Заяц

Слэш
NC-17
В процессе
83
автор
Размер:
планируется Миди, написано 18 страниц, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
83 Нравится 20 Отзывы 14 В сборник Скачать

I. Охота

Настройки текста
      Трое людей, одетых в простые одежды, о чём-то оживленно спорили за чаркой алкоголя, забываясь, что вместе с ними сидел ещё и четвёртый – с виду богаче, намного моложе да лицом смазливее – виновник их вечернего безделья и жаркой дискуссии.       Стоило одному из троицы открыть свой рот:       – Нет, но ты вот скажи… – и повысить свой грубый голос почти что до крика, как ему тут же прилетает от второго в морду. И под удивленно-восторженный свист третьего, обращающий внимание даже самого ленивого зеваки к питейному заведению, молодой человек хватает свою соломенную шляпу, украшенную красными лентами да черными колокольчиками, и тихо скрывается с места.       Подальше от назревающей бойни, любопытных глаз и стражников сегуна.       Не то чтобы тот избегал разрывающихся как вспышки молний конфликтов ввиду каких-то убеждений и своего «мирного характера»… Нет. Может, он и продолжил наблюдать за веселой заварушкой, подливая масла в огонь да разжигая его сильнее. Ибо… любил рассматривать свою работу в виде стравливания людей из-за какой-то ерунды, что так их выводила из себя, а его, главного виновника, занимало и не давало чувствовать скуку...       Озлобленная и раззадоренная деревенщина всегда забавляла своей предсказуемостью, давая подмечать каждый шаг и подбивать её к нужным действиям. Хотя… бывали случаи, и темноволосый юноша их прекрасно помнил, что удивляли неожиданностью и заставляли внутри себя ликовать! Ведь если получалось нарваться на импозантных персонажей, то и до кровавой резни было недалеко! А там бы обнажить меч да вступить в бой, ввергая неумелого в отчаянную схватку, но…       Из-за обстоятельств, наступающих ему на пятки уже которую неделю, приходится жертвовать всем.       Да брести куда-то на окраины города, там остановится… вдохнуть свежий воздух после лёгкого дождя и осмотреться, чуть приподнимая широкую шляпу за край. Сколько не оценить нанесенный ущерб методами правления его родственницы и равнодушия трех комиссий да «задокументировать» в книге то, что здесь более никто не живёт из-за концентрированного элементаля, а понять: свободен ли от чьих-то глаз.       Правда или нет, но было предчувствие, что за ним наблюдают. И делают это настолько неотрывно, что не упускали из виду каждую деталь в его скромном путешествии по землям Инадзумы. Посещали с ним разные места в столице, останавливались в чайной, на постоялом дворе или прогуливались к главному Храму далеко в горах или какой-то захолустной деревеньке на соседнем острове. Взаимодействовал ли с кем-то, играл ли с детишками в тэмари или помогал старикам – всё видели и подмечали. Может, и вплавь с ним отправились, если бы у него возникло желание покинуть эти места…       Все же чье-то странное присутствие явно прожигало в нём очередную дыру. Кто-то рядом. Всегда. Не уж что дорогие родственники решили вспомнить о его существовании? Или их приближенные? А, может, противоборствующая им сила, что скрывалась на соседних островах? Или наемники-чужеземцы, что пересекли Рито и стали вершить дела, игнорируя местные законы?       В душе не знал. И не хотел знать. Но от этих незримых попутчиков наряду с косвенным напоминанием, кем он все же являлся, инадзумец не мог избавиться даже излюбленным методом прожигания времени.       И ведь здесь никого не было: жители давно покинули эти дома из-за непригодности жить, но почему-то… синие глаза заприметили чью-то фигуру за углом. Потом вторую. Третью. Кто-то явно мелькнул ещё, заставляя сжать фолиант и поднести руку ближе к рукояти, готовясь неизвестно к чему. Да двигаться понемногу с места, иногда поглядывая по сторонам и надеясь, что это всё наваждение…       Такое безликое… неуловимое…       Сводящее постепенно с ума.       И, может… молодой человек действительно тронулся рассудком? И никто его не пытается изловить и за большое вознаграждение вернуть назад? Это тануки с кицунэ решили над ним поиздеваться за свою трусость и побег от проблем? И хвост за ним волочился точно лисий, собачий и ничей больше?       Как же хотелось в это верить…       А там спокойно уйти…       Но.       – Эй! Подождите! – кто-то выдергивает его из дум, вынуждая обернуться и увидеть надвигающуюся к нему фигуру из-под шляпы.       – Прошу прощения… не подскажите, как пройти до площади Тэнсюкаку? – незнакомец говорил очень громко и звучал настолько дружелюбно, что его тон казался заискивающе наигранным, ненастоящим.       Брюнет напрягся: и далеко не от голоса, а от роста подошедшего человека. Чтобы разглядеть его, ему пришлось поднять голову. Рыжие вьющиеся волосы. Веснушчатое лицо. Потухшие голубые глаза, не выражающие ничего. И нелепые телодвижения с очень виноватой улыбкой да откровенным дурачеством… будто бы ради издевки, а не цели притупить чье-то чувство опасности. Да одежда местная, но… выглядящая на статном теле как-то неправильно и небрежно, отчего так и кричала: «чужак»!       Он замешкался. Не знал, что ответить и как отреагировать.        Перед ним был точно не турист. Таких обычно убивали на границах без права покинуть Рито, как и всяких беженцев, спасающихся из-под гнета электро архонта и назревающего за горизонтом восстания. И на местного торговца этот рыжий совсем не тянул. Уж больно бедноваты тряпки, слишком молодой вид.       Значит, это был как минимум из чужеземных наемников, а как максимум…       Отягощающие его опасения будто стали принимать куда более отчетливую форму. Высокую. С мертвым взглядом, как у морской жрицы и её верных подданных, что так и норовят схватить за глотку и утащить в самые глубины грозовых вод в свое древнее царство.       Как же ему хотелось напасть прямо сейчас. Дать деру и взять неожиданностью, спутывая все возможные планы, но… будто желая что-то разузнать, он решил сдержаться, повременить.       – Мне нужно встретиться там с одним человеком, попросил пересечься рядом со статуей… но, кажется, я пошёл куда-то не в ту сторону и, скорее, не туда завернул и…       – Если есть карта, то я мог бы вас… сориентировать, – всё, что смог выдать синеглазый, прерывая «отчаянный говор». Его голос звучал спокойно. Без лишнего волнения, – в конце концов, город не маленький, легко заблудиться.       – А, да, конечно… – протянул незнакомец, выуживая из-под пазухи пожелтевшую и сложенную в несколько раз карту, чтобы потом передать её инадзумцу. Последний взял её: легко раскрыл да соотнес с городом, сразу прикидывая, где они находились и куда следует направляться…       – Мы здесь, – он показывает пальцем на место, заставляя высокого парня обратить внимание. А там, прихватить уголок карты с другой стороны и немного наклониться из-за чужой шляпы, чтобы видеть, о чем темноволосый стал рассказывать: где именно нужно пройти, через какую улицу лучше пересечь этот участок, затем другой, а там мост и та самая главная площадь…       И, может, инадзумец попытался бы рассказать весь этот путь и жестами, но уж очень быстро подметил: просивший помощи человек хоть и задавал вопросы да утвердительно угукал, смотрел далеко не на клочок бумаги. На лицо. Его лицо. Будто бы изучал его черты, что-то подмечал.        – Понятно-понятно, – воодушевленно пропел незнакомец, – однако…       Это вопрос застает врасплох.        – Что вы сами делаете на этих самых окраинах?       По темноволосому юноше словно прошёлся удар током, вынуждая напрячься ещё больше и чуть повернуть голову к собеседнику, кое-как сдерживаясь в эмоциях. Не сказать, что всё это было неожиданным, но слышать подобное от не внушающего доверия человека было сродни…       – Не похожи вы на путешественника. Ни на торгаша. Ни на бродяжку. И, кажется…       Понятно, к чему этот рыжий клонит, нагло всматриваясь в чужое миловидное лицо да темные грозовые глаза. От этого инадзумец настораживается ещё сильнее, уже готовясь если не ответить как-то заученно, чтобы избавить себя от лишних пояснений, и завершить разговор, то определенно ударить.       – … уж где-то я вас видел?       Он поджимает губы, немного отшатываясь назад. Конечно, тот мог видеть его где угодно, синеглазый не особо-то скрывал свою внешность, но сказанные слова явно намекали на нечто иное. Не желаемое. Прямиком из воспоминаний. И, казалось бы, самое время «случайно» задеть шляпой, отвесить как минимум оплеуху и резко отстранится, чтобы не заработать крепкой хватки на своей шее. А то и удара по голове.       Но судьба решила подкинуть другой шанс.       – Эй, да вот же он! – слышится хриплый голос издали.       Синеглазый юноша поворачивает голову к источнику звука. И высокий человек, точно недовольный прерванной беседой, выпрямляется, смотря в сторону приближающихся людей.       – И, правда! Эту шляпу и за километр видно!       – А это с ним кто?       Старая троица. До сих пор пьяная и сильно потрепанная перла сюда, по его душу. Наверное, не только обменялась тумаками, но и получила от стражи, раз принялась рьяно искать виновника своих проблем. И последний, быть может, сам попытался бы разобраться с ними, но в мыслях рождается план.       – О, друзья! Давно не виделись!       Специально и радостно окликнул брюнет, маша рукой в сторону деревенщин. А после прячется за спину удивленного и явно непонимающего незнакомца, чуть выглядывая из-за него. И все для того, чтобы начать потихоньку бурчать и сетовать, что ему не дают покоя. И заодно незаметно вытащить из книги металлическую спицу, служившей небольшой закладкой, чтобы затем…       – Спасибо, не стоит благодарностей, – вполголоса вымолвить, чтобы услышал только чужак, и кинуть закладку в сторону троицы, что мигом пролетела мимо.       – Мне пора! Всего доброго!       Шляпа падает звонко на землю. Сам инадзумец «исчезает» из-под неё, оказываясь через мгновение за спинами нарушивших беседу людей и подальше от самого рыжего. И, не дожидаясь того, как те разберутся и между собой, и в данном «фокусе», он начнет удирать. Как можно дальше. Куда угодно. Лишь бы оторваться. Насколько это возможно… особенно в его положении и полном понимании, какой это был дешевый спектакль и что новый знакомый с улыбкой дурака был не совсем обычным туристом.        И сколько было у того союзников, распиханных по углам да крышам полуразваленных домов, что стали вылезать оттуда как стая бешеных собак и вынуждать юношу менять свою тактику…         Кто-то принялся бежать за ним и пытаться перехватить без каких-либо четких указаний. А ему ничего не оставалось, как юлить и удирать в противоположную сторону, чтобы не попасться.        Там, где не было шанса уйти ни на своих двоих, ни «телепортацией» приходилось отбиваться. Кому-то зарядить в лицо книгой, кому-то предложить вкусить все прелести электрического тока да остановиться, более не принимая в такой странной гонке участия. Но, кажется, это было ещё не так страшно в сравнении с теми, кому не повезло оказаться проткнутым острым и тонким предметом, служившим одновременно и небольшим «телепортом», и оружием, способным легко пройти сквозь чужое горло. Пока та не лопнет от напряжения и не окажется осколками глубоко в прорези черно-красной маски, чем сразу убивает какого-то борзого, решившего выделиться среди толпы.        Юноша выхватывает чужой клинок на замену своего небольшого оружия, устало выдыхая и думая, как ему поступить дальше. Эта беготня вымотала его больше обычного, лишая запасов элементальной энергии на ещё какие-то трюки. Кроме как покрыть ей новое оружие да поддерживать летающий фолиант рядом с собой. Прискорбно. И тем более тогда, когда он до сих пор не мог понять, с кем конкретно приходилось иметь дело.        Кто его окружил и загнал по итогу в угол, давая опять встретиться лицом к лицу с рыжим незнакомцем, своим главарем. Он появился сразу же, не заставил ждать себя. И судя по наличию только его одного, с тройней бездельников что-то произошло.       И было ощущение, что далеко не что-то хорошее.       – Думаю, на этот раз я подскажу дорогу. Во дворец Архонта. А ещё любезно проведу вас на встречу с вашей сестрой: хотите этого или нет, – снова этот добродушный тон, вынуждающий стиснуть зубы и сжимать покрепче рукоять небольшого меча, ставя его перед собой.         Этот человек явно думал сначала «поболтать» и решить всё мирно.        Неужели в этих мёртвых голубых глазах скрывалась детская наивность? Хотя… именно сейчас инадзумец заметил, что неприятель был немногим младше его самого.       – И кто же послал такого… сопляка, как ты? – он не особо верил в то, что окружившую его свору могла послать сестра. Той легче самой выследить да поймать, на крайний случай послать разбираться воинов из комиссий, чем нанимать для таких целей юных выродков из чужой страны, что в данной ситуации вели себя до безобразия расслаблено и с улыбкой во все тридцать два.       Словно в полной уверенности, что всё и так предрешено, и исход давно ясен.       – А мы сами себе задание дали. Сами себя и послали, – рассмеялся чужеземец да развел руками, но буквально через пару секунд он стал серьезен и холоден, – разве для нашей добродеятели нужно чье-то разрешение, чтобы помочь воссоединится двум родственным душам? Тем более, когда вашу страну почти разрывает война? Семья ведь должна поддерживать друг друга…       Тот явно не шутил и преследовал в этом какую-то цель, которая включала в себя задачу сделать всё, что угодно, чтобы поймать родную кровь местного монарха. Будто бы рыжий юноша с потухшими глазами был не обычным наемником, а кем-то более опасным.       – Ну, так что, молодой господин? Пойдете добровольно или хотите продолжить показывать свои зубки? – высокий парень делает шаг вперед, чем заставляет свою жертву отступать, покуда это было возможно, – однако, предупреждаю, что вы можете их лишиться.       Угроза. Неприкрытая. Прямая. Ровно как стенка, с которой молодой человек почти столкнулся спиной с полным осознанием, что больше уйти некуда. Ему протягивают руку, словно дают последний шанс решить всё без конфликта. Но вместо этого сверкает небольшой разряд лиловой молнии, что ударяет перед ногами наемника, требуя остановиться.        – Не приближайся, сукин сын, – синеглазый злостно шипит, сверлит взглядом отступившего, что успел поднять руки в примирительном жесте и уйти на два шага.       – Значит, «по-хорошему» не желаете? – снова этот задорный голос. А после резкий и быстрый рывок. Образовавшийся из ниоткуда водяной клинок врезался в короткий меч покойного солдата.       – Что же… я не против!        Незнакомец отступает. Не намного дальше, чтобы снова замахнуться и начать атаковать на каком-то дрянном рефлексе. Словно не задумывался, куда по итогу попадет. Заденет ли горло, пробьет ли руки, пройдет по грудине и животу или просто порвет одежду, оставляя легкие царапины – было плевать. То ли действительно надумывал убить, принося хладный труп родственному человеку. То ли решил выбить последние силы к сопротивлению, выгоняя из-за угла и давая противнику немного «свободы». Чтобы убегал и противодействовал, «показывал зубки» будучи зайцем в этой жестокой игре.       В конце концов, главарь попытался ударить и по ногам, отчего инадзумец отскочил в сторону да снова столкнулся плечом со стеной другого ветхого здания, когда водяной клинок рассек ткань хакама. Малая расплата за то, чтобы хоть как-то выйти из положения и продолжать отбиваться, блокируя с каждым разом всё более безжалостный удар.        Тем более что он сам пытается атаковать в отместку.       В очередной раз останавливает один элементальный кинжал своим оружием, а второй пресекает хваткой на чужом запястье, моментально посылая сильный электрический заряд под кожу. Всё, чтобы ошеломить и остановить на время, выигрывая для себя небольшую передышку.       Кажется, разбредшиеся по углам подручные замерли в ужасе. Кажется, их сам лидер не ожидал. Он остановился, не следуя дальше за парнем, и позволил тому отойти, смотря удивленным взглядом. Озорной огонёк в них погас, и фальшивая улыбка сошла с лица, полностью убивая эмоции.        Недолго.       Хищный оскал. Настоящий. Искренний.       Ему словно понравилось то, что его смогли ранить, оставить на руке витиеватый алый ожог. Словно это было разрешением тому, чтобы высвободить больше силы, прикладывать больше мощи в каждый удар.       Рыжий стал атаковать. Серьезнее. Неистово. Заставлял отвечать ему, продолжать. Даже выбивает из рук нож мертвеца, вынуждая схватиться за собственный меч, что не был до этого использован. Темноволосый юноша отскакивает, перехватывая рукоять катаны прежде, чем снова заблокировать удар. И затем ещё один, отскакивая назад и в сторону. А после в другую, и, будто бы идя на поводу собственных эмоций и чужих желаний, решает бросить последние силы на ещё один трюк. Он поддаётся вперёд.       Вспышка. Водный клинок сталкивается с жёсткой обложкой фолианта, оставляя на ней заметную прорезь. Брюнет исчезает, чтобы вмиг оказаться за спиной опешившего оппонента. Чтобы нанести решающий удар. Безусловно, подлый. Несомненно, низкий. Нарушающий незримый закон его государства, хотя в «его ситуации», наверное, и простительно…       Однако…       Клинок чувствует сопротивление. И точно не от того, что железо соприкоснулось с чужими одеждами да кожей. Синие глаза замечают, как спину преградило слившееся из  парных орудий водяное копье, что сразу же подсекло ноги. Инадзумец падает с глухим стуком на землю.       Меч летит со стальным звоном в сторону.       – Ты… ублюдок! – брюнет не верил. Не верил, что и на такой маневр нашелся ответ. И он продолжал сопротивляться: то попытался подняться с места да пнуть чужие ноги, то не сдерживался в выражениях, пробовал как-то отползти и найти свое оружие. Только чужая ступня надавливает на грудь, принуждая лечь назад. И кончик водяного копья, оказавшийся так вовремя у глотки – чуть утихомириться, глядя со страхом и злостью на победителя. Рыжий усмехнулся, склоняя голову набок:       – Нравишься ты мне. Но ради архонтов… побереги силы.        – Да поше…       Удар. Темная голова резко начинает раскалываться, а в синих глазах, сменяясь не одним цветным пятном, темнеть. Его заставляют заткнуться. А после отпускают. И прежде чем полностью провалиться в небытие, словно сквозь толщу воды юноша ещё слышит…       – Трупы сожгите. Есть личные вещи: собрать и родным. Выполнять.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования