Сожаления

Слэш
G
Завершён
97
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
97 Нравится 6 Отзывы 19 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
В особо знойные деньки к вечеру, после сдачи постов, у таверны собирались рыцари Ордо Фавониус, чтобы обсудить накопившиеся новости и просто хорошо провести время, наслаждаясь великолепной выпивкой. Да, безусловно, у этого вина, да и, будем честны, виноградного сока, не было конкурентов на всей территории Тейвата. А уж хозяин этого винодельного бизнеса и подавно был настоящей гордостью Мондштадта. И сейчас он привычно стоял за барной стойкой, протирая стаканы, и краем глаза следил за подвыпившими рыцарями. С одной стороны, он испытывал неприкрытую неприязнь к ордену, и не без причины, с другой — они обеспечивали его таверне стабильную выручку, что должно было радовать. Однако Дилюк Рагнвиндр всегда предпочитал прислушиваться только к себе. Отдельной темой для размышлений являлся харизматичный капитан кавалерии, практически каждую ночь присутствовавший за привычным ему столиком Доли Ангелов, попивая Полуденную Смерть. Непримиримое чувство гордости Рагнвиндра ежечасно придавливало чувством вины, а заливалось всё это обидой и страхом, как льётся бордовая жидкость из темной бутылки в прозрачный стакан, пятная его яркими, пахучими каплями. Так отдавало запахом горечи и соли от чувств Дилюка. Офицеры и рядовые рыцари веселились наравне, периодически кто-то, кто потрезвее, просил еще закуски, а праздные речи и тосты всё раздавались. Дилюк даже не пытался прислушиваться к ним, ведь одна и та же картина за несколько лет изрядно приелась, а фантазии у ордена, судя по всему, не прибавилось. Именно поэтому он подозвал к себе Чарльза и попросил сменить его у стойки, чтобы иметь возможность временно покинуть пропахшее вином и чужим весельем помещение. Однако Дилюк не спустился в погреб пересчитывать бочонки с остатками вина, чтобы убедиться, нужно ли попросить привезти с винокурни еще. Не пошел в подсобное помещение, чтобы сменить случайно заляпанные соком перчатки или критически осмотреть в небольшое зеркало на стене свой внешний вид, приводя идеально белую рубашку в надлежащее, неизменно-идеальное положение, нет. Выбор его пал на свежесть сумеречной улицы, освещенной несколькими фонарями. За столиками снаружи никого не было, да и атмосфера здесь была совсем другой — успокаивающей. Прохладный ветерок шевелил листву и пышную шевелюру Дилюка, проникая к самым корням и охлаждая не только тело, но и мысли. Да, ему, наверное, хотелось бы видеть Кэйю настоящим. Без лжи и фальши. Без разнообразных масок, скрывающих его личность и ощущения. Хотелось бы иметь возможность обернуть время вспять и не совершить тех ошибок, в которых виновны они оба. Тем более, Кэйа ведь старается. Но и упрекнуть самого Дилюка нельзя, правда ведь? Он же перестал огрызаться, прогонять, язвить. Он стал добрее. Хоть многое и осталось как прежде, но… Дилюк надеялся, что имеет право так себя утешать, поддаваясь обиде. А в глубине души всё же знал: его вина останется несмываемым пятном на их с Кэйей взаимоотношениях, как и, в целом, воспоминания о прошлом. Ветер усилился, оглаживая приятной прохладой спину и шею. Нужно было возвращаться в таверну. Снова он чувствует пьяные эмоции окружающих его людей, купающихся в своем счастье, даже если завтра им придется идти на нелюбимую работу или возвращаться к другим неприятным обстоятельствам. Это всегда поражало Дилюка в жителях Мондштадта — они под стать своему архонту жили моментом, наслаждались свободой. Вокруг сдвинутых за то время, что Дилюк отсутствовал, столов столпились практически все посетители, по очереди произнося хвалебные речи в честь важных событий и людей, или же не совсем, но абсолютно каждый считал своим долгом внести свою лепту в «общее дело». И когда Дилюк собрался разогнать эту толпу, осознав, что застыл почти у самой двери, поднялся Кэйа, качнув рукой, держащей наполовину полный стакан. Желание услышать, что же он скажет, пересилило желание навести порядок, и Рагнвиндр остался на месте. — Я хотел бы поднять этот бокал… этого прекрасного вина…. — тут Кэйа бросил взгляд на Дилюка, но не дал времени зацепиться за эмоции, отраженные в нем. Окружившие его старшие офицеры одобрительно заревели, потрясая своими стаканами. — За человека, которого я больше всего на свете… Ненавижу. И всё застыло. Что-то в груди Дилюка задушенно трепыхалось, пытаясь восстановить дыхание. Если сейчас прозвучит его имя, что нужно сделать? Смолчать? Гордо окинуть взглядом и уйти за стойку, как будто это совсем не больно? Разозлиться? Воздуха катастрофически не хватало. — И этот человек — я. — закончил наконец Кэйа, залпом выпивая вино. Он был уже настолько пьян, что даже не пытался растягивать глотки, как делал обычно. Но в следующий миг он уже задорно смеялся, похлопывая по плечу первого попавшегося ошарашенного солдата, который уже, как и остальные, впрочем, поверил в то, что всё прозвучавшее — шутка. И всеобщее веселье возобновилось. И только Дилюк продолжал стоять на пороге, ощущая, что если пару секунд назад сердце билось в страхе быть униженным, отчаянно качая кислород, то теперь ему ничто не мешало, но внутри расползалась черная пустота. Впервые он так четко чувствовал боль за другого человека. А ведь хотел же увидеть его настоящего? Что же, реальность оказалась не такой, как он ожидал. А Кэйа, героически прямо и твердо двигаясь к выходу из таверны, на ходу помахав товарищам по службе, обдал Дилюка теплым, пахнущим вином и сожалением дыханием. В уголке его удивительно синего глаза что-то блестело, что-то, что он хотел бы скрыть, но уже не мог, не после случившегося. И всю свою жизнь Дилюк будет жалеть, что остался.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования