Заразить тебя жизнью 27

Uru автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
GACKT, Hyde (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Gackt/Hyde
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
"...Незнакомец крепко сжал запястья блондина и, глядя прямо в глаза, прошептал:
- Помоги…"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это маленький бред, который должен спасти меня от творческой лени. Получилось не очень... Критикуйте! Забрасывайте меня тапочками и подушками, чтобы я перестал лениться!
2 января 2012, 23:05
"Верь, что в небе солнце! Знай, что я не рядом! Боль сжигает тело! Ты – зарази меня жизнью!" («Deform - Зарази меня жизнью») Слова этой песни не совсем по теме, но последняя строчка просто поразила меня.)) За последние несколько лет не было ещё такой сильной грозы. Ветер, сметающий всё на своём пути, беспощадный ливень, попав под который, промокаешь до костей. В эту бурю даже собаки, мешающие спать по ночам, спрятались в свои будки, высунув только кончик носика, предупреждая воров о том, что дома находятся всё ещё под охраной. - А-а-а… - дикий вопль прорезал шум дождя, создающий своеобразный, сложный ритм, перерастающий в настоящую музыку. - Уже лучше, - сказал сам себе молодой парень, стоящий на балконе частного дома. Его рубашка и штаны за несколько секунд промокли, красиво облегая хрупкое тело. Взъерошенные белые волосы, красивое лицо, каждая черта которого выдавала необычайное возбуждение, - всё казалось идеальным. Это «чудо» является обитателем довольно богатого района, в котором проживают знаменитости, а также люди, занимающие высокое положение в обществе, да и просто папенькины сыночки и доченьки. Хайда можно было отнести к первым, ведь известного рок-музыканта знали все: от маленьких детей до старушек, которые причитали и крестились при виде джей-рокера. Он центр всеобщего внимания. Каждый день интервью, концерты, фотосессии… и полное отсутствие личной жизни, но кому уже пожалуешься? Сам выбрал такую профессию. В детстве казалось, что музыканты такие свободные, раскрепощённые, что просто было точкой соприкосновения реальности и мистики для Хайда. И вот его мечта осуществилась. Концерты, попойки, толпы фанатов... Но чего-то всегда не хватает… Но чего? Если бы он знал ответ на этот вопрос… А может свободы? Да. Именно свободы. Это то, что было для Хайда священным. Это то, что он ставил выше собственной жизни. «Зачем жить, если ты не свободен? Свобода – истинное счастье», - всегда говорил музыкант. Всю свою любовь к свободе, всю свою ненависть и отвращение к золотой клетке, которую он сам себе и создал, Хайд вложил в этот пронзительный вопль. Всю свою печаль он поведал дождю, а дождь молчал, продолжая отбивать всё тот же сложный ритм. Музыкант вернулся в дом и, сняв рубашку, резко повернулся. У него всегда был чуткий слух, что позволяло даже во сне слышать любые шорохи. Каково же было его удивление, когда он увидел на собственном балконе совершенно незнакомого промокшего темноволосого парня. Он был одет в какие-то лохмотья, мокрые волосы беспорядочно обрамляли лицо, а на левой руке из раны сочилась алая кровь. Но даже не это вызвало интерес у Хайда. Красивые глаза… Этот дикий, отрешённый взгляд хищника, заставлял трепетать и невольно подчиняться. Такие красивые и одновременно пустые глаза, в которых нельзя прочесть ничего, нельзя предугадать мысли или чувства их обладателя. Увидев эти глаза, можно лишь сказать одно: завораживает. Закончив разглядывать незнакомца, к Хайду впервые за эти несколько секунд пришла в голову мысль, что этот человек может оказаться кем угодно, да и сделать он может что-угодно, что вовсе не радовало. «Кто он? Маньяк? Убийца? Вор? Но не под одну из разгадок его личности брюнет не подходил. Тогда кто? Хотя это не так уж и важно… Нужно просто вызвать милицию», - думал Хайд и протянул руку в поисках телефона, лежащего на столе. Но его руку сразу же перехватили, и повалили на пол. Незнакомец крепко сжал запястья блондина и, глядя прямо в глаза, прошептал: - Помоги… После столь короткой, но многозначной фразы незнакомец потерял сознание на несколько минут. Хайд перетащил молодого человека на свою кровать и снял рубашку, после чего взял аптечку и начал обрабатывать рану. В данный момент его вовсе не волновало, кто этот человек, почему он ранен, как она вообще оказался в его доме. Самое главное – не дать ему умереть. Смерть – то, чего всегда боялся Хайд. Он не мог понять, почему люди умирают. Для чего они тогда вообще появляются на этот свет? Неужели лишь для того, чтобы прожив бесцельную жизнь, умереть? Нет. Это абсурдно. Это глупо, бессмысленно… - Больно… - прошептал брюнет, потрескавшимися от холода и ветра пухлыми губами. - Терпи… - спокойно ответил Хайд и продолжил перевязывать рану. - Зачем? - Что значит «зачем»? – удивлённо посмотрел блондин на раненого, не понимая смысла вопроса. - Зачем ты мне помогаешь? - А для того, чтобы спасти человеку жизнь, должны быть какие-то причины? - И все вы такие добрые? - с какой-то насмешкой или даже издёвкой спросил незнакомец и, приподнявшись немножко, посмотрел в медовые глаза парня. - Не знаю… - совсем тихо ответил Хайд, которого немного смутила такая близость. - Дурак,- рассмеялся брюнет и взлохматил волосы гитариста. - Я принесу поесть, - блондин помчался на кухню в поисках еды, как бы сбежав от продолжения данного разговора. В холодильнике, как и ожидалось, было почти пусто. Только остатки вчерашнего ужина и какие-то спиртные напитки спасали ситуацию. -Прошу, - самодовольно сказал Хайд и поставил перед новым «знакомым» поднос с едой. - Живёшь один… - констатировал факт брюнет и начал с необычайным аппетитом поглощать всё, что было на подносе. - Хайд, - представился гитарист, подумав, что лучше представиться немного позже, чем вообще не знать имён друг друга. - Тысяча двести пятьдесят девятый… - Что?! - Просто Гакт… - А что значит предыдущая цифра, которую ты назвал? – Хайда просто распирало от интереса к этой необычной личности. - Номер, который дают там, где ты никогда не был… И надеюсь, что никогда не побываешь в этом аду… - как можно равнодушнее ответил Гакт и, распластавшись на кровати, прикрыл глаза. - Ад?! Не думаю, что в Японии всё ещё есть места, которые можно было бы назвать адом... - Для таких, как ты, его не существует. Для таких, как я, подобное место является неотделимой частью реальностью. Место, где каждый день ты слышишь крики и стоны людей, чья жизнь вот-вот может оборваться, где ощущаешь невыносимую физическую и душевную боль. Серые сырые стены пустых комнат, постоянные побои, унижения и чувство бессилия, которое постепенно убивает тебя изнутри. В этом аду нет людей… Есть только каратели и мы… Люди без имени, без эмоций и страха. Мы сполна расплатились за свои грехи, но они так не считают… Они отняли всё, но даже этого мало… - Не возвращайся туда, - воскликнул Хайд, но в ту же секунду осознал всю бессмысленность сказанной фразы. - Глупый… Совсем ребёнок, - на лице Гакта появилась улыбка. Горькая улыбка с примесью сумасшествия и отрешённости. Внезапно брюнет схватил за руку Хайда и, опрокинув на кровать, навис над ним всем телом. - Неужели не боишься? Ты абсолютно ничего обо мне не знаешь, а говоришь такие смелые речи… - прошептал Гакт, глядя в такие доверчивые и тёплые глаза. Хайд не выдержал и засмеялся. Минуты две он просто смеялся. - Прости, но у тебя было такое серьёзное лицо, что я просто не смог сдержаться, - сказал гитарист и снова начал смеяться. Посмотрев с недоумением на хохочущее «чудо», Гакт начал тоже звонко смеяться. Он никогда не думал, что смех бывает настолько заразным. Впервые за последние пять лет он может смеяться. Просто смеяться без какой-либо на то причины. Рядом с этим светловолосым парнем Гакту было настолько тепло и спокойно, что хотелось бы вот так всегда говорить с ним, смеяться, издеваться над ним. Но это просто глупые и неосуществимые мечты. А покой и безоблачное будущее может только сниться. - Мне холодно, - сказал Гакт, упав рядом с Хайдом. - Я сейчас принесу какую-нибудь тёплую одежду, - спохватился гитарист. - Не уходи, - рука брюнета сильно сжала запястье Хайда. – Живые люди такие тёплые… Хайд промолчал, не стал больше мучить своими расспросами гостя, а просто крепко обнял. Тело Гакта было таким холодным, что можно было подумать, что он мёртв. Дыхание было прерывистым, а сердце билось совсем слабо. Как же хотелось согреть этого человека, вдохнуть в него жизнь, показать, что не всё ещё потеряно, что и для него мир может быть окрашен не только в серые тона, а наполнен самыми разнообразными оттенками. - Как бы я хотел заразить тебя жизнью, - совсем тихо сказал Хайд, посмотрев на уже спящего брюнета. Такое умиротворённое, красивое лицо, длинные тёмные ресницы, пухлые губы… Этот парень идеален. Идеален снаружи, а внутри… А внутри что-то давно уже оборвалось, что-то давно уже погибло, уготовив оболочке жалкое существование… *** - Спасибо, - прошептал Гакт, запечатлев на губах спящего Хайда мимолётный поцелуй. Ещё раз осмотрев комнату и её владельца, брюнет направился к балкону, на котором ещё вчера стоял странный парень, вопящий что-то непонятное в пустоту. Но тот миг в его глазах, в его глупом и не поддающемся никаким объяснениям беспричинном вопле было столько эмоций, столько жизни, что невольно самому хочется жить. Не просто существовать, а жить полной жизнью. - Заразить меня жизнью… Глупая цель, дурак, - сказал про себя Гакт и улыбнулся. Но подсознательно он понимал, что этому парню это уже удалось сделать…