Скидки

the smell of maple

Слэш
PG-13
Завершён
75
Пэйринг и персонажи:
Размер:
13 страниц, 4 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 28 Отзывы 18 В сборник Скачать

чаптер ту

Настройки текста
Примечания:
мне пришлось звонить его друганам, чтобы они помогли ему с неоконченными делами, пока тот остаётся в маленькой старой квартире, корячась от боли, обрабатывая все увечия, нанесённые этой ночью. в дом он меня пускать не хотел, но парень был воспитан, поэтому позволил переступить порог. не знаю, по какой причине мне так приспичило потупить в его мрачной обители, где запах спирта буквально разъедал все внутри. после знакомства с этим на вид жалким парнишей, мне было уже не так страшно что то менять. я просто решил плыть по течению, решать проблемы по мере их поступления, ну или забить большой и жирный болт на них. признаться, это порой забавляло. то, как я поменялся. перестал о чем то париться, постоянно что-то выбирать, думать о том возможном будущем. хоть мне и нравился этот пацанчик, некоторые вещи я все равно не понимал. например, почему он постоянно носил одну и ту же куртку, хотя у него их было две; почему ел макароны ложкой, а не вилкой. руки всегда перевязывал бинтами, и прятал под длинными рукавами. каждый раз когда я требовал под грубым натиском показать их, всячески отнекивался или посылал куда подальше. он любил японскую поэзию и сам сочинял стихи, писал музыку и исполнял свои песни на старой отцовской гитаре, у которой вечно рвалась шестая струна. он натягивал новую и с мольбой обращался к ней, лишь бы та снова не лопнула под его агрессивной игрой. на разных тусовках он всегда первым делом хватал пару-тройку бутылок пива и втыкал со мной в толчке, деля наушники на двоих, включая один и тот же плейлист, оправдывался тем, что на этих вписках врубали самые уебанские песни, под которые даже стремно бухать. вечерами на балконе он любил выхватывать у меня из рук сигареты, и нагло смотря в глаза, докуривать их и сминать в крошки. мне было так хуево одному сидеть в своей комнате, через стенку слушая, как мои предки в очередной раз орут друг на друга, как мать в слезах кричит о разводе, а отец грозит оставить ее без денег. впрочем, мы и так жили не в достатке, поэтому пугать было нечем. раньше были хоть какие то доходы, до момента, когда батю уволили за частые отсутствия и, если являлся, нетрезвое состояние. мне приходилось подрабатывать за гроши, чтобы имелась хоть какая то возможность развлекаться. конечно, они все ещё были вместе, так как у обоих не хватало смелости на такой ход. иногда их отговоркой было: "мы должны сохранить брак ради семьи", о какой семье может идти речь, если я даже не чувстовал того тепла и заботы, которые чувствуют дети в обычных семьях? и уже проще было все оставлять как есть, нежели что-то менять. я часто сбегал и не скрывал этого в разговоре, когда протрезвев, они решались узнать о жизни сына лично. молчал я только о своих увлечениях в виде наркотиков. этот день не должен быть исключением, и я, схватив любимую чёрную толстовку, пробираюсь через грязное, когда то бывшее белое окно, которые мы не мыли наверное уже второй год. обычно я был в большой компании знакомых, но сейчас я почему то печатал сообщение пойти куда-нибудь позависать именно ему. казуха любит гулять ночью, под темным небом с горящими звёздами, между многоэтажными домами и зачитывать хокку под моросящий дождь. -теперь она без следа погребена под снегом! а ждал я, мой друг придет, когда устилала тропинки кленовых листьев парча...-сделав недолгую паузу, парень продолжил,-эти стихи нарикиё сато посылал одному другу, когда все было занесено снегом. осенью тот обещал навестить сайге, но слова не сдержал. было слышно, как тяжелые капли глухо ударялись о металлические трубы, как ветки высоких деревьев, похожие на костлявые руки бились в окна многоквартирных домов и как разговоры в темных улицах становились чуть слышными. ведь никогда я любителем стихотворений не являлся, но слушать мне нравилось, а его особенно. и ещё всегда интересно было, почему он так любит клён. и пахло от него сиропом, в его стихах упоминалась осень и те багряные листья. спрашивать я не собирался. спустя секунду он повернулся ко мне и уверенным взглядом, будто я уже согласился на любую из его затей, объявил, слегка растягивая гласные, словно напевая, в такт щелкая тонкими пальцами. -а сейчас, мой дорогой друг, мы идём в бар. сегодня я в очередной раз не отказываю себе в том, чтобы окунуться в развлечения местных отбросов и снова позволяю этому парню решать за меня. в баре, что находится недалеко от дома казухи и где то на окраине города, было шумно. там выступала какая то непопулярная группа студентов, те исполняли песни в жанре пост панк, поэтому атмосфера была приятная. за столами сидели небольшие компании людей. кто-то просто разговаривал, кто-то играл, а за одним столиком сидел какой то старикан, посапывающий в сиськи смеющейся даме рядом. таким взглядом на меня смотрел подросток, когда увидел больших дядек, играющих в карты, явно не на маленькую сумму. я понял, к чему все это, и уже собирался сказать ему, что пусть только попробует поставить бабки, я ему руки оторву, а лучше сразу яйца, как он подошёл к ним и уже начал предлагать своё участие. те не отнекивались, да и рады не были. по их обдолбанному виду можно было сказать, что им абсолютно все равно. я не хотел показаться лохом или не крутым челом, поэтому согласился играть. жирный дядька медленно тасовал карты, исподлобья смотрел на нас и негромко подпевал группе. -парни, у вас деньги то есть? -разумеется, сомневаетесь? карты раскладывал грубо, щёлкая ими по исцарапанному столу. из-за неяркого освещения было трудновато разглядеть масти. под колодой лежал козырь - черви. мне особо никогда не везло при раздаче, и сейчас тоже, но я видел слабую улыбку каэдехары. можно было бы подумать, что у него собраны хорошие карты, но взгляд говорил об обратном. этот увесистый мужик, как позже узналось, по прозвищу хельги, играл умело, закидывал нас и временами удовлетворенно хмыкал в свою сигару. его друзья не были так хороши, но нам совсем не уступали. я хотел с размаху треснуть парня по лбу за такие идеи, как в бухом состоянии просирать деньги в картах, но слишком радостным он сегодня был, пусть и проигрывал. в какой то момент заметил, как в рукав своей серой олимпийки он толкает карту, и так неумело, что один из мужиков вскакивает и хватает его за шиворот так, что из рукава выпадает десятка крести. -я думал мы играем честно, пацаны. подросток, что сейчас широко улыбался, ловко вывернулся, и как только я успел уловить ход его мыслей и понять, что он ебаный вор, он тут же схватил пачку денег, что до этого лежала посреди круглого стола, громко смеясь, он весело крикнул -бежим-бежим! наверное, такого адреналина я ещё не получал за свою и без того неспокойную жизнь буйного подростка, ведь раньше, несмотря на свою скверность и, как говорила мать, полностью отсутствующую совесть, я все же не мог осмелиться пиздить деньги у больших жирных дядек, курящих такие же большие папиросы в тёмном баре, играющих с серьезными ставками. а парень, которого я нашёл у мусорки избитым в мертвом переулке, был другим. и мне в нем нравилось это наше различие. я слышал, как сзади бегущие мужики нам угрожают избиением и скорой смертью, хотя все слова были пустыми, это действительно будоражило и заставляло кровь течь по венам в разы быстрее, разжигая то забытое детское озорство. ветер бил в лицо, волосы трепались на ветру, толстовка все норовит слезть с худых плеч, из под чёрных кед летели мелкие дорожные камни, совсем рядом, казалось что у самого носа, проезжали машины, иногда сигналя бестолковым подросткам, что так яростно бежали, не боясь споткнуться и расшибить черепушку в кровавый фарш. сердце бешено колотилось, в горле пересыхало от быстрого дыхания, легкие сильнее сдавливались, прося о глотке свежего воздуха. мы неслись дальше, но уже не от тех мужиков. нам было просто классно. атмосферно. весело и офигенно. я не знал, как описать это чувство, когда тёмной ночью ты стоишь у светящейся автозаправки, где совсем нет машин, вдыхаешь запах бензина и ловишь это блаженное чувство внутреннего удовлетворения. внутри была пустыня, и меня уже мучила дикая жажда, хотелось испить океан, осушить его, глотая со всем, что попадётся. я смотрел на парня, сидящего на бетоне и понимал, что все было не зря. вроде ради таких моментов люди живут и радуются. -ты...ты видел смешные ебала тех жмуриков, когда мы их облапошили?!- хриплым и чуть запыхавшимся голосом спросил казуха. он чуть не откинулся на стоящий позади него пожухший куст, который, вероятно, не раз обоссали, судя по тем феромонам мочи, витающим в воздухе, когда я поймал его руку и потянул обратно.- я это никогда не забуду, честно! -я понял что ты настоящий долбаеб, кто, блять, так делает?-хоть мне и было так хорошо тогда, хоть мне и нравился захватывающий дыхание адреналин, я не мог не высказать своё мнение на этот счёт,- но ебала-то реально угарные. казуха достал из кармана олимпийки те спизженные бабки и принялся пересчитывать их, не скрывая свою ломящуюся улыбку. -о да-а-а, на это можно столько бухла купить, не представляешь.- парень вертел в руках приятную стопку купюр, а после передал мне подивиться его работой. -только самого дешевого и стремного. -а разве мы покупали что-то другое? он тихо смеялся, временами давясь от заглоченного воздуха и так аккуратно водил пальцами по своим изношенным красным кедам, которым можно было выделить место в музее и подписать «эта обувь принадлежала самому смелому из городской шпаны». но их подросток любил, всегда таскался в них и лишь изредка менял на белые кроссовки, которые тоже новизной не сияли. тишину летнего вечера нарушало лишь негромкое стрекотание сверчков, засевших в высокой траве недалеко от нас, жужжание мошек и еле заметное гудение фонарей. краем уха можно было услышать как кассир в будке смотрит потрескивающий телик. казуха уставился в ночное, такое чистое и, наверное, не осквернённое как наша бренная земля, небо, а я сам не заметил, как с эмпирея мой взгляд упал на него. я улавливал все огоньки в его красных, но ночью, уже лишь чуть отливающим алым оттенком темных глазах, видел каждую ресничку, и незримые до этого дня чёрные тени на нижних веках особенно выделялись. раньше я совсем не замечал, как красив и миловиден тот был, или же просто не хотел, но сейчас мне уже не хотелось отводить взгляда от него. его аккуратные плавные черты лица и большие глаза вызывали во мне какое-то невообразимое чувство. а ещё было еле сдержимое желание дотронуться до его румяных от морозного вечера щек своими руками, чувствовать запах клена, но это было почти так же невозможно, как закурить прямо здесь, на заправке, где горючие пары вмиг все взорвут, оставляя только палящий огонь. этого могло бы и не произойти, но все также опасно, и я не хотел рушить нашу дружбу, ведь это неправильно, такое не принимают в обществе. мне, вообще то, было на это откровенно поебать, но казухе жизнь портить для меня была ужасная перспектива. и уже не работало то наплевательское отношение, где я шёл вперёд, растаптывая ботинком сомнения и неуверенность в будущем. поэтому я просто смотрел и не двигался. этого было достаточно.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования