Скидки
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
313 Нравится 10 Отзывы 52 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— …И ты представляешь, как бы расстроились все девчонки, если бы узнали, что мы встречаемся? — Серёжа прыснул от смеха, глядя в потолок, но, почувствовав, какой длинной была пауза после риторического вопроса, добавил: — Но ты мне, конечно, как друг. Разумовский часто отпускал шутки подобного рода, они были чем-то вроде защитной реакции на всё, что происходило между ним и Олегом, но с одним нюансом: Сергей не понимал, правда ли это были только шутки и правда ли Волков был ему лишь «как друг»? Тот обычно не реагировал на выпады Серёжи, но когда товарищ однажды совсем заладил с этим, то обнял за плечо и притянул к себе. Парень отпрыгнул как ошпаренный, а затем, скрывая красные от румянца щёки, нервно посмеялся, подтверждая догадки Олега, который, кивнув мыслям, тоже рассмеялся, чтобы успокоить Разумовского. Шутка. Волков усердно занимался сочинением по литературе, заданным, как оказалось, на завтрашний день, и совсем не обращал внимание на Сергея, который, хмыкнув, закрыл глаза, а затем поднялся на ноги, бросив: «Я прогуляться». Естественно, не на улице: там было слишком темно и страшно одному, да и потом могли быть проблемы по поводу дисциплины, если поймают. По корпусу — в самый раз: хотя свет был приглушён и больное воображение Разумовского, сломанное ещё в детстве, когда старшие воспитанники постоянно пугали младших страшилками с пиковыми дамами, мертвецами и прочими, активно рисовало чудовищ-мутантов, готовых напасть из-за угла, здесь с меньшей вероятностью могли придраться. «Туалет ищу» — рабочая отговорка, даже если ты живёшь в этом детдоме чуть ли не всю жизнь, просто тебя будут считать ещё более придурковатым. Серёже не привыкать. Из комнаты воспитателей доносились звуки радио, и Сергей, которому уже наскучило ходить взад-вперёд, встал неподалёку у приоткрытой двери. Они слушали интервью Агаты Дорофеевой, известной актрисы. Её Разумовский на дух не переносил: всюду только она, а играть не умеет, так ещё и поведение не из приятных, слишком пафосное. В общем, плюясь от негодования какие нынче люди влиятельны в обществе, Серёжа слушал. Слушал о том, как Агата побывала на Мальдивах со своим молодым человеком, как в школе за ней все ухаживали, как строила глазки преподавателю в институте ради «удовлетворительно». Альтернатив у Сергея не было, но спустя десять минут этих разговоров ни о чём и перешёптываний воспитательниц на тему «Живут же люди!» перспектива снова глядеть в потолок, этот прекрасный белый потолок, покрытый жёлтыми разводами и осыпавшийся крошкой, даруя каждый раз чувство невероятной безопасности и благодарности Отечеству, выглядела всё более и более заманчивой.  — Может, у вас были тяжёлые случаи? Стеснительные, допустим.  — О, да, был такой. Я ему всё намекала, а он мямлил о чём-то своём, — и какая же дурная у неё манера говорить. — Я ему однажды сказала «Voulez vous coucher avec moi? ¹», а он на меня так посмотрел… Совершенно другим взглядом. Французский, говорит, ему нравится, перевод спросил. Я ему ответила, что это крылатая фраза про любовь, переводу не поддаётся. Он с той фразы смелее стал, и теперь мы с ним уже несколько лет вместе.  — Можете повторить? Кому-то из наших слушательниц может пригодиться ваш опыт.  — Да, конечно. Voulez vous coucher avec moi, — она произнесла чуть ли не по слогам. Серёжа незаметно для себя повторил за ней, едва шевеля губами, но почти тут же положил на них руку, то ли боясь быть услышанным, то ли стыдясь, что вообще послушал эту Агату. В комнате что-то упало, и перепуганный Разумовский поспешил ретироваться, постоянно оглядываясь и проговаривая заветную фразу, чтобы не забыть. Вдруг всё же пригодится? Когда он вернулся, Олег уже готовился ко сну, не в силах справиться с зевотой. Сергей застыл на пороге, смотря, как Волков снимал с себя водолазку, при этом чертыхаясь на слишком узкий для головы воротник и не замечая «блудного соседа», глазевшего на торс и мощные, накаченные бёдра, закусив губу. А если подойти и положить руку на пресс, грудь? Что тогда будет? Будет это вообще приятно для них обоих или это просто морок? Парень развернулся спиной, всё ещё оставляя Серёжу без внимания. Разумовский нахмурил брови и, опустив взгляд в пол, прошёл к своей кровати, пока в голову лезли навязчивые мысли: «Может, мне правда он нравится не как друг. Эти шутки же — просто то, о чём я на самом деле постоянно думаю. Вот же чёрт… Не могу в себе разобраться». Волков повесил водолазку на стул к штанам и только потом заметил Сергея, раздевавшегося уже на автоматизме и глядевшего на подушку. Олег скользнул по нему взглядом и лёг на кровать, накрывшись одеялом.  — Спокойной ночи, — пожелал он и закрыл веки, отвернувшись к стене. Разумовский снова закусил губу и, сначала повторив фразу про себя, уверенно ответил:  — Voulez vous coucher avec moi? Парень даже открыл глаза и, подождав секунду, спокойно спросил, стараясь не подавать виду:  — Что это значит?  — Это на французском универсальная фраза, — сразу придумал Сергей. — Её вместо «спокойной ночи» могут говорить, да и вообще просто так. Волков улыбнулся и тут же поджал губы, чтобы сдержаться, но всё же слегка подрагивал от тихого смеха.  — Не знал, что ты французский учишь. Разумовский довольно задрал голову, посчитав, что произвёл впечатление на лучшего друга, и с нарочитой загадкой ответил:  — Во мне много секретов.

***

Уроки литературы были для учащихся одним из страшнейших видов пытки: придирчивая учительница почти никогда не ставила ничего выше слабенькой, как она выражалась, «четвёрки». Вот и в этот раз Серёжа смял лист с «тройкой», кинул его куда-то в сумку и хотел было посмотреть что там у Олега, как Вера Ивановна озвучила сама:  — У Волкова лучшее сочинение в классе. Молодец, — она крайне редко хвалила кого-то, предпочитая отмалчиваться. Видимо, каждая «пятёрка» была ударом по её самолюбию, репутации преподавателя, способного «докопаться» до любой работы. Разумовский улыбнулся и пихнул друга локтём, плутовски прошептав:  — Voulez vous coucher avec moi, — он давно уже забыл, что эта фраза должна быть вопросительной, и вставлял её куда только мог. Например, вместо «Приятного аппетита», так что на первых порах Волков чуть даже не поперхнулся. Говорил, когда хотел привлечь внимание Олега, или просто так, чтобы повеселиться, ведь товарищ, как Серёжа думал, совсем смысл не понимал, получая в ответ только «Догадайся сам». Сергей, правда, тоже перевод не знал, но его новому развлечению этот факт совсем не мешал. Через пару дней Волков, думая, что сходил с ума, даже вбил эту фразу в переводчике. Нет, знания французского его не подводили, а значит, шутки Разумовского перешли уже на новый уровень, особенно если Серёжа знал что говорил, в чём Олег сомневался: услышал где-нибудь, но проверять не стал. Да даже бы и не смог. Парню было ясно, что Сергей неровно к нему дышал, но продолжал делать вид, что не понимал намёков и неловких замечаний по типу «Да уж, если бы мы с тобой встречались, то у меня бы друзей не осталось» по простой причине: Разумовский не был готов. Он прятал свой страх за приколами и случайными, как бы дружескими касаниями, страх быть понятым, потому что тогда всё изменится, и у Серёжи правда больше не будет друзей. Будет только парень, с которым нужно выстраивать уже другие отношения. Сергей боялся, но при этом томился мучительным чувством неизвестности, к которому вроде и привык, а вроде никогда с ним не смиришься, пока не шагнёшь дальше, где тумана уже нет. Прошло две недели с тех пор, как Разумовский заделался французом, и Волков то и дело замечал: Серёжа становился печальнее наедине со своими мыслями. «Он никогда и не будет готов, пока ему не помочь», — Олег и сам уже не мог терпеть их «переходное состояние», но не знал как подступиться. Парень перебирал все сценарии от долгого разговора по душам до внезапного «Да» на очередной вопрос, когда почувствовал, как кровать прогнулась под чужим весом.  — Voulez vous coucher avec moi, — Серёжа улыбнулся и посмотрел на книжку в руках Волкова. — Что читаешь? Олег обернулся, затупив взгляд, но, внезапно осознав что-то, подарил улыбку в ответ и сказал чуть ли не на чистейшем французском:  — Je pense que vous ne comprenez pas le sens de cette phrase, non? ² Разумовский перестал улыбаться и посмотрел на Волкова так, будто тот только что оскорбил его самыми скверными словами.  — Ты по-французски говоришь? — опешил Сергей.  — Когда маленьким был, учили. Бабушка во Франции жила, к ней ездили, — пояснил Олег, убирая книгу в сторону. Серёжа хотел было встать, но парень аккуратно придержал его за локоть, и этого хватило, чтобы остаться на месте. Разумовский стал часто закусывать губу, пытаясь справиться с волнением, и в конце концов, загнанный в угол, выпалил с претензией:  — Ну да, ты мне нравишься, — не зная как продолжить, парень отвернулся, сводя брови к переносице и сжимая кулак. — Ты вообще всем нравишься, мне нельзя? Волков придвинулся ближе, поставив руку сзади Сергея и положив голову на своё плечо. Он заговорил тише, заставив Разумовского обернуться на изменившийся голос:  — Тебе можно… — но всё же Олег усмехнулся и не удержался, перейдя с нежного тона на обычный: — А ты хоть перевод знаешь?  — Там про любовь, — отчётливо слышимая смесь негодования, неуверенности и удивления заставила парня улыбнуться шире, и через секунду он потянулся к губам Серёжи и осторожно поцеловал его, но поцелуй длился лишь несколько мгновений. Сергея вопрос мучил настолько, что нежности можно было отложить: — Так как переводится? Волков обнял Разумовского и, будто бы это был секрет, подтянулся к уху, томно прошептав:  — Ты спрашивал, не хочу ли я с тобой переспать. От неловкости Серёжа рассмеялся, прикрывая рот рукой и говоря что-то вроде «Какой ужас». Он несколько раз пытался прекратить, но волны смущения накатывали вновь, так что Олегу только и приходилось, что гладить незадачливого казанову по спине в ожидании, когда тот успокоится.  — Олег, пообещай, что ты не будешь мне об этом напоминать. Я сгорю от стыда.  — Только если ты coucher avec moi³, — прошептал сквозь улыбку Волков, которого Сергей тут же попытался заткнуть поцелуем, но через пару секунд снова рассмеялся и прижался затылком к груди парня, пока тот его обнимал, думая: «Я с ним не соскучусь».
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Майор Гром / Игорь Гром / Майор Игорь Гром"

Ещё по фэндому "Чумной Доктор"

Ещё по фэндому "Майор Гром: Чумной Доктор"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования