hear your heart

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
R
В процессе
74
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 102 страницы, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
74 Нравится 40 Отзывы 33 В сборник Скачать

Глава 6

Настройки текста
Примечания:
      Вечером того же дня, через пару часов после их возвращения домой, Сяо Чжань понял, что они с Ибо так и не договорились, во сколько встретятся на следующий день. Он задумчиво уставился в пол, сидя на кровати и покручивая телефон в руке; за окном послышались раскаты грома, и через мгновение по окнам застучали капли дождя. «Давно не было», — подумал Сяо Чжань, спасая телефон от нежелательного падения экраном вниз. Вряд ли Ибо уже спал в это время, но писать ему все равно было немного страшно.       Может, он успел передумать? Сяо Чжань знал, что накручивать себя по пустякам сейчас — далеко не лучшая идея, и ему достаточно будет просто спросить, но с этим парнем у него всегда все шло не так, как он привык. За окном продолжало греметь и сверкать, дождь только усилился, барабаня по стеклу и разноцветным листьям, все еще не опавшим с деревьев в это время. «Гулять завтра будет еще приятнее, если прольет всю ночь», — Сяо Чжань бросил взгляд в сторону окна, увидев лишь темные грозовые тучи, укрывшие собой звездное небо, и открыл чат с Ибо.       Сяо Чжань, 21:38:       «Спишь?»       Ибо, казалось, и правда ждал его сообщения. Или у него была какая-то чуйка на них, чему бы Чжань тоже не особо удивился, ведь отвечал парень моментально. Третий вариант — он с телефоном вообще никогда не расставался, что было вероятнее всего.

      Ван Ибо, 21:38:

      «шутишь, что ли?»

      Сяо Чжань вдруг подумал, боится ли Ибо грозы. Вспомнил про его страх темноты, ужастиков и всего мистического; наверное, сама гроза не была ему страшна, но вот ее последствия в виде внезапного отключения электричества во всем районе могли создать некоторые проблемы. Волноваться здесь, правда, особо было не о чем — такие явления были весьма редки, да и всегда можно воспользоваться фонариком на телефоне. И Сяо Чжань точно не собирался продолжать эту мысль, забираясь в ней все дальше и дальше — не хватало ему еще сейчас переживать за Ибо, когда того, вероятно, и не требовалось.       Сяо Чжань, 21:38:       «Кто ж тебя знает. Я насчёт завтра…»

      Ван Ибо, 21:39:

      «ооо, Чжань-гэ, я уж боялся, что ты передумал (•᷄⌓•᷅)»

      Сяо Чжань определенно не будет сообщать ему, что, вообще-то, успел сотню раз передумать и снова захотеть идти куда-либо с Ван Ибо. Не поймите неправильно, ему нравилась его компания, да и сам он тоже… Но именно из-за последнего он боялся, что выкинет что-то из ряда вон выходящее и окончательно испортит все их отношения, которые только-только успели зародиться.       Сяо Чжань, 21:39:       «С чего бы… Давай в 10?»

      Ван Ибо, 21:40:

      «а ты встанешь? (´∀`)»

      Сяо Чжань, 21:40:       «Если нет, придешь и распинаешь меня. :)»

      Ван Ибо, 21:41:

      «ты сам это сказал 〜(^∇^〜)»

      Сяо Чжань, 21:42:       «Э, нет, стой, не надо меня пинать, я пошутил. Какой ты жестокий!!!»

      Ван Ибо, 21:43:

      «☚(゚ヮ゚☚)»

      Выдержав недолгую паузу, Сяо Чжань все-таки решил задать мучивший его вопрос. Лучше, чем сидеть и гадать, не так ли?       Сяо Чжань, 21:44:       «Ибо, ты точно хочешь пойти со мной?»

      Ван Ибо, 21:46:

      «я ведь уже сказал, что все равно собирался позвать тебя кое-куда. и нет, Чжань-гэ, я не против.»

      — С тобой — куда угодно, — едва слышно проговорил Ибо в тишину комнаты. Светильник на тумбочке теплым светом затрагивал лишь небольшую часть пространства, остальное разными цветами освещал экран телевизора, стоявший напротив кровати. Шел какой-то фильм, Ибо не всматривался — тот, что он смотрел, закончился еще час назад. Он лишь убавил громкость почти до минимума и откинул пульт на мягкую поверхность кровати, все остальное время проведя в телефоне.       — Он даже смайлики свои не поставил, какой серьёзный…— Сяо Чжань слегка улыбнулся окошку чата и еще раз прошелся взглядом по сообщениям, затем переставил будильник на семь часов утра и лег на кровать, повернувшись к стене. Он пока не хотел засыпать, но глаза закрывались против его воли, а усталость, накопившаяся за день, внезапно навалилась на него, из-за чего глаза еще сильнее слипались, а открывать их становилось чуть ли не болезненно. Он снова взял телефон в руки, печатая еще одно сообщение прежде, чем окончательно уснет.       Сяо Чжань, 21:50:       «Сладких снов, Бо-ди.»

      Ван Ибо, 21:50:

      «тебе тоже, Чжань-гэ»

      Казалось бы, такое простое сообщение, всего несколько ничем не примечательных слов, однако Сяо Чжань в очередной раз не сдержал мягкой, едва заметной улыбки. Теперь, когда его ежедневная миссия «пожелай диди сладких снов», ставшая с недавних пор обязательной, была выполнена, он со спокойной душой перестал сопротивляться желанию организма и через несколько минут уже крепко спал под звуки дождя за окном.

***

      11 октября, воскресенье, около 8:23 a.m.       — Дорогой, ты уже встал? Сегодня ведь выходной, — мама Сяо Чжаня, заметив, как тот спустился со второго этажа, слегка обеспокоенно посмотрела на сына. — Что-то случилось?       — Мам, ну ты чего, почему сразу что-то должно было случиться. Я просто иду гулять сегодня с… другом, мы договорились встретиться в десять, — Сяо Чжань немного не понимал таких случаев беспричинного беспокойства о нем, но, наверное, для его матери такое в порядке вещей. Странно, что она не показывает своего волнения всякий раз, как он выходит гулять по вечерам, зато в такие моменты — постоянно.       — С другом? С Уильямом?       — Нет. Помнишь, о котором я говорил… Ван Ибо, въехал недавно в соседний дом…       — А, конечно, как не помнить! Он такой хороший мальчик, такой вежливый! — госпожа Сяо тут же расцвела, расхваливая Ибо. Сяо Чжань бы, возможно, даже приревновал, если бы не был согласен.       — Ты уже виделась с ним?       — Пару раз сталкивались на улице, он так смущался, когда здоровался, ха-ха. Такой очаровательный!       — Да уж… Ну, то есть, да, он хороший, — Сяо Чжань улыбнулся, вспоминая своего нового хорошего соседа. — Очень хороший.       — Чжань-Чжань, ты несколько изменился с тех пор, как начал общаться с ним.       — Что? Я? Тебе показалось, — Сяо Чжань молился всем богам, только бы по его лицу ничего не было понятно. Понятно, что молиться было бесполезно — от своей матери он, казалось, ничего не мог скрыть. Она с сомнением смотрела ему в глаза долгих три секунды, после чего лишь улыбнулась и ответила:       — Как знаешь, дорогой, как знаешь. Приводи его как-нибудь к нам домой!       «Она… Да она издевается надо мной!» — Сяо Чжань ничего не ответил — просто кивнул и сбежал в ванную, подальше от этого пристального взгляда и провокационных фразочек. Его мама, если хотела, могла вытащить из него любую информацию или с легкостью все понять по его выражению лица, и Сяо Чжань ничего не мог с этим поделать.       Во время завтрака он старательно делал вид, что не замечает ее пронзительного взгляда, направленного на него; Сяо Чжаню казалось, что он мог услышать невысказанные в его адрес колкие фразы, от которых он бы точно подавился и умер прямо за обеденным столом в их просторной кухне. Кусок в горло не лез и, как бы он ни старался запихнуть хоть что-то в себя, его хватило только на чашку горячего зеленого чая — его любимого, часто использовался им как своего рода успокоительное. Только вот в этот раз даже чай не помог — мысль о том, что он весь день собирается провести с Ибо наедине, никак не давала покоя; чем больше он об этом думал, тем больше это все странным образом начинало походить на свидание. «Что же со мной будет, когда мы… если мы пойдем на настоящее… Ох, черт, о чем я вообще думаю…»       Наручные часы на тонком запястье Сяо Чжаня показывали без пятнадцати десять, когда он стоял в коридоре и крутился перед зеркалом, тщательно обсматривая себя со всех сторон. Простые серые джинсы, теплый белый свитер, ботинки, пальто и шапка, ничего необычного; он, конечно же, не забыл замотаться подаренным шарфом, который отныне был (и будет) его любимым шарфиком — хоть в рамку засовывай и на стену вешай. В такие крайности он бросаться не собирался, но все же этим подарком он очень дорожил. Еще раз окинув себя взглядом в отражении зеркала, он выбежал на улицу, где его уже ждала фигура в теплой темной куртке, темных джинсах и черной шапке с надписью «cool guy». Сяо Чжань хихикнул, подошел ближе к «крутому парню» и встал напротив него на расстоянии вытянутой руки — достаточном, чтобы не волноваться слишком сильно и, пожалуй, слишком заметно.       — Отлично выглядишь, Чжань-гэ, — день обещал быть отличным, если начинался с такой широкой и яркой улыбки Ван Ибо, какую он ему сейчас подарил. Ибо задержался взглядом на шарфе, и в его взгляде промелькнуло что-то, что Сяо Чжань не смог расшифровать.       — Ты тоже. Особенно шапка у тебя… крутая, — Сяо Чжань снова хихикнул и, откровенно говоря, просто завис на внезапно смутившемся Ван Ибо. — Если что, я не издеваюсь!       — Вау, Чжань-гэ, мысли мои читаешь? — Ибо наигранно удивился, скорчив забавную рожицу, а у Сяо Чжаня словно весь воздух из легких выбили. «Он специально, да?»       Да, он специально. Еще с понедельника Ван Ибо думал о соулмейте Сяо Чжаня. О том, как скоро он узнает о нем, кем он будет, знакомы они или нет; живут ли они в одном городе, стране; младше или старше. Ван Ибо понимал, что его это дело никак не касалось — не его ведь родственная душа, ему-то с чего об этом думать — но он ведь, будем честными, хотел быть первым и единственным кандидатом в соулмейты Сяо Чжаня. Конечно же, его будет это волновать! Даже не окажись они соулмейтами, он бы, конечно, не отказался от своих попыток сблизиться с ним, возможно, начать встречаться с ним когда-нибудь… в ближайшем будущем. Но все же… Соулмейт. Этот статус… дает некоторые привилегии, не так ли? О, да какие к черту привилегии, он просто хочет быть с Сяо Чжанем, ладно?       Думать — это одно, а знать — совсем другое. Он понимал, что никаким образом узнать не сможет; по крайней мере, пока сам Сяо Чжань ему не расскажет, или пока ему самому не исполнится восемнадцать. Но ждать так долго… Было интересно, поселились ли уже в его голове чужие мысли или нужно еще подождать? Что, если да, и Сяо Чжань уже знал, кто это? Тогда… это точно не Ван Ибо. Думать о таком раскладе событий ему совершенно не хотелось, но он не мог не накручивать себя каждый раз. Нашел, чем заняться, да?       Сказал бы кто ему месяц назад, что он будет так сохнуть по своему прекрасному-замечательному-красивому-очаровательному новому соседу, он бы посмеялся этому человеку в лицо и пошел кататься на скейте в свое удовольствие. Теперь же было не до смеха. И за какие только грехи…       — Бо-ди? Ибо? Ты слышишь меня? — Сяо Чжань, как оказалось, уже около минуты звал его и размахивал рукой перед его лицом, чего Ибо и не заметил вовсе.       — Прости, задумался. Идем?       — М-м, пошли. Прокатимся на автобусе, а там пешком недалеко.       Поначалу они шли молча, не зная, о чем говорить и стоит ли вообще… говорить. С одной стороны, тишина между ними устраивала обоих, а с другой — чувствовалась необходимость эту тишину чем-то заполнить. Ибо, сам себе удивляясь, не выдержал минут через десять и начал закидывать Сяо Чжаня самыми разными вопросами — начиная от «какой твой любимый цвет» и заканчивая «каким ты был в детстве». Сяо Чжань охотно отвечал, и Ибо получал столько информации, сколько Уильям не получил за все годы их дружбы с Чжанем. Наверное, ему впервые захотелось поговорить о себе, рассказать побольше, поделиться какими-то историями. Да и просто чтобы… выслушали. Нет, и Уильям был прекрасным слушателем и отличным другом, но… Ситуация все еще отличалась, понимаете?       Сяо Чжань вот не очень. Но рот свой закрыть так и не смог.       Продолжили болтать в автобусе, заняв места в задней его части; Сяо Чжань уселся у окна, Ибо — рядом, так что можно было спокойно продолжить расспрашивать друг друга обо всем на свете. Теперь уже настала очередь Сяо Чжаня задавать вопросы, и Ибо был только рад ответить на каждый из них. Дорога заняла довольно много времени, ведь нужный им торговый центр был на другом конце города (возможно, стоило воспользоваться метро, но об этом они как-то не подумали).       Сяо Чжань и не заметил, как начал засыпать; в какой-то момент он даже чуть не улегся головой на плечо Ибо — это было бы, наверное, мило и все такое, да и девчонкам, наблюдавшим за ними с самого начала их поездки с дальнего ряда, такое зрелище точно бы пришлось по душе, но… Ибо, видимо, тоже посчитал плечи Сяо Чжаня весьма удобными и прекрасной заменой подушке, потому в итоге они оба стукнулись головами и тут же испуганно подскочили, потирая ушибленное место — спасибо шапкам за смягчение их внезапного столкновения — и неловко посмеиваясь. Оповещение о нужной им остановке спасло от необходимости объясняться (а нужно ли было вообще?), и через несколько минут парни уже стояли перед входом в многоэтажное здание.       — Куда нам? — спросил Ибо, поднимаясь вслед за Сяо Чжанем по небольшой лесенке на входе.       — На… третий этаж, если я правильно помню, — ответил тот и пошел в сторону эскалатора.       Ибо заметил, как у Сяо Чжаня загорелись глаза при виде вывески нужного им отдела. Тот оказался весьма большим, и в нем, казалось, было абсолютно все. Ну, да, Ван Ибо, чего ты еще хотел от буквально самого крупного художественного магазина в городе? Ну, он и не думал об этом.       — А чем ты обычно рисуешь? — спросил Ибо, пока Сяо Чжань, наклонившись, перебирал баночки с краской.       — М-м-м… Порой это просто… обычный карандаш, но чаще всего я предпочитаю краски. В основном акриловые, иногда масляные — мне они очень нравятся, кстати! — потом… В последнее время пробую рисовать акварелью, правда, пока не очень выходит… Но я стараюсь! А, ну, и просто цветными карандашами могу. Маркерами… В общем-то, всем, что под руку попадется?..       — Хм… А что ты обычно рисуешь?       Сяо Чжань выпрямился и как-то… странно взглянул на Ибо; ему сразу же показалось, что он выбрал не лучшее время для вопросов и попросту отвлекал Чжаня, но тот, как обычно, заметив выражение лица Ибо, пресек его переживания на корню и ответил:       — Природу, чаще всего. Не знаю, мне просто… нравится? Нравится смотреть, рисовать, думать о чем-то своем, представлять это в голове и рисовать еще… Фотографировать, конечно, тоже круто, но когда я рисую, то чувства испытываю совсем иные. И в эти рисунки я вкладываю частичку себя, так ведь говорят? Так что мне всегда кажется, что я становлюсь ближе ко всему этому, что ли. Мне всегда нравилась природа, она меня… успокаивает. Здания еще, просто все, что окружает. Иногда рисую людей, но это бывает очень редко… Даже не знаю, почему, если честно, — на последних предложениях улыбка Сяо Чжаня стала какой-то грустной, как показалось Ибо, но он не успел это обдумать — Сяо Чжань встряхнул головой, отгоняя ненужные мысли, и продолжил: — Спасибо, что спрашиваешь. Мне приятно.       — Я думал, тебе надоели мои вопросы.       — С чего ты это взял? Знаешь, я не привык говорить о себе. Наверное, мне просто не хотелось. Я даже Уиллу почти ничего не рассказывал, ха-ха, он наверняка думает, что я ему не доверяю. Но это не так. Просто… Я знаю, что ему это неинтересно. А я не люблю заваливать других ненужной им информацией.       — Но тогда почему?.. — «ты доверяешь мне?». Ибо с надеждой — сам не знал, на что именно надеялся — посмотрел на Сяо Чжаня; тому показалось, что его видят насквозь.       — Мне показалось, что ты не просто из вежливости спрашиваешь. Я… ошибся?       — Нет! Мне интересно. Хочу узнать о тебе еще больше, Чжань-гэ.       — Ох, Ибо… Э-э-э… Я взял все, что мне было нужно, идем…       — Ага, — ему показалось, или Сяо Чжань сейчас… избежал продолжения их разговора? Может, ему все-таки было неприятно? Но он не стал бы врать… Неужели смутился?       Ван Ибо как по щелчку заулыбался и посмотрел на недоумевающего Сяо Чжаня, который старался сохранять спокойное выражение на лице, пока расплачивался за покупки. Не забыв поблагодарить продавца, он схватил пакеты и подошел к Ибо, уже стоявшему у входа в отдел с одеждой. В итоге его затащили внутрь и усадили на небольшой диванчик, после чего Ибо побежал набирать понравившуюся одежду с вешалок. Он, видимо, решил устроить Сяо Чжаню бесплатный показ мод в магазине — каждый раз, отдергивая шторку в сторону, Ибо подходил ближе к месту, где сидел Чжань, и крутился перед ним, спрашивая, идет ли ему этот наряд. Сяо Чжань смеялся и честно отвечал, что Ибо подходит все, что бы он ни нацепил на себя — будь то даже мусорный мешок, он был уверен, что Ибо будет шикарен и в нем — но самого Ибо, видимо, такие ответы не особо устраивали.       — Как мне выбрать, если тебе нравится буквально все?       — Но тебе правда идет все, что бы ты ни примерил! Неужели тебе так важно мое мнение?       — Да, — ответил Ибо, не задумываясь. — Очень важно, Чжань-гэ.       — Тогда… — Сяо Чжань решил не акцентировать внимание на том, как быстро Ибо согласился с ним; он еще раз окинул взглядом стопку того, что ранее успело побывать на Ибо и было оценено им самим, — вот это и… это, думаю?       — О, мне тоже эти штаны понравились, класс! Не хочешь тоже что-нибудь примерить?       — Нет, пожалуй, мне пока не надо. Иначе мы вообще отсюда не выйдем.       Ван Ибо лишь рассмеялся и попросил пробить ему то, что для него выбрал Сяо Чжань. Ох уж этот!..       Они прошлись еще по нескольким отделам, правда, там уже ничего не купили, и зашли в небольшое кафе на одном из этажей. Атмосфера в нем была очень уютной и приятной, на фоне играла спокойная музыка; мебель, как и весь интерьер в целом, была в светлых тонах; диванчики были такими мягкими, что в них, казалось, можно было утонуть. Сяо Чжань присел на один из них и… Попробуйте его поднять оттуда — не получится, он не встанет даже под страхом смерти. Рядом лежала небольшая подушка в форме смеющегося смайлика, которая, как ему казалось, немного не вписывалась в общую картину; Сяо Чжань взял ее в руки и положил себе на колени, посматривая в сторону Ибо. Тот стоял у витрины с пирожными и тортами, и через несколько минут, выбрав что-то оттуда, сделал заказ.       — Вот, Чжань-гэ, надеюсь, тебе нравится такое, — сказал он, подойдя к их столику с небольшим тортиком на подносе. Торт, похоже, был по большей части из крема — а Сяо Чжань обожал крем — с шоколадными фигурками сверху и клубничными дольками по бокам.       — Не беспокойся, такое мне точно нравится. Но с чего ты?..       — Продолжаем праздновать день рождения? Считай это за небольшой бонус к твоему подарку.       — Вау… Ибо, я надеюсь, это не слишком…       — Я бы не стал делать того, чего не хотел бы. Да и ладно тебе, какой день рождения без тортика?       — Ну… Раз ты так говоришь, тогда ладно. Давай сюда свой тортик! — Сяо Чжань воткнул небольшую вилку в десерт и отправил кусочек в рот, чуть ли не мурлыкая от удовольствия. — Вкусно!       Когда от торта осталось чуть меньше половины, Сяо Чжань довольно похлопал себя по животу и спросил:       — Кстати, Бо-ди, куда ты хотел сходить со мной? — не удержавшись, он подцепил вилкой еще один кусочек торта — оторваться от него было просто невозможно! — Надеюсь, я не помешал твоим планам?       — Что? Нет, конечно нет, — Ибо замялся, а его рука с клубникой на вилке так и зависла в воздухе.       — И все же?       — Я… Боже. Ладно. Я хотел сводить тебя в Японский сад, — глаза Сяо Чжаня расширились, и он даже на пару секунд перестал жевать. — Мне сказали, что ты хотел сходить туда.       — Уильям, да?       — Угу, я устроил ему небольшой допрос, прости за это. Я хотел держать это в секрете до самого входа в сад, но, если честно, я все еще плохо ориентируюсь здесь и не уверен, что смогу правильно найти дорогу. Но… если ты не хочешь, можем не идти.       — С чего ты взял? Хочу, конечно! Всегда хотел, — Ибо, наконец, хватило смелости поднять голову и взглянуть на Сяо Чжаня — тот словно весь светился, и даже глаза его ярко улыбались. Ибо облегченно выдохнул и улыбнулся в ответ.       — Но почему ни разу не сходил?       — М-м, не знаю, тебя ждал? — Сяо Чжань хихикнул, краем глаза подмечая едва покрасневшие кончики ушей Ван Ибо. «Очаровательный!», — кричал он в глубине души, тогда как вслух произнес лишь: — Как-то… не складывалось. Все, сколько там получается — лет десять, что я тут живу? Одиннадцать? Какой кошмар… Сначала родители никак не могли меня туда отвести, а потом я сам никак не мог собраться и пойти. Ничего особенного, просто всегда находилось что-то более важное, думаю.       — Но ты правда хочешь?       — Это я должен тебя спрашивать, нет? Ты не против такого?       — Почему я должен быть против?       — Разве тебе это не кажется… скучным? — практически все, с кем он раньше говорил о подобных местах, прямым текстом заявляли, что таким не интересуются и считают скучным. И ему почему-то казалось, что Ибо думает примерно так же.       — Ну… — ох, видимо, он прав? — С тобой мне не бывает скучно, Чжань-гэ. Да и, знаешь, мне самому стало интересно, когда я увидел фотки в интернете.       — О? Тогда… это хорошо, полагаю.       Сяо Чжаню всю дорогу до сада не терпелось оказаться там. Из-за того, что рядом с ним был Ибо, ему не терпелось в двойном объеме. Сколько же всего он сможет сегодня сфотографировать, нарисовать, увидеть… Ближе ко входу он едва не перешел на бег, но все же сдержал себя и обернулся на Ибо, который шел немного позади и лишь посмеивался с такой реакции Сяо Чжаня. Тот ощущал себя ребенком, которого впервые привели покататься на аттракционах в парке, однако для него это место было лучше всяких американских горок раз в десять.       Он думал, что был счастлив, когда Ибо подарил ему тот забавный брелок на фестивале. Он думал, что был еще счастливее, когда получил шарф от него. Но Ван Ибо просто не переставал его удивлять! В самом что ни на есть положительном смысле.       Для Сяо Чжаня такое, наверное, никто и никогда не делал. Так замудрить с подарком и в итоге… попасть точно в цель по всем возможным критериям. Они ведь и не знали ничего друг о друге — ну, теперь Ван Ибо, все же, немного выигрывал у Сяо Чжаня в этом — и не были так уж близки, чтобы делать что-то подобное. Но Ибо все равно сделал, и сделал просто прекрасно — Сяо Чжань был уверен, что никогда не забудет этот день.       Он был так благодарен и правда не понимал, чем вообще заслужил подобное отношение к себе. Жизнь Сяо Чжань ему вроде не спасал — тут Ибо мог бы поспорить — да и вообще ничего такого не делал, что заставило бы Ибо так хорошо к нему относиться. Но, наверное, Ибо было виднее?       Оказавшись на территории сада, Сяо Чжань ощутил, словно оказался далеко-далеко от города, за тысячи километров от него. Словно перенесся в другой мир по щелчку пальцев, и, черт, было бы хорошо не возвращаться обратно как можно дольше.       — У нас есть… — Ибо быстро глянул на часы на запястье, после засунув руку в карман, — около четырех с половиной часов?       Этого было так мало, чтобы посмотреть все, но в то же время Сяо Чжань был рад, что хотя бы был здесь. Уже что-то.       — Тогда давай не будем терять времени, — сказал он и по привычке схватил Ибо за руку, потянув за собой вглубь сада.       Каменные лестницы, местами покрытые мхом и все еще слегка сырые после дождя; деревянные мостики, протянутые над прозрачными речками; водопад в самом сердце сада, окруженный разноцветной листвой деревьев и кустарников; асфальтовые тропинки, протянутые по всей территории вдоль деревьев; торо — так назывались традиционные японские фонари — вслед за лестницами покрытые мхом и идеально дополняющие общую картину. Деревья вокруг были самых разных цветов — осень вновь поражала своими яркими красками.       Они даже добрались до чайного домика, хозяин которого оказался весьма приятным мужчиной среднего возраста. Внутри все было так красиво, что и Сяо Чжань, и Ван Ибо в очередной раз открывали рты в восхищении и во все глаза рассматривали помещение. Просидев там чуть меньше часа, отправились гулять дальше по саду, забредая все дальше и дальше. Хотелось просто потеряться там, ведь до того завораживающими были пейзажи. Здесь было так много… всего, Сяо Чжань боялся упустить хоть что-то, а его галерея постепенно заполнялась фотографиями со всех возможных ракурсов.       — Ибо, Ибо, смотри! — в очередной раз он дернул младшего, который, казалось, был с окружающей его природой на одной волне и вообще познал дзен. Ибо, пусть и не скакал от радости так же, как это делал Сяо Чжань, тоже наслаждался пребыванием в столь красивом месте. — О! Давай сфотографируемся!       — Э-э… Мне сфотографировать тебя на фоне или?..       — Нет-нет, давай вместе! Ну же, иди сюда, — Чжань притянул Ибо ближе к себе, слегка обнимая его за плечо, чтобы оба влезли в кадр, и широко улыбнулся, нажимая на кнопку на экране. Ибо немного забыл, как дышать, и был готов отправиться на встречу с предками только от этого незначительного объятия. «Господи, что со мной не так?» Но улыбнуться он все же не забыл.       — Я обязан Уильяму по гроб жизни… — до Ибо не сразу дошло, что он произнес это вслух, но было уже поздно — на него уже внимательно смотрела пара шоколадных глаз. Может, не стоит на этот раз молчать…       — За что? — Чжань выглядел абсолютно, незаконным образом мило в этот момент, и да, к черту, он умрет, если не скажет. Если скажет, тоже умрет, но хотя бы без сожалений.       — За то, что дал мне возможность увидеть тебя таким счастливым, гэ, — Сяо Чжань сглотнул, понимая, что они все еще стоят слишком близко. — Я правда очень рад, что тебе понравился мой… подарок.       Ибо немного отстранился, вставая напротив Сяо Чжаня и заглядывая ему в глаза, что снова приобрели тот медовый оттенок на солнце, почти скрывшемся за горизонтом. Оно освещало пространство последними на сегодня яркими лучами, попадало ими же на лицо Сяо Чжаня, отчего тот становился еще прекраснее — казалось бы, куда еще больше, да? Небо было безоблачным; возможно, они пойдут обратно домой с морем звезд над их головами. Атмосфера снова стала… какой-то особенной для них; именно в такие моменты они слегка открывали свое сердце и говорили то, что не сказали бы часами ранее. Именно поэтому Ибо, собравшись с мыслями, продолжил:       — Знаешь, Чжань-гэ, я почему-то очень хотел порадовать тебя. Ты с самого первого дня встретил меня своей улыбкой, и мне так повезло с этим, правда, ты просто спас меня тогда. Нет, все было вполне нормально, просто… Наверное, это было просто необходимо мне. И ты продолжил общаться со мной и на следующий день, и после него, и даже теперь ты все еще не забыл обо мне, и я правда тебе благодарен за это, ведь… Все это время я вообще боялся сближаться хоть с кем-то, потому что, м-м-м… Я знал, каково это — уезжать от тех, кто тебе дорог, и больше не иметь возможности их увидеть. Но… С тобой все совсем по-другому, спасибо, что вытащил меня с этого темного дна одиночества, и… Ох, я вообще не это собирался сказать, прости, что навалил на тебя все это…       — Все… все нормально, я… Продолжай.       — Причина, по которой я решил устроить тебе вот такой вот большой подарок на день рождения, учитывая, что мы знакомы меньше месяца, в том, что… Я боюсь, что в следующем году уже не смогу подарить тебе хоть что-то, Чжань-гэ.       — Что ты?..       — Я не знаю, когда и куда, возможно, завтра, а может, через пять лет, но я уеду. Всегда уезжал. Возможно, через пару минут мне позвонит мама и скажет, чтобы я возвращался и собирал вещи, ведь мы снова должны ехать. Я постоянно живу в этой неопределенности, и я просто боюсь, что в следующем году меня здесь уже не будет. Может, меня не будет здесь уже в этом году. Будет обидно, если этот подарок окажется моим первым и последним подарком тебе, но, все же, не так обидно, если бы его вообще не было. Прости, что омрачаю этот день такими словами, но мне показалось, что другого момента для них больше не будет.       Сяо Чжань не знал, что стоило ответить. Нужно ли было вообще отвечать? Возможно, Ибо сказал это все, вовсе не рассчитывая на какой-либо ответ. Но Сяо Чжань хотел сказать хоть что-то, пока была возможность, но предательский ком в горле и полное отсутствие подходящих, по его мнению, слов мешали это сделать. Он представил, какой станет его жизнь, когда — если — Ибо уедет. Они ведь могли продолжить общаться, перекидываясь сообщениями и фотографиями, но раз Ибо не говорил об этом, значит, он не хотел этого? Или думал, что из этого ничего не выйдет?       Жизнь без Ибо в ней представлялась… пустой. Да, у него останется все, что было до него, и этого «всего» полно, чтобы закрыть эту пустоту, но… Он знал, что это будет лишь видимость, простая иллюзия, а на самом деле ему будет ужасно не хватать этого временами хмурого и очень милого парня с пухлыми щеками и синими волосами, ворвавшегося в его жизнь на скейте. Буквально.       Просто иногда получалось, что один человек своим появлением в жизни затмевал едва ли не все прошлые события в ней.       Так получилось и с ними. Ван Ибо, сам того не осознавая, за столь короткое время стал самым ярким воспоминанием в жизни Сяо Чжаня.       — Бо-ди… — начал Сяо Чжань, но тут же услышал короткий всхлип и тихое «Ох, прости, что-то я совсем…». Это стало последней каплей.       За один короткий шаг он сократил расстояние между ними и схватил ничего не понимающего Ибо за руки, притягивая в крепкие — недостаточно крепкие — объятия. Сяо Чжань уткнулся лицом ему куда-то в район шеи, тут же вдыхая запах Ибо — пахло приятно, хотелось спросить, чем он пользуется. Руки Ибо висели неподвижно около пяти секунд, после чего он моргнул, приходя в себя, и положил ладони на спину Чжаня. Пусть и не сильно, но Ибо все же был ниже, и почему-то сейчас эта разница в росте ощущалась гораздо больше, чем обычно. Он уткнулся лицом ему в плечо, сжимая ткань одежды на спине старшего.       Черт, он ведь не собирался… Нашел время реветь! Но, стоило ему представить, как он уезжает отсюда, от Чжань-гэ, и предательские слезы тут же навернулись на глаза без предупреждения. Когда он в последний раз плакал? В классе третьем?       Оба не могли сказать, сколько времени прошло, но вскоре из динамиков послышалось оповещение о закрытии и просьбе покинуть территорию в течение тридцати минут — все-таки, сад был очень большим, так что некоторым времени дойти до выхода требовалось немало. Ибо уже собирался отстраниться, но его все еще крепко держали и, видимо, не собирались отпускать.       Если бы ему только раньше кто-нибудь сказал, что обниматься — о, боже, они обнимаются… — с Сяо Чжанем будет так приятно… Он бы определенно не отказался от шанса испытать это на себе как можно скорее.       — Обещай… — начал Сяо Чжань на грани слышимости, словно боялся разрушить этот прекрасный для них обоих момент. — Обещай, что следующий мой день рождения мы проведем вместе.       «И после него тоже. И все остальные. Каждый день, если можно».       — Чжань-гэ, я… — Ибо просто не мог дать ему обещание, которое, скорее всего, не сможет сдержать. Только не Чжань-гэ. Но…       — Пожалуйста, Бо-ди.       — … Обещаю, Чжань-гэ.       — Спасибо, — спустя долгие три минуты он отстранился и тепло улыбнулся. — За этот день и… вообще за все, что ты сделал. И что рассказал мне, а не сдержал в себе. Это важно для меня.       Ибо казалось, что благодаря этому дню, этому мгновению его слабости, этим объятьям — благодаря всему этому они стали чуть ближе, и это так радовало, что для грусти и плохих мыслей места не осталось совсем. Ему, вероятно, впервые так сильно захотелось сдержать данное обещание и никуда не уезжать, и еще сильнее — сделать все, что в его силах, только бы его желания стали реальностью.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования