тайное становится явным

Слэш
NC-17
Завершён
153
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
153 Нравится 2 Отзывы 21 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Олег всегда пристально следил за дорогой. Он становился ещё менее разговорчивым, чем обычно, а на все высказывания Серёжи реагировал коротко и по делу. Хотя и в принципе особо болтать не любил, а уж обсуждать что-то, в чём не разбирался – и подавно. Волков предпочитал молча кивать, внимательно сосредоточившись на пролетавших столбах и знаках. Когда Разумовский, открывая дверь переднего сидения, лез с нетерпеливыми мокрыми поцелуями, в Олеге неистово боролись охранник Сергея Разумовского и мужчина Сергея Разумовского. Второй отчаянно мечтал трахнуть Серёжу на кожаном сидении дорогой машины, прижимая к себе и бережно следя, чтобы голова не билась о потолок, так, чтобы эхо салона разносило сладкие стоны ненасытного Разумовского, возвращая эту награду в двойном размере… Но нет, как бы ни хотелось Олегу пойти на поводу у вечно желавшего экстрима своего мужчины, охранник молодого миллионера в нём брал верх. Никакого секса в примерочных Гуччи, никакого петтинга в публичных местах, никаких поцелуев на людях. Тяжело, но это придавало их отношениям какую-то особую ценность. Вдвоём за крепко закрытыми дверями, только Олег и его Серёжа. Разумовский не сразу, но всё же привык к такому. Он, конечно, порывался первое время целовать ведущего машину Олега в шею или пытаться залезть пальцами под водолазку, но Олег, не отвлекаясь от дороги, мягко отстранял руки своего ненасытного парня и качал головой. Импульсивный Разумовский сперва обижался, но потом постепенно согласился, что холодность Олега отлично балансировала эмоциональность и порой даже безрассудность руководителя лидирующей социальной сети. Один лишь раз Олег позволил любовнику Сергея Разумовского взять верх над охранником Сергея Разумовского.

***

-..Ты так горячо смотришься через камеру, - шепчет Серёжа, ещё способный одной рукой держать телефон и снимать Олега между своих ног. Они периодически так баловались – включали камеру, но не кнопку спуска. Представляли, как могли бы смотреться на совместных снимках. Счастливые, смеющиеся, целующиеся, обнаженные. Такие, какими остальному миру видеть их было категорически нельзя. Разумовский, как самый лучший хакер своего поколения, отлично знал, что нет такого кода, который нельзя было бы взломать. Нельзя расслабляться, иначе на твоем пороге появится прыщавый гений с твоими выкачанными кодами, интимными фотографиями и требованием баснословной суммы денег. Спокойствие Серёжи стоило дороже запечатления лучших моментов их жизни. Да и зачем было что-то оставлять в записи, когда Разумовский – всегда рядом, вот он, живой, горячий и теплый? Мелкими, но влажными поцелуями Олег прокладывал дорожку от колена и выше. Внутренние стороны бедёр он оставлял на десерт, а пока помогал себе руками, поглаживал и массировал тонкую кожу. Отросшая борода могла неприятно колоться , но Олег сразу же зацеловывал белую кожу, вылизывал каждый сантиметр стройных бёдер, пока Сережа, с каждым поцелуем дышавший всё тяжелее, через зум рассматривал лицо Олега. - Я стараюсь, - прошептал Олег и зубами потянул на себя кушак шелкового халата и помотал головой с тихим рыком, пока пояс не развязался Олег в прошлой жизни совершенно точно был собакой. Отсюда эта безоговорочная преданность своему хозяину и постоянное желание его облизать. - Чёрт, Олег… Длинные пальцы, сжимающие смартфон последней модели, задрожали в нетерпении. Олег поднял взгляд на раскрасневшееся лицо Сережи. Пытавшийся сдержать свои стоны Сережа был если не восьмым чудом света, то произведением искусства точно. - Можно я сниму? Ты такой красивый, черт… - Всю жизнь готов провести между твоих ног, - выдохнул Волков и провел языком от основания до кончика. Сережа сдавленно всхлипнул, и Олег тут же сосредоточился на вылизывании уздечки. Как и положено было самому преданному псу, Олег находил вкус Сережи абсолютно потрясающим. Волков слишком плохо соображал, от вида и вкуса таящего под ним Серёжи абсолютно срывало крышу, и мужчина Сергея Разумовского потеснил личного охранника Сергея Разумовского. - Снимай, - согласно выдохнул Олег и будто бы специально, излишне медленно взял головку в рот. Пародируя дешевую порнографию, Волков прошёл плотью себе по губам и тут же взял глубже. Смартфон Сережи загорелся красным огоньком, сигнализирующим о начале видеосъемки. - Только захвати и себя, лисёнок, - требовательно попросил Олег, отвлекаясь от своего занятия, - я хочу эту съемку и для личного пользования. Серёжа попытался воспротивиться, но Волков, отстранившись, лишь подул на возбуждённую влажную плоть, всем своим видом показывая, что без съёмки лица Сережи продолжать он не будет. - Чёрт, - почти согласно простонал Серёжа и перевёл камеру на себя. От вида распалённого и такого открытого себя щеки Разумовского мгновенно вспыхнули алым. - Хороший мальчик, - усмехнулся Олег и послушно расслабил горло, силясь в награду взять Серёжу полностью. Влажно, до чёрта горячо, до нулевого расстояния близко и всё ещё запретно. И всё это оставалось на записи где-то в недрах смартфона одного из самых богатых людей России, лидера чарта «тридцать до тридцати». Того самого, что сейчас так откровенно изгибался под губами Олега, крепче вцеплялся в смартфон и громко стонал имя своего охранника. Охранник же в тот момент был лишь крайне требовательным и до безумия влюбленным мужчиной. Олег обожал Серёжу под собственными губами. То, как он дышал, как напрягались и расслаблялись мышцы под тонкой кожей, как по этой самой коже бегали мурашки... Это было просто невыносимо и очень горячо. От касаний языка Олега по всему позвоночнику проходили электрические разряды, заставляли выгибаться в спине и невольно притягивать рукой голову Олега ещё ближе.

***

Олег пристально следил за дорогой, не обращая внимания на то, как Серёжа на заднем сидении что-то тихо проговаривал себе под нос. Они должны были прибыть на какое-то очередное бесполезное мероприятие Форбс, где стоило бы появиться и лидеру списка молодых талантов. Обратный отсчет на светофоре обещал долгое ожидание, и Олег, забарабанив пальцами по рулю, перевёл взгляд на серое питерское небо. На стальном фоне кустистых облаков неоновые билборды сияли излишне ярко, и взгляд Волкова невольно остановился на яркой рекламе. Пощелкав идеальными зубными протезами, блондинистая девица начала немой рассказ об инновационном составе одобренной стоматологами пасты. Внезапно молчаливый монолог прервался, и Олег увидел на билборде собственное лицо. Огромный экран растягивал видео и делал изображение не самым качественным, но, тем не менее, удобно устроившийся между чужих бедёр Олег Волков был вполне себе узнаваем. Олег наблюдал за собой, развратно облизывающий чужой член, и терял самообладание. Может быть, эта запись была хотя бы частично украдена? О собственной репутации Олег и вовсе не волновался (да и кому он нужен, его имени никто и не знает, кроме, разве что, телохранителей конкурентов Разумовского), а вот Серёже не следовало бы быть замеченным в чем-то подобным. По члену его никто бы не узнал, но вот в следующие секунды режим камеры поменялся, и билборд осветило лицо Разумовского. Приоткрытый рот, потемневшие глаза, пунцовые скулы, растрепанные волосы… Почему-то первой мыслью жуткого собственника Волкова было даже не то, что репутации владельца Vmeste был нанесен колоссальный и, вероятно, даже непоправимый вред, а то, что слишком много людей увидели Серёжу таким, каким его было дозволено видеть лишь Олегу. - Блять! Олег, ты видел?! Разумовский, наплевав на правила их дорожного этикета, перегнулся через коробку передач и ткнул Волкову под нос смартфон. «Ничего себе, вашу маму и там, и тут передают. До чего техника дошла!», -подкинул мозг Олегу цитату почтальона Печкина. На демонстрируемом экране рядом с их домашним видео Волков успел разглядеть логотип другой социальной сети. Олег и название-то её толком не успел запомнить, знал только, что её какой-то китаец разработал пару лет назад, и вот с тех пор этот сервис обмена коротких видео стал причиной Сережиных головных болей. - Да видел, - выдохнул Волков и, решив, что хуже уже не будет, мотнул головой в сторону билборда. - Блять. Блять, блять, блять! За такой монолог Олег бы рисковал получить по губам, но сейчас Сергей сам весьма громко и эмоционально озвучивал столь обсценную лексику. И лучше бы описания сложившейся ситуации Олег придумать не мог, именно что «блять, блять, блять». Волков излишне резко стартанул со светофора. Серёжа, чьи маты стали чуть тише, нервно тыкал в смартфон, то ли силясь найти источник утечки, то ли заблокировать интимное видео. Спустя десять минут ругательств Разумовский вскрикнул: - Это Алтан! Я так и знал! Чёртов, блять, ублюдок! Все началось с мелкого аккаунта в его сети! Алтан, точно. Китайца (или корейца?), создавшего конкурент Vmeste, звали именно так. - Оторвать ему яйца? , - будничным тоном спросил Олег, будто спрашивал у Серёжи способ приготовления ужина или же уточнял цвет желаемого постельного белья. - Позже. Надо постараться успокоиться и понять, как этот урод стащил мои персональные данные. Вот ублюдок! Стащил все шифровки наверняка, но не обвалил Vmeste, а сделал так, что все сами перестанут со мной сотрудничать! Говно какое! - Мы почти приехали, - прервал поток сокрушений Олег. Машина заехала на парковку роскошного отеля, и Олег закружил в поисках парковки, - если, конечно, ещё стоит туда идти. - Стоит, - твёрдо ответил Сергей и, поправив лацкан пиджака, убрал телефон в карман. Олег вышел из своей двери, и привычным твердом жестом телохранителя оттолкнул прорвы журналистов. В этот раз пришлось приложить к этому чуть больше усилий, ибо желающих получить комментарий о «вопиющем конфузе» было слишком много, и все хотели первыми задать вопрос Сергею Разумовскому. - Как вы прокомментируете этот эпизод? Олег открыл дверь перед своим нанимателем и – теперь уже официально! – своим мужчиной. - Вы гей? Волков притянул Сережу вплотную, и, стараясь максимально закрыть собой, потянул вглубь, сквозь толпы щелкающих затворами папарацци. - Это же вы на плёнке? Вы в отношениях с вашим нанимателем? Олег, поджав губы, оттолкнул направленный прямо ему в рот микрофон. Разумовский вжимался в грудь Олега, пряча лицо. Несмотря на шумиху свор журналистов, Олег успел подумать, что это ощущалось даже мило. До жути напоминало школьные годы, когда плакса Серый точно также прятался на груди Олега, лил слезы на футболки Волкова, пока тот прикрывал его потрепанной косухой. - Что вы можете сказать на эту тему? - Завидовать – плохо, - с волчьей серьезностью процитировал Олег учебник этикета для младших школьников и, наконец, утянул Сережу в холл отеля. - Акции падают! Просто с космической скоростью! , - воскликнул Серёжа, не отрывая взгляда от экрана смартфона. Нервную речь миллиардера (вероятно, уже миллионера) прервал цокот каблуков быстро приближавшейся журналистки. - Сергей, как бы вы назвали случившееся? Умелая подделка или же утечка реального видео? Олег едва ли не взвыл от подобной настойчивости. Боковое зрение приметило в конце коридора табличку с перевернутым треугольником, и Волков потянул растерянного Разумовского в сторону уборных. Олег пробежал мимо писсуаров, и, всё ещё крепко удерживая Серёжу за руку, затолкнул в кабинку. Серёжа, тяжело дыша, прямо в дорогущем костюме сел на край унитаза. Олег старался сдержать улыбку. Весь мир опять несправедливо обидел Серого, а преданный Волков вновь прятал своего самого близкого человека в туалете. Как было знакомо. Только вместо школьной дырки в полу были фарфоровый унитаз пятизвездочного отеля, но суть оставалась такой же. Серёжа вот даже точно также уткнулся растрепанной головой Олегу в бок. Волков пропустил пряди Серёжи сквозь пальцы. Всё такие же огненно-медные, как и двадцать лет назад. И ни одного седого волоса! А ведь когда шевелюра Серёжи начнёт серебреть, то он окончательно приобретёт сходство с лисом… - Я продал Vmeste, - прошептал Серёжа. - Ты… что? - Акции обесценивались, Олег. Я ещё успел в самом начале падения. Передал контрольный пакет акций, переписал корпорацию, а, чёрт возьми, да какая разница! Я больше не хозяин этой социальной сети. Серёжа говорил на удивление спокойно, лишь ресницы чуть подрагивали на прикрытых глазах. - На утро все бросят свои аккаунты, ведь едва ли в гомофобной России кто-то захочет пользоваться детищем гея. Тем более того, чей член видела вся страна. Да ещё и со своим охранником спит! Разумовский фыркнул. - Представь, что из этой детали раздуют издания разной степени желтизны! Разумовский набирает сотрудников через постель! Сенсационные интервью со старшими разработчиками: их принуждали ублажать извращенца Разумовского прямо в кабинете! Олег присел на корточки и обнял Серёжу за плечи. Горько было осознавать, но умненький Разумовский был прав, как был прав и тысячу раз до этого. Волков ткнулся губами в висок Серёжи. - Но я не жалею, почти. Может, это аффект? Но, знаешь… Серёжа запнулся и продолжил лишь после небольшой паузы. - Я хотел создать удобную социальную сеть, чтобы людям было просто и безопасно общаться – и я её создал. Я отдаю Vmeste людям, и они вольны сами решать, что делать со своими аккаунтами. Что победит в голове среднестатистического россиянина? Удобство потребления разумного контента или вопиющая невежественность гомофобии? Олег коснулся губами чужих напряженных губ. Он не знал, что ответить. Он был лишь наемным телохранителем и вольным любовником Сергея Разумовского. Ему были недоступны опции умных разговоров, всё, что он мог – осторожно поцеловать своего лиса, давая понять, что Волче-то его никогда не оставит. - Уедем на всю жизнь оставшуюся на Кубу. Как тебе такая идея, а, Олег? Волков не знал, серьёзно ли это говорил Серёжа, или всё же шутил, но на всякий случай согласно кивнул. - Будем лежать на пляже, пить ром и целоваться. И пусть хоть обснимаются, во всех видах! На Кубах нет такого простого доступа к сливу личных данных. То есть, там вообще нет особо доступа к Интернету, но это мелочи. Вот, смотри, виллу прикупил. Дрожавшие пальцы Серёжи ткнули Олегу в лицо паспорт двухэтажной виллы на самом берегу океана. Кажется, Разумовский не шутил. И Олег осознал, что вовсе не против вот так вот порвать с нынешней жизнью. Глава социальной сети, лидер «тридцать до тридцати» или уставший, сбежавший бездельник на Карибском побережье; изысканное французское розе или дешевый кубинский ром; петербургский холод или гаванская жара – Олегу было совершенно наплевать, пока он мог так целовать Серёжу, преданно устроившись у его ног. - Сколько у нас времени до рейса в Гавану? Пальцы плавно спускались по рубашке Серёжи. Олег лучше всего знал, как можно было успокоить тревожного Разумовского, и этот способ был доступен только ему одному. - Сколько захотим, - усмехнулся Серёжа во влажный поцелуй, - частный самолёт я тоже купил. Олег расстегнул молнию чужих брюк. Да, он собирался отсосать своему боссу прямо в туалете Хиллтона (или Рица? до чего же все эти дорогие заведения были пугающе одинаковыми). Секс в публичном месте был всего лишь административной правонарушением, а денег Сергея хватило бы на оплату административных штрафов всего населения Российской Федерации, да ещё бы и на Госдолг США хватило бы! - Обожаю тебя, - прохрипел Олег, выцеловывая дорожку вниз по худому животу. Любовь, симпатия, это всё для бульварных романов или влюбленных подростков. У них с Серёжей было слепое, всепоглощающее взаимное обожание. А теперь ещё и бесконечное множество времени друг на друга.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Чумной Доктор"

Ещё по фэндому "Майор Гром: Чумной Доктор"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования