О бабочках и безысходности.

Слэш
NC-17
Завершён
12
Размер:
31 страница, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
Утро следующего дня, как оказалось, встретились явно лучше, чем многие дни до этого. Чтож, очевидно, вчерашние блуждания не нанесли такого уж серьёзного ущерба уже убитому режиму учёного. Проснулся Бенджамин, на его собственное удивление, почти полностью отдохнувшим. О его ночных похождениях свидетельствовали разве что заметные синяки под глазами и общая слабость. Хотя, впрочем, и похожее на помятый мешок лицо тоже. Вялый, но тем не менее почти выспавшийся, Кондраки всем сердцем надеялся, что следы вчерашнего пробуждения сойдут на нет. В любом случае, оставалось лишь надеяться на нормальный день, лениво помешивая растворимый кофе в кружке. Ещё сонный, мужчина как-то даже заворожённо уставился в небольшие круги, что маленькими воронками образовывались от движений ложки. Идти куда-то не хотелось совершенно. Особенно, на работу. Ввиду недавних событий, поскольку Зона только-только начала восстанавливать всю ту разруху, которую принёс на своих крыльях Альто Клеф, любимых бабочек фотографу не доверят точно. Наверняка, и другие объекты тоже. Конечно, хотелось бы вновь поработать с SCP-408, но что-то вроде чуйки внутри подсказывало, что хуй Бену, а не спокойный рабочий день в окружении миролюбивого объекта. «Чтож, тогда добро пожаловать в мир бумажной писанины,» — отметил шатен про себя где-то в мыслях. После кружки кофе сборы пошли гораздо быстрее и приятнее, чем до этого, позволив добраться на рабочее место даже раньше обычного. Дорога заняла чуть меньше, кажется, не только из-за везения, но и из-за нахлынувшей на немолодой организм бодрости. Видимо, не зря эта фирма как раз любимая у Кона. Жаль только, что кафетерии Фонда не предоставляли их продукцию, вместо этого выставляя на продажу нечто более дешёвое и чуть хуже качеством. Благо, повторной нехватки сахара из-за тех же бабочек не случилось. Но, какой бы ужасной порой не была продукция в местных автоматах, по прибытию фотограф взял себе ещё стаканчик бодрящего напитка и какой-то батончик с мюсли. Позавтракать дома времени не было, а так хоть перекус будет. По пути до офиса шатен разговорился с одним из стажёров, вроде как из исследовательского центра. Удивительно, что они ещё остались здесь, не смотря на произошедшее. Тот инцидент явно выбил из колеи если и не хоть малую часть всего Фонда, то одну-две Зоны содержания точно. Тех, что были наиболее близки к месту случившегося. После такого Кондраки полагал, что многих происходящее попросту спугнёт и отобьёт любое желание дальше работать здесь. Уж он наверняка знает с высоты прожитых лет. Хотя, этих самых стажёров вроде и не спрашивали, хотят ли они оказаться в Фонде или нет. Так же, как и сотрудников D класса. Как «король баааабочек» и предполагал, весь день оказался посвящён различным документам и прочим таким вещам. Сначала письменно, затем ещё вбивать данные оттуда в базу. Занятие не из приятных, конечно. И Бен искренне надеялся, что ему хотя бы не будут мешать копаться в этой херне. Зайдя в свой кабинет он сразу же увидел на столе несколько весьма внушительных стопок. Высоких и толстых. Кажется, работы даже слишком много. Гораздо больше, чем до этого можно было предполагать. Но с этим ничего не сделаешь. Придётся выполнять. Вздохнув, мужчина чуть кивнул самому себе. Повесив на крючок свою кепку и наконец уселся за столом. Лениво, явно нехотя, но при этом с пониманием, что никуда от бумаг не убежит. Сразу принимаясь за работу, понемногу Бенджамин создавал на другом углу стола почти такую же стопку, но уже заполненную записями и подписями в нужных местах. Он писал быстро, даже резко, и почи не стремился выводить каждую букву ради изящества. Фотографа не интересовала эстетика. Гораздо важнее сам факт выполнения работы безупречно, и не важно, каким именно образом всё написано. По крайней мере, он не видел в этом смысла. На пару со стаканом кофе работа шла не то чтобы быстро, но довольно активно. Бен больше предпочёл работать в комфортном для себя темпе. И это оказалось весьма эффективным решением. Постепенно, но вполне уверенно вскоре готовая стопка сравнялась по высоте с одной из пустых, и понемногу лишь больше росла. Ближе к середине рабочего дня незаполненных осталось гораздо меньше. Учитывая, что учёный по несколько раз снова заглядывал в кафетерий за порцией дешёвых напитков и парочки сендвичей. Мучаясь со всей этой канцелярщиной, Кондраки чувствовал себя воистину самым обычным офисным работником без целей и желаний, лишь сидящего каждый день за столом, и подобно машине всё вбивающим и вбивающим данные в компьютер, что-то записывая. Словно это давно отрепетировано или даже является частью какого-то запрограммированного внутри скрипта или вроде того. На самом деле, ужасный и скучный опыт. Противный и надоедливый как… Ладно, это не важно. Мужчина чуть помотал головой, ещё больше растрепав каштановые волосы длиной чуть выше плеч. Подобным действием он надеялся согнать ненужные мысли прочь. Будто бы это вообще когда-то кому-то помогало. Ближе к вечеру, когда письменная работа была наконец почти закончена, посторонний человек решил посетить кабинет «короля бабочек». Кон уже успел ненадолго задремать на столе, положив голову на руки, как вдруг довольно резкий стук в дверь вывел его из состояния блаженного отдыха. Даже не дожидаясь ответа вроде «войдите» и решив, что просто трижды постучать будет достаточно, нежданный гость ступил за порог кабинета. Мужчина в классическом лабораторном халате учёного Фонда с холодной уверенностью нёс с собой ещё две кипы бумаг, нуждавшихся в заполнении. Полусонного Бенджамина вошедшая фигура явно изумила. В худшем смысле этого слова. Он уже раскрыл рот, чтобы с возмущением начать предъявлять свои не очень то цензурные претензии касательно такого, однако Кондраки остановил себя. Взгляд вовремя зацепился за лицо пришедшего. Явно немолодой вид, совсем короткие тёмные волосы с сединой, возрастная лысина, абсолютная безэмоциональность… Блять. — А, приветствую, Гирс. Что-то хотели? Гирс коротко кивнул в знак согласия. — Это на заполнение. Как и прошлые. — Чётко отрезал он, опустив стопку новых бумаг на стол Бена. Фотограф точно так же кивнул. Коротко и спокойно. По другому поступить вряд ли представлялось возможным. Это же, чёрт возьми, Гирс. Как говорил кто-то из новобранцев — раз, два и пизда. И ведь действительно. Впрочем, после инцидента Кондраки проникся к нему неким уважением. Не будь рядом Гирса, вряд ли бы всё вышло так, как вышло. Скорее всего, ущерб и Зоне, и людям, работавшим в ней, был бы намного больше. Да и в целом, Чарльз на пару со своим ассистентом похвально выполняет работу. Во многих случаях даже лучше, чем надо. Подвинув бумаги к себе, Бенджамин сразу же принялся в той же ленивой спешке заполнять нужные пробелы, строки и страницы. Но Гирс почему-то и не думал уходить. Какое-то время он просто стоял, с чересчур серьёзным видом разглядывая обстановку. Его взгляд был одновременно прост и холоден. Он ничего не выражал. Как всегда. Молча, в конце концов он глянул на самого обладателя кабинета. Мужчина поизучал и его, совсем бегло и почти незаинтересованно. Он видел на чужом лице усталость и эту мелкую печаль, жалость по содеянному на допросе в глазах шатена, которую тот не мог скрыть, как бы не старался. Гирс понимал, каково ему может быть, поскольку видел отчёты о допросе. Хотя и знал, что Кондраки жалость не была свойственна. Еле слышно вздохнув, Чарльз вымолвил: — Он недавно пришёл в сознание и вроде соображает. Из-за повреждений он практически полностью порализован. Разве что моргает и немного вертит головой. Нам пришлось подключить ему ИВЛ и другие устройства, чтобы поддерживать его жизнь. — Он? — Кондраки, Вы знаете, о ком я говорю. Бенджамин как-то виновато поджал губы. На время в кабинете повисла гробовая тишина. Мужчина даже перестал писать, отложив ручку в сторону. Явно не имея желания играть в молчанку, Гирс вновь заговорил первым. — Если есть желание, я могу сопроводить Вас до больничного крыла и провести к нему. — Чтобы попробовать поговорить с ним? Не думаю, что прямо сейчас он готов к восприятию большого или, хотя бы, среднего количества информации. Не смотря на внешнее спокойствие, внутри Бенджамина что-то ёкнуло то ли болью, то ли трепетом. Клеф… Он сможет увидеть Клефа. От осознания этого сердце с предвкушением замирало. Фотограф, кажется почувствовал лёгкое, едва различимое порхание бабочек. И отнюдь не своих любимых, которых так лелеял долгое время. На этот раз — бабочек внизу живота. Но вместе с тем, от слов о состоянии Альто, к сердцу вновь нахлынула щемящей болью вина. Он просто ужасен. То желание «Укулеле» избавиться от 239-й теперь казалось наивной и невинной детской шалостью. Ненависть к самому себе резко возросла до предела. Эта глупая дикарская жестокость переплюнула все прежние стычки с блондином и вознеслась на уровень немыслимых чисел. Бен стал лишь больше противен себе. Гирс, кажется, явно был не в духе от затянувшегося ответа. Он ждал не рассуждений вслух о возможности Клефа трезво мыслить. Ему нужен был нормальный, короткий и понятный ответ. — Так Вы хотите встретиться с ним или нет? — В какой-то степени нетерпеливо переспросил Чарльз. Бен медленно, как бы неуверенно кивнул. — Да… Да, я хочу увидеться с ним. Собеседник ничего не ответил и молча направился к двери, жестом показывая следовать за собой и не отставать. Кондраки едва ли не подскочил со стула и сразу же схватил свою кепку с крючка. Спешно надевая её, тот быстрым шагом направился вслед за Гирсом. Кондраки не знал, чего именно ему стоит ожидать по приходу. Эта неизвестность до безумия его волновала, заставляя с тревогой раз за разом представлять в голове возможные сценарии. И это действительно было всем, что он мог, идя чуть позади своего более пожилого коллеги. Лишь мириться с этим беспокойством.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования