ID работы: 11159398

В надежде на крылья

Слэш
PG-13
Завершён
86
автор
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
86 Нравится 4 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
      Вначале было только одно — черная бесконечность. Потом она нашла выход, и, наконец, тьме пришел конец. Бесконечность наполнялась жизнью Мультивселенной. Все существа — помноженные на возможность, и они разрастались в бесконечных количествах до пространства и времени. Цивилизации рождались, разрушались и возрождались в новом растущем пространстве реальности. Жизнь — драгоценный дар, огибающий все преграды, пока, наконец, не наступил век родственных душ. Каждая из бесконечных Земель являлась уникальной. Где-то соулмейты имели одинаковые татуировки, где-то чувствовали эмоции своего истинного, где-то — видели сны с участием родственной души.       Существует Земля-15, в которой главная суть соулмейтов — крылья. При первой встрече со своей душой у обоих начинает «пылать» область лопаток, но на этом пока все ограничивается. Сами крылья появляются исключительно при первом поцелуе. Соулмейтов в девяносто девяти процентах случаев находят в возрасте от шестнадцати до тридцати лет, реже — раньше, и куда реже — позже. Как и в любом другом мире существует трактат о соулмейтах. В одной из его глав подробно рассказано о лишенных. Лишенные — это люди, которые так и не нашли своего истинного до крайнего возраста. Переступив порог в тридцать пять лет, человек навсегда лишался возможности иметь крылья.       С самого детства любой человек мечтал о своих крыльях, гадал о том, какими же они будут, если будут вообще. Разновидность крылатых завораживает своим разнообразием. У кого-то роскошные массивные белые крылья с золотой окантовкой, у кого-то они цветные и маленькие, а у кого-то и вовсе полупрозрачные. Соулмейты обладают индивидуальными парами крыльев, имеющие уникальные способности. Конечно же, существуют люди, напрочь отказывающиеся от чего-то прекрасного, но лишить себя возможности обрести счастье не мог никто.       Где-то в сером Петербурге, в одной из квартир, на кухонном полу под окном, сидел один голубоглазый брюнет и отчаянно хлебал из горла дорогой бутылки коньяк. Арсению уже тридцать четыре года, а он все никак не нашел того самого человека, который подарил бы ему заветные крылья, и смог бы получить их в ответ. Каждый год мужчина проживал в надежде на крылья, но судьба всячески временила со встречей, от чего становилось невыносимо больно. До тридцатипятилетия оставалось всего-то три месяца, и Арс уже попросту смирился с тем, что никогда не увидит свои крылья.       Декабрь постепенно близился к концу, город охватывала предновогодняя суета. Люди кругом активно украшали целые улицы, дворы, квартиры, всюду был слышен детский звонкий смех во время катания с горок или игры в снежки. В торговых центрах уже играли новогодние и рождественские песни, множество различных елок стояло по всему Санкт-Петербургу, а вокруг них водили хороводы те же дети, но с покупными крылышками. Куда ни глянь — одни крылатые, словно ангелы взошедшие с небес. Только в квартире Попова никакого новогоднего настроения, лишь сплошная депрессия. Тусклый желтый свет с трудом освещает половину кухни, постоянный сквозняк, к которому Арсений уже привык и попросту перестал ощущать холод. Пустая квартира, хотя мебели, всяких декораций и прочего было навалом. Серость, холод, отчаяние, запах сигарет, витающий в воздухе, иными словами — страшный ужас.       Ненавистная мелодия звонка резко раздалась по всему помещению, отдавая неприятным звоном в ушах. Арсений с огромным нежеланием повернул голову в сторону телефона, собираясь либо сбросить входящий к чертям собачьим, либо же просто отключить звук, делая вид, будто он занят и ответить не может. Лениво тянется рукой к мобильнику, сильнее раздражаясь и мысленно проклиная звонящего. Кое-как хватается за краешек чехла кончиками пальцев, тащит телефон к себе, уже замечая имя того, кто упорно названивает.       «Окси» — Да, Окс, — принимает звонок, так как входящие именно от лучшей подруги Арсений не может игнорировать. Ставит вызов на громкую связь, следом кладет мобильник на колени. — Привет. Как ты? — интересуется ласковый и нежный голос на другом конце провода. Девушка искренне переживала за своего друга, желая, чтобы Арс все же нашел своего человека, ведь счастье дорогого человека для нее было на первом месте. — Привет. Как я? Никак, Оксан, никак. Все вокруг суетятся насчет предстоящего праздника, радуются, веселятся, а я в запое пятый день, — нервно усмехается, снова отпивает содержимое бутылки, которое медленно подходит к концу. — Арс, время еще есть, не стоит отчаиваться, тем более, накануне Нового Года. Шансы имеются, да, их мало, ну и что? — Оксана чувствовала огромное отчаяние в голосе Попова, отчего становилось не по себе. — Ты себя слышишь? Шансов мало, говоришь? В моем случае их нет вообще! Я так и подохну в гордом одиночестве, в этой сраной квартире, либо от того, что сопьюсь, либо от чего-то другого! — срывается, тяжело вздыхает, мысленно дает себе пощечину со всей дури. — Прости… — Ничего, я тебя понимаю. Давай встретимся? Тебя нужно вытаскивать из этого состояния, и причем срочно. Подходи через полчаса к моему дому. До встречи, — девушка сбрасывает звонок, не дав Арсению хоть что-то ответить.       Брюнет снова усмехается. Он прекрасно понимает, что подруга права, что из такого состояния нужно выйти хотя бы в канун праздника. Телефон хватает левой рукой, в карман домашних штанов сует, поднимается на ноги, бутылку коньяка так и оставляет на полу, махнув на нее. Спина немного затекла, поэтому Арсений решает немного ее размять, впрочем, не только спину, но и все тело. Начинает с шеи, громко хрустнув ею, затем руки разминает, корпусом двигает, в конце немного двигает ногами. Делает шаг вперед и теряет связь с реальностью на пару секунд. В глазах резко темнеет, равновесие временно исчезает, но Арсений успевает схватиться за край стола. Вот какой нормальный человек делает разминку сразу, как только на ноги поднимается после многочасового сидения на полу в одной позе, да еще и выпив чуть больше половины бутылки сорокаградусного алкоголя? Недолго еще стоит, опираясь о стол, и после медленно плетется в комнату, по пути собирая все углы то лбом, то плечами.       Какого это всю жизнь прожить одному, наблюдая за тем, как вокруг столько людей, которые смогли обрести крылья, да и вместе с ними пожизненное счастье? Какого это смотреть в окно и видеть то, чего тебя лишили, обрекая, грубо говоря, на вечные страдания? Какого это ходить по улице и замечать на себе жалкие взгляды прохожих, понимая, что ты тот самый лишенный, кем каждый боится стать? Арсений уже готов ко всему этому. Он практически не верит в шанс найти соулмейта. Брюнет ненавидит судьбу. Арсений называет себя лишенным.       Заходит в прохладное помещение, глаза прикрывает и дышит так глубоко, будто бы последние вздохи делает. Стоит в проходе с минуту, после достает из кармана телефон, мельком время смотрит. На удивление, с момента разговора с подругой, прошло четыре минуты, когда по ощущениям — минут десять. Чуть шатаясь, заходит в комнату, к большому шкафу направляется. К нему подходит, уже тяжело вздыхает и с приглушенным стуком соприкасается лбом с деревянной поверхностью. В голове пустота, просто белый шум, ничего более. Заебанно накрывает лицо ладонями, издает звуки, похожие на скулеж. — Где я так согрешил, что сама судьба меня послала? Почему я? За что? Я хочу простого человеческого счастья, а не всего этого пиздеца… — жалостливым шепотом говорит, руки от лица убирает. Тянется к ручкам дверей, отстраняет голову от поверхности, сопровождая данное действие тяжелым вздохом, и эти сами двери распахивает.       Раньше бы Попов только час выбирал себе одежду, пусть даже чтобы просто сходить в магазин, находящийся в соседнем доме, но сейчас хватает с полки рандомные джинсы, с вешалки снимает первую попавшуюся толстовку, какую-то пару носков стаскивает. Отходит на шаг назад, закрывает шкаф и плетется уже к кровати, параллельно рассматривая, что взял. На удивление, вся выбранная одежда очень даже сочетается, что заставляет слабенько, но улыбнуться. Если честно, Арс уже практически и забыл, как улыбаться. Собственно, с уверенностью на сто процентов можно сказать, что мужчина забыл, как звучит собственный смех. Последний год Попов живет на одних лишь отрицательных эмоциях, крайне редко находя повод для улыбки.       Подходит к кровати, выбранные вещи кидает на нее и смотрит в надежде хоть на что-то. Потихонечку снимает с себя домашнюю одежду, чуть пошатываясь. Умом понимает, что Оксанке придется ждать, ведь такими темпами из дома Арс выйдет ближе к новогодней ночи, но как бы не старался быть чуточку быстрее, из-за выпитого алкоголя и преддепрессивного состояния, быстрее двигаться не получается. Видимо, не без божьей помощи удачно надевает носки с джинсами, а с толстовкой возится. Сначала верх тормашками надевает, злится, затем путается со сторонами и принтом назад надевает, злится сильнее и только на третий раз правильно надевает злосчастную вещь, уже всей душой ненавидя себя за то, что ответил на звонок. Существовать, но при этом и не существовать было прекрасно. Ничего кроме телефона с собой не берет, ибо не видит смысла. Ключи от машины и так валяются в кармане пуховика, наушники поломались давно, а новые покупать лень, карта банковская в телефоне, так что можно идти теперь хоть на все четыре, мать их, стороны, но Попов бы предпочел сидеть в углу и никуда не ходить.       Со скоростью улитки шагает в коридор, по пути настраиваясь на взаимодействие с людьми, мысленно готовясь к косым взглядам и перешептываниям и легонько ударяя себя по щекам, чтобы протрезветь. Немного приходит в себя, когда уже пуховик с вешалки снимает. Надевает сначала зимние кроссовки, а после и верхнюю одежду. Пихает телефон в карман и с тяжелым вздохом открывает входную дверь, вытаскивая ключ из замочной скважины.

***

      Идет по заснеженным дворам, сильнее кутаясь в края пуховика. На улице немалый минус, отчего уши без шапки уже покалывает, но Арсению все равно: он, задумавшись, топает по выученному наизусть пути. Осталось буквально два поворота, и он окажется возле дома лучшей подруги. Она снова будет ворчать на мужчину за его опоздание на встречу, пусть и на пять минуточек. Арс в глубине души всегда рад видеть подругу, но больно ему стало, когда она в один прекрасный день пришла на встречу с великолепной парой крыльев за своей спиной. Попов не показывал, что он злился, завидовал, страдал сильнее, ведь не вырывать же у человека крылья. Окси обрела свое счастье, и Арсений за нее все равно искренне рад.       Подул ледяной ветер, продирающий насквозь. Мужчина инстинктивно сощурился и сжался, не желая, чтобы сдуваемый с крыш и деревьев снег попал в глаза или еще хуже — за шиворот. Повороты миновали, и вот, у дальнего подъезда виднеется миленькая маленькая девушка с серенькими крыльями. Подойдя поближе, Арс смог разглядеть ожидаемое выражение лица и скрещенные руки на груди. Вздохнув, он ускорил шаг, не желая больше заставлять даму ждать. Проходит мимо подъездов, направляется к нужному и останавливается, переминаясь с ноги на ногу. Все-таки чувствует небольшую вину за опоздание, но смотрит на подругу и затем крепко обнимает ее в знак приветствия. — Привет, Арсюшка, — хихикая, здоровается Оксана, легонько давая ему в лоб своей ладошкой. — Вот когда ты перестанешь опаздывать, друг мой? — Привет, Оксан. Ну прости, я не хотел из квартиры сегодня выходить… — снова вздыхает, отстраняясь. — Зачем ты меня вытащила в такой мороз на улицу? Что мы будем делать? Даже в снежки не поиграешь, снег совершенно не липкий. — Блин, Арс, ты как дед старый, честное слово. Сплошная депрессия от тебя исходит. Скоро Новый год, праздник, между прочем, а я более чем уверена, что у тебя дома перекати-поле вместо украшений! Так нельзя! И я не хочу слышать то, что Новый год ты один праздновать хочешь, ибо как его встретишь, так и проведешь. Ну уж нет, этот Новый год будешь с нами праздновать и точка. Пошли, а то я примерзну к земле, — Арсений снова и слова сказать не успел, но он к этому давно привык, поэтому без каких-либо вопросов идет за лучшей подругой. Куда она пошла, к кому, зачем — непонятно, но в принципе, это и не столь важно. Вдруг случится новогоднее чудо и Попов встретит свою душу? Во всяком случае, надежда на это есть.       Выходят из двора, и сразу открывается чудесный вид на украшенный город. Везде так ярко, атмосферно и чудесно, что поднимается настроение. Попов с приоткрытым ртом по сторонам смотрит, удивляясь всему этому. Улыбается, забывая на секунду обо всем, но в реальность возвращается быстро, замечая крылатых, в числе которых и Окс. Мотает головой, замечает уже другую остановку — прохожие откровенно пялятся на Арса, обсуждают его, кидают некие соболезнования, хотя никто и не умер. Злится, руки в кулаки сжимает и глаза прикрывает. Оксана это естественно замечает, поэтому подходит к другу, кладет бережно руку на плечо и шепчет, что все хорошо, но все точно не хорошо. Эти чертовы люди будто корочку с огромной раны Арса сдирают, глумясь и специально издеваясь при этом.       Больно, действительно больно. — Окс, давай я пойду домой? Там мне самое место… — злость быстро сменяется на разочарование и отчаяние, отдавая чем-то неприятным в груди. — Арсюш, пожалуйста, не обращай внимания. Они просто тебя не понимают, а я понимаю. Пойдем лучше в кофейню? Недавно новая открылась, у меня университетский друг там бариста теперь. Я тебя угощу твоим любимым карамельным рафом, только не расстраивайся, пожалуйста, — девушка коротко чмокнула Арса в щечку, встав на носочки и кое-как дотянувшись в принципе. Это вызвало совсем слабую улыбку, но это уже прогресс!       Глубоко вздохнув, Арсений не торопясь пошел рядом с подругой, где-то в глубине души снова на что-то надеясь. Путь не сказать, что близкий, но выбор все равно пал на прогулку пешком, хоть и в мороз. На улице действительно было красиво, что потихонечку заставляло новогоднее настроение и ощущение предстоящего праздника прийти к Попову. В детстве мужчина очень сильно любил Новый год, да и сейчас тоже любит, но утаивает это где-то в глубинах себя, не давая волю положительным эмоциям, а без них, все же, никак не обойтись. Оксана заметила лавку с новогодними товарами и сразу широко заулыбалась. Еще с того же детства она помнит про любовь друга к ночникам в виде елок, поэтому хватает Арса за руку и тащит прямиком к ним.       Арсений толком-то и не понимает куда его тащат, но покорно идет следом, загораясь детским интересом. Судя по обстановке, понимает, что они в маленьком магазинчике с различными новогодними штучками. Сразу оглядываться начинает, чуть улыбается и елочки свои выискивает. Их находит мгновенно и улыбается так широко, что аж щеки болят с непривычки. Наблюдает, как Оксанка один ночник хватает, на кассу идет и оплачивает его. Начинает понимать, что скорее всего, подруга купила ему ночник в качестве подарка, от чего становится как-то неловко, и Попов смущаться начинает. Девушка к Арсу подходит, с улыбкой вручает ему ночник, а после обнимает. — С наступающим, Сенька. Давай, улыбайся почаще, тебе очень идет улыбка. — Ох, Окси, ну зачем? Спасибо большое, мне приятно, — снова улыбается, чмокает подругу куда-то в висок. Окс сама улыбается широко, вынужденно отстраняется и покидает магазинчик, кинув напоследок продавцу поздравление. Арсений стоит недолго, следом идет, тоже поздравив продавца с наступающим праздником.       Пока друзья были в магазине, на улице уже успел пойти слабый снег, от чего настроение, как ни странно, поднялось. Все вокруг невероятно потрясающее. Потрясающий город, атмосфера и подарочек в виде ночника. Такая мелочь, но такое приятное тепло разливается на душе. Может, Оксана права, и шансы есть? Вдруг случится чудо? Вдруг действительно нужно перестать продолжать падать на дно, найти в себе силы взлететь без крыльев и обрести их в полете к собственному счастью? Замечательный настрой и план на жизнь. С таким можно и горы свернуть. Прокрутив все это в своей голове еще раз, Арс буквально оживляется на глазах. Оглядывается, смотрит с улыбкой на все и всех, включая Окси, хватает подружку за руку и бежит куда-то вперед. — Арсений! — Суркова от такой резкой перемены в друге лишь звонким смехом заливается, догоняя его. Вот такой Попов ей нравится раз в сто больше. — Куда мы бежим? — Искать мое потерянное счастье, Окс. Искать потерянное счастье! — внутренний компас будто направляет Арсения туда, где он обязательно найдет свое счастье. Почему-то та кофейня, про которую говорила Оксана, по ощущениям для него станет началом чего-то нового. Так ли это на самом деле? Никто не знает, но никто и не запрещает в это верить. Пускай Арс ошибется, пускай там не будет того, кто станет для него личным ангелом, но поиски он не прекратит. Хватит с мужчины этого пессимизма. О новой кофейне Попов слышал, вроде попался пост об этом в новостной ленте. Промелькнула мысль посетить данное заведение, но будучи в глубокой жопе, не было сил банально по квартире передвигаться. Однако сейчас туда начинает рваться душа. Необычное и крайне спонтанное ощущение. Окси будто чувствует это, отчего расцветает сама.       Бежать туда не сказать, что долго, но и не сказать, что в пешей доступности от метро. Ладно, от метро оно действительно в пешей доступности. Не суть важно. Друзья бегут туда, парируя между ошарашенными прохожими, не понимающие всю важность данного действия, а оно действительно важное. И наконец-то вдалеке виднеется желанная вывеска «Loft Coffee». Сердце бьется бешено. Возможно, это из-за длительного бега, возможно, из-за приятного предчувствия, а возможно — все вместе. Тяжело понять.       Арсений тормозит в считанных метрах от входа. Что-то внутри разгорается ярким пламенем. Вот будто оно, будто именно здесь и сейчас случится невероятное. — Идем? — отдышавшись, Окси легким движением руки приводит в порядок свою прическу. Магия, не иначе. Поглядывает на стоящего друга, который смотрит с такой невероятной надеждой в глазах на вывеску и улыбается. Чудесное зрелище, даже завораживающее. — Давно я не видела искры в твоих глазах. Они вновь сияют, как прежде, и это прекрасно. — Идем, — на слова подруги Арс лишь улыбается шире. В нем как-будто включили свет резким движением, ослепляя всю ту нечисть, живущую с ним по соседству последние годы. Забытое чувство и желанный свет. Можно было бы сказать, что в конце тоннеля, но это звучит как-то совсем печально. Сделав глубокий вздох, мужчина поднимается по лестнице и, встав возле входной двери, открывает ее, пропуская вперед девушку, как истинный джентельмен.       Оксана слегка кланяется и, тихо посмеиваясь, заходит в теплое помещение. Следом за ней заходит и сам Арсений. От резкой смены температуры по телу пробегаются мурашки, что заставляет вздрогнуть. Друзья оглядываются, замечая великолепной атмосферности интерьер. Все действительно в стиле лофт, а в совокупности с новогодними украшениями все выглядит настолько волшебно, насколько можно себе представить. Однако главным составляющим всего этого великолепия являются посетители кофейни. Зал наполняет красота разнообразия крыльев. Счастливые пары болтают на самые различные темы, неторопливо попивая кофе. Кто-то обнимает крылом свою родственную душу, а кто-то сидит один за ноутбуком, нервно печатая что-то. Арс оглядывает зал с неподдельным интересом, впервые за долгое время не чувствуя себя лишним, и, найдя столик на двоих у окна, топает туда, а Оксана лишь идет следом. У стола Попов снимает куртку, после чего вешает ее аккуратно на вешалку, затем повторяет действие с курткой Сурковой.       Усевшись, Арс вновь оглядывает зал, подмечая, что все находящиеся имеют крылья. В душе совсем немножечко колет, но ведь это был только зал. Сделав новый глубокий вдох, Арсений переводит взгляд за барную стойку. Там стоит невысокая девушка и рядом с ней невысокий парень в очках. У обоих крылья. Но ведь что-то же сюда тянуло! Не может быть так, что это лишь очередная ложная надежда на счастье. Неужто сейчас был финальный гвоздь в крышку гроба?.. Улыбка с лица не сходит, но меняет свое настроение, что естественно замечает девушка. — Арсений, твою мать, ты серьезно?! Ты так загорелся надеждой, а теперь все бросаешь при неудаче? Да, она не первая, да и не факт, что последняя. У тебя одна жизнь. Как ты хочешь ее провести? Извиняясь? Сожалея? Ненавидя себя? Задавая вопросы? Бегая за теми, кому на тебя все равно? Будь храбрым, верь в себя. Делай то, что считаешь нужным. Рискуй! Попов, у тебя одна жизнь. Не допускай того, чтобы в твоем сердце умирала надежда! — Оксана кидает на друга недовольный взгляд с нотками злости, после чего встает и уходит делать заказ, оставляя мужчину наедине с собой.       Докатился… Умудрился вывести из себя ту, что всегда излучала лишь свет и позитив. А ведь она права, в каждом своем слове, блять, права. Кто он такой, чтобы вести себя как неизвестно кто, теряющий надежду от любого поражения? Так ведь действительно нельзя. Окси же тем временем тщательно рассматривала меню напитков, висящее на стене, как вдруг из служебного помещения вышел зевающий Антон. Покурил — и теперь снова можно работать. Сходу замечает университетскую подругу и с довольной улыбкой подходит к ней принимать заказ. — Мадам, чего желаете? Сегодня на повестке дня авторское меню. Сам сочинял три ночи, — Шастун стоит довольный, склонив голову набок, и на девушку поглядывает. — Так и знала, что увижу тебя сегодня, — Оксана мигом оживает и с ответной улыбкой смотрит на бариста. — Прям три ночи? Ну давай, вещай, что надумал. — Да, три ночи. Не спал, не ел, на лицо невеселый ходил. Я расщеплял материю задницей, я видел космос, не покидая Землю. Мешал все со всем. Одним словом — творил. Я бы тебе посоветовал глинтвейн сакура с черешней. У нас его прям раскупают бешено. Ну, или глинтвейн виноград с ежевикой. Второе по продаваемости. Если хочешь просто кофе, то любой на твой выбор, даже то, чего у нас в меню нет. Я все еще экспериментирую. — Видел он космос, не покидая Землю, — Окс всегда любила и до сих пор любит манеру общения Антона. Тот как скажет, так в памяти еще долго сидит. — Давай мне тогда большой глинтвейн виноград с ежевикой и большой раф с обычной карамелью, — на этих словах она повернулась в сторону сидящего за столом Арсения, который все еще размышлял о том, что сказала ему девушка, смотря куда-то в пол. После, повернувшись обратно к бариста, она заметила до сих пор отсутствующие крылышки. Им двоим по 29 лет, однако Шаст, как видно, не глушит горе алкоголем и вполне счастливо живет. — Понял. Ты не одна, как я вижу? — Антон сам поворачивается в ту сторону… Внутри необычно екает. Этот мужчина вызывает странные ощущения. Сразу в глаза бросается то, что не он один тут без крыльев. Просит напарника сделать заказ, а сам кивает подруге в сторону двери в служебное помещение и уходит туда. За ним же и топает Оксана. — Что случилось? — Суркова встает возле и с непониманием смотрит на высокого друга. — Кто это? — в душе у Шастуна до сих пор то странное ощущение. Никогда прежде он такого не испытывал… — У него тоже нет крыльев. — Арсений, мой очень давний друг. Через три месяца ему 35 лет и я не знаю, что сделать, кому душу продать, лишь бы он был счастлив… Я переживаю за него и за его подавленное состояние. С каждым днем надежда умирает в его глазах. Буквально минут 30 назад он бежал сюда с невероятной надеждой, но теперь снова сидит поникший от всех крылатых здесь. Что-то его тянуло сюда. Я такое впервые вижу, ведь нам с детства говорили, что это просто спонтанно происходит, а тут будто магнитом притягиваться начал, — Окси лишь тихо вздыхает, чувствуя некую вину за то, что накричала и, кажется, усугубила ситуацию. Однако ситуацию она только улучшила, даже не догадываясь об этом. — Нихера себе. Я думал, что один такой остался, которому почти 30, а за спиной ничего. Я даже не догадывался, что где-то в этом городе живет настолько отчаявшийся человек. Это, наверно, так больно осознавать, что ты, вероятнее всего, будешь один до конца своих… — Окс, я тебя поте…       Взгляд глаза в глаза.       На пол падают стаканчики с напитками.       Дыхание останавливается. — дней… — рял…       Антон с замиранием сердца смотрит на Арсения. Арсений с замиранием сердца смотрит на Антона. Область лопаток полыхает огнем у обоих. Неужели чудо все же случается? Неужели спустя муки долгих ожиданий они нашли друг друга, и Арса не просто так именно сюда тянуло? Это... это просто немыслимо и невероятно. — Да ладно, блять? — Оксана ошарашенно смотрит на двух своих друзей, чуть приоткрыв рот, не сдержав мат. У нее была мысль познакомить их когда-то, но девушка откинула ее, думая, что все равно не выйдет ничего, но как же она ошибалась.       Парни стоят, смотря друг на друга, и чувствуют, что нечто родственное связывает их, что внутри рождается полная гармония, а недостающие частички складываются в красивый пазл. Вокруг ничего, только они и полная идиллия. Настоящее, мать его, новогоднее чудо! На лицах обоих медленно появляются легкие улыбки, а на душе так спокойно и легко. То самое жжение ушло далеко на второй план, если не на третий. Сейчас важно совершенно иное. — Арсений, — Попов первый решает представиться после нескольких минут молчания и протягивает руку вперед. — Антон, — Шастун будто бы зеркалит его. Выглядит как маленький котеночек, от чего Арс улыбается шире. Оказывается, его счастье — самое прелестное кудрявое создание с неимоверно красивыми зелеными глазами. Пожав руки в знак знакомства, ощущения чего-то неизвестного ранее усилились в сотни раз. — Встретимся после смены? Нам столькое предстоит узнать друг о друге. Я не хочу, чтобы эти эмоции заканчивались. — Обязательно встретимся. Я искал тебя так долго, что больше никогда в жизни не посмею оставить любую попытку встретиться вновь, — еще один взгляд, прежде чем Суркова утащила друга на улицу, извинившись за инцидент с напитками. В любом случае все прекрасно поняли ситуацию, а сменщики Шаста даже сами вызвались убраться, просто радуясь за него.

***

      Оставшиеся дни до главного праздника года пошли, как мгновение. Арсений долго приходил в себя после встречи, а уже после смены, как и обещал, встретился с Антоном. Они гуляли до самого утра, рассказывая о себе так много, что и представить сложно. Настолько счастливыми они не были невесть сколько лет, зато теперь у них началась новая жизнь. Парни прекрасно знали, что нужно сделать для появления крыльев, но все равно не спешили никуда. Они пришли к выводу, что сначала полноценно проживут стадию до отношений и первого поцелуя.       Совместные простые прогулки, полноценные свидания, ночевки друг у друга под теплым пледом с горячим какао и за просмотром новогодних фильмов по телевизору. Антон помогал украшать квартиру Арса, откуда-то припер живую елочку, а ночник, подаренный Оксанкой, стоит на тумбочке рядом с кроватью и приятно освещает ее, лишь напоминая о том дне, когда эти двое обрели свое счастье. Больше в квартире Попова не веяло кромешным одиночеством, больше в ней не витал запах алкоголя, лишь яркие гирлянды, предновогодняя суета и двухметровое чудо рядышком. Лопатки все так же полыхают, но не так сильно, как раньше. Счастливые парни живут в ожидании того самого момента.

***

31.12.21

23:54

— Так, почему шампанское еще не открыто? Сейчас начнут речугу вдохновляющую толкать, — Оксана бурчала на всех, кто был в квартире, поправляя вечно спадающие рожки оленя. Новый Год решили праздновать в квартире у Арса. Хоть компания и всего из четырех человек, этого более, чем достаточно. — Да открываю я, открываю! — муж Окси бурчал на девушку в ответ, что у парней не могло не вызвать смешок. Открыв бутылку, Леша почти до краев наполнил четыре бокала и сразу после, по телевизору президент начал свою речь.       Все стояли и внимательно слушали, не произнося ни слова. Пять минут прошли быстро, и вот они, заветные куранты. Арсений оглядывает всех присутствующих, после чего с влюбленной улыбкой останавливает взгляд на Антоне. Шаст снова зеркалит его, прям как в тот самый день. Звучит двенадцатый курант. — С Новым Годом! — кричат все в один голос, чокаются бокалами и выпивают содержимое до дна. Поставив бокалы на стол, Арс принимает совершенно спонтанное решение. Вновь смотрит на Шаста, подходит почти вплотную и со всей нежностью целует его, аккуратно накрыв ладонью его щеку. Было ли это неожиданно для Шастуна? Безусловно. Ответил ли он на поцелуй? Конечно же, ответил, а считанные секунды спустя…       Парни в миг отходят друг от друга и, по возможности, подальше от стола. Сильная боль пронзает спины. Боль эта куда сильнее, чем должна была быть, но вдруг она стихает так же резко, как и появилась. Леша с Оксаной молча стоят, не зная, какую эмоцию использовать, ведь прежде никогда не случалось то, чему только что они стали свидетелями. Теперь в этом мире стало на двоих крылатых больше, однако эти двое стали больше, чем просто парочка с уникальными крыльями. Объяснения произошедшему не было, нет и вряд ли будет, потому что еще никогда прежде у соулмейтов не было по три пары крыльев. Три, мать их, белоснежных пары крыльев. Придя немного в себя, парни посмотрели друг на друга с огромным удивлением. Три. пары. Крыльев. Пиздец. Люди с одной не всегда управляются, а тут три! Антон с Арсением изначально отличались от мира, но теперь о них будут писать в учебниках истории и слагать легенды. Невероятно… — Грезил я мечтой о простой и одной паре крыльев, а получил три. Шесть крыльев за спиной. Это немного тяжеловато, — пребывая еще в шоке, Попов подошел к хрупкому на вид Шастуну, у которого, кажется, сейчас спина на атомы распадется. Он приобнял парня таким образом, чтобы ему стало полегче. — Как же я тебя понимаю. Зато теперь я счастлив, как никогда раньше, ведь помимо этих крыльев у меня есть такой прекрасный ты. Я люблю тебя, Арсень, — Антон обнимает Арса в ответ, впутывая пальцы в перья чужого крыла. — А я, Тош, люблю тебя. С Новым Годом, ангел.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.