Как я стала альфой и чем это закончилось

Фемслэш
NC-17
Завершён
264
Размер:
90 страниц, 22 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
264 Нравится 101 Отзывы 42 В сборник Скачать

Спешл

Настройки текста
Сидим с Женей у двери в ванную комнату и уже битый час уговариваем Вику выйти. — Мама, мам, мама! — весело кричит Женя. Она уже говорит несколько слов. Сердце замирает от восторга, когда дочка говорит мне:"Пап». — Вика, солнце моё, выходи, — стучу я. — Не могу, — в который раз слышим мы ответ. Голос у неё расстроенный, и я беспокоюсь за неё. Для Жени это скорее весёлая игра — стучать и звать маму. Наконец слышу другие слова. — Ладно, я выйду, только не смейся, пожалуйста. Обещаешь этого не делать? — Да, Вика, обещаю. Дверь медленно открывается, выходит моя красавица с… с нереально розовыми волосами. Женя сначала смотрит с удивлением на маму, но потом узнает и просится к ней на ручки, а я еле сдерживаю смех. Вика несколько консервативна и явно не стремилась к такому цвету. — Это ужасно, я закроюсь в шкафу и вылезу только через три недели, — закрывает она личико ладошками. — Почему через три недели? — Только тогда смогу сменить этот мерзкий цвет! — чуть не плача, ответила любимая. Она выглядит сейчас такой расстроенной, что моё сердце сжимается. Обнимаю её. — Ты все равно красивая, — говорю ей. Я не лгу. — Как я буду учить с такими волосами? Кто будет воспринимать всерьёз человека с волосами будто из мультика? — Нормальные люди. — Я страшилище! — как-то странно зарычала Вика, дочка испугалась и захныкала, — Вот видишь, даже Женя боится! — Она боится потому, что ты орёшь, — взяла дочку на руки. — А как это получилось-то? — Хотелось перемен. Решила сэкономить. — Всё не так страшно. Мне во всяком случае нравится. У тебя… космические волосы. И Жене нравятся, — дочка тянулась к Вике. Иногда мне было обидно, что Женя явно отдаёт предпочтение маме, а не мне. А я ведь, по сути, вторая мама. — Мама, мам, — позвала Женя и начала дрыгаться, чтобы я спустила её на пол. Как только я это сделала, дочка обхватила руками Вику за ноги. Вроде проводим с дочкой примерно одинаковое время, но Женя все равно явно привязана к маме больше. Может дело в том, что ребёнок помнит, кто с ней сидел первый год? Ещё ведь пишут про утробную связь какую-то. Впервые подумала о том, что я-то никогда не узнаю, что значит выносить ребёнка. Это очень грустно. В другое время я, наверное, пожаловалась бы Вике, но сейчас она сама была в печальном настроении. — Женя тебя так любит, — с некоторой завистью сказала я. Супруга чуть-чуть улыбнулась и взяла на руки дочь. — Ян, позвонишь Лесе и скажешь, что я заболела? — вдруг попросила Вика. — Ты всерьёз хочешь притвориться больной? — Да. — Нет, солнце моё. Врать не хочу. И врать на тему здоровья это к плохому, — Я немного суеверная. — Ну, Янусь… — начала просить моя красавица, но мне позвонили с работы и попросили срочно выехать на аварию. Приехала домой ночью и рассердилась не на шутку. Вика иногда совершает такие глупости! Дурочка, чтобы не пойти на работу, решила заболеть. Заснула в мокрой футболке с открытым окном, а на улице минусовая погода! — Ты идиотка?! — закрыла окно, силой сняла с продрогшей любимой футболку и закутала её в одеяло. — Чуть простужусь и все, — Вика шмыгнула носом. Насморк уже в наличии. — Не смей так поступать больше! Со здоровьем не шутят! — Если бы в соседней комнате не спала бы дочка, наверное, орала бы на супругу до утра. — Сейчас горячий чай с лимоном сделаю. Я была права. Утром у Вики резко поднялась температура, вызвали врача. Та сказала, что это ОРВИ, выписала лекарства. Через пару дней Вике стало ещё хуже, поехали в поликлинику. В общем у неё началась пневмония, врач настояла на госпитализации. Нам с Женей так не хватает Вики. Дочка каждый вечер ходит по квартире и ищет маму. «Мама?» — растерянно повторяет она, заходя в очередную комнату. Стараюсь её развлечь, играю с ней, пока не уснёт. И если раньше Женя спала спокойно, сейчас просыпается почти каждую ночь и начинает плакать. Стыдно, но я и сама по ночам плачу. Мне страшно, что Вике может стать хуже. Вечерами она разговаривает с нами по видеозвонку. Каждый раз когда смотрю на бледное, осувшееся лицо любимой, сердце кровью обливается. К счастью, через несколько дней врач сказала, что Вика идёт на поправку. Настроение, естественно, не лучшее, в душе неспокойно, а тело будто живёт своей жизнью. Каждое утро просыпаюсь в испачканных трусах. Онанировать не хочется, вот и результат. Каждый раз снится, что занимаюсь любовью с Викой, а она просит сделать ей ребёнка. Сегодня в выходной впервые навещу Вику, с работы никак не отпускали, а после рабочего дня не впускали в больницу на свидание. Буквально подбегаю к любимой, как только вижу её. Она полусидит на кровати и радостно улыбается мне. Я так соскучилась. Лихорадочно целую родные руки. — Я так по тебе скучаю, — скулю я и всхлипываю. — Только не реви, — улыбается любимая и гладит меня по щеке. Такое простое движение вызывает бурю эмоций во мне. — Вика, солнце моё, нам не хватает тебя. Женя ходит по дому и ищет тебя. Выздоравливай быстрее, без тебя нам плохо, — жалуюсь я, хотя планировала не говорить такое, чтобы супруга спокойно лечилась, а не беспокоилась о нас. — Я очень скоро выпишусь. Мне тоже без вас плохо, — шепчет Вика и с жалостью смотрит на меня. Хочу её поцеловать в губы, но она отодвигается, — Заразишься ещё. — Не заболею, — уверенно говорю я. После моего превращения ещё ни разу не болела. Иммунитет альф, по предварительным исследованиям, намного сильнее, чем был у людей раньше. Даже вирусам сложно справиться с нами. В теории, альфы должны были сохранять отменное здоровье, чтобы заботиться о своей семье. Вика мимолетно целует меня сама и гладит по голове. Вспоминаю про подарок. — Это тебе, — вынула из рюкзачка графический планшет. Любимая давно хотела такой, только считала лишней тратой денег. Не то, чтобы денег нам не хватало, но мы копили на загородный дом. Вике хочется жить ближе к природе и считает, что детям нужно будет больше пространства. Цены на недвижимость начали расти с удивительной скоростью. Новые дома почти не строятся, а имеющиеся почти все заняты. — Планшет? Он же очень дорогой, — замечает моя красавица, но я вижу с каким восторгом она смотрит на него. — Мне премию дали. Будешь тут рисовать, не так скучно будет. — Спасибо! Ты же хотела видеокамеру себе купить на премию. — Потом как-нибудь… — как мне ей объяснить, что когда она радуется, я радуюсь сильнее, чем когда радуюсь сама? Вика приподнимается с подушки и обнимает меня, поглаживая по шее. Зря. Моё тело тут же реагирует на это, а палата неодноместная. Недалеко сидит женщина лет пятидесяти, книгу читает, изредка окидывает нас взглядом. Любимая замечает мой конфуз, краснеет и взглядом показывает на соседку. — Извини, — скрючиваюсь, чтобы не было так заметно. Как я говорила, стояк у альф очень устойчивый. Вика рассказывает больничные истории, чтобы отвлечь меня. Будто назло заходит медсестра, что-то там измеряет, косясь на меня. — С вами все нормально? — спрашивает меня. Краснею ещё больше и киваю, мол, все хорошо. — Тебе бы юбочки с оборками носить, -шепчет любимая и смеётся. Ей смешно, а мне неудобно. Стыдно-то как. Несмотря на все это, возвращаюсь домой радостная. Видно, что Вика поправляется. Женя сегодня ночует у бабушки, так как хочу починить посудомоечную машинку. Нашла по объявлению, даром отдавали сломанную. Я посмотрела, починить вроде можно, надо только насос заменить. Будет Вике сюрприз. Провозилась до вечера, зато починила. А попозже позвонила моя любимая. Она показала свой первый набросок на планшете, поблагодарила ещё раз, потом неожиданно предложила вирт. — Соседка в карты играет в другой палате. Обычно до самого отбоя там задерживается, — сказала она очень тихо и закрыла лицо рукой. — Не верю, что такое предложила. — Ты чудо! Я тебя люблю. Устрой мне больничный стриптиз, — попросила я, а сама быстренько разделась и поставила ноутбук поудобнее. Вика надела беспроводные наушники, потом дразняще медленно сняла футболку, пижамные штаны, а белье снимать не торопилась. — Хочешь меня? — спросила она и погладила себя по груди. — Очень, — я уже начала трогать себя, но тут любимая исчезла, точнее забралась под одеяло. Немного погодя из-под укрытия показалось её раскрасневшееся личико. — Извини, оказывается я так не могу, — сказала она тихо, — Давай я буду просто говорить. — Хорошо. Молчание. Длительное молчание. Я не выдержала и позвала её. — Я беру в руку твой жезл любви, — выдала Вика, а потом расхохоталась, — Извини, это так дико. Вообще не имею понятия, как люди могут такое друг другу говорить. — А чтобы ты сделала, если была бы здесь, со мной? — попыталась направить любимую в правильное русло. — Зацеловала бы тебя до смерти. — А потом? — Реанимировала бы. — Вика… — Извини. Не могу так. Тут слышно, как по коридору люди шастают. Невозможно настроиться. — Ладно. — Давай я тебе нарисую, что попросила бы сделать, если была сейчас дома? — Хорошо. — Набросаю быстро и пришлю. Кстати, я уже привыкла к своим волосам. Оказывается они меня молодят. Тут многие меня считают подростком, — радостно сообщила Вика, — Я тебя люблю. — А я тебя люблю сильнее. Примерно через час пришло сообщение: «Мне так стыдно» — с картинкой. Связанная девушка с розовыми волосами лежит на спине, а ее руки и ноги разведены в стороны и привязаны к кровати. У меня нет склонностей к садизму, но от одной мысли, что моя красавица будет настолько открыта для меня, внутри все забурлило.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.