Пикник в лесополосе

Слэш
NC-17
Завершён
311
Размер:
18 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания автора:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
311 Нравится 26 Отзывы 61 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Слушай, а ты уверен, что нам понадобится дробовик? — уточнил Гром, заглядывая в чëрную походную сумку Волкова. Олег спрятал в ботинках ножи и упаковал пару тазиков салата от тëти Лены. — На всякий случай. — Мышей стрелять? — ухмыльнулся Игорь, трамбуя на дно рюкзака контейнер с маринованным мясом для шашлыка и фольгу. — Ой, иди ты, — отмахнулся Волков и напомнил. — Помидоры черри не забудь. — А, точно, — Гром полез в холодильник. Они решили укатить на пикник, пока Разумовский уехал в Москву для личной встречи с руководителем фирмы конкурента. Судя по тому, что он захватил огнемëты, встреча должна была оказаться тëплой. Поначалу, Игорь собирался проторчать на работе с субботы по воскресенье, но Олег сказал всуе про шашлыки и дядя Федя загорелся идеей отправить Грома восвояси. Гром вздохнул, не то чтобы он был против смены обстановки, просто не понимал, когда Прокопенко и Волков успели так спеться. Впрочем, у Олега был какой-то врождëнный талант входить в круг доверия, а также упëртость и решительность. Он просто ставил перед фактом, и вот — Игорь уже ехал в чëрном хаммере навстречу лесу, шашлыкам и деревянному домику рядом с речкой, где разрешил им пожить сослуживец Волкова. — Игорëк, посмотри, в бардачке не осталось кофейных конфет? Гром полез шариться в нише, но нашëл лишь пару фантиков, которыми махнул перед носом Олега. — Тц, Серый всë сожрал, — печально вздохнул Волков, выруливая на трассу. — Заедем на заправку и возьмëшь себе кофе, — успокоил Игорь, засовывая фантики в карман, чтобы выкинуть, когда представится возможность. — А ты чего-нибудь хочешь? — Олег кинул на Грома вопросительный взгляд. Тот только пожал плечами и, закрывая бардачок, заметил несколько бумаг, на которые обратил внимание в силу привычки, отмечая, что это анализы на ИППП. — Ты проверялся? — с нотками удивления спросил Игорь. — Ну да, — отозвался Волков. — Проверяюсь каждые пол года, как и Серый. Это ты у нас стабильно в больнице с ранениями раз в месяц, так что мы в курсе всех твоих показателей. — Становится понятна фраза Серёжи, когда я предложил сдать анализы перед половым контактом. Олег мягко рассмеялся. — Мы уже были в курсе не только твоего здоровья, но и шрамика на ягодице, который ты получил, жахнувшись с крыши, судя по мед карте. — На самом деле это была неудачная драка с приземлением задницей на штырь. — Твоя пятая точка имеет к этому слабость, — хмыкнул Волков, за что бы получил тычок под рёбра, но его спасло то, что он вёл автомобиль. Мягкая езда Волкова успокаивала и захотелось немного вздремнуть. Вчера он спешно закрывал непростое дело, а затем Олег поднял в шесть утра, начав в своей привычной манере уговаривать Игоря подняться с кровати. В ход шли холодные руки и колкая борода. Бодрость была обеспечена. Вот только поднять поднял, а разбудить забыл, и Гром мученически зевал чуть ли не на каждом повороте. — Ничего не хочу, — мотнул головой Игорь и снова зевнул. — Слушай, я посплю немного, пока на заправку не приедем. — Дерзай, работяга, — нежно хмыкнул Волков, погладив Грома по колену в приятной ласке. Игорь настроил сидение так, чтобы практически лежать и почувствовал, как в него кинули плед. Губы против воли растянулись в улыбку, и он накрылся пледом не раскрывая глаз. И Сергей, и Олег проявляли к Грому не меньше заботы, чем чета Прокопенко, и это ощущалось немного странно. Инородно что ли, словно нечто не подходящее к нему. Просто Игорю было необычно то, что кто-то предугадывал его потребности и делал в общем-то обычные для других людей вещи, к которым Гром был морально не готов. Так получилось, что текущий год оказался невероятно насыщен на знакомства и у Игоря за всю жизнь не было столько товарищей, как приобретённых за этот год. Дима Дубин поначалу казался несмышлëным зелëным юнцом. Доставучим и неуклюжим. Но на проверку парень оказался честным, умным, упорным и мягким. Терпение и мягкость помогли ему в общении с Игорем завоевать место аккурат рядом с сердцем. Юлия Пчëлкина брала нахрапом и к этой девушке никто не мог оставаться равнодушным. Она была яркая и упëртая как бульдог. Хватала зубами сенсацию и не отпускала, пока не получала желаемого качественного репортажа, чуть не убившись в процессе. Игорь и Дима уже привыкли держать девушку на связи и на подстраховке от греха подальше. Юльке было плевать на то, что Гром не социален. Она вошла в его жизнь и не заметила, как расположилась с уютом и достоинством, принимаемая и в два часа ночи, и в шесть утра. Кирилл Гречкин стал занозой в заднице, которую и с пинцетом не вытащишь. Парень был тем ещë кутилой и вертел средствами своего папочки, как хотел. Игорь не раз запирал его в камере вытрезвителя и всë управление наблюдало аншлаг, который создавал дуэт Игоря и Кирилла, собачащихся настолько колоритно, что даже дядя Федя хихикал, устраиваясь поудобнее с чашкой чая на пороге своего кабинета. Поворотным моментом в их отношениях стало происшествие с Лизой и Лëшей Макаровыми. Дети едва не угодили под машину Гречкина, но тот успел вильнуть в сторону, несмотря на алкогольный угар. Гром в тот вечер так орал на Кирилла, что сорвал голос, зато взял под заверенную юристом подпись — согласие на принудительное лечение от алкогольной зависимости. Игорь пихнул пацана в служебный автомобиль и отвëз в платную клинику, потому что в бесплатную Кирилл плюнул словами: «Чувак, я лучше в твоей ментовской конуре на полу спать буду, чем в эту сральню сунусь!». Такого добра Игорь в своей квартире видеть не хотел и состояние Гречкина-старшего сыграло решающую роль. Всеволод не хотел публичности и отслюнявил столько, сколько нужно, лишь бы Гром позаботился о том, чтобы Кирилл сидел ниже травы, тише воды. С Юлей, Димой и Кириллом майор чувствовал себя отцом-одиночкой, у которого в семье что ни день, то сенсация. То Пчëлкину вытаскивал из лап наркоторговца, то Димку за шкирку оттаскивал от Цветкова, который неосторожно пошутил насчëт его, Грома, куртки. То давал леща ухажëрам Гречкина, который физической силой не отличался и был чересчур острым на язык. Тëтя Лена на жалобы Игоря лишь умилëнно улыбалась, подкармливая всю честную компанию после очередной вакханалии, в которую вляпался один из них, да дядя Федя в усы посмеивался, мол, Гром как был бобылëм, так им и оставался, зато детьми обзавëлся под завязку. Серëжа оказался неожиданностью во всëм. Стоило ли напоминать, что он миллиардер? Игорь пытался мерить его по шаблонному мерилу популярного, известного и богатого человека, но с треском провалился. Они познакомились, когда Гром работал над делом Чумного Доктора, и искал неизвестного поджигателя и убийцу буржуазного слоя населения. Считалось, что дом человека — отражение его сути, а кабинет Разумовского был великолепен, красив, просторен и казался несоразмерно большим в сравнении с фигурой Серëжи, нервно заламывающего пальцы и смотревшего на Игоря огромными испуганными глазами. Дисбаланс задел чутьë Грома, как задевал мотылëк клейкую паутину неосторожным взмахом крыла. Олег Волков, который зашëл в кабинет к Сергею чуть позднее, на первый взгляд показался верным солдафоном, лишëнным собственных чувств и эмоций. Мрачные серые глаза Волкова отслеживали каждое движение Игоря и держали в напряжении весь остаток встречи. В течение расследования Гром не раз мотался в башню, но не по собственной инициативе. Разумовский серьëзно подошëл к вопросу помощи в расследовании и подрядил свою ИИ собирать подозрительные данные, связанные с действиями банд Чумного Доктора. Таким образом Сергей хотел выйти на их идейного лидера, но в итоге Игорь закрыл несколько наркопритонов и повязал банду грабителей, заработав поощрение от начальства в виде премии. Разумовский очень старался, Гром это видел, но что-то вертелось на краю сознания лëгкой паранойей и Игорь не был бы майором полиции, если бы не прокопал в этом направлении. В какой-то момент Гром пожалел, что вообще начал копать, и что познакомился с Сергеем и постепенно проникся им, а также его молчаливым лучшим другом. Олег защищал Сергея от всего, но только от самого Разумовского не смог, и у Игоря на руках было дело о пяти трупах чиновников, которые выпили у простых людей много крови. Гром, к сожалению, понял, кто за всем этим стоял. А дальше был отпуск по собственному желанию, который выписал удивлëнный Прокопенко, и последовали все стадии принятия. Отрицание сверлило череп, упорно отказываясь верить в доказательства, добытые в детском доме и осколками собранные во время общения с Сергеем. Хотелось приехать в башню, спросить в лоб, но Игорь раз от раза давал по тормозам, в глубине души боясь оборвать последнюю надежду. Гнев разъедал всë внутри, заставляя Грома избивать боксëрскую грушу голыми руками до шумного падения с глухим ударом в пол. Задыхаясь от поднятого в воздух пыльного облака, Игорь думал, что это ничто в сравнении с тем, как больно и горько ему становилось из-за осознания причастности Разумовского. И, что весьма вероятно, Волкова, который в каждый приход Грома умудрялся приготовить то шарлотку, то салат, а однажды, после того как услышал, что Игорь обожает шаверму, собственноручно сделал невероятную вкуснотищу. Игорь тогда три штуки слопал и думал, что помрëт от количества съеденного. Серëжа только посмеивался, уминая свою порцию и поглядывая то на Олега, исподтишка наблюдающего за майором, то на довольного сытого Грома своими умными синими глазами. В ту ночь Игорь ночевал в башне, и вряд ли сможет забыть крепкие руки и контраст своей кожи с молочной и загорелой, запах огненных волос и мягкость чëрных коротких, которые было так удобно зажимать пальцами. Торг проходил под осаждающие телефон Игоря звонки от Юли, Димы, Кирилла и Серëжи, но Гром притворился, словно уехал за город и оставил телефон в квартире, не отвечая на звонки и настойчивый стук в дверь. В конце концов именно эту байку он скормил дяде Феде, чтобы они с тëтей Леной не волновались. Игорь был не в том состоянии, чтобы общаться с кем бы то ни было, но возможно это было ошибкой, потому что следом накатили апатия и депрессия, которые жрали Грома заживо. Когда Игорь собирался пойти в магазин, так как закончились даже крупы, дверь без предупреждения распахнулась и внутрь вошëл разозлëнный Волков с охапкой отмычек в руках. Гром аж подавился возмущением, выглянув из кухни. От кулака, летящего ему в лицо, спасла лишь скорость реакции, выработанная ещë в учебке, но чашка, из которой Игорь хотел попить чаю, пала смертью храбрых, разбившись на множество осколков. Гром приготовился обороняться, но был сжат в медвежьи объятия и прижат к столешнице. Олег тыкался носом в его шею и тяжело дышал от злости и облегчения. Поцелуи обожгли кожу, оставляя мокрое чувство обиды и несправедливости. Волков не мог не знать, что Сергей убийца. Принятие накрыло его уже по пути в башню «Vmeste», куда его вëз Олег, не слушая возражений. Игорь чувствовал себя слишком уставшим и разбитым, изъеденным грузными мыслями, чтобы продолжать возмущаться. Он уже не интересовался тем, что его ждëт и бледный Разумовский с синяками под глазами вызвал всë то же чувство участия, что и до того, как Гром выяснил личность Чумного Доктора. У Серëжи была покорëженная психика и детские травмы. У Олега была болезненная привязанность к Разумовскому и море нерастраченной любви, в которую утянуло и Игоря, в глубине души нуждающегося во внимании, как никто другой, будучи невероятно ранимым. Если убрать панцирь из хмурой рожи и привычки жить со словами: «я сам со всем справлюсь, мне никто не нужен». Разумовский променял костюм Чумного Доктора на майора Игоря Грома, оставив себе лишь огнемëты и заказав бронежилеты нового поколения для всех троих. Гром очнулся от сонных воспоминаний и посмотрел в окно, где с его ракурса виднелась лишь вывеска круглосуточного магазина. — Игорëк, тебе взять что-нибудь? — Машина аккуратно остановилась возле заправки и Волков достал бумажник. — Просто возьми чего-нибудь поесть и сок. — Хорошо. Дверца аккуратно закрылась, хотя Гром по привычке ожидал громкого звука, который бывает в дешëвых и старых автомобилях. Про хаммер такого сказать было нельзя. Олег любил удобство и комфорт, но в отличие от Сергея был равнодушен к искусству. Грому казалось, что сам Волков был предметом искусства, созданным из холодной стали, и только приблизившись к нему, чувствовался жар кузни, в которой его ковали. Олег был тëплым и комфортным, в отличие от вечно мëрзнущего Разумовского. Игорь ухмыльнулся, вспоминая, как они провожали Серëжу в аэропорт и тот предложил лететь с ним. Грому казалось, что если бы Разумовский не арендовал самолëт, то предложил бы им залезть к нему в багаж. Самое забавное, что и он и Олег могли бы согласиться. В окно постучали и Игорь насторожился, резко подрываясь с откинутого сидения. Он расслабился, заметив Волкова и открыл дверь. — Держи, — Олег передал Грому сок и пакет с тëплыми пончиками. — Спасибо, — Игорь сразу полез носом в пакет, вдыхая запах сладостей и Волков не сдержался, притянув к себе и оставив поцелуй в помятые со сна волосы. Гром миролюбиво разворчался: — Только разборок с местной гопотой нам не хватало. — Расслабься, у нас тачка приметная, хрен кто сунется. — Олег напоследок пригладил Игорю волосы и зыркнул на пялящегося на них автомобилиста. Мужчина дëрнулся, вытащив шланг и пролив бензин себе на ботинки. Он спешно отвернулся, бормоча себе под нос. Когда машина тронулась, Гром протянул Волкову надкушенный пончик и тот придержал его руку пальцами, чтобы вгрызться в сладкий бублик, не отрываясь от дороги. — Нам сколько примерно ехать? — спросил Игорь, возвращая руку и доедая сладкую выпечку. — Часа полтора примерно, места дальние, зато и грибов, ягод много. Даже поохотиться можем, если захочешь. Вадик говорил, что где-то ещë удочки со снастями припрятаны и взрывчатка. Гром поперхнулся и закашлялся. — Мы точно отдыхать едем, а не на спецоперацию? — Вот только не ври, что сильно расстроишься, если да, — ухмыльнулся Олег. — Так, — начал Гром, но Волков поспешил его успокоить. — Шучу я, расслабься. — А взрывчатка? — напомнил Игорь. — Для рыбалки и так, мало ли. — Пипец, — заключил Гром, пытаясь предположить что за «мало ли» возможно в паре сотен километров от Санкт-Петербурга. Ощущения подсказывали, что это могло быть что угодно, начиная от медведя шатуна, заканчивая наëмниками. — Игорь, — позвал Волков и положил свою тëплую ладонь на его колено. — Всë будет хорошо. — Мне просто до сих пор не верится в происходящее, — внезапно прорвало Грома. — Ну, между нами тремя. — Для нас с Серым с самого начала было понятно, что ты подходишь. — Чему подхожу? — Нам. — Ты это решил до того, как я понял кто Чумной Доктор или после? — хмыкнул Игорь. — До, — припечатал Олег. — Почему? — вырвалось у Грома. Волков бросил на него непонятный взгляд и снова вернул внимание к дороге. — Это ощущается на глубинном уровне, а как нечто осознанное оформлялось постепенно. К тому же, ты понравился мне. — Как это понимать? Олег вздохнул и начал объяснять. — Обычно Серый интересовался кем-то и мы экспериментировали. В этот раз всë было несколько иначе. Ты понравился и мне, и Серëже, но отнëсся к нам одинаково настороженно и, как бы это сказать, — Волков задумался, подбирая слова. — Воспринимал нас, как единое целое, а не как миллиардера и его телохранителя. Дальнейший путь они провели в молчании или обсуждая недавние события на работе и в башне. Дорога успокаивала и Гром снова задремал, чувствуя себя в безопасности рядом с Волковым. Когда его потрясли за плечо, Игорь вообще не понял, где он и что происходит. Лишь спустя пару мгновений до его мозга дошло, что они приехали на место. Выйдя из машины, Гром потянулся, распрямляя затëкшую спину и ощутил, как его обняли со спины поперëк живота. Игорь наклонил шею, чтобы Олег мог пристроить подбородок и прикрыл веки, вдыхая свежий лесной воздух. Вокруг раскинулся высокоствольный лес, в который уходила песчаная дорога. По ней и ехал их хаммер. Впереди был высокий забор и виднелся внушительный деревянный дом из толстых брусьев. Где-то вдалеке кричали кукушки, переругиваясь на два голоса. — Кукушка, кукушка, сколько мне лет жи…— договорить детскую шуточную забаву Гром не успел, прерванный широкой ладонью, опустившейся ему на рот. — Не надо, — с глухими стальными нотками пригрозил Волков, в ответ почувствовав нервный смешок. — Не будь суеверным, — пробормотал Игорь, когда Олег убрал руку. — Не шути так — и не буду. На войне со смертью не шутят. Гром повëл плечом, но не стал напоминать, что они не на войне. У каждого свои тараканы. С провиантом и вещами разобрались довольно быстро, перетаскав всë на прохладную кухню. Олег сбегал к бане за дровами и начал топить печь, которая благодаря расположению могла протопить оба этажа и даже чердак — на него Игорь не преминул залезть, осматривая всë кругом. На чердаке пахло травами, развешанными под потолком: зверобоем, мятой, тысячелистником, и стояли банки, от которых тянуло сладковатым запахом. Гром присмотрелся и различил буквы, которые складывались в слово: «мëд». Пройдя в глубь, Игорь нашëл мешки с одеждой, армейские ящики и какие-то закрытые сундуки. Вспомнив слова Волкова про взрывчатку, лезть в них Гром не решился. Спустившись вниз, Игорь ненадолго залип, глядя в окно. Всë-таки природа тут была потрясающая. Ранняя осень окрасила все лиственные деревья лëгкой позолотой, отделяя от вечнозелëных сосен и елей, а мягкое солнце окутывало пейзаж тëплым заревом. — Нравится? — Голос Олега раздался внезапно, но Игорь лишь кивнул. — Тогда прогуляемся? — Кажется, ты говорил что-то про грибы. — Лучше с утра, а сейчас можно сходить к озеру за деревней. — Тут есть деревня? Волков хохотнул, утягивая Грома к выходу. — Ну, я же тебя не совсем в глушь привëз. — Кто тебя знает, — Игорь обнял его в ответ и они пошли к калитке. Олег позвенел ключами и подхватил чëрную сумку, где Гром видел утром оружие и часть блюд от тëти Лены. Игорь встал подальше, замечая лëгкий дымок, поднимающийся из их трубы. — Это ничего, что ты печку оставил? — Там уже всë прогорело, пока ты по дому скакал. Гром достал мобильник и присвистнул. Была половина четвëртого. Быстро, однако, время пролетело. Олег вновь притянул его к себе и Игорь убрал телефон в карман бомбера. С Разумовским он постепенно привыкал таскать молодëжные вещи, удивляясь их удобству. Бродить вместе по протоптанным просекам удивительно успокаивало. Они вышли к деревне, где то тут, то там попадались отдельно стоящие строения или несколько домов впритык. От них шуганулся рыжий кот и Волков предложил поймать его на шаверму, за что получил ощутимый тычок под рëбра. Пройдя до высоких тополей, они заметили на лавочке около колодца несколько бабушек, с которыми Гром по привычке поздоровался, но те прищурились на незнакомцев и громко зашептались. — Тëмные люди, — тихо фыркнул Олег и Игорь дëрнул уголком губ в намëке на улыбку. Тут можно было не стесняться проявлять нежности, в отличие от Питера, где любая собака их в лицо знала. Опасаться опасались, но вот лай поднять могли на весь город, а кому это на самом деле нужно? — А там что? — Гром указал на крыши зданий вдалеке за оврагом. — Тюрьма, — произнëс Волков, уставившись в ту же сторону. — Довольно близко от деревни, — нахмурился Игорь, напрягаясь в стойке. Олег только глаза закатил на паранойю Грома. — Игорëш, ну каковы шансы, что что-то может произойти? — Теория вероятности и статистики хрень собачья, — парировал Гром. — Может случиться всë что угодно когда угодно, потому что все переменные не сосчитаешь. — В доме достаточно оружия, — Олег успокаивающе погладил Игоря по бедру и приблизил лицо для поцелуя. Чувствуя моментальный ответ тëплых губ. Он оторвался на миг, заглядывая в бледно-голубые глаза. — Если что случится, мы со всем справимся, слышишь? — Угу. — Ну вот и славно, — Волков поцеловал его вновь, но на этот раз со всей страстью, так что Гром обнял Олега, сжимая пальцы на его спине и держась за куртку из мягкой кожи. Во влажную траву они не свалились лишь по чистой случайности, хотя Игорь накренился опасно низко. — Тут должна быть беседка прямо на краю оврага, — пробормотал Волков, поглаживая лицо Грома. Тот поцеловал подушечки пальцев Олега и согласно кивнул. Пока они искали беседку, то забрели в какую-то чащобу, застывая перед бегущим в низину ручейком. Игорь едва не погряз в трясине, спешно выталкивая Волкова обратно на дорогу, чтобы не запачкал ботинки. — Надо было брать резиновые сапоги, — рыкнул Олег, оттираясь от мутной жижи. — Возможно даже лодку, — протянул Гром, раздвигая высокую осоку. — Олеж, а мы точно туда куда надо идëм? Волков хмуро выглянул из-за его плеча, рассматривая внушительное болото, простирающееся далеко вперëд. — Разберëмся. — Не сомневаюсь, — усмехнулся Игорь, воспринимая происходящее, как приключение. До него до сих пор слабо доходило, что это не сон и они действительно укатили отдыхать за город. — Кстати, — поинтересовался Гром, следуя за Волковым, который прорубал им путь сквозь осоку. — Зачем Вадику дача в этих местах? — он уже знал от Олега, что Дракон наëмник, работающий на Алтана. О последнем он был наслышан через знакомых, но лично не встречал. — Ему от деда земля осталась, — объяснил Волков, подавая Игорю руку, чтобы взобраться на холм. — Рыбы в этих местах много, раньше выезжали на пару недель в год, а иногда и просто так, воздухом подышать. Гром хотел спросить ещë кое-что, но не решился. В конце концов какая разница, в каких отношениях состояли Вадим и Олег, если последний сам не поднимал эту тему. Дорога стала получше, а травы меньше и они оказались на небольшой поляне, на краю которой были кусты и мелькала какая-то деревянная постройка. — Почти пришли, — Волков бодро ухватил Игоря за руку и повëл к беседке. Вид открывался воистину потрясающий, словно они стояли на вершине небольшой горы. Внизу разливалась широкая река и оперевшийся на поручень Гром залюбовался так глубоко, что не обратил внимание, как Олег сделал несколько его фотографий в беззвучном режиме. Волков оторвался от экрана телефона и залюбовался точëным профилем с лëгкой горбинкой. Игорь был высоким, подтянутым и невероятно преданным тем, кому позволял войти в круг доверия. Когда он впервые увидел майора, то был напряжëн и старался собрать как можно больше зрительной и звуковой информации, чтобы сделать вывод о человеке и отреагировать в соответствии с полученной информацией. Гром оказался иным человеком, чем тот, кого ожидал лицезреть Олег. Игорь был правильным, честным и живущим работой человеком. Собирая информацию о нëм, он с удивлением узнал, что тот является поручителем Кирилла Гречкина и даже курировал лечение парня от алкогольной зависимости. Всплыла также информация о возможной аварии, которая не произошла едва ли чудом. Название родного детского дома зацепилось в сознании и Волков решил копнуть поглубже. Даже сам съездил в приют и поговорил с Лëшей и Лизой. Оказывается, Гром иногда навещал детей, справляясь об их самочувствии и делах. Такое поведение со стороны занятого незнакомого человека… Олегу было интересно: Игорь пришëл бы к ним с Серëжей, окажись они на месте Макаровых? Он считал, что конечно да. Это Игорь, он по-другому не мог. Серый однажды заметил, после очередной беседы с майором, что Гром очень красив и кинул на друга вопросительный взгляд. Волков кивнул, внутренне сжимаясь. Из них двоих обычно выбирали яркого Разумовского, а не неприметной тенью стоящего позади Олега. Впервые на своей памяти он почувствовал укол ревности и не знал, как ему быть с этими новыми ощущениями. Игоря хотелось окружить заботой и каждый раз, когда Гром возвращал внимание и интересовался его самочувствием, Волков чувствовал растерянность, словно оказывался оленем, застигнутым в свете фар, а не матëрым военным, которому перерезать горло плëвое дело. — Олеж? — голос Игоря вывел его из задумчивости, и он в несколько шагов добежал до беседки, сжимая Грома в медвежьих тисках. Игорь хохотнул, не зная, с чем связан прилив пылкой нежности. Было прохладно и тëплые объятия пришлись как нельзя кстати. Олег согревал дыханием его шею, слегка щекоча бородой и Гром чувствовал разливающуюся встревоженную признательность за тепло, за объятия, за то, что вытащил его на этот отдых и взломал тогда дверь квартиры. Разумовский сказал, что Волков действовал по своей инициативе, но с пинка Серëжи в верном направлении. Как-то они остались с Разумовским наедине и он рассказал Игорю такую простую вещь: «У нас у всех есть проблемы в общении. Дай понять, чего ты хочешь, чтобы мы поняли твои границы. Никто не хочет боли, мы хотим удовольствия. Настоящего удовольствия, а не мишуры на один день. Не фотографию, сделанную в попыхах, о которой забудешь. Мы хотим снимок момента, о котором будем вспоминать с любовью и благодарностью всякий раз, пролистывая память компьютера или телефона». Эти слова врезались в память и на этот раз Гром сам потянулся за поцелуем, провëл руками по талии Олега, скорее чувствуя, чем слыша утробную довольную вибрацию. Серые волчьи глаза смотрели с интересом и любопытством, и Игорь, почувствовав азарт от этой игры в гляделки, сжал крепкую задницу Волкова, не прерывая поцелуя. Лëгкий румянец покрыл скулы Олега и он взялся за пряжку своего ремня. Внезапно захотелось почувствовать губы Грома на своëм члене. Игорь мог не захотеть и так тому и быть, но ему хотелось попробовать. Гром посмотрел вниз, где пальцы справлялись с молнией и мазнул вопросительным взглядом по глазам с темнеющим зрачком. Кажется, своим поведением он умудрился не на шутку завести Олега. Во рту стало вязко от слюны, а в глазах мелькнули бесенята и Гром опустился на колени, приоткрывая рот. Волков едва не забыл как дышать, придерживая Игоря за подбородок и насаживая на ставший колом член. Он шумно выдохнул, когда плоть обхватили горячие губы. Олегу пришлось одной рукой ухватиться за балку беседки, потому что колени предательски задрожали, а Гром взял особенно глубоко, расслабляя горло. Игорь старался, но зубы иногда задевали член, отзываясь импульсами удовольствия. В их первую ночь, Олег сам взял у Игоря в рот, чтобы было что-то, что он мог сделать первее Серëжи. Разумовский заметил и то, чего он никак не ожидал от Птицы, позволил Волкову взять Грома первым, а сам наблюдал, закусывая губу и надрачивая свой капающий предэякулятом член, наслаждаясь эмоциями своих любовников. Олег был нежен настолько, насколько это было возможно в его возбуждëнном состоянии. Он не трахал, а любил Игоря, двигаясь настолько медленно и вдумчиво, что Гром в тот раз начал толкать его под бëдра сам и Олег сорвался, переходя на яростно-страстный темп. Сейчас Игорь ласкался старательно, посматривая снизу вверх, иногда щурясь от заходящего солнца. Волков снял с одной руки куртку, прикрывая Грома от падающих лучей. Тот благодарно погладил тазовые косточки Олега и задвигал головой резче, стараясь запомнить каждую эмоцию своего парня. Мелькнула мысль, что Серëже бы понравился такой Волков, теряющий самообладание, со срывающимся рыком и стонами, ведь даже в постели тот обычно был внимателен, но сдержан. Или может быть в тот раз он ещë сомневался в лояльности Игоря? — Я сейчас, — Олег попытался отстранить Грома, но тот сжал руки на его бëдрах, пропуская ствол в горло, пережидая рвотный позыв. В уголках глаз скопилась влага, но он не собирался поддаваться минутной слабости и хотел доставить удовольствие партнëру, ведь справками о состоянии здоровья они обменялись благодаря Разумовскому в ту же ночь. Игорь закрыл глаза на взлом своей медицинской карты. — Игорь, ты уверен? — голос Волкова был наполнен возбуждением и заботой в таких интонациях, что в штанах стало совсем тесно. Гром медленно прикрыл веки, давая зелëный свет и Олег отпустил себя, толкаясь в принимающее его горло, придерживая голову Игоря и пальцами следя за напряжением его лицевых мышц, чтобы остановить себя в любой момент. Волков кончал долго, несколькими порциями и Гром поглаживал его по ногам, давая понять, что всë хорошо. Он начал, посасывая, отпускать член из горячего рта и ветер остро мазнул по плоти Олега. Игорь постарался как можно быстрее облизать его член от спермы и убрал в трусы, застегнув молнию. — Как ты? — Волков смотрел сверху вниз так хмуро, что Гром прыснул со смеху. — Олеж, я отлично, — ответил он хрипло и опëрся на предложенную Волковым руку, поднимаясь с затëкших колен. Неожиданный глубокий поцелуй выбил из Игоря удивлëнный стон. — Полюбовались красотами, — ухмыльнулся Олег, отрываясь от влажных губ, на которых чувствовался его вкус. Этот факт так будоражил его ум, что хотелось немедленно утащить Игоря обратно в дом и довести нежно и мощно до криков и дрожи. До влажной кожи и молящего поскуливания. Член снова встал и Волков пообещал себе, что впереди ещë минимум два дня для того, чтобы исполнить представленное. По крайней мере, Олег думал, что они без проблем смогут добраться до домика. Но спустя час блужданий по лесу, Игорь в шутку сказал, что кажется они заблудились. — В трëх соснах? — ехидно уточнил Волков. — Не будь так самокритичен, — отозвался Гром. — Ты, знаешь, а дымом даже не пахнет, хотя над деревней не только у нас занимался, но и от других домиков тянуло. — Я хорошо ориентируюсь на местности, — пояснил Олег. — Верю, но места незнакомые, Олеж, нормально всë. Возможно лучше в лесу переждать и утром найдëм, где выход. — Только я не брал с собой одеяло, еду, термос и оружие да, а вот на полежать только плед. Гром неопределëнно отмахнулся, принимая ситуацию, как неотвратимую данность. Солнце скрылось за деревьями и в сумерках стало тяжело различать, где что находится. — Игорь, извини за это. — Олеж, — Гром взлохматил жëсткие волосы смурного Волкова. — Я подростком на даче у дяди Феди с тëтей Леной сам в лес убегал с палаткой, котелком и запасом еды на недолгое время. Иногда и гамак брал. К ночи в лесу мне не привыкать. — В лесу не потрахаешься, — грустненько-грустненько выдал Волков и Гром несдерженно захохотал, едва не всхлипывая от смеха. — Сколько волка не корми, — посмеиваясь подытожил Игорь, — а он всë о сексе думает. — В оригинале всë звучало иначе, — хмыкнул Олег. — Ну, как видишь мы в лесу, а ты очень странный волк. Вышку не поймал? — сменил тему Гром, замечая, как Волков вытаскивает телефон. Его нокиа не подавала признаков наличия связи, а Олег надеялся справиться своими силами. — Интернет не ловит. Связь две палочки. — Предлагаю поесть. Олег сунул телефон обратно в карман и начал раскладывать плед, а затем и провиант. — Оставайся тут, — попросил Волков. — Я сейчас веток сухих поищу. — Далеко не уходи, — напомнил Игорь и получил успокаивающий поцелуй в щëку. В каком-то смысле ситуация казалась идиотической. Два взрослых мужика, не раз бывающих на краю жизни и смерти пошли на пикник и заблудились. Один мент, другой год назад вернулся из горячей точки. Занавес. — Надо будет спросить у твоего Вадика, что это за лес такой стрëмный, — произнëс Гром, замечая движение краем глаза и оборачиваясь на звук. Трое незнакомых мужиков с бритыми головами опасливо поглядывали на него из-за кустов. Игорь замер, отмечая тюремную форму и деланно расслабленно уточнил, разводя руками: — Ребят, а вы случаем не в деревню, а то я заплутал совсем, а? Внутренне Гром был готов к любому повороту. — Ты это, чë, не местный? — воровато оглядевшись и замечая плед, произнëс парень с кривым носом. — На пикник приехал, ну и, сами видите чем закончилось, — с лëгкой насмешкой отозвался Игорь. — Один? Без бабы? — уточнил второй, с замотанной чем-то рукой. — Ну почему же, с парой, — фыркнул Гром. — Поссать отошла. Мужик, задавший вопрос громко заржал, вместе с кривоносым, а третий в разговор не вступал и держался поодаль. Он был повыше ростом и щуплый, но глаза смотрели цепко, словно вскрывали. Игорь прислонился к дереву рядом с сумкой, где лежал дробовик. — Так поможете выйти? — спросил Гром, усиленно изображая этакого простачка и ожидая действий от группы неизвестных. — Да тут нас встретить должны скоро, — внезапно заговорил щуплый. — Вот вместе и выйдем, раз уж так сложилось. А девка твоя чего не возвращается? Загуляла? — Месячные, — выкрутился Игорь. — У-у, — протянул кривоносый. — Так нафига пикники-фекники, если потом не обломится? — Так в жопу обломится, — хохотнул мужик со шрамом и опустился прямо в траву, не приближаясь к Грому. — Эх, скоро тоже к своей вернусь, отжарю как следует. — Ещë добраться надо, — осадил щуплый, приваливаясь к дереву на манер Игоря. Гром усиленно соображал, пытаясь представить, как выйти из леса, объяснить, что вместо девушки у него Волков, у которого месячных нет и быть не может, и при этом не шугануть зеков, к которым по идее откуда-то движется встречающее подкрепление. Ситуация аховая, но за Олега он был спокоен, пока тот шлялся чëрт знает где, и при возможности мог позвонить Марго и та бы подняла тревогу. Жаль только, что при плохом раскладе помочь им не успеют, а Игорь был не один. Да, Волков сильный, хладнокровный и надëжный человек, но Гром привык рисковать лишь своей шкурой. — А у тебя часом телефончика нету? — спросил щуплый, переминаясь с ноги на ногу. Игорь продемонстрировал свой допотопный аппарат и понаблюдал за перекошенными рожами. — Ты чë, нищий? — спросил кривоносый, рассматривая Грома с новым интересом. — Как есть, — отозвался Игорь. — И как тебе убогому баба не отказала? — нахмурился щуплый. Судя по тону ему реально было интересно. — На тело купилась, высокие наверное нравятся, — хмыкнул Гром и отметил мелькнувший силуэт Олега позади неожиданных гостей. Следовало продолжать точить лясы, чтобы уголовники не заметили его раньше времени. — А в постели как? Нормально или плашмя лежит? — подал голос мужик со шрамом. — Она, — Игорь задумался, вспоминая почему-то Разумовского, который и сверху и снизу предпочитал вести. — Темпераментная. — Не, ну ты скажи по-человечески? — возмутился шрамолицый. — Она сама фью-фью или когда еë шпек-шпек? Гром закусил щëку, чтобы не засмеяться и был готов отдать очень многое, чтобы увидеть лицо Серëжи и Олега в этот момент. — Она сама предпочитает брать всë, что нравится и любит делать со вкусом, неспешно. — Тц, — причмокнул горбоносый, — хороша баба, а то всë брык, в крик и хрен пойми что. Тоже бы активную хотел, э-х. Внезапный вскрик щуплого и глухое падение всполошили остальных. Игорь метнулся к кривоносому и зарядил в глаз, добивая уже в траве, стараясь вырубить как можно быстрее. Волков отключил второго камнем по голове. Гром быстро осмотрел поляну и подбежал к Олегу. — Их кто-то встречать должен, — выпалил Игорь, пытаясь понять, всë ли в порядке с Волковым. — Месячные, значит, — прищурился Олег и Гром бы напрягся, но тот едва сдерживался, чтобы не улыбнуться. Игорь развëл руками. — Слушай, что в голову пришло, то и брякнул. — Они ещë что-нибудь говорили? — Волков достал из своей походной сумки дробовик и повесил через плечо. Моток верëвки нашëлся под контейнером с оливье и Олег начал профессионально вязать зекам руки. — Только про встречу и сопровождение. Примерно где-то тут, но, как ты понимаешь это лишь слова, на самом деле не понятно. Может они сами сбежали. — Лови, — Гром поймал телефон и вбил код доступа, который продиктовал Волков. — Набери Дракона, скажи пусть тащит сюда свою задницу. Его дача, его проблемы. — Угу, — Игорь приложил телефон к уху, ожидая, когда пройдëт вызов. — Надо ещë Марго вызвать, пусть местных поднимает. Какого хрена у них преступники как грибники бродят. Ладно мы, а если бы гражданские? — Маргоша сразу Серого дëрнет, не надо. Да и про местных ещë выяснять придëтся, а официально до них не достучишься. С ними пусть Вадик нянчится. — Я майор, забыл? — А должен помнить? — хохотнул в трубку незнакомый голос, судя по всему Вадика. — Майор полиции Игорь Гром, — он машинально представился и продолжил. — Мы с Олегом Волковым в лесу застряли и нашли сбежавших заключëнных. Вероятно, сваливших из местной тюрьмы. Они говорили о том, что их должны были встретить. После продолжительного молчания, трубка расхохоталась. Судя по всему Дракон был в восторге. — Офигеть у вас там весело! Слушай, майо-р-р, а геоточку ты мне скинуть можешь? — Интернета нет, — вспомнил Гром и Вадик всхрюкнул от смеха. — Сеть есть, значит и точку можешь кинуть, Волчок там где вообще? Живой? — Узлы вяжет, — огрызнулся Игорь, чувствуя себя уязвлëнным. Он оторвался от звонка и не без труда, но выслал местоположение. — А-а, ну-ну, — хмыкнул Дракон. — А ты ему кто? — А ты? — Гром воспринял вопрос в штыки и не собирался рассказывать каждому встречному-поперечному природу их взаимоотношений. — О, я очень важный человек в жизни хвостатого, — хитро протянул Вадик, и Игорь вздрогнул, когда к нему подошëл упомянутый Волков. — Ну чего он там? Выëживается? — спросил Олег. — Я ему наше местоположение отправил. Будешь говорить? — Ну давай, — без видимого удовольствия вздохнул Волков и приобнял Грома за талию. Поцелуй в губы вышел словно сам собой и Игорь уткнулся в воротник куртки Олега, прикрывая глаза и прислушиваясь. — Вадь, давай по существу, гео получил? Скажи куда нам топать и свяжись с местными, кто у них там за главного? Ну? Ладно, тогда как примерно? Не хотел отвлекать, вот и не позвонил раньше. А? Ага, хорошо. В каком смысле около шести километров? — Олег выругался под нос, понимая, что идти им весьма долго, особенно с тремя бугаями в отключке. — Так, план такой. Мы их к дереву привяжем и домой пойдëм, а дальше ты разберись, пусть власти забирают. Нет, спасибо, медали не надо, хотя… — Волков посмотрел на Игоря и согласился. — Грома упомяни, так меньше вопросов будет, ну и то, что ты раньше сказал. Вадь, хорош ржать, я тебе про женатика припомню. Разумовский в курсе, да. Давай, топай решать, решала. — Ну, что, — спросил Игорь, когда Олег завершил вызов. — Шесть километров? — На северо-восток, так что туда, — он кивнул в сторону зарослей брусники. Немного левее от места, где опускалось солнце. — Тогда давай верëвку, а то скоро совсем видно ни зги не будет, — Игорь протянул руку, но Волков отстранился. — Давай ты поешь, а я наших зайцев спеленаю, хорошо? — Но? — А я по дороге, просто положи и мне порцию. — Ладно, — Гром присел на плед, чувствуя притуплëнный адреналином голод. Ел он быстро, почти не чувствуя вкуса, прислушиваясь к каждому шороху. Таким образом он впихнул в себя полтарелки, но дальше не смог. Напряжение возвращалось и хотелось поскорее разобраться в происходящем. Если кто-то устроил заключëнным побег, то не за просто так. Те либо обладали властью и знаниями, либо были важными винтиками в преступном механизме подполья. Кто знает во что они с Олегом вляпались. Он *споро скрутил плед и утрамбовал еду, оставляя половину своей порции. Заметив, что Волков закончил с преступниками, не найдя ничего путного у них в карманах, Игорь подхватил сумку, повесив на плечо и взял пластиковую миску с прибором. — Не доел? — уточнил Олег. Эмоции было не разглядеть, но в голосе чувствовались тревожные нотки, незаметные для большинства, однако Гром уже присмотрелся к Волкову и научился различать его настроение по чутью. — Не хочу больше. — Позднее ещë поешь, когда всë опустится, — он принял тарелку и быстрым шагом попëр через кустарник, то и дело оборачиваясь, чтобы видеть Игоря. — Да, папочка, — фыркнул Гром, но Волков почему-то не посмеялся. Игорь решил, что тот просто жевал и не смог заметить впотьмах, как сильно Олег покраснел от такого распределения ролей. Идти старались тихо, делая небольшие остановки по нужде и для того, чтобы спокойно попить горячего чая из термоса. Ночь была звëздная, тëмная и время от времени Волков делал звонки Дракону, чтобы уточнить направление. — Интересный у нас пикник получился, — хмыкнул Олег, переплетая пальцы с пальцами Грома. — Запоминающийся, — поддержал Игорь и шутя боднул его головой в плечо. Волков нежно встормошил волосы Грома и заметил просвет между деревьями. Где-то далеко позади слышался шум вертолëтных лопостей. — Кажется вышли, — пробормотал Олег, всматриваясь в даль. — Похоже на просеку. — Угу. Они вышли на широкую просëлочную дорогу, освещëнную лишь блëклым светом луны, которая то и дело скрывалась шустрыми облаками. Теперь стало понятно, почему было так темно: то деревья загораживали, то тучки. Волков в очередной раз набрал Вадика, не решаясь двигаться чëрт знает куда. — Вадь? — позвал Олег, пока Гром широко зевнул, даже не прикрывая рот. Волков это заметил и обнадëживающе погладил по наружней стороне ладони. — Где мы сейчас? Знаю, что в печëнках, давай глянь. Угу. Слушай, а что там с тюрьмой в итоге? Сообщил? О, так это по их душу вертушка прилетала? Ну и отлично, значит нас не побеспокоят. Да, да, хорошо, сейчас направо и до конца, а потом налево и по прямой. Спасибо. — Арестовали? — спросил Игорь и вновь душераздирающе зевнул. — Да, на вертолëте прилетели. Судя по всему они солгали, когда сказали, что их встречать будут. — На понт брали, — понял Гром. — А вот и дом, — Волков ускорился и начал копаться в замке калитки, пока Игорь обдумывал, как лучше будет перелезть через забор в случае непредвиденной ситуации. Но замок всхлипнул, хрустнул и калитка отворилась. — Заползай. Гром послушно поплëлся к крыльцу и в этот раз тоже дождался, пока Олег откроет дверь. Дом встретил их тишиной и теплом от протопленной печки. Яркий свет ослепил глаза и Игорь зажмурился, пережидая неприятные моменты. Он положил сумку под лавку в прихожей и стянул куртку, а затем и толстовку, вешая всë на крючок. Хотелось пойти в душ, но сил на него не было никаких. — Давай, давай, спать пошли, я наверху постелил, — Олег оставил дробовик у двери и потянул Грома за собой, попутно расстëгивая ему джинсы и стягивая футболку прямо на лестнице. — Ну точно папочка, — устало хмыкнул Игорь и растянулся на кровати, позволяя Волкову стянуть с себя промокшие ботинки и штаны. — Иди сюда, я тебя раздену. — он сел на кровати и Олег позволил расстегнуть свои брюки и стащить по щиколотку. Уставший Гром в процессе прижал голову к его бедру и Волков с удовольствием запустил пальцы в чуть вьющиеся короткие вихры. Он повесил куртку на спинку стула и стянул водолазку, складывая на стуле. Ботинки он поставил рядом с кроссовками Грома, а их штаны устроил на стуле. Игорь залез под одеяло и придержал его для Олега, который выключил свет и нырнул рядом, подгребая к себе Игоря и устраивая маленькой ложкой. — Спокойной ночи, Олеж. — Спокойной, Игорь, ты точно есть не хочешь? Гром ухмыльнулся и тихо рассмеялся, вытащив руку из-под одеяла и нащупав позади себя щëку Олега. — Завтра, спи. — Угу, — он мягко поцеловал Игоря в плечо и почти мгновенно погрузился в сон. Тяжëлый, но восполняющий, который бывает после физически тяжëлого дня.

***

— Меня два дня в городе нет, вы что там натворили?! — знакомый голос раздался из динамика по громкой связи, и Гром попытался спрятаться под мышкой Олега, но телефон продолжал рычать голосом встревоженного Разумовского. — Серëж, какого хрена? — сонно пробормотал Волков, и Игорь был с ним полностью согласен. — Ты взломал мой телефон? — Это не суть важно, — продолжал возмущаться Сергей. — Почему я всë должен узнавать из новостей? Вы пострадали? Где Игорь? Почему его телефон не отвечает? Олег, я сейчас вышлю к вам спецназ. — Не надо спецназ, — хриплым со сна голосом протянул Гром. — Все живы и целы. Чего орëшь? — Это я чего ору? — голос на некоторое время замолчал, и Игорь начал медленно приходить в себя под поглаживаниями Волкова. — Вы уехали отдыхать и каким-то боком умудрились организовать захват беглых заключëнных, осуждëнных за разбойные нападения. Как?! — Мы заблудились, — попытался оправдаться Игорь и Олег всхлипнул от сдавленного смеха. — Заблудились? — переспросил Разумовский, пытаясь понять в каком формате ему дурят голову. — Да, заблудились, — продолжил Гром. — И зеки заблудились на их беду. — Очаровательно, — протянул Сергей, пока Волков трясся в беззвучном хохоте. — Я закажу телефоны с встроенным GPS навигатором, чипирую вас обоих к хренам за такие «заблудились». Охренеть не встать новости. — Ну почему же, у нас всë очень даже встало от твоего боевого тона, — полушутя заметил Волков и шумно выдохнул, когда Гром решил в этом убедиться. — Приеду и проверю, — усмехнулся Разумовский. — Часа через два вылет, наверное к вечеру заберусь в ваш Мухосранск. — Будем ждать, — улыбнулся Гром, поглаживая пальцем головку члена Олега и вырывая из него восхищëнный стон. — До встречи, для меня что-нибудь оставьте в яйцах. — Обязательно, — заверил Волков и подмял под себя Игоря.
Примечания:
Изначально название, которое пришло мне в голову звучало вообще вот так:
«Типичные громоволки или пикник в лесополосе и три сбежавших зека».

_____________

Солнышко, Elizabeth Simone Cyrus не знаю видишь ты это или нет, но честно говоря и я и замечательный человек, который согласился быть моей Бетой в ужасе. Мы натурально так в ужасе (100+ исправлений от пб), хотя не все ошибки верны. Я очень признательна за такой труд, но ... Нам больно. Я была в шоке😂😂😂
Но мы благодарны, потому что ты помогаешь и по многим местам. Спасибо❤

Elizabeth Simone Cyrus
( https://ficbook.net/authors/2846141 )

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Майор Гром / Игорь Гром / Майор Игорь Гром"

Ещё по фэндому "Майор Гром: Чумной Доктор"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты