Элементарный психоанализ

Джен
PG-13
Завершён
9
автор
Размер:
282 страницы, 34 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 10

Настройки текста
— Ох, Архип, как же так, ты не говорил, что у тебя появилась девушка! — неуместно воскликнула мать, всплёскивая руками. — Какая очаровательная юная леди! — Мама, это Мелисса, моя знакомая, — с нажимом на последнее слово проговорил Аверин. — Мелисса, это моя мама, виновница торжества, Аделаида Александровна. — Для вас просто Ада, — покровительственно позволила мать Мелиссе. — Очень приятно познакомиться. Примите, пожалуйста, мои поздравления. Долгих лет жизни, — пожелала Мелисса. Аверин поспешил отвести Мелиссу, которую держал под руку, от матери — тем более, что к ней подошли другие гости. Он не мог не согласиться про себя, что мать была права: Мелисса действительно выглядела очаровательно. Она была в чёрном платье, в каком он увидел её тогда в клубе, но без замысловатой причёски и макияжа. Мелисса свободно распустила длинные волнистые волосы, украсив их только одной заколкой сбоку, но заколка так ярко сверкала, что можно было заподозрить в ней настоящие бриллианты. Словом, скромно, но очень изящно. Сам Аверин надел обычный чёрный костюм и белую рубашку, не утруждая себя мыслями о том, что выглядит слишком официально, о чём уже слышал от Ангелины. Если уж говорить об официозе, то всех превзошла именинница: Аделаида Александровна принарядилась в костюм, состоящий из юбки строго до середины колена и приталенного жакета с укороченным рукавом. Всё это было дополнено классическими туфлями и сдержанными драгоценностями. Аверин не любил таких мероприятий, его мать слишком уж увлекалась. — Благодарю всех, что нашли время заглянуть ко мне на праздник, — голос госпожи Авериной легко долетал до каждого гостя. Все смолкли. — Прошу угоститься. Она сделала знак рукой, и официанты стали разносить аперитив. — Вы устроили торжественный приём, — заметила Мелисса. Аверин подхватил с подноса официанта два бокала с шампанским и один отдал спутнице. — Моя мать обожает такие вещи, — пожал он плечами. — Только ради этого и живёт. — У неё недурной вкус. — Ты о чём? — Я бывала на таких мероприятиях, есть, с чем сравнивать. Аверин заинтересованно посмотрел на Мелиссу. Та почти равнодушно осматривала гостей и обстановку. Ресторан был стилизован под готическую архитектуру, с дубовыми столами и стульями с высокими резными спинками. Стены украшали картины с изображением средневековых рыцарей и священников. Зал, который Аверин арендовал для праздника, легко вмещал в себя двадцать пять человек, при этом не пустовал. Банкетный стол располагался вдоль стены, оставляя площадку для танцев. — Хочешь сказать, что моя мать на одном уровне со знатными персонами? — негромко уточнил он с улыбкой, наклонившись, чтобы их не услышали. — В каком-то смысле, — усмехнулась Мелисса. — Не помешаю? — подошла Ангелина, источая голосом всё своё отношение к статусу пациентки у своего брата. — Примете меня в свою компанию? — Извини, но будет слишком подозрительно, если мы втроём будем общаться, — промолвил Аверин. — Этикет нашей семьи не позволяет иметь двух спутниц. — Чтоб ты провалился, — с чувством произнесла Ангелина. — Знал бы ты, как я завидую мужу, что он допоздна работает. И не забуду улыбку, с какой он утром уходил из дома. — Честно сказать, не подозревала, что ваша семья так чтит церемониальные традиции. Обязательно расскажу о таком великолепном приёме своим знакомым, если это уместно, — сказала Мелисса с видом, будто собирается оказать немалую честь. — Не надо, — выдохнул Аверин на ухо девушке, на которую уже удивлённо вытаращилась Ангелина. Мелисса непонимающе нахмурилась, но промолчала. Ангелина отважилась объяснить: — Просто наша мама большая поклонница французского этикета восемнадцатого века, или что там за век у этих любовных романов, и всегда стремится повторить что-то из тех времён. Пару лет назад на мой день рождения она сняла в аренду усадьбу на северо-западе города, а я заявилась в джинсах и футболке. Аверин не выдержал и расхохотался, привлекая внимание гостей. — С тех пор мы сами по возможности устраиваем такие мероприятия, — уже улыбаясь, продолжила Лина. — Хотя бы знаем, в чём приходить! — Прошу к столу! — провозгласила Аделаида Александровна. Гости пересекли зал, и подошли к длинному банкетному столу, где на каждой тарелке была изящная карточка с фамилией и инициалами гостя. Ранее при входе каждому метрдотель раздал планы рассадки гостей. Аверин потратил добрых три часа, разъезжая по городу в поисках типографии, где согласились бы на срочную печать всей этой, по мнению сына именинницы, ерунды. Во главе стола села, конечно, сама Аделаида Александровна; по правую руку от неё расположился какой-то мужчина, с которым она была особенно приветлива, а по левую — Ангелина. Рядом с Ангелиной сели и Аверин с Мелиссой. Аделаида Александровна внимательно поглядывала на молодую спутницу своего сына. Аверин подозревал, что мать не одобряет возраст Мелиссы, ведь у него пока не было возможности убедить её в том, что с Мелиссой его связывают не более чем приятельские отношения. Начался праздничный ужин. Периодически кто-то говорил тост в честь виновницы торжества, все хлопали, и снова возвращались к еде. Тем временем заиграла музыка, сначала фоном, а затем громче, словно приглашая засидевшихся танцевать. Многие хотели пригласить Мелиссу, но, по предварительной договорённости, Аверин всем говорил, что она с ним. Девушка избегала контактов, а танец бы её очень обременил. Поскольку и сам Аверин не горел желанием отплясывать, он с большим удовольствием оставался за столом, радуясь, что тому есть уважительная причина. Ангелина тоже сидела с ними, и они втроём даже смогли насладиться происходящим. — Архип, зачем же ты заставляешь скучать сразу двух милых дам, — послышался над их головами пьяный выговор. Все трое вздрогнули и посмотрели на гостя, который крепко схватился за спинку стула, на котором сидела Мелисса. — Сам не танцуешь и другим… не даёшь?.. — Владислав, я никого не удерживаю. Все, кто хочет танцевать, уже на площадке, — невозмутимо проговорил Аверин, глядя на заметно напрягшуюся Мелиссу и пытаясь взглядом её успокоить. — А что скажут девушки?! — преувеличенно громко вопросил Владислав. — Мы не танцуем, — заверила Ангелина. Но выпивший гость интересовался только Мелиссой. Не слушая, он наклонился к ней, намереваясь проговорить ей что-то очень сальное и неуместное, и Аверин уже дёрнулся, чтобы оттащить приставучего гостя, как увидел, что его бывшая пациентка мягко прикоснулась ладонью к щеке Владислава. — Что… — растерянно пробормотала Ангелина, не ожидавшая, что Мелисса проявит внимание к такому неприятному собеседнику. Один лишь Аверин понял, что к чему. Не прошло и трёх секунд, как Владислав заорал от боли и отскочил на несколько шагов прочь от Мелиссы, которая теперь напряжённо смотрела в никуда, замкнувшись в себе. На щеке у пьяницы виднелся красный след от ладони. Ангелина вскочила на ноги, не зная, что делать. — Владислав! Архип! Что случилось?! — спешила к ним Аделаида Александровна. — Владислав приставал к Мелиссе, и ей пришлось дать ему пощёчину, — быстро сориентировался Аверин, взяв девушку за руку и заставив подняться. Рука Мелиссы вновь была ледяной. — Мам, нам пора идти. — Да, но… но… — женщина явно растерялась. Она наблюдала, как Владислав, держась за пострадавшую щёку, быстро уходил в направлении мужских уборных, как Мелисса двигалась, словно деревянная кукла, с безжизненным лицом, и как Ангелина с ужасом смотрела на неё и на своего брата. — С днём рождения, мам, — Аверин наклонился и поцеловал мать в щёку. — Спасибо… Ангелина шевельнулась, чтобы последовать за ними, но брат остановил её взглядом. Она замерла на пару секунд, но потом понимающе кивнула и повернулась к матери. Когда они разговорились, и девушка смогла отвлечь мать от неприятности, Аверин и Мелисса уже покидали ресторан, одеваясь на ходу. Оказавшись на улице, Мелисса вдруг остановилась как вкопанная и посмотрела на Аверина. — Прости меня, пожалуйста, — прошептала она. — Я не хотела… — Что ты, — покачал головой Аверин. — Всё хорошо. Ты не виновата. Как себя чувствуешь? — Я… я… Она не договорила и спрятала лицо в ладонях. Мелисса не плакала, но прерывисто и шумно дышала, и Аверин понял, что у девушки приступ паники. Он хотел её обнять, но не знал, не напугает ли это её ещё сильнее. — Всё хорошо. Всё хорошо. Этот идиот не должен был и пальцем тебя тронуть. Ты здесь ни при чём, — бормотал Аверин, подойдя к ней ближе. — Всего лишь какой-то пьяница. Ну что ты. — Это не какой-то пьяница, Архип, — голос Мелиссы опасно повышался. — Это он! — Кто — он? — Тот мужчина, в которого я была влюблена! — Что?.. Аверин растерялся. Мелисса была влюблена в Владислава? Его мать пригласила на свой юбилей человека, разбившего сердце его бывшей пациентке? Неужели мир настолько тесен? — Что слышал, — огрызнулась Мелисса, отнимая дрожащие руки от лица. Её красивые черты исказились в боли, тоске и чём-то ещё, что Аверин не мог понять. — Влад узнал меня. — Он успел тебе что-то сказать? — нахмурившись, уточнил Аверин. — Хотел, но не договорил. — Вы ведь познакомились на работе? Кем ты работаешь? — Да никем я не работаю, — раздражённо воскликнула Мелисса. Несколько прохожих на них оглянулись. — Влад был водителем у моего отца, а мы с ним виделись, когда мне надо было сопровождать отца на встречах. Пару раз в неделю, как я и говорила. — А Влад… он человек? — поинтересовался Аверин. Ему вообще было интересно, откуда у матери такие опасные знакомства. Он знал Владислава только по имени, когда мать представила его сыну на этом же вечере. Какой-то «хороший друг». — Да, — выдохнула Мелисса. — Отец жутко разозлился. Выгнал Влада. А Влад… сорвался на мне. Так я оказалась у тебя. Аверин быстро прикинул в уме. Мелисса влюбилась в смертного, простого шофёра. Неизвестно, что было хуже для её отца: положение возлюбленного или его происхождение, но тот прекратил их отношения. Владиславу не хватило мужества, или он изначально не воспринимал Мелиссу серьёзно, и они расстались. Девушка переживала так сильно, что пришла к нему за помощью… «пагубная любовная зависимость»… что же эта зависимость погубила? — Хватит здесь стоять, — решил психоаналитик и достал телефон. — Я вызываю такси, едем домой. Мелисса согласно кивнула, обнимая себя руками и заметно подрагивая. Аверин осторожно положил руку на её плечо — сквозь пальто, как он рассчитывал, ей не должно быть сильно уж неприятно. Девушка нервно улыбнулась, но не отшатнулась. Вызвав такси, он предложил ей пройти чуть дальше по улице, где, как он рассчитывал, удобнее будет подъехать водителю. Свежий ночной воздух, уже такой холодный, пробирался под одежду, и Аверин предложил Мелиссе закутаться в его широкий шарф. — Мне не нужно, — уже почти совсем спокойно улыбнулась девушка. — Я же нагреваюсь, как чайник, забыл? Аверин усмехнулся. Пока они ждали автомобиль, он боролся с собой, чтобы задать один вопрос, который казался ему слишком личным, и уж точно неуместным для той обстановки, в которой они сейчас находились. Да и бередить раны Мелиссы ради утешения собственного любопытства ему не хотелось. Он ограничился поддерживающим: — Если захочешь поговорить, я в твоём распоряжении. — Да, спасибо. До дома Аверина они добрались в молчании. Пока ехали, он успел проверить телефон, но Алиса молчала. Его это беспокоило, отпускать её ему не хотелось. Но и навязываться, если Алиса уже знать его не желала, он тоже боялся. Он ограничился тем, что отправил ей ещё одно сообщение с более проникновенными извинениями. — Ты не голодна? — спросил он Мелиссу, когда они оказались в квартире. — Нет. Я пойду, пожалуй. — Конечно. Мелисса юркнула в свою комнату, а Аверин вышел на балкон покурить. Он вертел в руках телефон и едва не выронил его, когда тот неожиданно зазвонил. — Да, алло, — с волнением проговорил он. Это звонила Алиса. — Привет, — сказала она почти безразличным тоном. — Привет. Сердишься? — Скорее, я не понимаю, — помолчав, сказала Алиса. — Прости, — расстроенно сказал Аверин. — Я очень хочу тебя увидеть. — Тогда почему не отвечаешь на звонки? Хочешь видеть, но не разговаривать? — Нет же! У меня телефон вечно в… — он осёкся и перевёл дыхание. — Обещаю, я срастусь с ним. Буду с ним ходить в душ и ложиться спать. Идёт? На том конце многозначительно хмыкнули. — Может, встретимся? — ободрился Аверин. — Может. — Завтра? — Я тебе позвоню, — сказала Алиса. — И пеняй на себя, если не ответишь. — Хорошо, — радостно выдохнул. — До завтра. — Пока. Аверин с облегчением посмотрел в ночное небо. Даже нарочито равнодушный голос у Алисы всё равно звучал мягким бархатом. Он вспоминал, как последние лучи осеннего солнца играли в её волосах, и укорял себя, что оказался таким невнимательным. Ему захотелось снова пропасть на несколько чудесных часов в разговоре с ней. И, может, не только в разговоре. Он вышел из балкона, выкинув сигарету, которую так и не прикурил.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования