Скидки

Метро. Пятый вагон

Слэш
G
Завершён
58
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
58 Нравится 16 Отзывы 10 В сборник Скачать

Пятый вагон

Настройки текста
Незнакомец появился в жизни Кихёна в первый день, когда он вышел на работу в брокерской фирме. Он тогда успел на второй поезд в метро и как раз занял место рядом с дверью – ему нравилось сидеть спиной ко всем станциям, чтобы не отвлекаться в процессе. Еще на поверхности он умудрился загрузить несколько новостей, которые теперь и прокручивал на экране смартфона, когда на следующей остановке в вагон вошел молодой человек и уселся напротив. Прочитав все новости, Кихён заблокировал экран и поднял глаза, чтобы немного отвлечься. Так он впервые его и увидел. Странного молодого человека. Высокого, худого, аккуратного и очень красивого. В течение следующего месяца он видел его то в соседнем вагоне, то среди людей, ожидавших прибытия поезда на остановке. Иногда они попадали в один вагон. Со временем такое стало случаться чаще. Но со следующего месяца незнакомец стал садиться в тот же вагон, что и Кихён. Пятый. Всегда пятый. Ранее утро, кофе, метро и встреча с незнакомым молодым человеком. Так все и было. * У Хёнвона умерла собака, когда он впервые подумал, что мог бы не пойти на работу. Даже захотелось позвонить напарнику и попросить его найти замену, но потом он представил, что сейчас мог бы остаться в полном одиночестве и запереться в доме наедине с успевшей запылиться бутылкой виски и неудобным квадратным стаканом. А где-то в подземке Сеула в вагоне метро, как и обычно, проехал бы до своей станции забавный и красивый паренек, рядом с которым стояли бы разные люди. Кто-то читал бы газету, кто-то смотрел бы в телефон. Паренек стоял бы где-нибудь рядом с дверью и читал бы утренние новости. Хёнвон подумал еще немного, и решил выйти на работу, так и не позвонив приятелю. В конце концов, он виделся со смешным парнем не только по утрам – по вечерам они также сталкивались в метро и всегда садились в один и тот же вагон. Никогда не сидели и не стояли рядом, но всегда видели друг друга. * Впервые Кихёну устроили выволочку, когда он не успел позвонить крупному инвестору, и его опередил парень из фирмы конкурентов. Босс вызвал его к себе и кричал минут десять, не умолкая, потом выпил стакан холодной воды и кричал еще столько же. Кихён услышал о себе так много интересного, что ему хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Он даже не помнил, как доплелся до метро в тот день, но на ступеньках произошло нечто особенное – он запнулся и даже успел подумать, что день не мог стать еще хуже. Кто-то поймал его за локоть и удержал на лестнице, не позволив пропахать носом ближайшие ступеньки, и это было, наверное, единственным положительным моментом последних суток. Спаситель отпустил его локоть, как только Кихён обрел равновесие, а потом продолжил сбегать по ступенькам вниз, оставив после себя аромат дорогой туалетной воды и ощущение нереальности происходившего – этого человека Кихён мог бы узнать даже с затылка. И конечно, через пару минут он вновь встретился с ним в пятом вагоне – как обычно. Незнакомец сделал вид, что на ступеньках ничего не происходило, и за это Кихён тоже был ему благодарен. * За три дня до новогодних выходных Хёнвон поехал на работу с тяжелой простудой – с температурой, тошнотой и носом, походившим на сломавшийся кран. Он почти не соображал и все делал на автопилоте – даже добрался до метро и выбрал вагон. Сидячих мест не оказалось, и он прислонился к стене, держась за поручень и ища взглядом знакомые ботинки. Хоть какая-то радость от этой поездки. Надежда увидеть знакомую обувь не оправдалась, и пришлось поднять глаза, чтобы поискать знакомое лицо, если по-другому не получалось. Он оглядывал соседей по вагону по кругу, но с первого раза так никого и не увидел. Настроение испортилось, и Хёнвон даже выругался сквозь зубы, злясь на себя за то, что обращал внимание на такие вещи. После очередной остановки двери закрылись, и кто-то взял его за запястье, подтягивая вперед. Хёнвон поддался не сразу, но некто был настойчивым, и в момент, когда Хёнвон понял, что смешной паренек все-таки был в вагоне, его уже усадили на освободившееся место. – Повезло. На той остановке обычно никто не выходит, – вполголоса пояснил молодой человек, и Хёнвон решил, что ради этого стоило вытащить себя из дома. У знакомого-незнакомца был приятный голос. * Застав свою девушку в объятиях другого, более красивого, успешного и высокого молодого человека, Кихён все равно вышел на работу на следующий день. Биржа никогда не отдыхает и уж тем более не ждет, пока кое-кто попрощается со своей неудавшейся любовью. Он даже понимал ее – кому понравится встречаться с парнем, который не может нормально ответить на звонок, а свидания назначает только раз в неделю? Кихён благополучно пропустил их стодневный юбилей, забыл сделать ей подарок на выпускную церемонию и вообще кучу всего упустил со своей работой. Он все понимал. Но злился. Незнакомец поймал его растерянный взгляд, а потом отвернулся, как будто ничего не видел. Кихёну впервые захотелось узнать, встречался ли этот человек с кем-нибудь или он был одинок и свободен как ветер. Такие мысли вполне нормальны для того, кто сам только что расстался с девушкой. * Хёнвон пошел на свидание вслепую, успешно его провалил, а на следующее утро уселся в пятый вагон метро, все еще продолжая сгорать от стыда. Он думал об этом, даже когда поезд начал движение, и знакомый-незнакомец придержал его, не позволяя упасть. Они впервые находились так близко в вагоне, и Хёнвон увидел, как выглядели губы этого человека, если смотреть в профиль. Наверное, на него так действовала собственная неудача на личном фронте, но ему вдруг стало интересно, целует ли кто-нибудь эти губы. Или нет… целуют ли эти губы кого-нибудь? К кому этот серьезный и сосредоточенный невысокий молодой человек прикасается своими губами? Наверняка у него с личной жизнью все в порядке. * Посреди дня позвонила мама и, заливаясь слезами, сказала, что у отца случился сердечный приступ. Кихён ушел с работы, не дождавшись разрешения босса, но вернулся за два часа до окончания рабочего дня. Конечно, его подняли перед всем коллективом, выделив для этого примерно десять минут – устроили показательную процедуру, чтобы другим неповадно было. Кихёну плевать. Он был даже рад, что аж десять минут рабочего времени ушли на обсуждение его профнепригодности, потому что после больничных стен и материнских слез ему было очень сложно возвращаться к работе. Цифры и сводки казались набором непонятных закорючек, а от телефонных звонков раскалывалась голова. Вечером он сел в пятый вагон и уцепился взглядом за поручень, на котором лежала рука незнакомца. Он держался взглядом за руку, которой парень держался за поручень. Вот такая двойная хватка. Ему казалось, что если он отвел бы взгляд, то упал бы на пол и не смог подняться. А еще показалось, что парень смотрел на него все время, пока не сошел на своей остановке. И в том и в другом случае Кихён решил думать, что ему просто казалось. * Когда составленный Хёнвоном прогноз внутренней стоимости крупной компании оказался ошибочным на пятьдесят процентов, он подумал, что его уволят. Он узнал об этом под конец рабочего дня, и домой отправился с устойчивым ощущением потери – казалось, что его уже уволили. Просто взяли и вышвырнули на улицу за такое оглушительное фиаско. Хёнвон умел драматизировать, не показывая этого внешне. В тот вечер он уселся в вагон первым и стал ждать, когда знакомый-незнакомец зайдет следом, но тот почему-то замешкался, что-то проверяя в своем портфеле. Когда двери поехали навстречу друг к другу, Хёнвон испытал настоящий страх – что если паренек не успел бы забежать в вагон? Тогда день стал бы окончательным провалом. Хёнвон даже подумал, что мог бы разозлиться на этого знакомого-незнакомца, если бы тот не успел прошмыгнуть в вагон. Еще в офисе он подумал, что мог увидеть его еще два раза – сегодня вечером и завтра утром. А потом его бы уволили, и Хёнвон перестал бы ездить на метро в это время суток. Поэтому каждая возможность встретиться имела высокую ценность. Парень поймал его пристальный взгляд, и слегка улыбнулся. Даже этой легкой и бледной улыбки было достаточно, чтобы Хёнвон испытал желание улыбнуться в ответ. * Кихён получил второй диплом в обычный рабочий день, и ехал в родной район, чтобы поделиться этой радостью со своими друзьями. Он даже скачал электронную копию, чтобы было безопаснее – настоящий документ можно было запачкать алкоголем или чем похуже. Он улыбался все время, пока сидел в метро, и в определенный момент понял, что незнакомец смотрел на него, практически не моргая. Очень захотелось поделиться с ним радостью. * Повышение оказалось полной неожиданностью – став старшим фондовым аналитиком, Хёнвон совсем потерялся и подумал, что ничего не понимал в этой жизни. Впрочем, возможно, окружающие совершали ошибки и похуже него, просто он сам не акцентировал на этом внимание. Так или иначе, это радостное событие ему следовало отметить в кругу семьи, и он уже заранее думал, в какой гостинице стоило заказать номер для своих родителей – не оставлять же их на ночь в своей тесной квартире. Изучающий взгляд паренька стал для него приятным бонусом – наверное, лицо Хёнвона светилось как начищенный пятак. Он даже представил, как рассказал бы этому человеку о своих взлетах и падениях – личных и не очень. Интересно, как бы он на все это реагировал? * Отец завершил курс реабилитации и вернулся к работе, и Кихён мысленно отметил эту дату как его второй день рождения. Он даже купил для него подарок – дорогие часы, которые доставили прямо в офис. Оставалось выбрать подходящую упаковочную бумагу, склеить коробку из качественного картона и все самому оформить. Кихён доверял ответственные задачи только самому себе. А еще он опять понял, что думал, как здорово было бы показать эти часы незнакомцу – пока они были в обычной коробке, и их еще можно было открыть и даже вынуть. Здорово было бы рассказать о большой победе, которую одержала его семья. В конце концов, за все время, что его отец провел в больнице, а потом и в центре реабилитации, единственным человеком, которого Кихён видел каждый день, был именно этот незнакомец. Даже коллеги были непостоянными – переводились в разные отделы, пропадали в других офисах. Незнакомец был постоянной величиной, за которую Кихён до сих пор по каким-то причинам держался. * После бесконечных советов родители перешли к решительным действиям – просто оформили машину на его имя. Хёнвон возражал, поскольку прекрасно обходился и без машины, но когда тебя поставили перед фактом, особо не повозмущаешься. Он поблагодарил их за заботу и пообещал приступить к использованию своих полученных еще в старшей школе прав. В последний день очень хотелось предупредить знакомого-незнакомца. Сказать: «С завтрашнего дня я буду ездить на работу на машине». Только глядя в усталые глаза напротив Хёнвон и подумал, как глупо выглядел все это время, отказываясь от машины только ради возможности видеться с человеком, к которому даже ни разу напрямую не обратился. Возможно, пареньку было вообще наплевать на его жизнь и эти встречи по утрам и вечерам. Подумаешь, виделись каждый день в течение полутора лет. Даже по два раза в день. И большое ли дело, что Хёнвон разделил с ним все самые странные – большие и маленькие, приятные и не очень – события своей жизни за прошедшее время? Они все еще не были знакомы. * Когда незнакомец перестал появляться в метро, Кихён очень нервничал и проклинал себя за то, что вот так безрассудно растрачивал прекрасные возможности, которые дарили ему каждое утро и каждый вечер. Возможности улыбнуться. Кивнуть. Пожелать хорошего дня. Попросить номер телефона. Назначить встречу. Спросить: «Как тебя зовут?» Он ждал целую неделю, и за эти семь дней с замиранием сердца проезжал весь путь, надеясь, что незнакомец прятался где-нибудь в другом вагоне. Он даже специально стоял на платформе и наблюдал за рассеивающейся толпой пассажиров. Он даже рассматривал пассажиров в других вагонах. Он подумал, что незнакомец заболел. Он подумал, что незнакомец уволился. Он даже решил, что незнакомец просто переехал. Что незнакомец… умер? Спустя две недели Кихён перестал ждать. Но садиться в пятый вагон не перестал. Он выбирал пятый вагон даже спустя месяц. И два месяца. * Намучившись и насмотревшись самых разных снов, диагностировав себе шизофрению, а потом самостоятельно сменив диагноз на обсессию, Хёнвон решил все-таки спуститься в метро и наплевать на машину. Это было безумием, но ему была просто жизненно необходима встреча с тем парнем, которого он уже и незнакомцем назвать не мог. Он соскучился по нахмуренным бровям, из-под которых цепкие глаза следили за строчками новостей в телефоне. Он соскучился по лучистой улыбке, превращавшей эти глаза в щелочки. Он истосковался по губам, к которым в своих последних снах он мог прижаться своими губами. Это было странно и нездорово, но единственным выходом в борьбе с искушением стало решение поддаться. Хёнвон спустился в метро и дождался поезда, умирая от страха. Этот человек мог выбрать другой вагон. Он мог тоже купить машину. Он мог… Нет, он был в вагоне. Сидел рядом с какой-то девушкой и улыбался. Оказывается, когда он улыбался не просто так, а прицельно кому-то, его лицо становилось еще интереснее. * Дружеская компания была совсем не лишней – когда в офисе появилась девушка, жившая в том же районе, что и Кихён, он счел это знаком свыше. Значит, пора было действительно забыть и начать двигаться дальше – у него даже появилась напарница на утро. По вечерам девушку забирал с работы ее жених, увозивший ее на машине, и Кихён оставался один наедине с пятым вагоном метро. Зато по утрам они встречались на станции, а потом уезжали вместе. Это спасало хотя бы половину суток. В то утро ему показалось, что он увидел на остановке знакомое лицо. Ему уже столько раз казалось, что он перестал себе верить. Единственное, что насторожило – незнакомец не мерещился ему уже примерно две недели, а тут… ну, возможно, это было остаточным следом привычки. Возможно. Но вечером, когда Кихён уселся в поезд, держа в руке стакан с клубничным латте, все встало на свои места. – Кто та девушка? – спросил незнакомец, который впервые за полтора года уселся рядом с ним. Бедро к бедру. – А ты, оказывается, не сдох? – буркнул Кихён, вместо того, чтобы ответить на его вопрос. Незнакомец рассмеялся и взял из его рук стакан, бесцеремонно отпив через трубочку и даже посмаковав сладкий латте. – Сегодня я проеду лишнюю остановку, – сообщил он, поворачиваясь к Кихёну. – Хочу посмотреть, куда мне приехать завтра утром, чтобы отвезти тебя на работу. Кихён отпил немного латте через все ту же трубочку, не отводя взгляда от красивого лица с самыми живыми на свете глазами. Наверняка на этих пухлых губах еще сохранился вкус клубники и молока. – Меня зовут Кихён, – сказал он. Вроде, невпопад, но это казалось таким важным, что он просто испугался, что не успеет этого сделать и упустит момент. – Я Хёнвон, – ответил парень, прежде чем улыбнуться и заставить сердце Кихёна взорваться сверхновой звездой, превращающей грудь в миниатюрную вселенную.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования