Ирония смерти или чёртова жизнь

Гет
R
В процессе
42
автор
Размер:
планируется Макси, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 7 Отзывы 12 В сборник Скачать

Пролог. Могильная тишина Запретного леса 1998-го года

Настройки текста

Её жизнь - самая настоящая ирония. Злобная шутка извращенного разума. Вивьен - означает "живая", но Поттер без пятнадцати минут труп.

Девушка горько ухмыляется, когда в последний раз оборачивается на ночной Хогвартс. Она впитывает в себя момент, пытается запомнить каждую делать, пока руки нервно теребят старую грязную куртку Фреда. Воздух кажется слишком горячим и горьким, как настой из полыни, который она когда-то принимала при простуде. Девушка сплевывает этот вкус на побитую ночной изморозью траву и отворачивается от стен школы, вглядываясь в ночную темноту. Он дал ей всего час. Но она приняла решение легко, со смирением. Гермиона обнимала её крепко и горько, а Рон неуклюже и как-то по-отцовски. Вивьен почти не страшно. Мама улыбается ей нежно и мягко, с глубокой тоской маленьких морщинок возле глаз. От неё исходит теплый серебряный свет, который приятно покалывает, когда мама касается её руки. Вив смотрит на навсегда молодое лицо, покрытое серебряным туманом и знает, что где-то там скрывается зеленая, немного светлее, чем у неё самой, пелена глаз и медная рябь длинных, более послушных волос. - Ты будешь со мной? - слегка растерянно, с долей надежды спрашивает девушка, нерешительно заглядывая в мамины глаза, пытаясь отыскать ту самую родную зелень. - Всегда, - ласково шепчет Лили, но Поттер кажется, что ответ прозвучал громче раската грома. Голос мамы мелодичный и мягкий, с нотками уходящей звенящей юности и ясным пением застывшего расцвета молодости. Он приятно окутывает, заставляя успокоиться. - Он вас увидит? - голос предательски садится, но Вивьен некого стесняться. Сириус касается ее плеча и она чувствует такое же приятное покалывание, как и на руке. Римус улыбается ей скромно, поддерживающе, как улыбался всегда. Как улыбался ещё пару часов назад. - Нас будешь видеть только ты, - говорит Джеймс и Вивьен ощущает, как руки перестают дрожать. Папа выглядит таким же молодым, как на фотографиях. Его глаза добрые и нежные, но на дне бурлит дерзость и несносная, нелюбимая Снейпом, уверенность. Такая же, как у Сириуса. Такая же, как у неё. Черные волосы слегка спадают на высокий лоб, а уголки губ дерзко поднимаются вверх, выдавая его хулиганское нутро. Он совсем ещё мальчишка, но Поттер любит его молодой образ нежно и трепетно, всей своей детской любовью. - Оставайтесь рядом до самого конца,- шепчет она, ступая в темноту. Шаги даются легко, а тело ощущается практически невесомым, хотя воздух до сих пор кажется немного едким. Запретный лес встречает тишиной, нарушаемой хрустящими ветками под ногами. Поттер удивляется насколько красивым ей кажется этот звук и насколько красивым выглядит лес, который всегда пугал. Она впитывает каждый момент в свою память, будто ей когда-то придется это вспоминать. Нюх неожиданно становится резким, от чего девушка отчетливо, слишком навязчиво, ощущает запах свежей ночной изморози и застывшей крови на своем лбу. Ей пахнет свежей травой и грязью, пахнет тысячелистником и любистком. Ей пахнет самой жизнью: загадочной, захватывающей, красивой, иногда слишком горькой и грязной, но такой желанной. Ей обидно и больно, но мама рядом и улыбается так мягко, ласково, что Поттер почти не страшно. Вивьен слышит шум голосов и ощущает, как темная магия витает в воздухе, забивая легкие и оседая на кончике языка. Нос неприятно морщится, а слезы застывают в глазах, но она ступает гордо и быстро, не сбавляя скорости. Римус подбадривающе улыбается и та благодарно кивает. Её смерть означает скорую кончину Темного Лорда. Её смерть означает, что Рон и Гермиона поженятся и у них родятся неуклюжие смешные дети, с рыжими копнами на всезнающих головах, которые за раз будут проглатывать горы книг и сладостей. Будь рядом Джордж или Фред, она бы поспорила, что назовут их в честь Поттер, конечно же, потому что для её друзей никак иначе. Её смерть означает, что Невилл все таки станет учителем в Хогвартсе, а Луна докажет существование нарглов и мозгошмыгов. Её смерть означает , что у друзей будет возможность на жизнь. На действительно счастливую жизнь. Шум становится громче. Вив отчетливо слышит безумный смех Беллатрисы и шипящие едкостью голоса других Пожирателей. Сердце бьется быстро, заставляя жар разливаться импульсами по всему телу, как удары Круциатуса. Ведьма останавливается, всматриваясь в ночное небо. Она всего лишь девчонка и ей слишком сильно хочется жить. Слезы выступают резко, сдавливая острой болью горло и живот. Сириус заглядывает ей в глаза со своей наглой улыбкой и неощутимым движением ударяет по носу, заставляя серебряный свет смешно заискриться на кончике. Их маленькая традиция, которой Блэк всегда смешил крестницу при прощании. Вив слабо улыбается, потирая сморщенный нос, но потом настороженно косится в сторону шума, поджимая уголки подбитых губ. - Ты сможешь, олененок, - шепчет крестный, одобряюще улыбаясь и прижимается к её лбу, создавая мелкие искры вокруг девичьих глаз. Они выглядят как звезды и Вив ловит их руками, будто в них есть хоть какое-то спасение. Она смотрит на молодых родителей, которые ласково гладят её лицо и в ушах остро звенит крик матери в ночь их смерти. Им тоже когда-то было страшно. - Не оставляйте меня,- шепчет Поттер, продолжая путь и лишь сильнее сжимает свою палочку, ощущая тяжелую и обжигающую магию Темного Лорда вокруг себя. Она колючая и липкая, как смола и во рту сразу же образуется тягучая слюна со вкусом горького пепла. Ведьма сплевывает её на сочную зелень под ногами и в последний раз останавливается, чтобы посмотреть на ночной лес. Ей тошно и страшно, а внутри всё уже давно связалось в тугой узел безысходности, но родные рядом, так что она уверенно ступает на поляну, где её ждут Пожиратели. Волдеморт выглядит немного потрясенным, но все же блаженно скалится, шутливо склоняя голову в мнимо уважительном приветствии. Его красные пустые змеиные глаза горят предвкушением и рассматривают её лицо жадно, вглядываясь в каждую черту. Чешуя на скулах блестит отвратительным грязным серебром, заставляя Вивьен жмуриться. Его длинные и тощие, обтянутые бледно-серой кожей руки лихорадочно вскидываются вверх в почти победном жесте. -Вивьен Руби-Роуз Поттер! - издевательски выкрикивает он, под гогот Пожирателей, будто её имя - самая настоящая шутка. Его голос шипящий и резкий, напоминающий скрежет ломающихся костей. Он пробирается под самую кожу и неприятно давит на сознание, но волшебница давно выработала на него иммунитет. Ей холодно и, почему-то, очень тошнит, но Поттер чувствует на своей спине и плечах приятное покалывание и боковым зрением видит серебряный свет. Она не одна и это совсем не больно, как утверждал Сириус, так что девушка заставляет себя смотреть Волдеморту прямо в его нечеловеческие красные глаза и держать спину ровно, сдерживая накатившие слезы. Ведь Вивьен - гриффиндорка, а они, на самом деле, ещё горделивее слизеринцев. А ещё она Поттер. Поэтому её горделивая храбрость не позволяет показать слабость. Поэтому она смотрит на обтянутое серой кожей тело прямо и дерзко, заставляя безгубые уголки рта раздраженно вздрагивать. - Том,- констатирует она, под одобрительный выдох Сириуса за спиной. Она боится самой смерти, не его. Красные глаза сужаются, наполняясь ядовитым гневом, а бузина метается в сторону Поттер слишком резко, лихорадочно. Она замечает это. Его кожа выглядит ещё хуже, чем при последней встрече: она серая и слишком натянута, а в области лба и впалых скул и вовсе отслаивается. Он дышит неравномерно, злобно и двигается уже не так плавно. Он в ужасе, Вивьен чувствует его леденящий ужас своей кожей; своим, связанным с его больным, сознанием и блаженно морщится. Тому осталось недолго. Впрочем, как и ей. Пожиратели неловко молчат, с тихой тревогой наблюдая за фигурой Темного Лорда. Поттер обводит их вытянутые аристократичные острые лица взглядом и мысленно улыбается своей невыносимой дерзости, потому что темные маги, как бы не старались, выглядят чертовски пристыженно. Они, чистокровные маги из священных двадцати восьми, прислуживают полукровке с ужасно магловским именем - Том. Беллатриса Лестрейндж смотрит на Вив с гневом и отвращением, её губы сжимаются в характерном движении, втягивая впалые щеки, а глаза уже знакомо сужаются. Поттер знает что будет дальше: безумные ведьмы слишком предсказуемы, а она слишком самонадеянна для практически трупа. - Круцио! - выкрикивает Лестрейндж. Боль ломает тело девушки сразу же, заставляя упасть и прерывисто ловить воздух ртом. Легкие обжигаются каждым вздохом, но Вивьен знает, что если не дышать, то будет ещё хуже. В голове взрываются рокоты боли и Поттер чувствует, как собственные слезы жгут кожу. Она кричит, корчась в судорогах и мечется на траве в неестественных позах. Боль режет, ломает, разрывает и разламывает её тело ударами. Она горит и тонет одновременно. - Беллатрис, девчонка - моя! - шипит Темный Лорд и Лейстрендж виновато прижимает маленькую голову к тощим плечам, опуская палочку. - Простите, Повелитель, но эта грязнокровка не смеет обращаться так к великому Темному Лорду, - шепчет ведьма, гневно выделяя упоминания о такой жалкой выскочке, как Поттер. Вивьен смотрит на мокрую прохладную зелень под собой и думает, как же это всё паршиво. Ей скоро должно было исполниться восемнадцать и она хотела стать аврором. Она хотела научиться печь пироги, как у миссис Уизли, пожить вместе с друзьями в Годриковой впадине и съездить в Болгарию к Виктору. Вив хотела вместе с Луной поймать нарглов и ещё раз полетать на фестралах. Она хотела играть в квиддич, закончить Хогвартс и купить себе дом. Поттер хотела семью. Она хотела быть с Фредом. Но Фред мертв и она тоже скоро умрет. Слёзы обиды жгут лицо сильнее, чем огневиски, но она поднимается. Мышцы, пытаемые Круциатусом болезненно сокращаются, от чего ноги едва держат её на плаву, но Поттер хочет смотреть ему в глаза. Она сбрасывает медный локон с лица, прижимая к бедру палочку и смотрит на Волдеморта с храброй решимостью, потому что ничего больше у неё не осталось. - Какая отвага, Вивьен, - комментирует Лорд под едкий хохот слуг. - Дамблдор гордился бы смелостью своей Избранной. Смех звенит в ушах надоедливым шумом, отдавая болью в области лба и переносицы. Девушка холодно смотрит на живой труп Реддла, поглаживая прижатый к бедру остролист. Он хочет устроить сцену, хочет её гнева и длинных, витиевато изложенных монологов со своей стороны. Волдеморт - это всего лишь нереализованный аристократ из магловского приюта. Его поэтическое нутро мечется в ожидании драмы, глаза блаженно прикрыты, а раздутые ноздри выдают всё наслаждение от предвкушения дальнейших событий. Он застыл на месте, словно статуя, в своей характерной причудливо-пугающей пластике и на дне винно-отвратительных глаз плещется пренебрежение и одновременно мольба. " Прими мой вызов" -, кричит он всем своим видом, но у Поттер проблемы со зрением и, с недавних пор, со слухом. Их болезненно-извращенная связь так сложна и необычна, что Вивьен хотела бы позволить себе поддаться искушению. Она хотела бы покричать и позлиться. Возможно, даже перекинуться парочкой атакующих, чтобы напоследок удовлетворить свою гриффиндорскую суть. Но Вив слишком устала. Она наперед отдает всю литературную инициативу Рите Скитер, которая, несомненно, напишет об этой ночи сотню, если не больше, книг и спокойно смотрит в лицо своей смерти. Поттер не страшно. - Заканчивай с этим, Том. Сделай то, для чего я пришла, - хрипло говорит Девочка-Которая-Выжила, не отводя глаз. Волдеморт вскидывает 15 дюймов бузины в её сторону и шипит безгубым ртом непростительное:

-Авада Кедавра!

Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты