Скидки

Рай: с небес на землю

Джен
R
Завершён
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
98 страниц, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

на службе у мастеров

Настройки текста
Год 1923, фахи Я так счастлива! Я уже собиралась ехать на большую землю. Я целые дни проводила в обществе людей, расспрашивая всех о Глудио, составила карту города и его окрестностей и надоела всем до того, что меня даже стали гнать вон из здания гильдии, и Наботу приходилось навещать меня вечерами на складе и рассказывать, и рассказывать об обычаях и истории жителей королевства Аден. Сайлем, в свою очередь, рассказывала о жизни северного королевства Элмора, и все в итоге перемешалось у меня в голове в такую кашу, что я перепутала имена всех королей и императоров и просто надеялась, что этот край окажется таким же прекрасным, как мне его описали. Я думала переждать последние недели зимы на Острове Душ, а с весенними ветрами отправиться в путь. Но все обернулось таким чудесным образом, как я и представить себе не могла. Отец в последнее время перестал меня навещать, и я подумала, что на него подействовало давление общины или матери. Сказать по правде, меня это нисколечко не расстроило. Но однажды (а точнее, пять дней тому назад) он пришел прямо к складам под покровом ночи и сказал, что нам нужно поговорить. С ходу он заявил, что мы не сможем больше видеться, на что я лишь равнодушно пожала плечами. Но потом он торжественно заявил, что выполнил свой долг по отношению ко мне. Он сказал, что с самого моего появления на острове задался целью обеспечить своей дочери будущее, и в итоге это ему удалось. Он таки убедил Верховного Иерарха Кекропуса принять меня. С плохо скрываемым волнением переступила я на рассвете порог Храма Старейшин и на дрожащих ногах поднялась по высокой лестнице в зал приемов, где вместе с Верховным Иерархом меня ожидали еще несколько старейших камаэлей. Но иерарх Кекропус выделялся среди них всех. Превышающий ростом чуть ли не на пять голов самого высокого камаэля, размерами он был гораздо крупнее любого из орков, что я видела на острове. Редкий гном бы мог достать макушкой до его торса, а человек — до груди. Весь бледный, как облако, с такими же белыми глазами и волосами, он был одет в темный пурпурный наряд с множеством украшений и знаков отличия и вполне мог бы сойти за короля, если бы они у камаэлей были. При виде его действительно можно поверить, что он был создан из самой крови гигантов, так он похож на их изображения в древних гномьих энциклопедиях. Верховный Иерарх сурово осмотрел меня из-под плотно сдвинутых белоснежных бровей, затем сказал мне, что, несмотря на то, какая безнравственная предыстория предшествовала моему появлению на свет, я все же являюсь представителем их племени. Моя мать была когда-то одной из самых благочестивых женщин в общине, а отец — лучшим охотником на острове, и иерарх посчитал справедливым дать мне возможность последовать по их стопам и оправдать свое рождение, стать достойным членом племени и искупить грехи своих родителей. Несмотря на кипящую во мне бурю эмоций, я лишь холодно поблагодарила его за оказанную мне честь. «Ты долгое время прожила на западе мира, в стране, которая когда-то носила название Великий Перион, а ныне зовется Грасией, так?» — внезапно спросил иерарх Кекропус, когда я уже поклонилась и собиралась уйти из храма. Я это подтвердила. И тогда он поинтересовался, что я знаю о нашей расе. И я честно призналась, что, несмотря на то, что камаэли на острове поклоняются богам, я с детства верю в то, чему учили меня опекуны и преподаватели, а именно — что камаэлей создали гиганты. Иерарху, похоже, не понравился мой ответ, потому что глаза его вдруг недобро засветились, и он уже приготовился что-то мне сказать, что-то не очень приятное. Тогда я поняла, что, скорее всего, задела его религиозные чувства, о чем вот-вот могу пожалеть. «Простите мне мою невежественность, — попросила я, виновато опустив глаза, — просто в Грасии почти никто не верит в богов. Считается, что нас всех создали гиганты: камаэлей, людей, гномов. Всю жизнь я жила среди ученых и торговцев, работяг и тружеников. Поблизости не было церквей или храмов, где распространялись бы иные знания о природе вещей…» Тут же иерарх облегченно вздохнул и даже весь как-то расслабился, а после сказал, что раз теперь я одна из них, то мне необходимо следовать принятой у камаэлей религии. Я пообещала, что так и буду делать, и с этим была отпущена восвояси.  И теперь если я пройду испытания, то смогу получить заветную профессию и продолжить обучаться у лучших мастеров-камаэлей на большой земле. В итоге меня направили к мастеру Сионэ в деревню Глудин, что находится прямо на побережье региона Глудио. И вот я вся в предвкушении того момента, когда получу дальнейшие инструкции… …Прошло два волнительных и радостных дня, и вот настал тот час! Несмотря на все, что я пережила по вине его и матери, сегодня я все же говорю отцу-камаэлю большое спасибо! Но еще большее спасибо я говорю моему дорогому Бернаду, который верил, что есть для меня светлое будущее. Уже завтра утром я плыву на большую землю, в Глудин. Я не могу спать. Все пытаюсь представить, как это будет: огромный город вроде Ал Пенино, новые лица, новая жизнь… Я полностью уверена, что пройду любые испытания, которые приготовила для меня мастер Сионэ, и надеюсь, что в новом месте никто и никогда больше не будет бросать презрительные фразочки мне в спину или прятать взгляд, когда я прохожу мимо по улице, как в Грасии. Возможно, я снова поверю в историю Бернада о том, что когда-то стану настоящим воином, стрелком с оружием гигантов в руках. А родители… Их нет. Для меня они умерли много лет назад, спасая меня от грозной стихии. …Только сегодня утром я покинула Остров Душ на большом корабле, а вот уже и день прошел, и теперь я готовлюсь ко сну в маленькой гостинице на краю деревни. Уже к обеду судно прибыло в порт Глудина. Городок меня очень удивил. Я словно бы попала в прошлый век. В городе нет ни одного завода, ни единой фабрики. Небо свободно как от бесконечного дыма из труб, так и летающих лодок, и воздушных шаров. Я, к своему удивлению, узнала, что на восточном материке нет железной дороги, корабли у них до сих пор управляются веслами и парусами, а для дальних переездов богачи пользуются дилижансами, а торговцы — повозками. Зато услуги телепортации здесь значительно дешевле. Может, это оттого, что хранителями работают живые люди… Сайлем хотела одеть меня в сносный наряд, но я пока не решилась тратить деньги Бернада, поэтому прибыла на большую землю я все в том же поношенном костюме и со старым широким мечом в руках, который Мока любезно заточил для меня незадолго до моего отбытия. Помимо костюма и меча за плечом, при мне был лишь сшитый мной недавно вместительный рюкзак, набитый монетами и векселями, а также маленькими бутылочками с лечебным снадобьем и простейшими лекарствами от отравления, которые Сайлем и Набот собрали для меня на прощанье. Сюда также поместился мой бинокль — подарок изобретателя Лазара, приятеля моего покойного опекуна, в который можно детально рассмотреть муху на расстоянии в сто метров, а также дневник и чернильные принадлежности. Глудин, несмотря на техническую отсталость, все же городок большой и красивый. Человеческий храм на главной площади просто шикарен: будто бы какая-нибудь библиотека или лаборатория. Не пойму, почему Глудин называют деревней. Он просто огромен и сразу поразил меня окружающей его зеленью: столько деревьев в одном месте я видела разве что на картинках, изображающих джунгли. И сам город чистый, и никаких чудовищ вокруг. Гильдия камаэлей расположена у самого въезда в город, со стороны порта.  В главном зале меня с весьма недовольными лицами встретили два мастера — мужчина и женщина, но мастера Сионэ, моего учителя, среди них не было. Она пришла лишь спустя полчаса и сразу отозвала меня в сторонку, пообещав помочь мне, как только сможет, а потом устроила меня в крошечной гостинице, выделенной в Глудине для представителей нашей расы. Я делю комнату еще с двумя девушками-камаэлями. Впервые в жизни я нахожусь в такой близости к своим соплеменникам и все никак не могу понять для себя, нравится ли мне подобное соседство или нет. Обе они уже прошли свои экзамены на первую военную профессию и получили статус бойцов. В красивой броне и с отличными мечами, всю юность готовившиеся к этому испытанию под руководством опытных наставников… Что могла предложить я? Глядя на них, я чувствовала восхищение и зависть одновременно. Они говорили больше друг с другом, нарочито стараясь не уделять мне слишком много внимания. И когда я спросила, сложны ли были их испытания, они лишь высказали сомнения, что я пройду свое, хоть и заметили, что экзамен был для них пустяковым. Пытаясь заснуть, я лежала и слушала их разговоры: одна из них собиралась в будущем стать надзирателем, а вторая — палачом. Я вслух заметила, что это мужские профессии, на что они объяснили, что с тех пор, как камаэли были освобождены от заточения, эти профессии стали доступны и женщинам, так как искусство стрельбы из арбалета имеет слишком узкое применение в мире, где правят лучники: люди и эльфы. Они же обе мечтали в совершенстве овладеть мастерством боя с рапирой — это такое колющее оружие, популярное у камаэлей еще со времен их заточения. Таким образом, единственным ремеслом, которым ныне занимаются камаэли-мужчины, осталась профессия берсеркера, так как ни одна женщина не сможет даже поднять уникальное древнее двуручное оружие, которым они сражаются. Я теперь, кажется, поняла, почему мастер Сионэ была так приветлива со мной и, вообще, зачем она взяла меня, столь неперспективного новобранца, под свою опеку: просто ее искусство вырождается, и она рада передать свои умения хоть кому-то. Тем временем все свечи, кроме моей, погасли. Девушки легли спать. Обе они очень красивы, с волнистыми длинными волосами, которые они собирают в интересные аккуратные прически. Волосы у одной нежного розового цвета, а у другой — бледно-бирюзового. Я никогда не считала себя красавицей в Грасии, где я слишком отличалась от местных стандартов красоты, чтобы вообще участвовать в каком-либо сравнении. Но и среди камаэлей, как оказалось, я не выделяюсь привлекательной внешностью. Черты лица у меня слишком грубые: широко посаженные глаза, густые брови, уши чересчур оттопырены, а фигура тонкая, бесформенная, еще и волосы непонятного грязно-фиолетового цвета (прямо как у отца), и я совершенно не умею их укладывать — некому было меня в детстве научить, поэтому я просто стригу их как можно короче… …Как же здесь красиво! Пышные леса, мягкая, теплая, покрытая свежей травой земля. И никакого снега! В Грасии снег лежит два сезона из шести. А здесь все такое цветущее, даже несмотря на недавнюю войну. Я мало что знаю о ней. Отец Бернад получал деньги за кое-какие товары, которые он поставлял то одной, то другой стороне, но он никогда не утруждал себя тем, чтобы говорить о войне. Я сижу под деревом в чудном живописном месте. Это передышка перед заданием, которое я получила от мастера Сионэ. Вчера утром она сама навестила меня. Мои соседки ушли еще раньше, и мы смогли спокойно поговорить. Сионэ объяснила, что для того, чтобы стать воином, мне предстоит сложный экзамен, оценивать который будут вместе с ней еще два мастера: те самые, которых я видела вчера в здании гильдии. Потом мастер пригласила меня в тренировочный зал, где на чучеле попросила показать, как я умею обращаться с мечом. Я достала свой острозаточенный меч и продемонстрировала все свое умение, и была несказанно рада тому, что мастер Сионэ осталась довольна. Когда моя наставница узнала, что я также умею пускать темную магическую стрелу, она поинтересовалась, где я этому научилась, если до этого не занималась ни с одним мастером-камаэлем, и я рассказала, что помогала стражнице Мерселе, и та была ко мне очень добра и научила меня использовать энергию высвобожденных из тела душ и перенаправлять ее для отдаленного удара. Сионэ еще раз довольно кивнула и объяснила мне наконец мое задание. Она рассказала, что особыми навыками стрелков является разведка и сбор информации, а также партизанская деятельность. Я восторженно заявила, что с детства об этом и мечтала, но мастер сказала, что требуется проверка, чтобы определить, подхожу ли я для выполнения подобного рода заданий или мне лучше заняться фермерством, торговлей или другим мирным видом деятельности. Я пообещала показать все, на что способна. Тогда она сказала, что от меня требуется провести разведку в лагере партизан-гноллов и разузнать, у кого находятся приказы их отрядам с планами нападения на предместья Глудио, а еще лучше добыть их. Я сперва опешила, и Сионэ, видя мою нерешительность, даже предложила мне отказаться от задания. Но я тут же уверенно взяла у нее футляр с картами и инструкциями. Сионэ пожелала мне удачи и направила в холл гильдии, где новобранцам уже должны были раздавать оружие. Я последовала ее указаниям и, войдя в крошечное здание гильдии, нашла ее холл полностью забитым юными воинами. Мастер-камаэль ругался с гномом, который вместо мечей привез много кастетов и дубин. В порядке очереди я получила во временное пользование пошарканный длинный меч, который мне надлежало сдать после прохождения обучения в гильдии Глудина. В целом меч был довольно-таки неплох, и уж точно гораздо лучше моего старого. Весь вчерашний день я прослонялась по городу, к удивлению мастеров и остальных учащихся. Камаэли сами ни с кем не общаются и с опаской относятся ко всем остальным расам. А те, в свою очередь, сторонятся камаэлей. Мне было проще: я выросла среди людей и гномов и в совершенстве знала несколько наречий человеческого языка. Хотя молодые камаэли также его учат с рождения, но практики живого общения у них, по сути, нет. Камаэли-новобранцы все свободное от заданий время либо проводят в гостинице, либо занимаются в тренировочном зале и ждут, когда торговцы сами заглянут к ним в гильдию. Первым делом я наведалась в гномью мастерскую, где сторговалась с одним кожевником и за небольшую доплату обменяла свою никудышную броню на бледно-желтого цвета костюм из прочной кожи. Бижутерии мне в гильдии не хватило, поэтому я навестила также местную ювелирную лавку, где продала свой широкий меч и, доплатив пару тысяч адены, купила комплект колечек и серег из голубых кораллов, которые должны были противостоять несильной магии, которую, как я предполагала, могли использовать здешние гуманоиды. Деньги Бернада я решила пока не тратить, поэтому золотые монеты и все бумаги сдала на хранение в гномий банк — благо отец Бернад научил меня обращаться с ценностями в свое время. А тратить я пока решила те крохи, что заработала на службе у сторожей в Гевуре за тот год, что прожила там. Ночь я снова провела в гостинице. На этот раз я долго не ворочалась, так как решила хорошенько выспаться перед заданием. Рано на рассвете я, пользуясь картой, которую получила от Сионэ, направилась на восток от города в поисках Лагеря Партизан. Лагерь Партизан — убежище наемников-гноллов, гуманоидов, с давних времен проживающих на территории восточного континента, которых войска Грасии во время войны переманили на свою сторону и настроили против местных обитателей. И хотя Грасия уже давно капитулировала и вывела из Элмордена все свои войска, гноллы остались на родине и, лишившись доверия жителей Адена, продолжили промышлять разбоями и грабежами. Сейчас, по словам мастера Сионэ, они готовят нападение на окрестности города Глудио. И я должна узнать, получили ли войска гноллов уже приказы о нападении на город, а если получили, то у кого они хранятся. Честно говоря, я не думала, что так сразу мне поручат столь сложное и опасное задание. Но выбора у меня нет. На задание мне дали всего два дня. Иду дальше… …Странное что-то происходит. Я вроде сделала самое большее из того, на что была способна, но в итоге так и не поняла, прошла я испытание или нет. Утром я обнаружила лагерь гноллов, но мне пришлось побегать, чтобы найти в него проход. От окружающей меня красоты я долго не могла сконцентрироваться на своем задании: все вокруг цвело и зеленело, и это посреди зимы! Воздух повсюду свежий и чистый, кругом пели птицы, солнце светило так ярко, как в Грасии только в самые ясные летние месяцы, а в грязных, заводских районах Ал Пенино так и вообще люди видят солнце лишь несколько недель в году из-за дыма и смога. Дорога, по которой я шагала, судя по карте, должна была привести меня в главный город региона — Глудио. Но мне нужно было искать проход к лагерю. Хорошо еще, что я договорилась с одним священником в храме, и тот за небольшую плату наложил на меня защитные заклинания. Все-таки защитная и целебная магия местных служителей церкви вызывает восхищение и подлинный восторг: на западе магия давно уже перешла в разряд чего-то уникального и архаичного, а здесь любой человек, имеющий минимальные способности, может стать лекарем или чародеем, а особо талантливые личности — могущественными магами элементов. Наконец я нашла проход к лагерю, но лишь только приблизилась, сразу наткнулась на часового. Гуманоид, похожий не то на шакала, не то на гиену, вооруженный грубым мечом, хотел снести мне голову, но я ловко увернулась и нанесла ему мощный удар клинком. Тот порывался уже позвать на помощь, но я вторым ударом добила его и оттащила в кусты. Дальше я шла уже крадучись, потому что, если бы меня заметили сразу несколько таких громил выше меня ростом, мне бы было несдобровать. По холму обогнув прилежащую к лагерю территорию, я вышла к их основному убежищу, которое располагалось за плотным забором из кольев. Я потихоньку вскарабкалась на холм и в свой миниатюрный бинокль стала наблюдать за движением в лагере. Мне следовало разобраться, у кого же из многочисленных группок гуманоидов находятся приказы о нападении, если они вообще попали в лагерь. Пока я разглядывала гноллов, один из них — самый крупный, в тяжелых доспехах — собрал войско, прочитал перед ним речь и передал какие-то документы небольшому отряду солдат. Те сразу двинулись прочь от лагеря. «Угу», — сказала я себе и последовала за ними. Несколько минут я выжидала, пока гноллы отойдут подальше от лагеря, и размышляла о том, как их сразить. В отряде было четыре гнолла-солдата без брони и с примитивнейшим оружием в руках. Это меня радовало. Но их сопровождали двое лучников, и это ставило меня в тупик. Лучники шли позади группы, и я с холма прыгнула на одного из них и сразу заколола его мечом, а затем и второго. Солдаты обернулись, а тот, что нес бумаги, стал неуверенно пятиться назад, с опаской наблюдая за ходом боя. Двух гноллов я уложила сразу, а с третьим пришлось повозиться. Он даже ранил меня в плечо. Но все равно я оказалась проворнее. Видя, что бой проигран, тот, что был с приказом, рванул к лагерю, и еще через минуту он поднял бы такой вой на всю округу, что кто-то из охранников его точно бы услышал. Но имея у себя в запасе аж шесть душ, я смогла воспользоваться своим магическим умением. И успел гнолл только тявкнуть разок, как облако темной энергии в моих руках превратилось в магическую стрелу и пронзило гуманоида насквозь. Я подобрала с земли выпавший из его рук лист бумаги, исписанный корявыми символами, и поспешила назад, к Сионэ. Еще раз мысленно поблагодарила я Сайлем за лечебные зелья. Выпив одно из них, я тут же почувствовала, как рана на плече затянулась. Мастера-камаэли, мужчина и женщина с розовыми волосами, недоверчиво вертели бумагу в руках, разглядывая мой пыльный разодранный наряд. А Сионэ лишь улыбалась, и я улыбалась вместе с ней. «Это он самый, приказ, — уверенно сказала она своим коллегам. — Тут же отправлю его сэру Леопольду». Затем она похвалила меня и попросила вечером зайти и забрать отчет, который она составит на основании полученной информации, и далее мне нужно будет отвезти его мастеру Гоби в город Глудио. Я без слов согласилась, так и не поняв, все ли я сделала как надо или нет, раз Сионэ посылает меня к другому мастеру. Когда я зашла на закате, Сионэ дала мне денег на телепорт и на личные расходы, так что мне вновь не пришлось прибегать к запасам. Теперь я быстренько, пока ужинаю, допишу эту заметку и тут же отправлюсь в Глудио. Я очень устала, но мне хочется поскорее выполнить задание мастера Сионэ. Она первая на большой земле и вторая среди камаэлей, кто была действительно добра ко мне. …Сейчас ночь, и я сижу в порту Глудина под одиноким фонарем… Похоже, снова фортуна отвернулась от меня, и виной этому стал мой дурацкий характер. Даже простое задание я выполнить не смогла, хотя сложное вроде как смогла, но субординацию камаэли ценят превыше любых достижений. Я была у мастера Гоби и… Но обо всем по порядку… Глудио оказался небольшим военным городишкой. Нашу гильдию я нашла в самом дальнем районе города, рядом со складами. Там было шумно: гномы перегоняли большую партию скота. Мастер Гоби, высокая статная женщина-камаэль с надменным взглядом, с любопытством рассмотрела меня и вслух удивилась, что у Сионэ наконец появилась ученица. Прочитав доклад, она тут же отдала приказ остальным мастерам о сборе отряда для перехвата войска некого офицера Така, который скоро прибудет в лагерь гноллов для поддержки нападения на фермы, окружающие Глудин. Меня же она попросила обратиться за помощью к капитану охраны Батису с тем, чтобы он выделил для такого дела несколько своих солдат. Капитан, когда я нашла его патрулирующим улицы вечернего города, сначала отпрянул, а затем сухо заметил, что никак не привыкнет, что крылатый народ шастает по улицам города. Когда я начала объяснять ему, что нам нужна его помощь, и протянула ему доклад мастера Сионэ, то он наотрез отказался даже просмотреть документ, ссылаясь на сильную занятость. Я попыталась объяснить, что мастера Гоби и Сионэ работают на самого сэра Леопольда, но тот лишь презрительно выразил сомнение, что сэр Леопольд с самым сильным отрядом в Глудине будет обращаться за помощью к «крылатым выродкам». Я начала было защищать честь камаэлей, но тот, еще больше рассвирепев, приказал своим солдатам доставить меня к Гоби. Гоби очень удивилась моей обиде на капитана, хотя я была уверена, что та поддержит меня. Она же рассердилась, что я решила пререкаться с начальством. Ведь камаэлям чувства не свойственны. Главное для них — приказы и их исполнение. А я свой не выполнила. И тут я почувствовала себя такой недостойной… Гоби даже не знала, какой позор лежит на мне, но уже сразу я дала ей шанс думать обо мне плохо, как о никудышном солдате… Может, я и вправду проклята с рождения, и мне не стоит и думать о профессии воина… Гоби недовольно заметила, что раз я не смогла договориться с капитаном, то придется ей идти самой, а мне она сказала, что, возможно, я гожусь хотя бы на должность простого посыльного, и приказала мне отнести какие-то документы какому-то мастеру в гильдию темных эльфов. Я никогда раньше не общалась с темными эльфами. На Острове Душ, в Гевуре, они не были доступны для общения — я и не лезла. Я нашла гильдию, а затем и нужного мне мастера. Дрожа и с понурым лицом я осторожно передала ему бумаги. Тот принялся было их изучать, а потом медленно перевел на меня взор и начал бесцеремонно рассматривать. Я с несчастным видом стояла перед ним, не осмеливаясь поднять на него глаза, но буквально кожей чувствовала его пронзительный взгляд. «Странно… Ты какой-то странный камаэль, — сказал он. — У тебя другая аура». Я так и не осмелилась спросить, что он имел в виду. Вернувшись к бумагам, он изучил их и подписал. И я снова на дрожащих ногах отправилась к Гоби. Мастер упрекнула меня в том, что и это я делаю долго. И я призналась, что заблудилась на городских улицах. Гоби заметила, что новобранец с мозгами догадался бы взять карту. И снова, презрительно покачав головой, она сказала, что поняла, почему я учусь у Сионэ: никто из мастеров больше и не взял бы меня в ученицы. Пока я ждала отчет, мастер Гоби рассказала, что она со своим отрядом призвана изучить все остальные населяющие континент расы и понять их взаимоотношения и характеры. И пока у нее создалось впечатление, что камаэли оказались в мире враждующих между собой, лживых созданий. И ей теперь больше всего интересно, что решит иерарх Кекропус, мудрейший из камаэлей, в их отношении. «Почему мы должны им помогать?» — словно у неба спросила Гоби и подосадовала, что Остров Душ вообще проявился в мире, заметив, что лучше бы все шло своим чередом. «Если бы остров не проявился, меня бы тоже не было», — заметила я, но снова наткнулась лишь на непонимающий взгляд сурового мастера. Она в резкой форме заявила, что если я и впредь намерена дерзить, то мне лучше бы сразу покинуть сообщество камаэлей и жить с людишками. И я вспомнила, что с людишками я уже жила и ничего хорошего из этого не вышло. «Выполняй приказы, — в итоге заявила мне Гоби, — и без лишних размышлений, или выметайся из отряда». Мне скрепя сердце пришлось извиниться и сказать с каменным лицом, что я готова выполнять приказы. Хотя больше всего мне хотелось зареветь тогда. Мастер Гоби направила меня обратно к Сионэ, и по ее виду я поняла, что моя оценка за экзамен будет низкой. Была уже ночь, когда я добралась до гостиницы. Моих соседок по комнате не было на месте. Спать я не могла и все размышляла, что, даже несмотря на неимоверные усилия моего отца-камаэля, я так и не получу разрешение на обучение. Я все думала, что же мне делать тогда: вернуться на Остров Душ и жить простую жизнь, помогая охранникам, а все будут показывать на меня пальцем и говорить, что все, что произошло со мной, было вполне себе закономерно. Или же мне остаться в Глудине, стать егерем или наняться телохранителем к торговцам. Я не могла спать, поэтому пошла в сторону порта, и вот все сижу на берегу моря в грустных размышлениях… …Меня не выгнали — и это хорошо… Не уверена, что будет дальше — и это беспокоит меня… Снова я нахожусь словно бы в подвешенном состоянии. Что я могу сказать? Теперь-то я уж точно буду следовать приказам. Всю ночь я не спала, три раза обойдя город по периметру, а утром со страхом пошла я к Сионэ. Три мастера сидели за столом. Двое из них сурово рассматривали меня, но Сионэ так лукаво на меня поглядывала, что я сразу почувствовала, что не все потеряно для меня. Я думала лишь о том, чтобы держать язык за зубами. «Мы получили отчет, — начал мужчина с ярко-пурпурными глазами и белым шелковым платком на шее. — В нем говорится, что ты являешься недисциплинированной, дерзкой и мало подходишь для военной службы, где требуется безоговорочное послушание и уважение к вышестоящим. Но учитывая тот факт, что ты всего за пару часов выполнила задание, на которое тебе было отведено двое суток, и достала чрезвычайно важную информацию, что оценил сам сэр Леопольд, тебе будет дан еще один шанс». «Ты пойдешь на службу к мастеру разведки Гоби, и теперь она будет решать твою судьбу», — вынесла мне финальный вердикт женщина-камаэль с уложенными в элегантную прическу розоватыми волосами. Я не знала, было это плохо или хорошо для меня. Но шанс еще был. Когда я собирала вещи в гостинице, заглянула мастер Сионэ. «Ты, говорят, нахамила капитану Батису?» — спросила она меня с ходу. Я лишь вздохнула. «Прилюдно назвала капитана охраны невежественным чурбаном?» — она улыбнулась, и я не знала, смеяться мне или плакать. «Он и вправду вызывал у всех раздражение, — заметила Сионэ после минутного молчания, — как только нас не обзывал, как только не изгалялся, чтобы нас унизить. Но Гоби не имеет права на ошибку, пойми, — уже сурово прояснила она. — Мы здесь новички, в этом мире. Мы в критическом меньшинстве, и мы связаны клятвой помогать королю людей…» Я, не выдержав напряжения, бросилась к Сионэ и заныла, что я никак не смогу служить у Гоби, что мне не справиться с таким грузом ответственности. «Я не та, кто сможет терпеть такое!» — сказала я и разрыдалась. Сионэ серьезно посмотрела на меня, а потом произнесла очень важные для меня слова. «Ты же хочешь стать стрелком, — сказала она. — Ты не обязана меняться. Просто притворяйся. Представь, что это всего лишь игра, и притворись послушной девочкой. Достигни своей цели, но не изменяй себе». А затем мастер Сионэ сделала последнее, что я от нее ожидала: она обняла меня, и я почувствовала, что внутри этих созданий тоже есть душевное тепло… запрятанное где-то очень глубоко внутри. Я вытерла слезы, повесила за спину рюкзак, заверила Сионэ, что постараюсь не подвести ее и отца, и направилась к телепорту… Год 1923, вэтишь …Вот уже неделю я служу у Гоби в Глудио. Почти уже перестала путать, в каком закутке находится наша гильдия, но все равно порой забегаю по ошибке то к оркам, то к гномам. С последними я всегда нахожу о чем поговорить. Ведь старик Бернад совершил при мне столько сделок с этим народцем, что я и сама теперь, к удивлению своих приятелей из гильдии, по дешевке покупаю у них зелья и точу оружие. Приятели — громко сказано. Все видят во мне чужака, ждут, что я вот-вот совершу ошибку, и меня смогут выгнать из отряда. Сегодня пришли грустные новости. Два новобранца, посланные Гоби выследить офицера гноллов Така, были обнаружены мертвыми недалеко от Бараков Ящеров, чуть западнее города. Капитан Батис отказался выделять людей Гоби на это дело, и остальные новобранцы боятся в это соваться, хотя если Гоби отдаст очередной приказ, любой тут же отправится на его выполнение. Сама Гоби и два вышестоящих мастера не могут отправиться на поиски злосчастного офицера, так как это докажет неспособность молодых воинов-камаэлей выполнять задания. И теперь, если сэр Леопольд узнает о провале миссии, всем мастерам-камаэлям Глудио и Глудина придется признать свою некомпетентность. Гоби обескуражена. Конечно, отдай она приказ — и любой пойдет на смерть, и она это понимает и пока молчит. «Я бы не пошла», — подумала я. Отряд Така скрывается где-то в Лагере Ящеров племени Мэйл на северо-западе от Глудио. Это мы знаем. Мы знаем также, что они знают, что их раскрыли, и надежно прячут своего главаря. Завидев любой отряд, они тут же нападут всем племенем. Весь день я только об этом и размышляю. Завтра Гоби сдаст свой провальный отчет, и сэр Леопольд организует облаву, и Таку конец. Но ведь нам надо убедить людей в своей полной способности самим справляться с поставленной задачей. Даже если я одна пойду в лагерь и выслежу этого Така, что не удалось двум моим предшественникам — а это ведь лагерь с сотнями ящеров… Но даже вдруг если я его выслежу, как привести его живым на допрос к сэру Леопольду? …Кристалл Души! Среди ночи меня вдруг осенило. У мастеров-камаэлей в оружейной есть несколько таких кристаллов. Кристалл действует как односторонний телепорт. Он может поглотить живое существо на несколько часов, но только если жертва находится при смерти, когда контроль ее души над телом сильно ослаблен. За неимением клириков, способных воскрешать погибших, мастера-камаэли берегут такие кристаллы на тот случай, если с кем-то из них вдруг что-то случится, а лекаря не будет поблизости. И у выполняющих задание камаэлей был такой кристалл, только из них двоих ни один уже не смог донести его до мастеров. А если в течение одного-двух часов не извлечь тело из кристалла, то оно навсегда теряет связь с душой, которая запечатывается в кристалле навечно. …Да! У меня получилось! Ночью я прокралась в оружейную и тихонько «одолжила» там один кристалл души. Затем я, немного пошумев у дверей храма, испросила у местных священников магическую помощь и направилась в лагерь ящеров, то усиленно продумывая план, то стараясь не думать ни о каком плане вообще. Территория ящеров просто огромна и занимает обширную область близ замка Глудио. Когда я ступила на их земли, большинство зеленокожих гуманоидов спали по долине, выставив нескольких сторожей. Но пройти даже сквозь десяток дозорных оказалось совсем не просто, и я, последовав наиглупейшему плану из всех возможных, просто сдалась. Будто бы случайно обмолвилась я взявшим меня в плен сторожам, что план Така провалился, не успев прийти в исполнение. Как я и предполагала, глупые гуманоиды сами и привели меня к своему офицеру на допрос. Я на ходу сочинила историю о том, что лагерь гноллов накануне был взят людьми сэра Леопольда и люди камня на камне там не оставили, и Так мне поверил и так сильно разозлился, что в гневе попытался меня убить. Но у меня в запасе были пять душ: я собрала их, когда уничтожила несколько мелких хищников еще на подходе к лагерю. Совершенно неожиданно для пучеглазого гнолла я выпустила магическую стрелу, не имея при себе никакого оружия — меч у меня забрали перед тем, как поставить перед уродливым офицером. Не мешкая ни секунды, я заключила в кристалл ошеломленного раненого Така, а ящеры, увидев такое, тут же в панике разбежались по округе. Сразу же по возвращении в город я разбудила мастера Гоби и извинилась, что истратила кристалл души и к тому же потеряла казенный меч. Та несколько секунд смотрела на меня ошеломленным взглядом. Но потом, поняв, что я захватила Така, сразу же собрала в главном холле руководителей гильдии. Она долго раздавала указания своим помощникам, и когда все дела были улажены и в комнате остались лишь мы двое, она наконец-таки вспомнила обо мне и небрежно выдала мне бумагу о посвящении в воины. Не так я себе это немного представляла: думала, что все пройдет как-то более торжественно и официально. Ну что ж… Главное, что я возвращаюсь в Глудин к мастеру Сионэ, чтобы продолжить свои тренировки уже в ранге дозорного.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования