Поцелуй на стене Мария

Слэш
Перевод
PG-13
Завершён
49
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
49 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Имир заснула несколько минут назад, она громко храпела, не обращая внимания на яркую луну и грубые камни Марии. Бегство от разведчиков выбило ее из сил, как и ее соотечественников, но сон ускользал от них. Бертольд молча сидел рядом с молодой женщиной, обхватив руками колени. Он повернул голову к Райнеру, стоявшему у края стены, и представил себе его каменное лицо и холодный взгляд, вглядывающийся в ночную пустыню. Он был склонен к этому, когда разглагольствовал или выходил из себя, и сегодня он выходил из себя много. Бертольд чувствовал, что он расстроен из-за того, что они раскрыли прикрытие на стене Розе и позволили Эрену и Кристе сбежать. Они были так близки, так близки к получению координат, что почти шесть лет проникновения сгорели в один миг. Теперь вернуться домой будет гораздо труднее, гораздо сложнее, и они оба это знали. Казалось, их родной город ускользает все дальше и дальше. Он остался там, слушая, как другой мужчина обвиняет себя снова и снова. Слушать было трудно, но он знал, что Райнеру это нужно. Ему нужно было выпустить все это наружу. Поэтому он продолжал спокойно слушать. — Я мог тебя убить, Бертольд! Черт, Микаса чуть не отрубила тебе голову из-за меня! Все потому, что я просто… Я просто упустил это из виду. Я слишком глуп, чтобы сохранить свою историю или держать рот на замке. При этих словах у Бертольда сжалось сердце. Райнер, конечно, ошибся, но он не мог вынести, когда тот себя избивал. Бертольд был тут как тут, наверняка и на нем лежит какая-то вина? Райнер закончил и тяжело вздохнул. Бертольд не знал, плачет он или нет, но ему было больно видеть друга в таком состоянии. Он должен был что-то сделать. Бертольд встал и медленно подошел к другому у края стены, казалось, Райнер даже не заметил. Он посмотрел на руку Райнера и застенчиво провел кончиками пальцев по ней. Этот контакт вывел Райнера из раздумий, и он повернулся к своему другу. Они молча смотрели друг на друга, казалось, целую вечность. Наконец Райнер мягко, извиняющимся тоном улыбнулся. — Мне очень жаль, Бертольд, но хуже всего то, что случилось…твоя жизнь была в опасности, и все из-за меня, — сказал Райнер с сожалением в голосе, которое почти больно было слышать, и у Бертольда снова сжалось сердце. — Пожалуйста, перестань. Перестань винить себя за все это. Я последовал за тобой туда и… . Я всегда буду следовать за тобой, Райнер. Я ничего не сделал, чтобы предотвратить то, что произошло… Если ты хочешь привлечь кого-то к ответственности, по крайней мере… обвини нас? — сказал он, печально отводя взгляд к горизонту, чтобы скрыть смущение. Райнер удивленно посмотрел на него, но их глаза не встретились. Он потянулся к руке Бертольда, все еще близкой к его руке, сначала робко, касаясь кожи, ожидая отказа, его пальцы медленно переплелись с пальцами Бертольда и нежно сжали его ладонь. — Я не хочу, чтобы ты пострадал. Рука, сомкнувшаяся с его рукой, была такой же теплой, как и его слова. Бертольд глубоко вздохнул и, не обращая внимания на бабочек в животе, снова повернулся к другу. В лунном свете Райнер казался бледнее обычного, но тени подчеркивали его черты. Линия его широкой квадратной челюсти, контур слегка приоткрытых губ, нос, скулы. Его пронзительные карие глаза на свету казались золотыми. Бертольд отвел взгляд и высвободил пальцы из хватки друга, но внезапная мысль заставила его встревожиться. Поэтому он снова повернулся к нему и поднял руки. Мгновение он колебался, но в конце концов положил их на мускулистые плечи. Его глаза снова нашли Райнера, сердце подпрыгнуло в груди, а бабочек стало больше, чем когда-либо. — Я боялся, что потеряю тебя там. Я так боялся, что ты умрешь, что я никогда больше тебя не увижу. Затем, слишком взволнованный, чтобы смотреть ему в глаза, он опустил взгляд. Он почувствовал, как его щеки потеплели, молчание Райнера говорило о том, что он знал, что скажет что-то еще, и ждал. Бертольд нерешительно открыл рот, борясь с охватившей его тревогой. — Райнер…я… — начал было Бертольд, но слова застряли у него в горле. Райнер тихонько провел ладонями вверх по рукам Бертольда, переплетая пальцы за его шеей. Он мягко опустил более высокого мужчину на землю и прижал их лбы друг к другу, чувствуя прилив тепла к лицу Бертольда. Райнер ухмыльнулся, видя, как глаза его спутника яростно метались, пытаясь приземлиться в любом месте, где не было зрительного контакта, тихо посмеиваясь и вздыхая. — Я завидую тебе, Бертольд, — тихо сказал он, на что его собеседник, наконец, ответил ему пристальным взглядом, смущенно нахмурив брови. — Ты все эти годы держал себя в руках, никогда не ломался под давлением, был лучшим воином, чем я. Райнер продолжил, его губы на мгновение скривились в усмешке, а Бертольд покраснел от смущения и притянул их лица ближе, прежде чем он успел возразить. — Я знаю, что уже все испортил, и все из-за того, что не смог держать язык за зубами… Но если ты позволишь мне еще раз сказать больше, чем следовало. Бертольд почувствовал, как колотится его сердце, в ушах зазвенело, и он был уверен, что руки его дрожат, не в силах отвести от Райнера пристального взгляда. Несмотря на смертельную опасность, с которой он столкнулся, как сегодня, так и за последние пять лет, ничто из этого не подготовило его к такому всплеску адреналина. Медленно, запинаясь, он заставил свою напряженную челюсть открыться, чтобы, заикаясь, произнести ответ. — Что?.. что ты хочешь сказать? — спросил он напряженным голосом, словно не решаясь поверить собственным словам. Райнер тяжело вздохнул, его глаза горели той решимостью, которая всегда была у него, как у солдата или воина. Но в этот момент он не был ни тем, ни другим. — Я люблю тебя, — просто ответил Райнер, не колеблясь, прижимаясь губами к губам Бертольда и закрывая глаза, прижимая их губы в поцелуе. Позвоночник Бертольда напрягся, когда его мышцы потеряли самообладание, он чуть не упал на Райнера, и только хватка партнера удерживала его в вертикальном положении, а разум опустел, когда его охватил шок. Он ощутил тепло мягкой, но шершавой кожи, прижавшейся к его, нежное царапанье зубов о зубы, прежде чем их челюсти разомкнулись. Это было влажное сплетение, когда их языки нерешительно переплелись, каждый из них одинаково неуверенно, испытывая и исследуя в неуверенном любопытстве. Два воина замерли там, обнявшись в своей близости, и в этот краткий миг ад этой тюрьмы исчез. Был только лунный свет, только легкий ветерок и только бьющееся сердце того, кто был им дорог. Когда поцелуй прервался, Бертольд почувствовал, как у него кружится голова, и эйфория чуть не заставила его упасть. Щеки Райнера были пыльно-розовыми, типично стоическое выражение лица открытым и сияющим, небольшая удовлетворенная улыбка на его губах видела, что Бертольд совершенно взволнован. Несколько секунд понадобилось более высокому мужчине, чтобы собраться с духом и заговорить, лишь несколько раз смущенно фыркнув, яростно отвернувшись и потирая затылок… Я люблю… Я тоже тебя люблю, Райнер, — сказал он, безуспешно пытаясь унять дрожь в голосе, и его лицо расплылось в широкой улыбке, когда напарник крепко обнял его. — Наконец-то, — раздался сардонический, ошеломленный голос в нескольких метрах. Райнер и Бертольд подскочили на месте и, обернувшись, увидели Имир, которая сидела, скрестив ноги, на камнях и наблюдала за ними. Подперев подбородок кулаком, она широко улыбнулась своей короткой, не по годам развитой улыбкой. — К-как долго ты не спала?! — негодующе пискнул Бертольд, покраснев еще сильнее, когда Имир рассмеялся и повернулся к Райнеру, ища поддержки. Коротышка фыркнул, бросив на Имир острый взгляд, и постучал по карману куртки мягким металлическим звоном. — Она просто жалеет, что не поцеловала Кристу, когда у нее была такая возможность. — сухо ответил он, ухмыляясь, когда эго Имир сдулось, медленно поднявшись на ноги и потянувшись, чтобы размять спину. — Может, и так, Райнер, но это удар ниже пояса, — угрюмо сказала она, скрестив руки на груди, когда Райнер рассмеялся, раздраженный тем, что Бертольд невольно рассмеялся вместе с ним. — О, какая нежная сцена. Смех дуэтов резко оборвался, кровь отхлынула от их лиц, когда они медленно, запинаясь, повернулись лицом к стене. Имир мрачно наблюдала за происходящим, последние следы ее веселья исчезли, сменившись холодной уверенностью в приближающейся судьбе. Там, выглядывая из-за края массивной стены, стоял мохнатый титан с хищными обезьяньими чертами лица. Однако его лицо было вялым, глаза пустыми и безжизненными, когда широкогрудый мужчина шагнул к его плечу. Лунный свет сверкнул в его очках, соответствуя блеску его зубов, когда он улыбнулся троице, улыбка, лишенная сострадания или приветствия. — Итак, воины, не окажется ли эта молодая женщина нашим координатором?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Shingeki no Kyojin"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования