Мечтают ли Механикус об электропитомцах

Другие виды отношений
PG-13
Завершён
9
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Тонкие серворуки прощупали тело. Сначала грудную клетку, потом двинулись к задней части. Почка. Увеличена, и сильно. Значит, будем менять. Ми протестующе дернулся, ударил лапой по серворуке — он терпеть не мог, когда его подолгу удерживали на одном месте. Магос Умбриэль Сигма 12-84 взял его одной парой серворук, прижимая к себе, во вторую собрал инструменты, необходимые для занятия, и, поглаживая Ми последней живой конечностью, отправился в зал обучения. Несколько техноадептов проводили его глазами — у одного, кажется, остались живые, остальные давно заменили несовершенный органический орган зрения на более точную и тонкую аугметику. Умбриэль Сигма 12-84 тоже заменил и не планировал останавливаться на достигнутом. Но сейчас он рад был тому, что у него осталась живая рука. Ми разрешал гладить себя только этой, теплой и настоящей, конечностью. По пути он через ноосферу раздал указания — подготовить операционную, подготовить имплант… Подчиненные, конечно, считали чудачеством то, что Умбриэль Сигма 12-84 оперирует питомца лично. Да и то, что у него есть живой питомец, тоже считали чудачеством. Иногда Умбриэлю хотелось высказать им — не на благословенном бинарике, а на полузабытом языке площадей и грязных улиц — что он думает об их мнении. — Замечание: оно должно быть проигнорировано, — вслух произнес он. Магос вел у аколитов занятия по теоретической механике. Аколиты были не полноценные — астартес, которым предстояло стать технодесантниками в своих орденах после обучения. Поначалу Умбриэль был не очень-то доволен таким поручением от архимагоса, но в последнее время ему становилось все интереснее взаимодействовать с этими продуктами одновременно биологии и высоких технологий. Обтесывать их, доводить до совершенства, прививать почтение к Омниссии — что может быть увлекательнее? Будущие технодесантники были хорошими аколитами. В меру послушными, в меру любопытными, в меру способными чему-то обучиться самостоятельно. Один из них — Курций, кажется — даже попросил о дополнительном занятии. — Информация: сегодня не могу. Сегодня я ставлю новый имплант Ми, — сказал Умбриэль. — Ми? Это котику? — Курций помялся и вдруг пробормотал, будто про себя: — Мечтают ли андроиды об электроовцах? Почему-то Умбриэля это задело. — Возражение, — сказал он. — Андроиды не мечтают. Это машины. Психика машинного духа не приспособлена к бесполезным представлениям. Дополнительная информация: изуверский интеллект строго запрещен и является грехом перед Омниссией. — Он перевел дух и добавил: — Электрические животные не предоставляют полноты эмоционального воздействия. — Я пошутил, — ответил Курций. — Извините. — Я занесу уточнение в свои анналы, — произнес Умбриэль. — До этого у меня не было информации, что астартес могут шутить. — Теоретически, мы люди, хотя и улучшенные, — Курций пожал широченными плечами. — Значит, на практике у нас такие же возможности. В том числе и чувство юмора. Умбриэль Сигма 12-84 отправился в операционную — менять почку Ми, размышляя над словами космодесантника. «Люди! Надо же!» Многочисленная аугметика помогала и Механикус, и астартес вознестись над слабостями плоти. Неужели после всех даров Омниссии еще хочется тратить силы на какой-то юмор? В операционной его поджидал архимагос. — Привязанность, — осуждающе произнес он на бинарике. — Привязанность к животному. К животному, которое не даст никаких новых знаний! — Это научный опыт, — возразил Умбриэль. — Я сам создал почку с повышенными возможностями для фильтрации крови. Это уникальный эксперимент с точки зрения механической аугметики. — Вот как, — архимагос покачал блестящей маской, изображавшей красивое мужское лицо. Собственного лица у него давно не было. — Можно посмотреть? Умбриэль не мог отказать ему даже формально. *** Ми умирал. Он прожил намного дольше, чем показывали расчеты на основании исследований магосов зоологикус. Аугметические почки и печень справлялись лучше, чем живые, аугметические лапы не болели и не страдали разрушением суставов, аугметическое сердце исправно качало кровь по искусственным сосудам. Но его маленький мозг отказывал, а работать с мозгом животного Умбриэль не умел. Он не знал, как ему помочь. И только старался не выпускать из виду тельце, которое почти все время лежало не двигаясь на своей подстилке. Лишь живот вздымался и опадал — кот еще дышал. Умбриэль иногда подходил к нему и гладил последней живой рукой, оставленной ради него. Ми смотрел на него большими глазами, будто желая что-то сказать, еле слышно мурлыкал, но не вставал и не ел. Наконец, когда Умбриэль снова его погладил, Ми уронил голову ему на ладонь и закрыл глаза. Умбриэль прислушался. Ми больше не дышал. Попытка подключить его к аппарату искусственного дыхания или стимуляция сердца не дали результатов. Шло время, а он так и не задышал снова. Тогда Умбриэль взял инструменты и начал разбирать его тело: органические остатки — в реактор, механические — в хранилище для дальнейшего использования, не доверяя этого сервиторам. Вошли архимагос и Курций. Умбриэль запоздало вспомнил, что вчера принял у него последний экзамен, а сегодня следовало подписать протоколы — назавтра аколит, теперь уже полноценный технодесантник, отбывал на Макрагг. — Доминус Умбриэль Сигма 12-84, — астартес остановился. Умбриэль продолжал механически делать свою работу, не зная, что ему сказать. Курций присел рядом с ним на корточки. — Когда у меня погибают боевые братья или сервы, я плачу. Становится легче. Горевать лучше со слезами. — У меня частично атрофированы слезные железы на одном глазу, — ответил Умбриэль, — на том, где больше органики. На втором ее нет вообще. Курций положил огромную ладонь магосу на плечо. — Уточнение, — произнес архимагос, — эмоциональная зависимость от животного не угодна Омниссии. — Знание угодно Омниссии, — сказал Умбриэль. — Горе это знание. Любовь это знание. — И что же дало вам это знание, магос Умбриэль Сигма 12-84? Умбриэль молчал. Курций выпрямился. — Я буду трудиться для братьев, потому что я люблю их, — сказал он. — Я буду работать с машинами, потому что я люблю машины. Знание есть любовь. Архимагос протянул протокол для подписи и неодобрительно проскрипел: — Знание не имеет отношения к эмоциям. — Будьте верны Омниссии, Курций, — произнес Умбриэль. Курций поблагодарил его и вышел; архимагос тоже вышел, наверняка продумывая взыскание для Умбриэля. Умбриэль сложил механические органы в лоток и вызвал на дисплее когитатора пикты. Ми, еще котенок. Курций. Пикт был с камер наблюдения в зале для практических занятий; Ультрамарин что-то сосредоточенно собирал с помощью бледного приятеля из ордена Призраков Смерти. Тогда Умбриэль сказал, что перед Омниссией их ордена неважны, а Призрак Смерти ответил: «Важны! Мы равны, но мы разные люди» — и получил сутки карцера за спор с наставником. Опять «люди». — Мы люди, пока любим, — сообщил Умбриэль в ноосферу. — Вот что дало мне это знание.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Warhammer 40.000"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.