Как я стала альфой и чем это закончилось

Фемслэш
NC-17
Завершён
264
Размер:
90 страниц, 22 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
264 Нравится 101 Отзывы 42 В сборник Скачать

Спешл

Настройки текста
Проснулась сегодня немного раньше обычного. Ещё один великолепный день ждёт меня. Хотелось бы потянуться от души, но мою руку придавила Вика. Очень не хочется её будить, она так сладко спит. Мы прилетели с отдыха на море всего пару дней назад. Всё было классно. Жаль только, что Женю пришлось оставить у бабушки. В следующий раз обязательно и её возьмём. А так мини-отпуск удался на все сто. Только не советую заниматься любовью на пляже. Это в кино все смотрится красиво, а в жизни… песок, как наждак, и он повсюду. Мой отпуск продолжается, поэтому могу сколько угодно лежать тут, наслаждаясь теплом любимой, её запахом. Иногда думаю, если создатели бы вдруг все вернули обратно, то я все равно не смогу жить как прежде. Одной дружбы с Викой мне явно будет недостаточно. Я млею от каждого её прикосновения, возбуждаюсь, просто смотря на неё. Даже не понимаю, почему до превращения в альфу я не влюбилась в неё. По сути мои чувства ведь не сильно изменились, просто к ним прибавилось лишь сексуальное желание. Может, правы люди, которые считают, что дружба это любовь, только без секса. Вот сейчас думаю о ней, а внутри словно взрываются бесконечные шарики, наполненные нежностью и волшебством. Ну вот, я возбудилась. Чувствую, как мой орган тыкается в её бедро. Вика похоже тоже это почувствовала. — Ян, ты там мою ногу собираешься насиловать? — спросила она и зевнула. — Извини, что разбудила тебя, — но я была рада, что она проснулась. Высвободила руку и несколько раз поцеловала Вику в шею, шумно вдыхая её запах. На нашем языке это означает: «Ты не против секса?» — Сначала мне нужно сходить в туалет, — улыбнулась Вика. Она буквально выбежала, а я посмотрела на часы, оставался примерно час до пробуждения дочки, значит можно не спешить. Через несколько минут любимая вернулась, скинула майку и трусики и сразу оседлала меня. Быстро. И это, черт возьми, мне нравится. Люблю позу наездницы, руки остаются свободными и можно всласть полапать Вику. Хотя, если честно, я люблю все позы. А ещё открывается такой обзор… Сама себе завидую. Вика постепенно ускоряется, а когда движения становятся сильно размашистыми, беру инициативу на себя. Знаю, что она устала, а ещё боюсь получить ненароком травму. Не проходит и минуты, как чувствую внутри Вики сокращения и по цепной реакции кончаю вслед за ней. Любимая некоторое время лежит на мне и что-то довольно мурлычет. А я думаю, забудет ли Вика хоть раз принять противозачаточные? Тайком мечтаю, что она снова забеременеет. И это даже не из-за того, что ревнивая моя сторона хочет, чтобы жена сидела дома. Просто я помню свой нескончаемый восторг от того, что внутри Вики растёт часть меня, что эта девушка, а точнее прекрасная женщина, выбрала меня отцом своего ребёнка. — Может ещё одного ребёнка заведём? — не сдержалась я. — Мы же уже говорили об этом. Обращайся годика через два-три, — лениво отозвалась Вика, — А пока сосредоточимся на Жене. Ладно? Мы успеваем принять душ и поменять белье на кровати, пока Женя не проснулась. Потом я бегу готовить завтрак, пока Вика занимается дочкой. — Какие планы на сегодня? — спрашивает Вика за завтраком. Всегда удивляюсь тому, как она умудряется одновременно есть, кормить дочку, разговаривать со мной и заботиться обо мне. Моя опустевшая чашка словно по волшебству наполнилась горячим кофе, ласковая рука потрепала по голове, а через мгновение эта же рука уже подносила ложку кашки ко рту Жени. — С работы вчера звонили, просили зайти. У них что-то не заладилось с новым трансформатором. — Долго там будешь? — Не знаю. — Кстати, забыла сказать, что у Леси с твоей Татьяной вроде все на мази. Вчера у них четвёртое свидание было. После того предложения от Татьяны Павловны, мы с Викой врубили режим подружек-сводниц. Я обманом притащила свою шефиню в клуб, а любимая вроде бы сказала своей Лесе, что хочет её познакомить с женщиной. Татьяна Павловна сразу насупилась, когда я представила ей свою любимую жену и её коллегу. — Я не нуждаюсь в сводничестве, — с гневом прошептала она мне и направилась к выходу. Пришлось за ней бежать. — Татьяна Павловна, прошу, остантесь. — Ты хоть понимаешь насколько это унизительно, когда человек, которому ты признаешься в чувствах, решает свести тебя с кем-то другим, чтобы избавится от тебя?! — она просто кипела от гнева. Да. Она была права, но нельзя же допустить срыв плана. — Послушайте. Посмотрите на это с другой стороны. Это значит, что вы не безразличны тому человеку. Давайте просто вместе посидим, проведём хорошо вечер, — попыталась я её уговорить. — Я ухожу! — Простите, что все так глупо подстроила, — всхлипнула я. В ход пошла тяжёлая артиллерия. Я давно заметила, что люди очень быстро идут на уступки, как только видят мои слезы. Даже железобетонная Вика не всегда выдерживала, — Я такая дура. Хотела как лучше, а получилось как всегда… — Хорошо, я посижу с вами немного, только не устраивай сцену, — быстро проговорила Татьяна Павловна, оглядываясь на уставившихся людей. Через пару она уже сидела и улыбалась, зато я была мрачнее тучи. Олеся рассказывала забавные истории из своей жизни. Например, как из-за пари оказалась без билета, денег и вещей в поезде, едущем в Новосибирск. Вика и Татьяна Павловна хохотали и восторгались историям «индианы джонса». Ещё эта искательница приключений оказывается охрененно хорошо танцует. У меня чуть зубы не скрипели от злости, так как Вика восхищенно следила за её движениями. В итоге, когда «соперница» начала рассказывать анекдоты, я тоже решила блеснуть чувством юмора, но не получилось. Вика даже не улыбнулась, а нахмурилась. — Можно тебя на минутку? — попросила она меня. Как только мы оказались на улице любимая скрестила руки на груди и спросила: — Что на тебя нашло? Ты сидишь и фыркаешь, чтобы Леся не сказала. А твои бородатые анекдоты… Мы сюда людей познакомить пришли, а не устраивать конкурс, кто смешнее. — Я просто хотела рассказать анекдот! — возмутилась я. — А мне показалось, что ты соперничаешь с Лесей. Зачем тебе это? Таня (за пару часов Татьяна Павловна для всех стала Таней) понравилась Лесе. Это сразу видно. А ты вдруг забыла нашу цель и теперь мешаешь им. — Я поняла. Я мешаю твоей замечательной Лесе охмурить своего босса, а тебя она давно уже видимо охмурила… — меня опять начало заносить. Вика рассмеялась. — Не надувайся так, а то похожа на бурундучка. Давай просто посидим в баре, пусть Леся и Таня побудут вдвоём. И мне будет приятно провести с тобой время вне дома. Хорошо? — любимая обняла меня за шею. И как тут устоять? Идея про бар имела изъян. Первая половина посиделок была весёлой, хотя мы много ностальгировали. Вторую половину я уже плохо помню. Отчётливо помню только то, что Вика запихивала меня в такси. Ещё помню, как она раздевала меня и ворчала что-то, когда укладывала спать. Похмелье. Еле разлепила глаза, чувствовала себя ещё не совсем трезвой. — Головка бо-бо? — услышала я голос Вики. — Пока нет. Тут же передо мной оказалась бутылка прохладной воды и таблетки активированного угля. — На, выпей. Нужен аспирин? — Нет, — покорно выпила таблетки и жадно опустошила половину бутылки. — Поспи ещё немного, — посоветовала любимая. Я так и сделала. Проснулась уже днём и то все равно вялой. После душа полегчало. — Иди обедать, — услышала я крик из кухни. Через минуту я уже ела горячее острое харчо. — Спасибо. То, что надо, — поблагодарила моего прекрасного повара. — Помнишь, вчера ты ныла, что я буду ругаться сегодня? — с усмешкой спросила Вика. — Неужели? — Да. Ты хотя бы помнишь, что чуть не избила Лесю? — Я пыталась избить Олесю? — ужаснулась я. Стыдно-то как! — Еле оттащили. Ты Лесе цепочку порвала ещё и кинула в неё стаканом, — продолжала говорить Вика, а мне хотелось провалиться сквозь землю. — Прости меня. Я ничего не помню, — слабое оправдание. — Просить прощения нужно у Леси, — заметила Вика, а потом расхохоталась, — Я пошутила. Ты так забавно сейчас выглядела. — Я же поверила! — возмутилась я. — Янусь, извини. Глупая шутка. Но ты не должна была так вчера напиваться. И поешь ты, извини меня, шансон так себе. «Владимирский централ, ветер северный…», — пропела любимая, подражая моему голосу. — Шансон? — удивилась я. — Опять поверила, — снова рассмеялась Вика. За это я её легонько ущипнула за бедро, — Ай! Больно же. — Можешь говорить, что хочешь, но больше я тебе не поверю, — проворчала я в ответ и надулась. Милая обманщица уселась мне на колени и обняла за шею. — Больше не буду. За Женей поеду вечером, поэтому можем сейчас спокойно посмотреть фильм. Я купила чипсы и газировку. Согласна? — Да. А как там с Татьяной Павловной и Олесей? — Они оставались в клубе, когда мы уходили. Ну, Леся точно заинтересовалась Таней. И если ты не забыла, то ты пригласила их на двойное свидание. — Опять шутка? — Нет. Но не волнуйся так. Они ответили, что подумают. И думаю, они не согласятся. — Почему? — Ну, я бы не согласилась после твоего намёка на шведскую семью, — состроила гримасу Вика. — Я не могла такое сказать. Даже пьяной, — уверенно заявила я. Чтобы с кем-то делить мою любимую?! Да ни за что! — Да-а. Ты же до мозга костей — собственница. — Тогда про двойное свидание тоже наврала? — Нет. Хватит об этом, пошли смотреть кино. Так хочется чипсов. Будет классно, если Татьяна Павловна и Олеся сойдутся. Хотя бы меньше буду ревновать Вику. Пусть эта прошмандовка даже её не видит, все равно не могу избавиться от тревоги. Олеся конечно не видит мою любимую, но вдруг она из этих. Любительниц «темненьких». Я читала, что некоторые извращенные альфы получают удовольствие от отношений с чужими уже помеченными девушками. Якобы это показатель того, что они такие возвышенные и им важен только внутренний мир девушки, а не её внешность. А по мне, человек — это целостное существо. Нельзя отделить тело, разум и душу. Это не значит, что я прекратила бы любить Вику, если бы она вдруг подурнела или «потемнела». Но также мне не была бы безразлична девушка, являющаяся внешне копией моей Вики. Давно заметила, что люди, в которых я вижу что-то общее с моей любимой, мне всегда симпатичны. Может, когда по настоящему любишь кого-то, то начинаешь любить всех людей? А точнее, начинаешь любить этот мир?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.