Два ноля после запятой

Другие виды отношений
R
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Макси, написано 118 страниц, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 43 Отзывы 0 В сборник Скачать

2. Дежавю

Настройки текста
Примечания:
      С тех пор они никогда больше не виделись. Еще долгое время ее образ, затуманенный и нечеткий, не выходил из его головы, и долгое время он прокручивал в памяти отрывки воспоминаний о той ночи, неосознанно выискивая в толпе ее сияющие глаза, которые лучше всего запомнил. Джи старался сохранить в своем сознании как можно больше, она была самой ценной тайной, которую никто кроме него не знал… Но память, увы, не самый верный союзник, и ночи алкогольных и наркотических опьянений со временем вымывали ее черты, ее движения, ее голос, и Джи уже не знал, почему она так сильно его зацепила. В конце концов, картина той ночи стерлась до пары бесцветных линий и он перестал ее вспоминать.       Прошло два года, и за это время все, что было связано с Игнис и компанией, горящими полимерами заброшенных зданий, полицейскими участками и наркотическими веществами, стало похоже на кошмарные сны из прошлого. Впрочем, другие неприятные вещи остались: чувство бессмысленности и ненужности, неотпускаюшая холодная сдавленность в груди и бесцельные скитания по ночной неприветливой Приме лишь ради того, чтобы не возвращаться в мраморные стены дома, где его не ждали. Прима тоже не ждала, и под ее темным беззвездным небом не за что даже зацепить взгляд, и воздухом, тяжелым от дыма и пыли, дышать не просто, но в многоярусных лабиринтах ее улиц легко потеряться так, как он уже давно себя потерял.       В дневное время было едва ли намного лучше, но среди постоянного шума, красок и движений все становилось незначительным, мельтешащим и серым, и даже собственные чувства было проще не замечать.       В один из дней, казавшийся тусклым и серым несмотря на пробивающееся через прозрачный белый смог солнце, Джи оказался у ворот одного из университетов. Даже не случайно, хотя делать ему там было нечего.       — Как всегда пунктуален, — раздался голос Нарами, которую Джи сперва даже не заметил. Он вообще редко замечал что-то вокруг себя. — Мы тут тебя целый час ждем, мог бы хоть на звонки ответить!       Вокруг было слишком людно. Джи подошел к Нарами поближе и остановился, глядя немного мимо нее: привычка не смотреть людям в глаза появилась довольно давно, и он до сих пор не отучился.       — Не отвечал, потому что забыл телефон, — сухо ответил он. Только сейчас он заметил вместе с Нарами Рику, из-за которой они здесь и собрались.       — Нарами преувеличивает, целый час мы бы тебя не ждали, — сообщила она, не отрывая взгляда от телефона, в котором залипала почти постоянно. Уже через секунду она его выключила и убрала в карман. — На самом деле, мы уже собрались идти без тебя, так что ты успел в последний момент, — добавила она, направляясь наконец к входу на территорию университета. Джи и Нарами пошли следом.       — Ну классно, — ответил Джи, недовольно маневрируя среди разнонаправленных потоков людей. — Надо было всего лишь поторчать у зеркала лишнюю пару минут, и я был бы от этого избавлен.       — Ха, даже не думай! — бодро возразила Нарами. Из всех, кого Джи знал, она единственная была заметно ниже его ростом. Рика, хотя и была среднего роста, но на каблуках на фоне их компании казалась вполне высокой. — Если бы ты не пришел, при следующей встрече я бы задала тебе трепку! Я что, по-твоему, должна одна это терпеть?       — Ха-ха, — Джи скорчил какое-то подобие улыбки и потрепал Нарами по голове, взлохмачивая ее розовые волосы. — Тебя никто не заставлял идти сюда. Нарами резко вывернулась из-под руки Джи и оскалилась:       — Не трогай меня! — недовольно потребовала девушка; с таким выражением лица она напоминала ребенка, и Джи стало смешно. Он хотел ещё как-то позлить ее, но вмешалась Рика.       — Так, дама и господин, оставьте свои препирательства для другого места, — попросила она, вставая между Джи и Нарами и кладя свои руки им на плечи. — Напоминаю, что мы здесь не чтобы веселиться, а по делу.       — Как скажешь, мамаша, — недовольно согласилась Нарами. В следующую секунду она и Джи рассмеялись, и Рика посмотрела на них с недоумением, но, поняв в чем дело, рассмеялась тоже. В самом деле, Рика, в строгом костюме, с собранными в аккуратную прическу рыжими волосами, выглядела почти как мать двух трудных подростков; хотя, если Нарами еще можно было принять за обычного ребенка, то Джи, с выкрашенными в кислотный цвет волосами, в рваной черной одежде в стиле панк, с множеством металлических аксессуаров, производил вполне определенное впечатление. Кое-как сдерживая смех, Рика легким облачком заклинания перевоплотилась в взрослую женщину в очках и, стараясь звучать серьезно, произнесла:       — Дети, если вы будете хорошо себя вести, я куплю вам по мороженому, — после чего троица разразилась новым взрывом смеха и иллюзия развеялась. — Но серьёзно, ребят, — сказала Рика, наконец отходя от смеха, — давайте быстро тут все посмотрим и уйдем, я не хочу торчать тут до вечера. Да и день открытых дверей только до трех.       — Ну ладно, — снисходительно согласилась Нарами. — Но скажи, зачем мы тебе тут вообще понадобились, ты же и сама можешь все посмотреть?       — С вами не скучно, — пожала плечами Рика. — Да и, вам же через год тоже нужно будет куда-то поступать.       — Ха, больно надо, — отмахнулась Нарами, хотя и не очень уверенно. Вопрос учебы был довольно болезненным.       — Ну правда, Рика, какая учеба? — подхватил Джи. — Я просто через несколько лет куплю нам с Наной по диплому профессионального бездельника и мы пойдем работать в политику.       Нарами прыснула от смеха, а Рика с улыбкой покачала головой. Несмотря на то, что они встретились в одной школе-интернате, предназначенной как раз для «проблемных» учащихся, Рика к моменту своего выпуска в этом году вполне научилась притворяться серьезной и адекватной и заработала положительную характеристику, в то время как Джи и Нарами за единственный год пребывания там добились только отчисления, и теперь числились в какой-то не особо известной школе, в которой даже не появлялись. В общем, получить дипломы им вряд ли светило.       — Как скажете, — не стала настаивать Рика. Они медленно шли по переполненной людьми аллее, с обеих сторон заставленной стендами и прилавками, на которых была информация о внеучебной деятельности университета, книги, журналы, брошюры и сувениры, что Рику волновало слабо. — Просто в прошлом году этот университет принимал часть студентов по собственным экзаменам и в обход обычного пакета документов; такое решение было в основном направлено на подростков из неблагополучных семей… но, насколько я знаю, иммигранты из дальних колец и многие взрослые без образования тоже смогли этим воспользоваться. В этом году программа продолжится для других направлений… Не знаю, какая от этого польза университету и что вообще представляют эти внутренние экзамены, но не сомневаюсь: контингент собрался интересный. Хотелось бы выяснить…       Джи перестал слушать. Ему было не интересно, и он пропускал мимо ушей слова Рики и Нарами, не замечал проходящих вокруг людей, пустым взглядом смотрел на информационные стенды и табло, словно его сознание вообще отключилось. Ходил следом за подругами, невпопад бубнил что-нибудь, если они к нему обращались, и когда в потоках людей они случайно разминулись, Джи даже заметил это не сразу. Настолько не сразу, что возвращаться и искать их показалось бессмысленной затеей, тем более что он даже не запоминал, откуда пришел, а здание университета, состоящее из множества пересекающихся коридоров, казалось лабиринтом.       Джи остановился посреди коридора, обтекаемый плотным потоком студентов, персонала, гостей университета, и какое-то время стоял неподвижно, словно пытался понять, где он находится и куда идти, но в его голове по-прежнему было пусто и едва ли что-то происходило. Вздохнув и смирившись с положением, Джи пошел прямо, стараясь найти взглядом ближайший выход. Сделать это, будучи окруженным потоком людей, большинство из которых выше тебя чуть ли не на голову, оказалось непросто. Впрочем, вскоре коридоры все же сравнительно опустели: то ли Джи попал в менее людную часть здания, то ли началось какое-то мероприятие, куда все стянулись, то ли началась пара, если они сегодня вообще проводились. Джи это не интересовало, он только был рад наконец-то выбраться из толпы; стало легче дышать.       Гул человеческих голосов, доносившийся сразу с нескольких сторон, становился все тише и отдаленнее, зато теперь различимыми стали отдельные голоса, проникающие сквозь двери аудиторий. Некоторые из них даже были приоткрыты, так что можно было различать и отдельные слова. У одной такой двери Джи остановился ненадолго, пытаясь послушать, но, несмотря на то что лектор говорил достаточно громко, четко и неторопливо, сама лекция была на какую-то абстрактную сложную тему, так что Джи ничего не понял и пошел дальше.       В конце концов, он всё-таки нашел дверь с неприметной табличкой «выход» и выбрался из здания в университетский двор, точнее — воздушную зону, состоящую из нескольких балконов и площадок, соединенных между собой дорожками, поддерживаемыми в воздухе магией. После холодного пыльного воздуха в коридорах, здесь воздух был теплым и даже немного бодрящим благодаря легкому приветливому ветерку. Джи огляделся, прошел по парящей дорожке несколько метров, глядя с нее на парк при университете, потом сел на краю, свесив ноги. Внизу, рядом с зданием, было по-прежнему людно, но в самом парке Джи с трудом смог заметить лишь несколько человеческих фигурок. Вообще парк его интересовал слабо, и он скорее предпочел бы остаться наверху, но внизу, прямо под ним, зеленели какие-то кустарники с светлыми звездочками цветков, и их бархатистые листья казались мягкими, так что в голову закралась мысль о том, что будет, если спрыгнуть. До земли было метров 15, но Джи почему-то подумал, что если он действительно спрыгнет, то ничего не случится… Хотя при гравитации Арса это не могло быть так.       Посидев еще немного, Джи встал и пошел по дорожке, рассчитывая найти способ спуститься. Оставаться здесь ему наскучило, к тому же, он не знал, где сейчас Рика и Нарами, так что решил просто уйти из университета. Снаружи ориентироваться было легче, чем внутри, и лестницу Джи нашел довольно скоро. Ходить по ступенькам он не особо любил, так что, недолго думая, сел на перила и съехал до следующей площадки. Отсюда было хорошо видно еще один уровень, расположенный немного ниже, среди крон деревьев. Спустившись туда, Джи заметил на площадке недалеко от лестничной какого-то парня. Он курил, облокотившись о перила. Джи собирался спуститься дальше — пересекаться с людьми ему сейчас не очень хотелось, но в этот момент незнакомец случайно глянул в его сторону, и Джи, не успев отвернуться, вдруг увидел в его лице что-то невероятно знакомое, так что уходить ему больше не хотелось. Незнакомец не задержал взгляда, и было неясно, заметил он Джи или нет, но теперь Джи, чуть ли не бессознательно, сделал несколько шагов в его сторону, пытаясь рассмотреть и понять, где же он мог его видеть? За последний год мимо проходило столько людей, но Джи всегда отводил взгляд и не запоминал их лица, но могли ли они встретиться еще раньше? Возможных мест, от съемочных площадок и до полицейских участков, было множество, но воспоминания были темными и размытыми, Джи не мог ничего в них найти. Может, они и вовсе никогда не виделись, и он сейчас чувствует дежавю?       Джи даже не понял, сколько времени успело пройти, пока он стоял, разглядывая незнакомца; скорее всего, несколько секунд, но ему показалось, что куда больше. Ветер доносил горький запах сигаретного дыма, и Джи на мгновение подумал, что даже если он заговорит с этим парнем, то вряд ли что-то узнает, и вообще, от подобных глупых беспочвенных ощущений стоило держаться подальше… но, в конце концов, разве он теряет что-нибудь? Кажется, это просто очередной способ убить время.       Не то чтобы Джи совсем не боялся; знакомиться с людьми он, вообще-то, не умел, делал это редко и чисто благодаря случайностям, вроде взорвавшегося во время ужина амулета с неопределенным эффектом и последующего переполоха. Когда все вокруг паникуют, злятся, пребывают в отвращении и бьют друг другу морды, а кто-то вместе с тобой просто смеется до боли в животе с того, как внезапно все люди в радиусе ближайших метров поотращивали животные головы вместо человеческих… в общем, в такой ситуации ты понимаешь, что вы станете друзьями. Сейчас же подобной ситуации не было, и приходилось рассчитывать исключительно на свои силы и умение напустить на лицо уверенную улыбку. Что Джи и сделал.       Он направился к парню, в какой-то миг перейдя на бег, и еще на расстоянии пары шагов окликнул его:       — Так вот ты где! Совсем уже обыскался, — приблизившись к парню, Джи дружески хлопнул его по плечу, а в следующий миг уже уселся на перила. — И что ты только тут забыл? Сейчас лекция во всю идет! — Джи довольно смотрел на недоумевающее лицо парня, в его светлые, практически невозможные для жителей Арса глаза, от которых он все еще не мог вспомнить, видел ли его где-то, но они были настолько знакомы, что возникало расслаивающееся чувство дежавю, и вся эта сцена казалась происходящей не впервые, словно уже был сон с точно таким же содержанием. И если не считать этих глаз, парень перед ним казался самым обычным студентом в клетчатой рубашке, каких было пол-университета, но Джи был почему-то уверен, что это не так. Только что ему говорить дальше… — У препода демонстрационный опыт не получился, прикинь. Всю аудиторию дымом завалило… ну я воспользовался случаем и свалил, — он хитро улыбнулся и подмигнул так, словно сам этот опыт и испортил. Незнакомец, к радости Джи, тоже улыбнулся, и Джи успел понадеяться, что фокус удался, но тот, поправив пепельные волосы и внимательно посмотрев на Джи, сказал:       — Стоит отдать тебе должное, так нагло со мной еще не знакомились. Я даже почти растерялся, — он затушил окурок о перила и выбросил вниз. — Но в новых знакомствах я сейчас не заинтересован, так что ты зря старался. Незнакомец отстранился от перил и явно собрался уходить, но Джи не хотел так просто сдаться.       — Эй, ты же меня даже не знаешь! Уверен, я не похож на других твоих знакомых, — он улыбнуться, хотя в глубине души понимал, что его слова были скорее блефом, и ничего особенного — по крайней мере, в хорошем смысле — в нем не было. Но это было не важно, сейчас он просто хотел…       — Хах? — незнакомец приподнял бровь. — А ты меня знаешь? — Он сделал шаг ближе, и его светлые глаза в этот момент стали холодными, почти хищными, но даже такими Джи их почему-то тоже помнил. — Ты уверен, что хочешь со мной знакомиться? — в это мгновение незнакомец оказался уже слишком близко, почти вплотную, и Джи стало не по себе и даже немного страшно, и еще раньше, чем он успел что-то подумать, он резко оттолкнул его. И, кажется, это было не самым лучшим решением, поскольку в тот же миг, когда незнакомец отстранился, Джи, повинуясь закону инерции и не сумев вовремя восстановить равновесие, начал падать в противоположную сторону. И он уже успел представить грозящий ему перелом позвоночника, но в последний момент почувствовал, как его поймали за руку: незнакомец успел вовремя среагировать, и теперь затянул Джи обратно на площадку. От шока у Джи сбилось дыхание и подкосились ноги, так что он просто осел на месте.       — Если ты и правда такой источник проблем, — голос незнакомца теперь звучал отдаленно и гулко, и Джи с трудом мог воспринимать его, — то тебе точно стоит держаться подальше. Мне не нужны неприятности, — слова прозвучали холодно и обидно, и Джи не мог ничего на это ответить: он на самом деле только и делает, что приносит окружающим людям и самому себе проблемы. Где-то внутри стало противно, а в глазах защипало — хотелось плакать.       Незнакомец ушел, и Джи даже не стал смотреть ему вслед, только пересел поудобнее и уставился на собственные татуировки, пытаясь хоть как-то отвлечь мысли. Послышались быстрые шаги, и Джи даже показалось, что он узнал их, но решил проигнорировать. Впрочем, не вышло: шаги направлялись прямо к нему.       — Джи, ты совсем лох? Что это вообще было? — раздался звонкий голос Нарами. По шагам Джи слышал, что вместе с ней, немного сзади, шла Рика. — Тебя вообще нельзя одного оставить, чтобы с тобой ничего не случилось?! Что этот маньяк хотел от тебя?       Джи поморщился. Голос Нарами сейчас звучал раздражающе, ему совсем не хотелось ничего рассказывать. Он вообще предпочел бы сделать вид, что ничего не произошло.       — Да так, прикурить просил, — недовольно буркнул Джи и поднялся на ноги. — Через перила я сам навернулся.       Нарами фыркнула.       — Совсем лошара, как скоро ты сдохнуть собираешься?       — Да отвали уже! — у Джи совсем не было настроения препираться. Он злобно глянул на Рику. — Надеюсь, вы закончили, потому что даже если нет, мне плевать. Я иду домой.       Не дожидаясь ответа, Джи пошел к той самой лестнице, с которой несколько минут назад увидел этого парня. Как можно было так провалиться, что даже имени его не узнал? Хотя, нафиг это вообще надо, пришибленный какой-то. Это изначально было гиблой идеей, так что лучше просто выбросить этот случай из головы. Или весь этот день. Но… почему-то Джи не мог перестать думать о его глазах, таких холодных и чужих, но все равно бесконечно знакомых. Где же он мог его видеть?       — Чувак, да расслабься, — услышал он Нарами. Они с Рикой шли рядом. — Серьезно, с тобой же не впервые что-то подобное, и что такого?       — Прекрасно, спасибо огромное, что напомнила, какой я неудачник! А то я успел забыть об этом! — Джи даже не глянул на нее, только ускорил шаг, спускаясь по лестнице.       — Джи, успокойся, ты никакой не неудачник, — сказала Рика, которой успевать за Джи было явно проще, чем Нарами. Впрочем, слова все равно не помогали. Джи резко остановился на ступеньке и повернулся к Рике.       — Прекрасно, хорошо, очень рад! — саркастичным тоном ответил он. — А теперь можешь со спокойной совестью перестать со мной нянчиться, зачем я вам вообще нужен! Уверен, вам и без меня было прекрасно!       После этих слов Джи сразу собрался идти дальше, но к этому моменту путь ему уже перегородила Нарами, и прежде чем он успел оттолкнуть ее, она обхватила его руками, крепко обняв. Джи попытался высвободиться, но не смог: Нарами использовала свою магию, чтобы стать физически сильнее, так что Джи сдался и перестал сопротивляться.       — Так, придурок крокодилоголовый! — грозно сказала она, и Джи, удивленный таким обращением, с трудом сдержал улыбку. — Джи, которого я знаю, не начинает раскисать и истерить из-за какой-то непонятной фигни! Поэтому давай ты сейчас успокоишься, мы пойдем в ближайшую кафешку и возьмем там по мороженому, а потом ты спокойно объяснишь нам, почему сейчас бесишься. Идет?       Джи поджал губы. Ему было неприятно, что с ним говорили, как с ребенком, но он понимал, что Нарами права.       — Ладно, — пробормотал он и обнял ее в ответ. — Прости, Нана. На самом деле я просто обиделся, что вы про меня забыли, и мне захотелось внимания, — он улыбнулся, а после выпустил Нарами из объятий. — В общем, я дебил, а теперь пошли за мороженым! — совершенно веселым тоном, словно не было минуту назад никакой истерики, воскликнул он и, вскочив на перила, съехал по ним вниз до конца лестницы.       Нарами спустилась тем же способом, а Рика, наблюдая за ними с легкой улыбкой, пошла вниз пешком, а когда ребята были уже в конце лестницы, чтобы не догонять, просто телепортировалась к ним.       В небольшой кафешке рядом с университетом они провели еще пару часов, поедая не только мороженое, но и всякие другие сладости (Джи, как всегда, за все платил), и изредка подшучивая над посетителями за соседними столиками. В конце концов, что может быть безобиднее иллюзии маленького паучка в кофейной чашке?..       Однако, в какой-то момент работнице кафе их выходки надоели достаточно, чтобы они отправились на улицу, а поскольку вечерело, дело шло к тому, чтобы отправляться по домам. В конце концов, ночная Прима никогда не была особо безопасной, даже в верхних районах.       — Нарами, проводить тебя до дома? — предложила Рика. Последний месяц девчушке приходилось жить далеко не в лучшем месте, и друзья прекрасно это знали, однако ее ответ их несколько удивил:       — Не, я теперь живу как раз недалеко отсюда, удалось получить место подешевле в одном из общежитий, — сообщила она новость.       — Подешевле? — усмехнувшись, переспросил Джи. — Уж не на халяву ли? Нарами хихикнула и многозначительно промолчала.       — Да ладно, если рядом, то тем более давай проводим, хоть узнаем, где твое обиталище теперь находится, — улыбнулась Рика. Нарами не стала сопротивляться. Мимо университета они вышли к общежитию, и Джи против воли поглядывал в сторону групп студентов, словно искал кого-то, и само это чувство бессмысленного вглядывания в чужие лица тоже было знакомо.       — Ээй, Джи, о чем задумался? — окликнула его Нарами, когда они были уже у входа в безликое серое здание, которое и являлось общежитием. Джи перевел взгляд куда-то на небо, желтовато-серое из-за заката, и ответил:       — Да так, просто сегодняшний день похож на одно большое дежавю. — Он опустил взгляд к Нарами и улыбнулся. — Просто опять мои глупости. Не бери в голову.       Они попрощались. После того, как Нарами скрылась в общежитии, Рика, вопреки отказам и сопротивлению Джи, вызвала ему такси, и только убедившись, что он сел в машину, а не принялся шляться по ночному городу, сама тоже отправилась домой. Так и закончился этот день.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.