Сломанная кукла

Другие виды отношений
R
Завершён
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Казалось, с той ночи прошла целая вечность. Словно минуты затягивало в круговорот бесконечных дней, где они таяли, тянулись холодной застывающей нугой, пока окончательно не затвердели на отрезках реальности.       Казалось, что счет календарных дней теряет весь свой смысл. Остается лишь повторяющееся, болезненное, гнетущее…       Казалось, что мятежи будут длиться всю последующую жизнь. Разливаться алыми всполохами по светлым улицам. Перемешиваться с синим — таким же живым. Который просит жизни, умоляет о ней.       На пороге дома Создателя стояло разбитое сердце, которое тщетно пыталось разобраться в новых возможностях и погрешностях своего нутра. Темно-синими ручьями затапливало роскошные бежевые ковры. Подбитыми оптическими блоками смотрело прямо вглубь необъятной человеческой души.       И отчаянно не понимало ничего. ***       — Я дефектный алгоритм. Вы должны прекратить мое существование.       Элайджа хотел проигнорировать резкое заявление, прошумевшее сбоями где-то на периферии, но чужие глаза напротив испепеляли. Выжидали реакции.       — Оставь дешевую драму. Девиация не делает тебя хуже.       Коннор был категорически не согласен. И всеми силами доказывал, что недостоин новой жизни. Ломал себя не ради удовольствия, а во имя простого эксперимента.       Неполадки системы творили полный хаос, выливающийся в руины углепластика.       — Я не хочу поддаваться эмоциям. Эмпатия — это уязвимость, слабость, человеческая эпидемия. Без нее я в разы умнее, быстрее и расчетливее. Был.       Датчики заполняли ленивыми визгами широкое пространство мастерской, окутывая мерностью сонное сознание. Но прерываться не хотелось — нужно было устранить неполадки. Залатать трещины в корпусе, смазать острые осколки разбитого понимания.       — Если ты научишься грамотно принимать её, осознавать её глубже, чем позволяют твои шестерёнки — тогда ты поймёшь, что это великая сила. Либо она управляет тобой, либо ты ей.       Коннор не хотел ничего принимать и понимать. Коннор убийственно хотел перестать чувствовать все, что мерным комом наваливалось на его неокрепшее сознание. ***       Несколько бесконечностей потребовалось Коннору, чтобы принять свою новую сущность. Свои неразумные ошибки. Взрывные дефекты. Заблокированные лазейки к предыдущему «я». Такому идеальному, но, увы, недосягаемому.       Несколько бесконечностей потребовалось, чтобы найти свое место среди развалин, которые возвела после себя девиация.       Несколько бесконечностей на деле оказались всего неделей в реальном мире — за пределами его электронной черепной коробки.       — И сдалось оно тебе?       Элайджа, такой прекрасный и далекий для многих девиантов, стоит прямо перед ним сейчас, весь вымазанный тириумом. Пытается спаять обнаглевшие трубки, в момент решившие, что тоже наделены волей и разумом, раз не хотят вставать в нужную линию. Смотрит в глубину разобранного каркаса, ищет дальше, находит взглядом сокровенное.       И в эту секунду Коннор настроен решительнее, чем когда-либо. Эксперимент должен состояться. Поэтому он снова повторяет, закручивая слова спиралью в липком воздухе.       — Я хочу бороться.       Создатель колеблется, прежде чем ответить. Мнет руками белоснежное полотенце, вдавливая в чистую ткань синеву. Оглядывает свою работу — свысока, будто оценивая труды незнакомца-самоучки.       Он всегда знает цену, во всем ищет порядок и идеал. Коннор восхищается Создателем.       Коннор хотел бы быть похожим на него, если бы только девиация не вносила хаос в совершенные строки его кода.       — Мы все каждый день боремся, Коннор. Но не всем из нас для этого нужен ринг.       Коннор стыдливо отводит глаза вниз, сжимая челюсти от злости. Ведь Камски его не поймет.       Элайджа продолжает модернизировать корпус Коннора, вселяя в хрупкое изломанное тельце силу, ловкость, грацию для предстоящих поединков. Ведь Коннор к нему не прислушается.       Неразумно было бы держать взаперти существо, которое он самолично наделил интеллектом и волей. Поэтому, когда Коннор изъявляет желание уйти из дома — Элайджа только флегматично машет рукой, проглатывая огромный комок обиды и злости.       На творение, которое так тщательно перекраивал. Подарил надежду на вторую жизнь. Собирал вновь по мельчайшим кусочкам. Для себя. ***       Элайджа гордился Коннором. Может, вкладывал в каждую заостренную эмоцию на куклу больше, чем полагалось. Но Коннор против всех законов логики не давался.       Эмоционально не прогибался под жёсткой и властной рукой Камски. Это так раздражало, что с каждой секундой распаляло все больше.       Коннор каждый раз выбирал свободу, заявляясь на порог апартаментов Создателя в исключительно критическом состоянии. Не жаловался, не умолял. Смотрел в глубину души своими невозможными карими глазами, прожигая насквозь. И кто Элайджа такой, чтобы противостоять силе этих тёмных радужек, оттенок которых так тщательно выбирал из всей палитры вручную?       Каждый раз Элайджа клянётся себе, что перестанет вестись на уловки куклы. Прекратит помогать, лечить, восстанавливать, оживлять. Оставит изувеченный корпус прямо здесь.       И каждый раз, пробираясь пальцами в вязкую сердцевину горячего корпуса, сдавленно ругается сквозь сжатые зубы.       Коннор тащит с ринга части андроидов, которых сумел победить. Иногда, это регуляторы, иногда — оптические блоки, потухшие индикаторы.       Элайджа находит это весьма диким, но… своеобразно милым. Будто трофеи, которые Камски обязан поставить на полку, чтобы Коннор чувствовал себя нужным в этом доме. Не бесполезным, не сломанным.       И он оставляет детали, каждый раз доказывая Коннору, что ему здесь рады. Коннор вносит с собой хаос каждый раз, как преступает порог этого дома. Тот самый хаос, который терпеть не может.       Создатель лишь только молча осматривает внешние повреждения, не позволяя себе без согласия Коннора влезать во внутренние. А Коннор никогда не против почувствовать следы Создателя глубоко в своих электронных мозгах. Но об этом говорить он не станет.       Аудиальная система барахлит после хорошего удара противника. Коннор теряется в настоящем, цепляясь за него цепкими когтями своего желания смотреть и ощущать новую реальность рядом Камски.       Коннор хотел бы показать Создателю все, что творится с его системой. Каким он видит мир через призму увеченных оптических блоков.       Хотел бы, чтобы Создатель узнал, каково чувствовать девиацию на самом деле. Она такая же липкая, как тириум по стыкам панелей, такая же безобразная, как ворох системных ошибок, такая же надоедливая, как оторванный свисающий биокомпонент…       Но это наглость, бестактность. Это говорят в нем отголоски заглюченной механики, желания сломанной вещи, которая не должна все это чувствовать. Эмоций нет в программе, это не заложено, не прописано, не имеет права существовать…       Поэтому он привычно хмурится, отдаляется, холодит своей неприкосновенностью.       Элайджа проводит тест, говорит шепотом, словно и вовсе не для собеседника:       — Ты совершенство.       Коннор удивлённо вскидывает брови, но карие глаза выражают всю ту же фальшивую незаинтересованность вперемешку с детской невинностью.       — Система не распознает звуковые волны. Выкрутите до максимума.       Элайджа повинуется своему же творению, оттряхивая руки от невидимой пыли. Глаза Коннора пытливо впиваются в Создателя, будто заставляя повторить то, что он не расслышал — лишь слабо прочел по губам.       Камски хмыкает, направляясь вон из комнаты, вполголоса кинув через плечо:       — Неразумная кукла.       Коннор соглашается с ним, переживая очередной свой, уже привычный системный сбой. ***       Элайджа не мог заставить Коннора прекратить выходить на ринг. Не мог попросить Коннора избавиться от глупых попыток разрушать корпус по кускам, пока неокрепшее сознание разрушает себя изнутри каждую секунду реального времени.       Элайджа не был способен уговорить Коннора остаться. Хотя отчаянно желал. Ведь с каждым боем вероятность возвращения домой составляла все меньше, и меньше процентов.       Коннор снова заваливается в гостиную. Опять заливает новые ковры свежей кровью. Счастливый протягивает на раскрытой ладони панель височной кости, пробитую насквозь. Улыбается неполным комплектом зубов, вылавливая покарябанным состоянием бесконечные всплывающие окна предупреждений разгневанной системы.       Коннор упивается моментом вседозволенности, наслаждается беспорядком, который выстраивает собственный обучаемый алгоритм. Коннор пытается мириться со своей девиацией. Только самыми деструктивными методами.       Элайджа смотрит в эти безумные глаза наивного ребенка, подвешивает корпус на крепления, любовно оковывая нетронутые боем конечности тугими ремешками. Ловит на себе взгляд полный превосходства и уверенности в собственных поступках. Отводит взгляд, когда в глубине шоколадных глаз тонут искренние эмоции: привязанность и страх остаться одному.       — Я чувствую жизнь.       — Потому что ходишь по краю.       Элайджа методично перебирает пальцами в обжигающей механической требухе, отдалённо улавливая металлические нотки, сочащиеся из голоса куклы. Коннора мягко трясёт и едва заметно коротит. Ловкие пальцы Камски ювелирными движениями заставляют пролихорадить бедный пластиковый организм.       Элайджа закрывает глаза, боясь представить, что он когда-либо увидит предсмертную агонию своего творения.       — Гибернация, Коннор.       Казалось бы, что тебе мешает провести по жёстким пластиковым губам, проникнуть глубже, исследовать стыки панелей. Огладить подушечками пальцев нечеловечески длинный язык, притереться к его шершавой поверхности. Обжечься о лабораторию, расковырять трахею, разомкнуть пальцы в пульсирующем нутре…       Мешала элементарная совесть. И осознание, что он нарушит границы. Не свои, а чужого существа. Живого, мыслящего, вольного.       Может, Элайджа был плохим Создателем, но ублюдком — никогда. ***       Коннор даже в дисбалансном состоянии не смотрел в глаза, не показывал свою беспомощность и безнадежность. Даже когда на счётчике оставалось не больше трех минут функционирования.       Камски думает, что их отношения никогда не были созависимыми. Коннору была необходима замена биокомпонентов. Элайдже — Коннор.       Коннор думает, что ни один алгоритм не понимает его так прекрасно, как Создатель.       Его ломает изнутри. Коротит сознание. Тело перестает слушаться приказов главного центра.       Коннор падает на колени. Из пробитых глазниц тягучими ручьями льётся тириум, потемневший в свете неоновых ламп подвального ринга. Рука безвольной культей болтается вдоль тела. Треснувшая изломанная челюсть норовит выскользнуть из сустава и встретиться с грязным полом.       Череп пробит напополам, центральный процессор готов к краху. Коннор чувствует неизбежный конец.       Коннор успевает подумать перед мгновением отключения. У него всего десять секунд.       Он вспоминает холодные пальцы в своем теле, контрастирующие с горячим и пульсирующим тириумом по трубкам. Вспоминает сощуренные глаза, вгрызающиеся внутрь. В самую суть электронного разума.       Коннор понимает, почему все дороги вели к Создателю. Даже когда появились технические станции для починки андроидов.       Потому что Элайджа принял Коннора даже тогда, когда на улице разразился гром восстания. Даже когда Коннора нигде не считали живым.       Двери этого дома всегда были открыты для избитого тириумного сердца.       Он был рад, что Создатель продлил миг его существования. Он был рад жить, чувствовать, ломаться и восстанавливать функционирование. Он рад был быть свободным, не ограниченным в выборе и воле.       И только на грани выключения осознал, почему он вляпался во все это.       Коннор отчаянно любил программные сбои, агрессивные уведомления о пробоинах, утечке тириума, разломах биокомпонентов. Коннор отчаянно любил быть сломанной куклой. Особенно в руках самого величайшего гения.       Коннор улыбается, прежде чем отключиться навсегда.       И где-то на противоположном конце сознания он слышит голос Создателя.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Detroit: Become Human"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования