Destined love ( Адаптация) [ДженЛиса]

Фемслэш
NC-21
Завершён
114
автор
Размер:
221 страница, 33 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
114 Нравится 13 Отзывы 21 В сборник Скачать

Часть 15

Настройки текста
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Еще не было шести утра, когда Дженни появилась на кухне чтобы заварить кофе. Десять минут спустя она стояла перед окном с чашечкой горячего 'Гавайского Синего Вуду' в руке и смотрела на задний двор. Лиса расположилась в плетеном кресле под большой ивой, откинув назад голову и закрыв глаза. От одного ее вида Дженни словно ударило током. Самым приятным током на свете. Она немного колебалась, но потом наполнила вторую кружку кофе и тихо выскользнула наружу. – Где твоя повязка? – Спросила Дженни, устраиваясь в соседнем кресле. Лиса повернула голову в ее сторону, открыла глаза и застенчиво улыбнулась. – Я ее потеряла. – Угу, как удачно. – Не смогла не улыбнуться Дженни, протягивая ей кофе. – Могу я тебя взбодрить этим? – Если этот кофе на вкус, хотя бы вполовину так хорош, как он пахнет, ты можешь просить мою бессмертную душу в обмен на эту чашку. – Она взяла кофе и сделала глоток, затем закрыла глаза и довольно вздохнула. – Боже, это великолепно. – М мм… – Дженни нравилось быть причиной нескрываемого наслаждения Лиса. Возможно, даже слишком. Но этим летним, теплым утром ей было все равно. Улыбнувшись, Лиса лениво поинтересовалась. – Так что я тебе должна? – Ну, твоя душа, наверное, пока в безопасности. – Делая вид что размышляет, улыбнулась, наконец, Дженни. – Я приду к тебе, когда придумаю что-нибудь подходящее. – Окей, – неспешно ответила Лиса, – Просто дай мне знать что, когда и где. Хриплые интонации в голосе Лисы не ускользнули от внимания Дженни, хоть она и отказывалась признать приятное тепло, наполнившее ее в ответ. Вместо этого она отпила свой кофе и всмотрелась в лицо Лисы. Под ее глазами пролегли легкие тени, но взгляд казался чистым, без следа боли. – У тебя вообще получилось поспать? – Немного. – На самом деле, после душа ей было ничуть не легче заснуть, чем до него, и она ворочалась всю ночь. Все, о чем она могла думать, это ее встреча с Дженни, полутемный коридор, повисшее молчание, и ее мольбы о том, чтобы Дженни к ней прикоснулась. Сильное возбуждение, сопровождавшее эти воспоминания, не было подспорьем для спокойного сна. – Я рано проснулась и когда выглянула наружу, решила, что просто обязана сюда спуститься. В Манхеттене такого утра не увидишь. – Нет, наверное, не увидишь. – Дженни поставила свою чашку и вытянула ноги, замечая, что рука Лисы неподвижно лежит поперек живота. – Как плечо? – Лучше. Все еще плохо двигается… примерно, как я и ожидала. – Ты не попросила меня помочь с твоей повязкой после душа. – Я попробовала, – ответила Лиса, чувствуя себя немного смущенной и немного виноватой. – Но когда я заглянула в твою комнату, ты уже спала. Да, и мне снилась ты. Дженни покраснела. – Прости. Ты могла меня разбудить, Лиса пожала здоровым плечом. – Могла. Но я подумала, что в этом нет особой необходимости. – Ого, неужели? – Знаешь, я ведь тоже доктор. – А еще ты крутая, а я знаю, как крутые относятся к травмам – игнорируют их и делают вид, что ничего не случилось. Лиса рассмеялась. – Виновата, признаю. – Она задумчиво отхлебнула свой кофе. – А как насчет тебя? Ты нападаешь на меня так, будто сама тоже крутая в семье. – Не особенно. Обычно я была слишком занята учебой. Терри была главной в нашей семье. Слова вырвались сами собой, и Дженни застыла с каменным лицом. Обычно она не говорила про Терри, по крайней мере, ни с кем кроме Розэ, Джису или Филлис. Она понятия не имела, зачем рассказала это Лиса. – Она тоже любила футбол? – непринужденно спросила Лиса, заметив внезапное замешательство Дженни, но решив, что эту тему необходимо продолжить. Дженни сказала, что они подруги и, если это на самом деле так, и даже, если дружба окажется единственным, что может быть между ними, то Терри не должна стать для них запретной темой. – Футбол, софтбол, американский футбол – что угодно. Она играла во все. – Дженни запнулась, потом слегка улыбнулась одними уголками губ. – Она вечно расшибала себе что-нибудь. – О-о, теперь я поняла фразу Филлис о крутых девчонках и синяках. Дженни внимательно смотрела на Лису, размышляя о том, что должна была удивиться тому, что Лиса знает даже про Терри, но удивления не было. Лиса оказалась одним из самых проницательных людей, которые встречались ей в жизни. – Ты все замечаешь, не правда ли? – Я внимательная, – тихо ответила Лиса. Особенно когда это так много для меня значит. – Я в курсе. Лиса хотела знать все о женщине, которую любила Дженни, с которой дала жизнь ребенку. Не из простого любопытства – по крайней мере, если бы она сказала честно, не столько из-за этого – но из-за глубокого желания узнать Дженни как можно ближе. Но она также интуитивно понимала, что нельзя быть слишком навязчивой и благоразумно сменила курс на более безопасное направление. – Ты поднялась довольно рано для воскресенья. – Я сегодня работаю в дневную смену. – А, точно. – Глаза Лисы потемнели от того, как быстро их дружеская болтовня вернулась к истинной причине их отношений. Дженни была ее начальницей и намеревалась принять решение, которое повлияет на всю дальнейшую жизнь Лисы. В ее голосе послышалось слабое раздражение и тонкая тень недовольства. – Я тоже должна была работать сегодня, но потом… ну ты в курсе. Услышав гневные нотки в голосе Лисы. Дженни сначала отвернулась, но потом заставила себя взглянуть ей в глаза. – Сегодня воскресенье и я не смогу связаться ни с кем по поводу этой… ситуации. – Я и не ожидала, что что-либо решится раньше следующей недели. – Тихо ответила Лиса, заставив себя выглядеть спокойной. Все равно она не хотела ссориться с Дженни, и в глубине души Лиса понимала ее чувство ответственности. – Если решишь поговорить с моим кардиологом, я могу дать тебе его координаты. – Она немного замялась. – И подпишу разрешение, чтобы тебе предоставили историю моей болезни. – Не думаю, что в этом будет необходимость, но спасибо за предложение. – Дженни понимала, какое это вмешательство в личную жизнь Лиса, и была благодарна за ее стремление к сотрудничеству. Вздохнув, она потерла лоб. – Извини, что заставила тебя пройти через это, Лиса, но я глава отделения и обязана удостовериться, что все непредвиденные обстоятельства учтены. Лиса стиснула зубы и промолчала, лишь кивнув в ответ. – Всего этого можно было бы избежать, если бы Мэри Энн не приняла тебя на работу до того, как я смогла провести собеседование. – Едва слышно проговорила Дженни. – Что ты имеешь в виду? – с напряженным и внимательным выражением лица, Лиса подалась вперед. – Дженни ответила ей спокойным взглядом своих темных глаз – Что бы ты сказала, если бы я спросила тебя, почему ты отказалась от карьеры практикующею хирурга? А я бы обязательно спросила. – Я бы сказала, что по медицинским обстоятельствам не могу этим заниматься. – А если бы я спросила подробности? – Я бы все тебе рассказала, – немедленно ответила Лиса. – Вот именно. – Дженни провела рукой по волосам. – Мэри Энн великолепный администратор и я очень рада, что она моя начальница, когда дело касается переговоров по зарплате или о том, чтобы удержать отделение хирургии от поглощения моего отдела. – Дженни рассмеялась в ответ на удивленно приподнятую бровь Лиса. – Это правда и ты это знаешь. Вы все просто банда захватчиков. – Она не спросила меня. Дженни. – Резко выдохнула Лиса. – Мне нужна была эта работа, и я не собиралась анонсировать то, что поставило бы под угрозу мои шансы на это место. – Это можно понять. – Кивнула Дженни. – Но я несу ответственность за отделение скорой помощи, Лиса, и на определенном этапе, я должна участвовать в процессе принятия решений. – Похоже, теперь я понимаю, почему ты не очень-то обрадовалась моему появлению. – Лиса протянула руку и дотронулась до ее плеча. – Прости. Дженни вспыхнула, удивленная прикосновением, потому что раньше Катрин редко становилась инициатором сближения, и пристыженная своим поведением в тот день, когда Лиса поступила на работу. – Я была раздражена… вообще-то, я была просто вне себя из-за того… что Мэри Энн за моей спиной наняла кого-то. В этом не было твоей вины. Прости меня за холодный прием, ты его не заслуживала. – Уже не важно. – Ле поставила пустую кружку на колено, неподвижно уставившись на зеленый двор Дженни. В какой-то момент ей показалось, что они единственные люди на земле. Мягким голосом она, наконец, спросила то, что действительно было важно. – Ты бы приняла меня на работу? Дженни услышала нотку неуверенности в голосе Лиса и увидела легкую дрожь в пальцах, обнимавших керамическую кружку. Возможно, впервые за все время, она на самом деле поняла, как трудно пришлось Лиса – женщине, которая всегда и во всем привыкла быть первой, которая добилась гораздо большего, чем другие в ее возрасте и вдруг, внезапно оказаться на должности, где ее ценность ставилась под сомнение. – Было бы очень трудно тебе отказать. Лиса повернула голову к Дженни и слабо улыбнулась. – Сказано словами истинного администратора. – Нет, я совершенно серьезно. – Дженни протянула руку и положила ее поверх руки Лиса. – Ты неплохой улов, Лиса Манобан. Теперь настала очередь Ле краснеть. – Это твое профессиональное мнение? – Отчасти. – А от другой части? – Лиса обнаружила, что затаив дыхание, смотрит, как глаза Дженни наполняются глубоким, ровным и насыщенным цветом. – Личные… впечатления. – Голос Дженни был густой как мед. – Ты чуткая, добрая и нежная. Все отличные качества… доктора скорой помощи. – И на чем основаны твои выводы? – Лиса была смущена, но в тоже время польщена словами Дженни. – На моей безупречной учтивости по отношению к пациентам? – Нет. – Пальцы Дженни скользнули вниз по руке Лиса и остановились, накрыв ее ладонь. – Они основаны на том, как ты обращалась с моей дочерью. И со мной. Лиса наклонилась вперед, привлеченная нежностью во взгляде Дженни. – Она выявляет мои самые лучшие черты. – Немного погоди и узнаешь, какие черты она может выявить в один из ее плохих дней. – Прошептала Дженни, следя за движениями губ Лисы, и завороженная тем, что они обещали. – Буду ждать с нетерпением. – Лиса внезапно обнаружила, что ей трудно вдохнуть полной грудью, потому что она боялась, что любое даже незначительное движение нарушит установившуюся хрупкую связь. – Наверное, в этом она похожа на тебя. Ты тоже… выявляешь во мне… различные черты. – Хорошие черты? – Голос Дженни звучал так глухо, что слова были едва слышны. – Замечательные черты. Их разделяли считанные сантиметры, их тела почти соприкасались, их пальцы переплелись. Воздух вокруг казался густым и горячим, и где-то зазвучали колокольчики, отправляя свою мелодию в ясное утреннее небо. – Лиса. – Да? Дженни моргнула, и ее взгляд сфокусировался на ней, как будто она только что очнулась ото сна. – Мне пора на работу. – Знаю. А мне пора домой. – Лиса откинулась на спинку кресла, почему-то довольная, несмотря на то, что Дженни отодвинулась, и их руки разъединились. В разговоре, они затронули те вещи, которые преградой стояли между ними. Ее болезнь. Терри. И это было только начало. – Но прежде, я хочу надеть на тебя фиксирующую повязку, – заявила Дженни. Лиса застонала. – Да. – Тон Дженни не допускал возражений. – Филлис придет с минуты на минуту и приготовит завтрак. Останься хотя бы до этого времени, хорошо? – Это выглядело как обычная просьба, и Дженни не видела оснований для Лиса думать, что ей просто хотелось, чтобы она задержалась чуть дольше. Хотя втайне, становилось все труднее и труднее отрицать, что она наслаждалась тем, как Лиса расшевелила ее. Она чувствовала себя обеспокоенной, взбудораженной и живой. – У меня с аппетитом все в порядке. – Безапелляционно заявила Лиса, вставая с кресла и потягиваясь. – Если Филлис готовит завтрак, значит, я остаюсь. – А, значит, ты из тех женщин, путь к сердцу которых, лежит через желудок. Когда как, – улыбнулась Лиса. Для тебя этот путь гораздо короче. Заметив отражение чувственности, в глазах Лиса, Дженни покраснела. – Тогда идем со мной, доктор Маное. Давай отыщем твою пропавшую повязку и только потом – завтрак. Понимая, когда стоит признать свое поражение, Лиса просто кивнула. Но пока они шли к дому, улыбка не покидала ее лица. * * * Четырнадцать часов спустя Дженни притормозила на дорожке около своего дома, заглушила двигатель и откинула голову назад, закрыв глаза и глубоко вздохнув, перед тем как встретиться со своей семьей. После долгого рабочего дня она была уставшая до изнеможения. Первое, что она заметила, войдя через заднюю дверь, это безошибочно узнаваемый аромат пиццы. Она застонала в благодарном предвкушении. Никакой готовки, никакой возни с грязной посудой. Слава Богу. Следующим, что она услышала, оказалась восторженная болтовня Арли, обрывки которой ей удалось уловить. Похоже, что ее дочь с кем-то обсуждала печень и почки. На ужин? Дженни бросила свой портфель на кухонном столе и прошла через весь дом к большой комнате, где застыла, пораженная увиденным. Арли и Лиса сидели на полу перед разложенной между ними газетой, покрытой чем-то напоминающим… части тела. Очень маленькие части тела. – Привет. Арли взглянула вверх, ее глаза засверкали. – Привет, мам! Смотри, мы рисуем органы. Сузив глаза, Дженни приблизилась и опустилась на корточки между Лисы и своей дочерью. – Вижу. Желтая печень, и пурпурные почки. Мило. – Это «Видимая Женщина», – с энтузиазмом сообщила ей Арли, указывая на две половинки пластмассовой фигуры с анатомически правильно расположенными внутри органами. – Лиса принесла ее для меня. Дженни взглянула на Лисе, потом посмотрела снова, когда ей показалось, что она увидела на щеке девушки кровавые полосы. При ближайшем рассмотрении кровь оказалась красной краской. Дженни протянула руку и, улыбнувшись, стерла пятно большим пальцем. – Правда? Глаза Лисы расширились от мягкого прикосновения, которое было почти лаской, но постаралась сохранить свой голос спокойным и легким. Передо мной стоял выбор: распаковать чемоданы или пройтись по магазинам. Выбор оказался очевиден. – Она указала на свою левую руку, послушно покоящуюся в фиксирующей повязке. – К тому же мне не следует перегружать поврежденную руку, поэтому работа по дому была отложена. – Ах, значит вот теперь у тебя серьезная травма. – Смеясь, сказала Дженни. – А где Филлис? – Я здесь, дорогая. – Сказала Филлис, входя со стопкой одноразовых тарелок и пиццей. Этим утром я пообещала Лиса зайти к ней на ужин. Вместо этого она принесла ужин сюда. Мы как раз разогрели его к твоему приезду. Дженни была счастлива. Еда пахла восхитительно, и ее не нужно было готовить. Арли была надлежащим образом занята, интересным для нее делом, а Лиса, которую она не ожидала увидеть еще как минимум пару дней, сидела на полу ее дома, и выглядела изумительно по-домашнему в джинсах и свежей белой майке. Это, наверное, должно было напугать Дженни, но нет. Впервые за долгое время, все было в точности как должно быть.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования