Элементарный психоанализ

Джен
PG-13
Завершён
9
автор
Размер:
282 страницы, 34 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 20

Настройки текста
— Витя! — гаркнул с порога психоаналитик восемнадцатого ноября рано утром. — Ч-то, что такое, Архип Ильич?! — встрепенулся сонный Витя. — Распредели график до конца ноября так, чтобы каждый день у меня были свободны минимум два часа подряд, — выпалил Аверин пролетая мимо секретаря прямо к себе в кабинет. — Это для Красильниковой. И шли ей напоминания о наших сеансах, она не должна упустить ни минуты нашего времени! Витя поспешно следовал за своим боссом, попутно набирая сказанное на смартфоне, чтобы не забыть. Он старался игнорировать календарь, который издевательски высвечивал «суббота» на экране, и, вообще, философски относиться к происходящему. Они и раньше на выходных работали. — Новак не впускать, — добавил Аверин, готовясь захлопнуть дверь кабинета. — Кого не впускать?.. — растерялся Витя. — А, да… Алису не впускать, — с едва заметной паузой пояснил босс и, наконец, закрыл дверь. В тишине своего кабинета он горестно и шумно вздохнул, правда, не ощутив и толики облегчения. Он решил отказаться от Алисы, но всё ещё трусил сказать ей об этом. Отчасти трусил и оттого, что не знал, как расстраиваются женщины, которые живут на порядок дольше простых смертных. Нет, лучше пока оставить эти мысли и сосредоточиться на том, что он пообещал Мелиссе. Разговор поздним пятничным вечером, когда горела лишь одна настольная лампа, за окном шумел ледяной дождь, а Аверин едва справился с тем, что увидел на картине семьи Красильниковых. — Первого декабря наследники вступят во власть, — говорила Мелисса. — Но если это произойдёт со мной, считай, мой отец вступит во власть второй раз. — Я не понимаю. — Мы семья телепатов, Архип. Он — в моей голове. Сейчас, расхаживая по светлому ковролину своего идеально современного кабинета, Аверин в который раз ощутил, как болезненно могут сталкиваться его миры: реальность, в которой он вырос, и «черт-те что», в которой выросла Мелисса. Когда она объявила это, он едва удержался, чтобы помахать рукой Мелиссе, как будто из её черепа мог наблюдать за ним сам Фёдор. Но удержался. Но Мелисса это поняла. — Оставь, — прошипела девушка. — Мне не до шуток. Я теперь сильнее, легче улавливаю мысли. — Ты мне так и не объяснила, как это работает. — Я сама это не до конца понимаю, — признала она. — Вы же тоже рождаетесь и умираете, но чтобы полностью понимать эти процессы, вам надо изучать биологию, так ведь? Поразмыслив, Аверин согласно кивнул. — Я знаю, что каждая Семья обладает своим даром, помимо Элемента. Именно тот дар, который помогает нам овладевать душой и помыслами человеческими, перетягивать их на свою сторону, заставлять служить себе. — Вроде вашей телепатии? — Да. Но есть и другие. Семья Воздуха — прирожденные музыканты. Они в прямом смысле очаровывают, завлекают… хотя, в общем смысле, они управляют звуками, мне кажется. Они эмпаты — ощущают эмоции так же, как мы читаем мысли. Дом Воды — магическое ядро четырёх Семей, они видят суть вещей и управляют потоками Силы… — Погоди, разве у Воздуха не то же самое, что и у вас? — усомнился Аверин. — Ты же можешь узнать, в каком я настроении?.. — Я могу узнать, что ты думаешь, что ты задумал, — возразила Мелисса. — Но о твоих чувствах я лишь догадываюсь, как и все остальные. Элемент Воздуха, напротив, одним взглядом считает твоё состояние, настроение. И повлияет на него. — Заставит меня расслабиться?.. — Или разозлиться, — кивнула девушка. — Мы так влиять на человека не можем: лишь подсматриваем мысли и предлагаем то, о чем он думает. Аверин задумался было о глубочайшей разнице между мыслями и чувствами, но его собеседница безжалостно продолжила: — Элемент Земли, самый сильный, владеет искусством исцелять. — Постой. Ты же говорила, что Земля и Огонь на равных? — Это бред, который все повторяют, чтобы не главенствовал лишь один Элемент, — фыркнула Мелисса. Аверин понял, что в эту самую минуту она отбросила всякую деликатность и осторожность. — Земля — сильнейшая семья из всех. Поэтому мой папочка так бесится. — И насколько силён дар у Земли? — полюбопытствовал Аверин. — Если хворь не смертельна — вылечат. — То есть спасти человека они не могут? — От смерти не спастись, Архип, — закатила глаза Мелисса. — Вечные человеческие притязания на бессмертие! — Я просто спросил, — защищаясь, Аверин поднял руки. — Ладно. Зачем ты мне всё это рассказала? — Чтобы ты лучше понимал ситуацию. Сейчас важно, чтобы ты досконально знал нашу историю. Потому что я не уверена, что тебе поможет выкинуть Фёдора у меня из головы. Сейчас воспоминания об этом разговоре толкались в голове, то подкидывая новые идеи для сеансов с Мелиссой, то внося полнейшую смуту. Аверин сел за свой рабочий стол, раскрыл файл с заметками по ней и, вместо того, чтобы начать записывать свои мысли, углубился в изучение того, что писал о ней раньше, до того, как узнал о её происхождении. Она пришла к нему ещё весной, в тот, первый раз, и заявила о своей пагубной любовной зависимости. Затем пропала где-то на месяц и снова пришла. Что это говорит Аверину теперь, когда он знает больше? Увлекшись этим, он всё же принялся записывать новые идеи, но при этом постоянно сверяясь со старыми заметками. Последней из них был гипноз, после которого на него обрушилась правда о семье Красильниковых, и тогда он перестал вести какие-либо записи. Сегодня у них будет первый день запланированных сеансов. Мелисса попросила выкинуть из головы своего отца, что бы это ни значило. Как ни странно, вчера они оба пришли к тому, что это можно и нужно сделать без помощи магии. — Отец с самого детства тобой манипулирует, — заявил Аверин после рассказа о дарах Семей. — Вот тебе и кажется, что он оценивает каждый твой шаг. Его ведь нет в твоей голове… буквально? — Нет, — вздохнула Мелисса. — Но это не означает, что его манипуляции не подкреплены телепатией. Мало владеть силой, тут ещё многое решает опыт. Он был на десять лет младше меня, когда сел на трон. — А почему? — Родителей убили, — хладнокровно ответила Мелисса. — И что-то мне подсказывает, что это он подстроил. Аверин содрогнулся. Тринадцатилетний парень никак не представлялся ему убийцей своих родителей. Впрочем, Мелисса сейчас настроена винить своего отца во всём. В конце разговора психоаналитик наказал вновь обретённой пациентке записать сон, который ей приснится накануне их первого сеанса, и постараться вспомнить ещё какие-то яркие сны, если они были. Всё это Аверин сопоставит с той информацией, что у него уже была о девушке. Когда подготовка к сеансу была в самом разгаре, и психоаналитик с головой ушёл в кропотливую работу, зазвонил телефон. Он его даже не сразу услышал. — Алло? — Архип, здравствуй, это Евгений, — послышался голос супервизора. Аверин невольно вытянулся в струнку. — Здравствуйте, Евгений Николаевич! Что-то случилось? — Ты же просил звонить периодически, докладывать о состоянии Павловой. «Чёрт». — Да, конечно, забегался вот. Как она? Реагирует на лечение? — Она спокойна, поведение выровнялось. Единственное, всё просит с тобой встретиться. — Зачем? — Говорит, что ты ей не поверил. Чему — не объясняет, но переживает сильно. Я подумал, может, ты заедешь, успокоишь её? Аверин потёр лоб, мышцы которого свело от того, насколько сильно он нахмурился. — А это не усугубит её состояние? Вы же помните, какой она уезжала из офиса. — Не думаю. Уверен, она пришла в себя. Я собираюсь ей выписать скоро, будем встречаться эпизодически. — Хорошо, я подъеду. Э-э… на неделе. — Заранее позвони в больницу, там посещение оформят. И не пропадай! — голос супервизора немного изменился, было видно, он пытался скрыть беспокойство. — Не пропаду! — рассмеялся Аверин и положил трубку. Лицо мгновенно посерьёзнело. «Может, и правда, съездить к ней?»

***

— Занят? У него пациент? — Да. Алиса прищурилась, и Витя спустя некоторое время дрогнул. Он не думал, что она может так долго смотреть. — Нет, — признал он. — Но я не могу вас пропустить. Он, действительно, занят. — Ты же понимаешь, что я не просто гость, — мягко проговорила она. — Что ты мне не договариваешь? — Ничего… Алиса задумчиво посмотрела в коридор, который вёл в кабинет Аверина. — Хороший ты, Витя. Преданный. Витя неопределённо хмыкнул, но остался стоять на случай, если она вдруг решит прорваться силой. Алиса улыбнулась, словно услышала эту его мысль. — Давно его знаешь? — Кого?.. — Босса своего. Архипа Ильича. — Ой, давно, — с подозрением отвечал Витя. — Мы с ним вместе бизнес начинали. Уже лет шесть, как. — А как познакомились? Витя почесал ручкой переносицу. Впрочем, разговаривать с Алисой ему не запрещали, а сидеть одному в выходной было скучно. — Случайно. Помог он мне. Потом позвал с собой работать, ну я и помогаю. — Странно, мне показалось, ты его секретарь. — Так и есть, — кивнул Витя. — А что вас смущает? — Прозвучало так, будто вы друзьями должны быть, — Алиса улыбнулась, сглаживая свою грубость. Витя хмыкнул. — Такой человек, как Архип Ильич… мы и не можем быть друзьями. Просто я его очень уважаю. Пока Алиса собиралась что-то добавить, секретарь глянул на часы и уже серьёзно добавил: — А вот сейчас придёт пациент. Реальный. Мне надо вернуться к работе. — Да, конечно. Спасибо за разговор, Виталий. — Просто Витя. Алиса вышла из здания и отошла в сторону парка. Ей недолго пришлось ждать: не прошло десяти минут, как пришла Мелисса и уверенно вошла внутрь. Послышался далёкий гром, стало темнеть. Алиса шумно выдохнула, сжала ладони в кулаки и постояла какое-то время с закрытыми глазами, как делает сильно раздражённый человек, когда хочет успокоиться. Гром так и не дошёл до офиса психоаналитика. Аверин молча открыл дверь, едва Мелисса смогла как следует постучать. — Добрый… день, — неуверенно поздоровалась она. — Привет, проходи, — не стал разводить церемонию Аверин и пропустил девушку внутрь. — Нормально доехала? — Да, вполне. Он не знает, что я здесь. — Отлично. Они оба сели в кресла друг напротив друга, и каждый ощутил ностальгическое дежа-вю. Мелисса аккуратно пристроила сумку на пол рядом с креслом, расправила несколько раз складки на свитере, потёрла ладони, поёрзала. Аверин всё это время просто смотрел на неё и ждал. — С чего начнём? — спросила пациентка. — Пожалуй, с твоего домашнего задания. Видела ли ты какой-нибудь сон этой ночью? — Да, — кивнула Мелисса. — Видела… — Расскажи, пожалуйста, — попросил он после затянувшейся паузы. — Я его не сразу вспомнила. Первое время после того, как проснулась, даже не сообразила, где нахожусь… — она едва заметно вздрогнула. — Мне приснился океан. Я стояла на берегу и смотрела на океан. — Какая была погода? — Небо было затянуто облаками, но ветра не было, и было тепло. Но это поначалу… я просто стояла и смотрела на воду, как стало темнеть, поднялись волны, ветер вдруг стал таким сильным, что я не могла устоять на месте… — Что ты сделала? — Когда увидела, что волны всё выше, и что вода подбирается ко мне ближе, я стала сначала просто отходить подальше, чтобы не намокнуть, но это уже плохо получалось, и я развернулась и побежала. — Был ли дождь? Мелисса нахмурилась, вспоминая. — Нет, дождя не было. Но был самый настоящий ураган, кроме волн были ещё смерчи, и мне надо было уворачиваться от них. — Ты смогла спастись? — Не знаю… я проснулась. Аверин что-то царапнул ручкой в своём блокноте. Потом внимательно посмотрел на свою пациентку. — Когда я ушёл, ты с кем-то ещё говорила? Заходил ли Фёдор, может? — Нет, я заперлась в спальне. Привела себя в порядок более-менее и легла. Долго не могла уснуть… — О чём думала? — Думала о наших сеансах. О церемонии. Детство ещё вспоминала. — Какие чувства ты испытывала перед сном? — Страх, — сразу призналась она. — Мне очень страшно идти на эту церемонию. Чувствую безысходность, отчаяние. Слабую надежду, которая меня очень раздражает. — Почему она тебя раздражает? — Потому что, если быть реалистом, то вряд ли наши сеансы за две недели дадут плоды, — криво усмехнулась Мелисса. — Да и никакого плана действий у меня нет. Что я буду делать на церемонии? А после? Я абсолютно не представляю себе другой жизни, у меня нет никого, кто хотел бы быть рядом, кто любил бы меня. У меня есть только психоаналитик! Последнюю фразу она сказала с редкой для себя эмоциональностью, и поэтому поспешила замолчать, уставившись в потолок. Аверин заметил, что она пытается заставить гравитацию вернуть слёзы обратно в глаза. Ей нужна была цель, ясная причина, зачем она вообще борется — было видно, что Мелисса не понимала до конца, чего стоит её покорность Фёдору, хотя и пыталась от этого избавиться. — У тебя есть желание вырваться на свободу, — негромко проговорил он. — Мелисса, ты не представляешь себе иной жизни, потому что ты вообще не знаешь, что это такое. Мне очень жаль, что твои любимые люди погибли, но они хотели бы, чтобы ты освободилась. Чтобы ты сама решила, чего хочешь. А для этого у тебя есть психоаналитик, который очень старается помочь. Они помолчали какое-то время. — Но ведь я всё равно пойду на эту чёртову церемонию, — тихонько сказала она, по-детски шмыгнув носом. — Я не могу это игнорировать. И получится, что он победил, да? Аверин помолчал, словно бы собираясь с мыслями или с силами. Затем негромко заговорил: — Знаешь, Мелисса, жизнь — это вовсе не череда взлётов и падений. Так говорят идиоты, которые слишком любят показуху в Интернете. Они говорят: ты упал, тебя растоптали, но ты поднимешься, нужна только сила воли. И потом снова взлетишь! Куда взлетишь, зачем взлетишь? Мы просто живём, а потом всё идёт под откос. И ты продолжаешь жить, только при этом ещё разгребаешь кучу дерьма. Разгребёшь — молодец, получай обратно свою рутину. Не разгребёшь — значит, будет новая рутина, качеством похуже. Мы не скачем, как кролики, вверх-вниз, мы просто делаем выбор: жить хуже или лучше, разгребать дерьмо или нет. И так каждый чёртов день. Усилием воли Аверин перестал говорить. Он должен был поддерживать девушку, а не изливать на неё собственную горечь. Она задумчиво кивнула, как будто услышав то, что сама думала. Увидев такую реакцию, он решил как-то перейти в более позитивное русло. — И чтобы был кто-то, кто тебя любит, надо самой найти этих людей, — чуть улыбнулся Аверин. — Это называется «знакомиться». Заводи друзей, ходи на свидания. Слабая ответная улыбка вдохновила психоаналитика. — Знаешь, даже самый маленький шанс на успех можно раздуть до пламени свободы, — подмигнул он. Когда Мелисса усмехнулась, он понял, что пора вернуться к делу. — А теперь закрой глаза, подумай и скажи, какое твое самое раннее воспоминание об отце. Не спеши. Девушка подчинилась. Пока она искала в голове нужные воспоминания, Аверин поднялся, закрыл жалюзи, сменил яркое потолочное освещение кабинета на одну настольную лампу. В полутьме обычно легче делиться переживаниями, увеличивается интимность обстановки, доверие к собеседнику. — Что-то из детства, ещё до появления Валериана, — наконец, проговорила Мелисса, ещё не открывая глаз. — Но мама уже беременная… они с отцом ругаются за дверью, я сначала не обращаю внимания, но потом слышу своё имя и решаю подслушать… — Где это происходит? — Дома. Они в своей спальне, я играю в гостиной… я услышала: «Только не Мелисса», или что-то вроде… отец ответил невнятно, мама ещё громче воскликнула: «Но у нас родится сын!». Помню, чем громче мама возмущалась, тем тише отвечал ей отец… — Как ты подумала, о чём разговор? — Тогда я вынесла только, что у меня будет брат, — открыв глаза, Мелисса пожала плечами. — И больше я это не вспоминала. Теперь мне кажется, они спорили по поводу наследия. — Что ты чувствовала, когда слышала ссору родителей? — Вину, — надолго задумавшись, проговорила она. — Они явно говорили обо мне и брате, и я всё думала, что я такого сделала, что они ругаются из-за меня… и что мог сделать братик, он ведь даже не родился? — Что дальше ты помнишь о Фёдоре? — Помню день, когда родился Валериан. Тогда же умерла мама. Фёдора я в тот день почти не видела… он только сказал мне быть с братом и ушёл. — Он был с твоей мамой? — Не знаю. Но в тот день я была без него, со мной нянчились медсёстры. Аверин сделал паузу, размашисто записывая услышанное и свои комментарии в аббревиатурах, чтобы не терять время. — Дальше?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования