я решил дать ему немного времени, чтобы он пришел в себя. — Где ты его нашел? — в диалог вновь врывается Чимин. — На…пляже? — он не знает, стоит ли упоминать мать, кладбище и далее по списку, — да, он очень любит пляжи, — давай, Чонгук, ври до конца, расскажи им, как турист обожает песок, — только не бросайтесь искать его, он всё равно уже ушел оттуда. Если Тэхен захочет, он сам придет. Он принимает ещё один заказ от Юнги и уже пытается сбежать, как внезапно чувствует руку, что ложится на его плечо. — Чонгук? — голос брата спокойный и в то же время серьезный. — Да? — Чон неспеша разворачивается к Паку лицом и окидывает того взглядом. — Ты поговоришь с дедушкой? — А, ха-ха, точно, совсем забыл про старика Хвана, — он натянуто улыбается и продолжает упорно делать вид, что всё в полнейшем порядке, пока в голове происходит хаос и самый настоящий пожар. — И разберись с Тэхеном, прошу тебя, — Чимин знает его как свои пять пальцев, поэтому глупо пытаться скрыть от него свои чувства, — как бы глупо это не звучало, но тебе не нужно было оставлять его одного. — Он сам попросил меня уйти. Он не хотел возвращаться к Сокджину, что я мог сделать? — напряжение в воздухе усиливается из-за повышенного градуса безысходности в словах Чонгука, — я постараюсь сегодня вечером снова найти его. — Понимаешь, я рассказал тебе не всё, — фраза, сказанная братом, пожалуй, уже не удивляет его. — Я догадываюсь, что ты скажешь, — он щёлкает пальцами и кивает Паку, — что ты знал о его попытке самоубийства и утаил это от меня. — И это тоже. Наверное, ты в курсе, что Тэхен находится под наблюдением специалиста? Не только в Сеуле, не только в Лондоне, но и здесь. Перед поездкой Сокджин попросил меня договориться с отцом, чтобы он проводил беседы с ним, пока они будут отдыхать в нашем городе. Ты же помнишь, когда-то он был кризисным психологом, конечно, он давно уже не работает им, но знания не пропьешь. Он сделал для них исключение, и пускай он помогал ему неофициально, а просто как человек, которому небезразлична чужая судьба, он следил за Тэхеном, пока он не перестал с ним видеться. — Ты хочешь сказать, что я виноват в том, что он пропускает сеансы? — Чонгук начинает заметно волноваться. — Черт, нет, ты перевернул мои слова с ног на голову, — успокаивает его Чимин, — я о том, что Тэхен молодец, он исправно посещал консультации и выглядел как человек, который горит желанием жить и преодолеть все трудности на своем пути. — Но есть одно «но»? — Чон уверен, здесь должен быть какой-то подвох. — К сожалению, думаю, опасения Сокджина обоснованы. — Ты же сам сказал, что он выглядит счастливым, — и таким грустным, если присмотреться поближе, думает он. — Нет, не счастливым, Чонгук. Он выглядит воодушевленным. Папа часто мне в детстве рассказывал, что его клиенты, попытавшиеся когда-то свести счеты с жизнью, в какой-то момент чувствовали эмоциональный подъём и набирались сил, чтобы закончить начатое. Боюсь, Тэхен как раз относится к той категории людей, которые одинаково хотят жить и умереть. — Неужели это замкнутый круг, разорвать который можно только таким способом? — голос Чонгука пропитан разочарованием, — Неужели никто и ничто не в силах помочь ему? — Конечно можно ему помочь, — лицо брата озаряет улыбка из-за наивного вопроса, — учитывая, что он не отказывается от психологической помощи, он сможет проработать свои страхи и переживания и начать жизнь буквально с чистого листа без лишних мыслей. Нужно просто немного времени, — брат заглядывает в его глаза, улыбнувшись уголком рта, — и по поводу тебя, Чонгук. У моего отца много знакомых, давай ты тоже походишь на сеансы? Чтобы я был спокоен. Твое состояние меня тревожит. Тем более, я без понятия, что собирается поведать тебе твой старик. — Хорошо, я попробую, — он кивает, соглашаясь с предложением, — и когда мне найти Хвана? — Можно прямо сейчас. — А работа? Кто сейчас вообще занимается готовкой? — За это не беспокойся. Сегодня большинство людей заказывает только коктейли, поэтому мы с Хосоком спокойно справимся. На крайний случай запряжем помогать Сокджина, — брат подмигивает, и Чонгук переводит взгляд на уснувшего друга. И чем он им сможет помочь? Но раз Чимин сказал, что они справятся и без него, значит так и будет, — как только поговоришь с ним, приходи, хорошо? А потом вместе пойдем на поиски Тэхена, — брат поднимает ладонь и ждет ответной реакции. — Договорились, — Чон кивает и дает пять Паку. — Обязательно возвращайся, — говорит напоследок Чимин, наблюдая за постепенно удаляющейся спиной.

***

Лавка дедушки Хвана находилась неподалеку. Он часто сидел там допоздна, разбирая какие-то архивы или разговаривая с кем-то по телефону. По крайней мере, так было до того, как его посадили. По сути, сама лавка не осталась без внимания: пока старик отбывал срок, ей распоряжался его хороший знакомый. Однако заходить в нее после ухода дедушки Чонгук совершенно не хотел, воспринимая её как очередной маленький и бездушный магазинчик старого барахла. Единственная ценность — крохотная фигурка утки-мандаринки, которая не продается. Он поднимается на второй этаж маленького торгового дома, задерживая дыхание перед дверью и долго не решаясь открыть её. Наконец он собирает всю волю в кулак и толкает её, мгновенно задевая колокольчики, что висят над ней и сигнализируют о пришедшем посетителе. Слышатся размеренные шаги, и уже через пару секунд перед Чоном предстаёт его старик в очках и с тростью в руке. — Рад тебя видеть, — дедушка едва заметно улыбается и садится на ближайшую табуретку. Как же он постарел, просто удивительно, в прошлый свой визит Чон не обратил на это внимание. — Всё ещё пытаешься строить из себя интеллигентного пирата? — спрашивает Чонгук и очерчивает старика взглядом, отмечая чужое спокойствие. — Мне не хватает только верного попугая? — Хван дотрагивается до плеча, показывая, где бы именно находился пернатый друг. — И пары бутылок рома, — Чон усмехается и замечает на одной из полок желанную фигурку утки-мандаринки, меняясь в лице. — Я приятно удивлен твоим настроением, внук. Честно говоря, зная твой буйный характер, я рассчитывал на ссору прямо на пороге, — дедушка немного постукивает тростью и сдержанно смеется, — прошлый наш разговор закончился не на самой приятной ноте. — Я немного переосмыслил свою жизнь и решил, что нет смысла держать на тебя обиду, — Чонгук выпрямляет спину и слегка задирает подбородок, показывая, насколько он возмужал за это время как внешне, так и внутренне, — рано или поздно это негативно сказалось бы и на мне. — Ты так позвзрослел за этот месяц. Может, нам стоит почаще ссориться? — говорит старик и начинает смеяться. — Думаю, лучше прийти к взаимопониманию. Ты же зачем-то хотел увидеть меня? — Чон пристально изучает полки с вещами, проводит по ним рукой, достает лежащие на них книги, исследуя их, и останавливается возле желанной статуэтки. — Да, всё именно так. Я хотел в последний раз увидеть тебя и попрощаться с тобой, — сказанные Хваном слова пугают. — Что? Попрощаться? — Чонгука оставляют в его недопониманиях совершенно одного. — Я уже немолодой, внук. Время рано или поздно забирает людей себе. Поэтому на старости лет я хочу объездить мир вместе с моей старой командой. Я не знаю, когда настанет мой час, поэтому и хочу с тобой официально попрощаться. — Но ты же… только появился в моей жизни спустя много лет, — настал момент жалеть о ссоре, что произошла месяц назад, и о последующей изоляции ото всех, -и уже хочешь оставить меня навсегда. — Я бы хотел помириться с тобой, — дедушка встает и неспеша подходит к нему, заглядывая ему в глаза, — прости меня за всё, Чонгук. — Я уже простил тебя, — он хмурится и обнимает старика, — твоя команда не испугалась того, что ты сбил человека? — Это произошло совершенно случайно. Если бы я мог в тот день отказаться от вождения, я бы обязательно это сделал. — Ты водил машину в нетрезвом виде? — Нет. В тот день я ни капли не пил, — и Чонгук ему верит, — тогда был поздний вечер, лил сильный дождь, и я зачем-то подумал о тебе. — Что ты имеешь ввиду? — Я вспомнил о тебе и проклил себя за то, что оставил тебя одного. Сначала забрал у тебя отца, а потом мать. Бедный, маленький ребёнок, мой мальчик, — дедушка подходит к своему столу и начинает рыться в ящиках, — я никогда не прощу себя за то, что повёл себя так эгоистично по отношению к вам. Потом всё было как в тумане: я немного отвлёкся и не заметил женщину, что переходила дорогу. Наверное, это было моим наказанием за предыдущие ошибки. Жаль, что её жизнь не удалось спасти. Слеза предательски стекает по щеке, и Чон вытирает её. — Чонгук, пришёл тот день, когда я передаю в твое распоряжение свою лавку, — старик протягивает ему какие-то бумаги. — Что? — он берёт их, недоверчиво поглядывая на Хвана. — Теперь она твоя, — старик осматривает родное ему помещение, — ты можешь делать с ней всё, что хочешь. — Я могу забрать утку-мандаринку? — Конечно. Я знал, что первым делом ты спросишь про неё. Хочу сказать тебе ещё кое-что: какой бы ни была твоя вторая половинка, я всегда одобрю твой выбор, если ты поделишься этой информацией со мной и я буду жив, — дедушка сам берёт фигурку и протягивает её Чонгуку. — Клянешься? — Клянусь. — Даже если моя вторая половинка будет парнем? — Даже если твоя вторая половинка… Что? — Хван меняется в лице, — подойди-ка ко мне, юноша. — Поздно что-либо менять, дедушка! — он по-доброму смеётся и показывает бумаги в руках. Чон выбегает за дверь лавки, минуя лестницу, и решает спрятаться от старика на первом этаже в магазине китайского чая, прямо за прилавком, пока владелец недоуменно озирается по сторонам, не понимая, в чем дело. Дедушка пробегает мимо, не замечая его, и Чонгук находит ситуацию забавной. Внезапно раздается рингтон, и он достает телефон, на экране которого высвечивается незнакомый номер. Он поднимает трубку и слышит родной, трясущийся то ли от боли, то ли от тревожности голос. — Я бы хотел попрощаться, — сегодня почему-то все хотят это сделать с ним, но если отбросить иронию, Тэхен и его неожиданный звонок вызывают у него беспокойство и страх. — Ты уезжаешь? — почему-то в критический момент мозг отказывается здраво оценивать риск потерять близкого человека. — Нет, — Ким шумно сглатывает и рвано дышит в трубку, и Чонгук крепко обхватывает пальцами телефон, боясь сделать лишнее движение или сказать что-то не то, — Чонгук-и, прости меня за слабость и эгоизм, пожалуйста. Не скучай по мне, хорошо? Я не вынесу, если причиню тебе боль. Слова застревают в горле и давят, заставляя его задохнуться. Он чувствует, как голова кружится, а сердце словно выпрыгивает из груди. Вы когда-нибудь получали звонок от родного вам человека, который в данный момент планирует свести счеты с жизнью?
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования