Just Do It 108

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Юу/Койю
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Просто Новый год.

Посвящение:
mr.kouyou

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
На свой страх и риск, что называется.
С Новым годом всех
30 декабря 2011, 12:54
Время близилось к полуночи. Ночной Токио покрылся тонким налетом снега, такого по-детски несмелого, будто бы на календаре не середина зимы, а самое-самое ее начало. Было странно тоскливо находиться в этот вечер в пустой квартире и смотреть на яркие, праздничные огни мегаполиса. И, тем не менее, это стало уже привычкой: приходить после очередной репетиции в пустую квартиру, проглатывать безвкусное подобие ужина и до предрассветных сумерек пить алкоголь – не важно, какой крепости, - сидя на подоконнике, потом засыпать буквально на пару часов. А на следующее утро взглядом нашкодившего кота смотреть на Кая, снова и снова обещать, что больше такого не повториться. Парни заведомо знают – ложь. Но кому объяснишь, что сердце истосковалось по теплу, а постель всегда обдает холодом. Он боится холода, да. С некоторых пор он стал непереносим. Одиночество. В душе, в глазах, движениях, сердце… Этот Новый год он снова будет встречать в компании сигарет и бутылки чего-нибудь алкогольного. Они разделят с ним его тоску, и, может быть, одиночество отступит на время. А потом он поедет к Ютаке, к доброму, вечно улыбающемуся Ютаке; в дом, где его встретит тепло и запах очередного кулинарного шедевра. И он оттает, согретый ненадолго теплом друзей. Задорный смех Таки – живчика группы, широкая дружеская улыбка Акиры – всегда грубовато-пошлого, но жуткого добряка, солнечная улыбка Кая и слегка насмешливая полуулыбка Юу. Да, завтра все будет так. А пока… Пока он закурит, вдыхая горьковатый дым любимых сигарет. Станет немного теплее – он даже позволит себе улыбнуться. Как-то ни с того ни с сего вспомнились вполне прозрачные намеки Юу. А сказанное небрежным тоном месяца два назад «Давай перепихнемся?» оставило неприятный осадок. Юу был дерзким и страстным, наглым в чем-то. Всегда привлекал к себе внимание. Его поступки не были вызывающими или пафосными, нет. Это... это был просто Юу; на него не возможно не обратить внимания, вот и все. Может, он даже не отказался бы от столь непристойного предложения, но… это было ново, страшно, запретно? Нужное подчеркнуть, что называется. Просто Койю не был шлюхой, а сердце хотело отношений, любви даже. Проснуться в объятиях любимого – сейчас это было бы счастьем. Но постель по-прежнему холодна, а любимого как не было, так и нет. Трель телефонного звонка эхом прокатилась по комнате. Раздраженно поправив короткий хвостик волос, Койю дополз до дивана, на котором среди подушек валялся мобильный. Юу. - Да? - Привет. – Чуть запнулся, будто бы подбирая слова. – Пустишь? Койю молча поднялся с пола, пошел в коридор. Щелчок замка – и перед ним уже стоит взъерошенный и странно смущенный гитарист, все еще с трубкой у уха. Опомнившись, он нажал на сброс. - Я тут… эт-то… – брюнет окончательно стушевался. Койю задумался. А в принципе, что он теряет? Ночь в компании бутылки и сигарет? Так с радостью! Слишком давно хотелось нарушить привычное течение жизни. Он приоткрыл дверь шире, приглашая Юу войти. Взгляд зацепился за бутылку вина и, вроде как, шоколадку в руке гостя. Легкая ухмылка тронула шубы: он неисправим. Спрашивать, что привело его в скромную пустующую обитель согруппника, было откровенно лень. А противный внутренний голосок упрямо твердил, что просто не хочется быть одному. Да, не хочется. - Бокалы? – ах да, вино. Койю кивнул, снова залезая на подоконник, закуривая. Вздрогнул, когда Юу с силой дернул ручку окна, впуская в комнату поток свежего холодного воздуха. На мгновение показалось, что Юу тепло улыбнулся, в темноте угадав благодарность в глазах друга, прежде чем уйти на кухню за бокалами. Показалось ли?.. Пили молча: Койю по-прежнему сидел на подоконнике, Юу прислонился к стене рядом. - Любви хочу, - вдруг подал голос Юу. Хрипловатый, даже возбуждающий немного. Нет, это все вино. Вино заставило чувствовать теплую волну, прокатившуюся по телу и исчезнувшую в кончиках дрогнувших пальцев. - Любовь нельзя искать, ее можно только найти, - вдруг философски изрек блондин. Юу только уважительно хмыкнул на это, снова возвращаясь к каким-то своим мыслям. Как-то неожиданно резко и четко блондин почувствовал исходящий от друга аромат: терпкий, с легкой фруктовой ноткой и оттенком корицы. Глубоко вдохнул, пытаясь удержать запах. - А ты нашел? – От его голоса по телу прошла дрожь. - Нет, - спрятал грустную улыбку за стеклом бокала, залпом допивая вино. Закружилась голова, то ли от вина, то ли от дурманящего запаха мужчины рядом. Блондин только сейчас обратил внимание, что холод исчез, впуская на свое место маленькие, только-только начинающие разгораться огоньки тепла. Кажется, его панцирь дал трещину. Да, если Юу сейчас предложит, то… Чужие пальцы забрали из руки бокал, крепко сжали. Койю поднял взгляд, сталкиваясь с черными омутами глаз друга. - Давай попробуем? – Легкое пожатие руки в ответ – да. Черт со всем! Он первым потянулся к манящим влажным губам согруппника, провел пальцем, чувствуя кожей прерывистое дыхание. Поцеловал – более чем невинно – просто прикоснулся сухими губами и замер, чтобы через мгновение почувствовать, как раскрываются навстречу горячие губы Юу. Нежные, осторожные, не спугнуть бы… Или наоборот – терзать, покусывая и посасывая? Некстати пришла мысль о завязывании языком во рту вишневой веточки. Койю когда-то пытался, но потерпел поражение: злосчастная вишня ни в какую не поддавалась. Интересно, а Юу умеет? Судя по тому, что творил один только язык брюнета – да, умеет. Да еще как. Тихо застонав в, казалось, бесконечный поцелуй, Койю вцепился одной рукой в плечи брюнета, пальцами другой вплетаясь в волосы, остро желая зайти дальше… Как оказались на полу, никто не помнил, да и не важно это было. Сейчас имели значение только настойчивые руки и дерзкие губы Юу. Кажется, он шептал что-то, стягивая с блондина футболку, проводя кончиками пальцев по груди. Как по оголенным нервам – нестерпимо, жарко. Еще… Койю как в бреду подавался навстречу прикосновениям, поцелуям, ласкам, требуя еще и еще. Изголодавшийся, он хотел, чтобы это никогда не прекращалось. Сумасшествие… Слишком желанное, чтобы вот так просто завершиться. Юу тоже все больше распалялся. Поцелуи из нежных превратились в жалящие, кусающие. Возбуждение болезненно отзывалось в паху. Кажется, первый оргазм настиг Койю, когда брюнет рывком стянул с него джинсы вместе с бельем и припал губами к головке. Разрядка ослепительной волной прошлась по телу, исчезая на кончиках пальцев. Брюнет чуть приподнял голову и посмотрел на Койю, дожидаясь, пока его взгляд прояснится. Блондин смог наконец сфокусировать взгляд на лице друга – друга ли?.. – и тут же покраснел, чувствуя, как невольно начинает возбуждаться от увиденного. Юу самым непристойным жестом слизывал с губ его сперму, лукаво поглядывая из-под ресниц. На щеках еще виднелись несколько крупных белесых капель. И тут что-то в блондине переключилось. С тихим рыком он подтянул брюнета выше, жестким поцелуем впиваясь в губы, подмял под себя, прижав всем весом к полу. Юу немного опешил: не такого Койю он ожидал увидеть. Робкого, несмелого, смущающегося – да, но такого… Брюнет стал всерьез опасаться за свою задницу. План постепенно рушился под довольно грубыми ласками Койю. Такой он возбуждал еще больше, просто до невозможности. Горячий, властный… Но это будет в другой раз, ведь у них еще будет достаточно времени. Нестерпимо захотелось поцеловать мягкие губы. Рука сама потянулась вверх, легла на затылок, стягивая резинку, зарываясь в мягкие пряди, притянула ближе. Снова поцелуй, завораживающе-сладкий, и снова горячая волна по телу, острая необходимость коснуться его кожи. Юу снова вел; оседлав его бедра, медленно снимал одежду, дразнящее проводя пальцами по коже. Прелюдия затянулась… - Черт… не могу больше… - обхватить его бедра ногами, чуть подталкивая. Койю только немного поморщился, когда брюнет стал входить – большой. Ох, черт… слишком большой, твердый, горячий… Койю снова терял голову, насаживаясь и чуть ли не крича от дикой смеси боли и наслаждения. Мощные толчки, приносящие безумное наслаждение, страстный шепот Юу, его горячая кожа под пальцами, судорожное дыхание вперемешку со стонами, жадные сладкие губы, скользящие по телу, экстаз, разделенный на двоих – все было так необходимо и правильно. Кажется, Койю ненадолго потерял сознание от ослепительного оргазма. Очнулся он уже на руках брюнета, тот нес его предположительно в спальню. Холодная постель… Может, сегодня она потеплеет?.. Койю вздрогнул, обвивая шею мужчины руками и прижимаясь сильнее. Тот ничего не сказал, только успокаивающе погладил бедро – понял все без слов. В спальне на кровати еще долго ласкались, целовались, прижавшись друг к другу. Они делили тепло. Заснули только к рассвету, не выпуская друг друга из объятий, не желая терять чувство целостности. И как-то запоздало пришла в голову мысль: ведь Новый год же. А как его встретишь, так и проведешь. А что дальше?..
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.