Скидки

Начать всё заново

Гет
PG-13
Завершён
31
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 2 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

«Случается иногда, что жизнь разводит двоих людей только для того, чтобы показать обоим, как они важны друг для друга»

Пауло Коэльо

***

      Сколько бы Вайолет не прикладывала усилий, труда и душевных сил, выкинуть молодого майора из своего сердца не удавалось. Куда бы она не посмотрела, везде мерещится он ― молодой, статный, с изумрудно-зелёными глазами и зачёсанными назад чёрными волосами. Но Вайолет была влюблена не в его внешность, а в его душу и то, с какой нежностью он относился к ней с первого дня их знакомства. Она вспоминает тот день, когда он назвал её имя. Вайолет. Если бы не фиалка, что благоухала неподалёку, купаясь в солнечных лучах, этого бы не случилось. И теперь Вайолет не оружие, чьей целью является только убийство врагов. Она никогда им не была. Она ― ребёнок, чья судьба сложилась так, что она неизбежно была обречена провести лучшее время в жизни на поле боя, мараясь в пролитой крови и наблюдая, как падают убитые ею враги и как один за другим гибнут её товарищи. Боль. Страх. Ужас. Ей, как никому другому, знакомы эти ощущения. Вайолет такая же девочка, как и остальные. У неё тоже есть чувства, мечты и надежды. И только Гилберт, молодой майор из Лейденшафтлиха смог разглядеть в ней всё это. Он заботился о ней, как не заботился никто другой — присматривал за ней, старался понять и помочь, защищал от всех невзгод и нападок окружающих жестоких людей. Он стал частью её жизни и это постепенно стало новым, неведомым Вайолет прежде человеком. Девочка никак не могла описать это волнение всякий раз, когда он смотрит на неё своим тяжёлым, но тёплым взглядом, когда он берёт её исцарапанные ладошки в свои тёплые руки; когда балует приятными мелочами; и когда он высоко задирает бровь, наблюдая за тем, как его подопечная совершает глупости. Хотя порой с Вайолет было трудно, это, несмотря ни на что, была самая счастливая пора в их жизнях.       Но, как всем известно, судьба любит показать свой злой оскал именно тогда, когда ожидаешь этого меньше всего. Золотое правило — на смену чёрной полосе приходит белая и наоборот, но только в этот раз чёрная оставит свой горький осадок на всю жизнь, который никак не сотрёшь. Вайолет помнит этот момент, как будто он случился вчера, да и к тому же, у неё есть то, что постоянно наводит на воспоминания об этом. Вместо обоих рук — тяжёлые, механические протезы, с которыми ей жить всю оставшуюся жизнь. Та военная битва унесла множество жизней обеих сторон, но Вайолет волновало одно — что с майором? Где он? Жив ли? А может он погиб, с такими-то ранениями, которые получил? Вопросы, на которые невозможно было дать ответа, постоянно терзали её, раздирая изнутри. И чем дальше уходили годы, тем больнее становилось в душе Вайолет. Жгучая боль в груди, словно оттуда вырвали что-то важное, такое… необходимое. Это было самое страшное, что могло произойти. Хотелось к чёртовой матери провалиться сквозь землю, исчезнуть навсегда, не чувствовать этого жуткого опустошения. Жизнь без Гилберта не имела абсолютно никакого смысла, и ничто не могло приносить ей удовольствия. Всё время она думала о нём, как о живом, словно он был просто тенью в её мозгу. Без него мир потерял все свои яркие краски, было в какой-то степени обидно и досадно. Вот так потерять человека, которого она так пыталась беречь.       Его последние слова эхом отзывались в её памяти: «Я люблю тебя». Как жаль, что спустя много лет до неё начал доходить их смысл, когда было уже слишком поздно, и теперь она не сможет ответить ему то же самое, ведь теперь она не сомневается во взаимности своих хрупких чувств. Вайолет безумно скучает по нему, по запаху его волос, по глубоким глазам, по тихому голосу, который шептал, что всегда будет рядом. Не свершилось. Единственное, что у неё осталось от Гилберта — это изумрудно-зелёная брошь, которую она носила на шее каждый день с того самого момента. Именно он купил ей это украшение на день Благодарения. Несмотря на огромнейшее обилие разных украшений, она выбрала это. Разумеется, Гилберт не был согласен с тем, какой цвет Вайолет выбрала. Он смущённо говорил, что лучше бы она выбрала цвет своих глаз, а не его. Но девочка была непреклонна, и твердила, что этот цвет был больше чем красив, он... прекрасен. Да, точно. Прекрасен. Как и его глаза, разумеется. А теперь эта брошь превратилось в единственное, что связывало её с прошлым. Но зыбкая надежда, горящая в груди маленьким огоньком, всё ещё странным образом теплилась у неё в груди. Она чувствует, что её майор где-то рядом.       Стараясь не думать об этом, Вайолет становится автозапоминающей куклой, пишет самые разные письма для людей. Любовные письма, в которых кто-то признаётся в чувствах, прощальные письма, в которых кто-то прощается со своими близкими, покаянные письма, в которых кто-то признаёт свои ошибки и просит прощения — Вайолет постаралась вложить в эти письма частичку своих чувств, о которых некому рассказать. Однажды девушка решает написать свои письма майору, одно за другим, признавшись тому в самых горячих чувствах, написав в письмах обо всём, что наболело, но при том где-то в глубине души с печалью осознавая, что оно не дойдёт до адресата. Вайолет завидовала героям прочитанных книг, когда они, в конечном итоге, воссоединялись со своей любовью и жили долго и счастливо, но ведь в жизни всё не так радужно, и когда ты живёшь в неизвестности о том, что с любимым человеком, и именно в этот момент становится очень тяжело. Непосильно тяжело. Время идёт, а имя майора постепенно исчезает из памяти Вайолет, и она уже начинает сомневаться, что он вообще существовал. Нет смысла горевать о том, что уже произошло и не нужно зацикливаться на одном, ведь жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на болезненные воспоминания. Вайолет сильная, и она сможет перешагнуть через это. Прошлое закалило её дух, и теперь ей будет сложно сломаться.              Солнце спешно опустилось за горизонт, уступая своей подруге — ночи. Небо окрасилось в тёмно-оранжевые тона, и на нём впервые за весь день появились серые громадные облака, лениво плывущие куда-то на запад. Стоя на длинном мощённом мосту, Вайолет поставила локти на перила и опустила лицо в ладони. Девушка всё ещё носила свои тёмно-коричневые перчатки, чтобы не пугать людей вокруг протезами. Она ещё не была готова к той минуте, когда их можно будет свободно снять. На улицах огромное столпотворение людей напоминало гудящий улей, снующий туда-сюда, и поэтому девушка старалась держаться подальше от толпы. Когда ей было одиноко и в юной голове роились кучи мыслей, превращаясь в кашу она приходила сюда и вот так смотрела на то, как уходит ещё один день. Сильный порыв ветра ударил ей в спину ледяным холодом, и по её телу прошла быстрая дрожь, а волосы выбились из её причёски, которую она обычно делала. Красные ленточки в причёске затрепетали и били по шее, словно крылья. Она была спокойна, как никогда раньше, но всё же что-то не давало ей покоя.       Оглядевшись по сторонам и прислушавшись, она не смогла заприметить ничего такого, кроме тихого плеска воды под мостом. И всё же, Вайолет не смогла отделаться от липкого ощущения. Под ногами, обутыми в те же высокие шнурованные сапоги, стоял кожаный чемодан. Бросив на него взгляд, Вайолет заметила, что тот в некоторых местах покрыт дырками и заломами. Пришло время его ликвидировать и заменить на другой. А ведь девушка тоже однажды считала, что она должна подлежать обязательной ликвидации, потому что не считала себя живой. Даже сейчас, спустя столько лет, она не могла привыкнуть к обыденной жизни и чувствовала себя чужой. Вдруг, она заметила, что в кармане чемодана что-то лежит. Не успев ни о чём подумать, она вытащило это и удивилась. Это была маленькая фиалка с игольчатыми фиолетовыми лепестками. К цветку была прикреплена бумажка, сложенная в несколько раз. Отложив цветок в сторону, она торопливо раскрыла бумажку и, поднеся её к глазам, принялась читать.

***

«Дорогая Вайолет,             как ты? Какие у тебя новости? Надеюсь, что у тебя всё в порядке. Я получил все твои письма и храню их. От одной мысли о том, что ты жива и читаешь эти строки, сердце наполняется счастьем. А ещё я рад, что ты смогла разобраться в своих чувствах. Как я могу вымолить у тебя прощение за то, как я бесчеловечно поступил с тобой? За то, что молчал столько лет, зная, что ты страдаешь. Я самый чёрствый и бессердечный человек на земле. Моим действиям и мне самому нет оправдания. Мне так стыдно показываться тебе на глаза, и я боюсь, что ты, Вайолет, возненавидишь меня ещё сильнее. Прости меня. Я не смогу сделать тебя счастливой настолько, насколько ты этого заслуживаешь — а ты заслуживаешь бесконечного. Я не смогу вернуть твоего доверия к себе, не смогу пересилить себя, потому что я настоящий трус. Я уверен, что такая замечательная девушка, как ты, найдёт того, кто сможет окружить тебя с головы до ног самой изысканной заботой, вниманием и любовью. Найдёшь того, с кем будешь, как за каменной стеной, и с кем ты пройдёшь этот путь бок о бок. Мы оба пережили адскую боль разлуки, но благодаря этому мы стали сильнее и смогли многое осознать. Спасибо за то, что ты искала меня, так как никто никогда не искал. Спасибо, что ждала. Я безгранично благодарен Вселенной за то, что встретил тебя. Наверное, мой корявый почерк выдаст, как меня трясёт. Забавно, правда? Ты можешь пылко любить меня, ненавидеть самой яростной ненавистью — это твой выбор, но знай… Прости меня, моя ненаглядная Вайолет»

Гилберт Бугенвиллея

***

      Вайолет тщательно перечитала письмо майора несколько раз, сжимая бумагу в руках, не веря своим глазам. Да, это был его почерк. Размашистый, но аккуратный. Голубые глаза девушки наполнились горячими слезами, и они солёными дорожками покатились по щекам, оставляя следы. Неужели всё, что она писала ему на протяжении длительного времени не было отправлено в пустоту? Нахлынувшее чувство радости смешалось с капелькой печали. В какой-то мере она негодовала. Почему он решил, что Вайолет его ненавидит, ведь она искренне любит его и по сей день. Почему он решил, что не сможет сделать её счастливой? У неё нет никаких причин испытывать ненависть к человеку, которого она поклялась защищать, даже если он окажется не тем, кем она считала его когда-то. Девушка подняла голову, ища майора глазами. Он где-то рядом — она чувствовала это, будто они постоянно находились в поле зрения друг друга. Сердце забилось с бешенной скоростью, а ноги немного подкосились. Приложив руку к груди, чтобы успокоить дыхание, Вайолет впервые за долгое время улыбнулась, и краем уха услышала шарканье подошвы по мощёной дороге. В следующий момент раздался до боли родной голос.             — Здравствуй, Вайолет.                    Вайолет резко обернулась и увидела перед собой Гилберта. Она опешила от неожиданности, отказываясь верить своим глазам. Мир вокруг замер, словно наблюдая за её реакцией. Все слова мигом испарились, и в её голове стоял шум. В недоумении смотрела на него, не понимая — она спит или это происходит наяву. А он продолжал стоять на месте, не двигаясь. На его правом глазу красовалась чёрная повязка, а лицо не выражало никаких эмоций, кроме сожаления. У него не было правой руки. Да, война не щадит никого, и они оба прекрасно это понимали. Что же это за чувство, когда вы так близки, но в то же время далеки?             — М-майор, — еле-еле шевеля онемевшими губами, выдавила девушка.       Её голос звучал хрипло и надрывно, а в глазах отражались слёзы. Неужели мечты всё-таки имеют свойство сбываться, и всё, что случилось, было прелюдией к этому моменту? Она не решалась сделать шаг вперёд, словно впереди стояла невидимая преграда. У неё и в мыслях не было, что всё может обернуться вот так. Гилберт молчал, отрицая её слова. Он уже давно не майор, и теперь не будет отдавать ей ненавистные им самим приказы.             — Всё, что вы написали в письме, это…       Огромный ком застрял в её горле, мешая говорить. Сердце Вайолет сжалось до невероятно маленьких размеров. Её грудь вздымалась вверх-вниз, воздуха катастрофически не хватало. Она боялась услышать его ответ. Очень боялась, что тот, кого она любит, отвергнет её навсегда. Что она снова потеряет его, как тогда. Через пару секунд его тяжёлого молчания, последовал короткий ответ.             — Это правда.       Неразрешимые вопросы вырвались из её уст против воли.             — Тогда почему вы решили, что я вас ненавижу? Почему вы думаете, что не сможете сделать меня счастливой, майор?! — её голос сорвался на крик, а слёзы, скопившиеся в уголках её глаз, потекли ручейками по щекам, — я никогда не думала о вас ничего плохого, и мне не за что вас прощать, потому что люблю. Безумно… люблю. И, если это правда взаимно, то, пожалуйста, не отворачивайтесь.       Гилберт заметно вздрогнул. Он явно не ожидал таких слов. Они были настолько внезапными, что у него перехватило дыхание. Отведя глаза в сторону, чтобы Вайолет не видела, как ему стало стыдно. Опять он довёл её до слёз. Ему искренне не хотелось того, чтобы она плакала из-за него.             — В... Вайолет, не плачь, — сказал он, сделав над собой усилие, чтобы не развести сырость.             — Я так соскучилась по вам, — сглатывая слёзы, сказала девушка.             — Я тоже по тебе скучал.       Не в силах больше выдерживать это, он, не помня себя, рванул с места, прижимая её к себе, зарываясь своим носом в белокурые, распушившиеся волосы, словно забирая её боль себе, отдавая в ответ тепло. Девушка вцепилась в его спину руками, словно сумасшедшая, боясь, что её Гилберт снова исчезнет. Но он ведь останется. И теперь уже навсегда. Он не отпустит её от себя ни на шаг. Вайолет подняла своё лицо к нему, и улыбнулась. Гильберт острожным движением смахнул слёзы с её щеки, и улыбнулся в ответ. Между их губами оставались считанные сантиметры. Его неровное дыхание приятно грело лицо девушки, а тонкие губы притягивали взгляд той. Щёки Вайолет заалели ярким румянцем от такой близости. Гилберт осторожно прильнул к её губам, заглушая тихие всхлипывания. Вайолет робко ответила, блаженно прикрыв глаза. Поцелуй был аккуратным, таким нежным, что она забыла про всё на свете. Тихое умиротворение зародилось у неё в душе. Было так легко, словно за её спиной выросли два больших крыла. Когда тот отстранился на несколько сантиметров, он увидел в её глазах нечто иное, что он никогда не видел. Что-то такое, от чего захотелось прижать её к себе ещё сильнее. Там читалось что-то такое, от чего хотелось прижать её к себе ещё сильнее. Он не мог это объяснить. Только с ней ему хотелось быть таким нежным, таким любящим. И в этой уютной тишине, сопровождаемой лёгким ароматом цветов, шумом ветра в ушах, их мизинцы с нежностью переплелись.

Вайолет была здесь, в его объятиях,

и это было для него лучшим ответом.

Так близко.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования