Сэнсэй Обито

Джен
NC-17
В процессе
475
Размер:
планируется Макси, написано 589 страниц, 74 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
475 Нравится 1525 Отзывы 145 В сборник Скачать

Глава 67. "То, что он хранил в душе"

Настройки текста
Примечания:
      Сын Орочимару смело заслонил собой раненного Гамакичи, приняв весь удар на себя. Лезвие Самехады угодило точно в плечо Широ, как раз в то место, где рука соединяется с плечевой костью. Парень тихо простонал от боли, даже не услышав хруста собственной кости.       — Проклятье… — Кисамэ выругался, случайно взглянув наверх и увидев летящий вниз здоровенный камень. Бывший Мечник Тумана отпрыгнул в сторону за мгновение до столкновения.       Глыба угодила точно в то место, где ранее стоял Кисамэ. Удар её был настолько сильным, что та часть каменной платформы, которая была с краю и на которой находились Широ с Гамакичи, стремительно откололась от площадки и с грохотом полетела вниз, забирая с собой брюнета и земноводное…       — Стоит отдать тебе должное, ты был достойным оппонентом, — Кисамэ с благоговейным видом посмотрел в пропасть, черноту которой закрыло собой облако пыли.       Хошигаке эффектно взмахнул Самехадой и повесив её себе за спину, направился в сторону выхода из храма. Его миссия была завершена — Коноха не получила информацию, с помощью которой можно было бы победить Акацуки. Но…       — Широ? Широ с тобой всё в порядке? — Гамакичи вместе с сыном Орочимару находились на дне этой пропасти (в трендах Ютуба что ли?). В отличие от желтоглазого, жабе удалось в последний момент ухватиться за небольшой выступ и спастись от удара о землю. — Широ, ответь… — поднявшаяся от падения пыль не давала увидеть что-либо в радиусе пяти метров. Гамакичи внимательно прислушался и через бесконечный грохот падающих камней, услышал тихий стон, едва уловимый в таком-то шуме.       Он понял, что это был Широ. Гамакичи смело рванул в сторону и через несколько прыжков, оказался рядом с парнем. Он не сразу узнал его из-за того обилия крови, что покрывало тело Широ. Правая нога была повёрнута под неестественным углом, с губ стекали ручейки крови и лишь раскрытые глаза с тяжёлым прерывистым дыханием давали понять, что он ещё жив.       — Широ! Ответь, ты меня слышишь?! — Гамакичи аккуратно затряс парня за плечи, стараясь не нанести ему больше повреждений.       Сквозь шум в ушах и невероятную боль во всём теле от падения с высоты, Широ смог разобрать вопрос Гамакичи и сделав тяжёлый вдох, жадно хватая воздух, медленно кивнул. Его взор постепенно начала заволакивать тьма, всё становилось словно в тумане, даже грохот начал постепенно стихать…       — Широ! Не закрывай глаза! Слышишь?! Не смей умирать… — Гамакичи пытался привести брюнета в чувства, видя, как тот словно уходит в небытие, но парень уже не слышал его. И теперь, он видел далёкие воспоминания, что чередой проносились перед его глазами…

*******

      «Отродье предателя», «сукин сын», «тварь», «отброс, не имеющий право на жизнь»… За свою жизнь, я чуть ли не каждый день слышал подобные слова в свою сторону. В какой-то момент я даже начал думать, что моя жизнь бессмысленна и я не должен был рождаться… Мне казалось, что будто сами небеса были против меня…       Яркое солнце освещало небольшую детскую площадку, находившуюся во дворе сиротского приюта Конохи. Толпа детей разных возрастов весело резвилась по траве, другие раскачивались на качелях в общем, настоящее счастье и веселье. Но всю атмосферу пасторали порушил голос одного мальчика:       — Да больно мне надо с вами играть! Подумаешь, я и сам с собой могу поиграть! — тем, кто кричал это, был маленький мальчик, имевший необычную для человека внешность: бледная, словно Луна на ночном небе кожа и глаза, слабо светившиеся жёлтым, что имели вертикальный зрачок как у рептилии.       — Шёл бы ты отсюда, Широ, пока не получил по первое число, — ответил ему мальчик, которому на вид можно было дать восемь лет, что давало ему преимущество над маленьким брюнетом. — Никто из нас не хочет играть с таким… как ты… — мальчик ощущал в этих слова неприязнь в свою сторону.       — Да плевать я на вас хотел, мне и одному скучно не будет… — Широ фыркнул, махнув ручонкой и отвернувшись от остальных ребят, пошёл куда глаза глядят. — Погоди, придурок, у меня для тебя есть «подарочек»… — мальчик деловито запихнул руки в карманы. Потупив глаза, он увидел несколько небольших камешков. Губы Широ расплылись в хитрой ухмылке от предвкушения скорого «возмездия». — Есть идея…       — Ребят, продолжим? — собеседник Широ повернулся к своим друзьям, напрочь забыв об озлобленном желтоглазом мальчике, и зря…       — Эй, придурок… — все дети, в том числе и тот, что говорил с Широ, повернулись в сторону сына Орочимару, который в правой руке подкидывал камешек, держа левую в кармане, и вальяжно пожёвывал небольшой колосок травы во рту. — Держи это! — любитель белого цвета бросил камешек и точно попал в лоб своему обидчику.       Тот рухнул на пятую точку как подкошенный, с непониманием смотря на ухмыляющегося Широ. Эта наглая ухмылка невероятно разозлила того мальчика ещё бы, этот отброс предателя только что прилюдно унизил его.       — Хватайте его!       Широ машинально побежал в сторону забора, видя надвигающуюся на него угрозу в лице толпы мальчишек. Ему, жёлтоглазому, приходилось уже терпеть побои от своих сверстников и он знал, что если сейчас же не убежит, ему точно несдобровать.       Несмотря на свой маленький возраст, силой Широ не был обделён. Малыш, подбежав к высокому забору, подпрыгнул и, зацепившись за доски, подтянулся. Он быстро взобрался на ограждение, вальяжно свесив ноги, и, для страховки, схватился руками за края досок.       — Хах, идиоты, я круче вас! — Широ насмешливо показал язык, щуря глаза и с издевательским снисхождением смотря на мальчишек, вознамерившихся побить его.       — Спускайся сюда, уродец!       — Тебе конец, Широ!       Но, как закономерный итог, эти слова никак не повлияли на Широ. Мальчик продолжал сидеть на заборе, беззаботно болтая ножками и улыбаясь во все тридцать два в лицо своим преследователям-обидчикам.       — Ну погоди, козёл, — мальчишка, которому Широ запустил камень в лоб, сам подобрал небольшой камень с земли и запустил его в сына Орочимару.       — Ой, мне пора, — Широ отклонил голову в сторону, спасая её от летящего камня. Брюнет поднял руки и спиной назад перевалился за забор, окончательно скрывшись от своих преследователей..       После кратковременного ухода из приюта, чтобы скрыться от мальчишек, с которыми он поссорился, Широ целый день провёл гуляя по Конохе, но время близилось к ночи и надо было возвращаться.       — Да чтоб тебя, — Широ зацепился шортами за гвоздь, торчавший из доски в заборе. Мальчик попытался медленно свесить ногу вниз так аккуратно, как мог, чтобы не оставить дырку на одежде. Но одно неловкое движение, и послышался характерный звук рвущейся ткани. — Блин, воспиталка же убьёт меня! — он спрыгнул на землю, обращая внимание на небольшую дырку в шортах. — Ну ладно, попробую как-нибудь незаметно проскочить мимо и не спалиться.       Ещё раз обругав себя за неуклюжесть, мальчик тихими шагами направился к открытой двери, надеясь на то, что не встретится с теми мальчишками или воспитательницей.       — Ага, вот и ты, мелкий негодник! — Широ застыл на месте, услышав позади себя громкий голос воспитательницы. Мальчик судорожно повернул голову назад, встречаясь с горящими от злости глазами женщины лет тридцати на вид. — Долго ты думал бегать, сорванец?!       — Я-я… я просто гулять ходил, вот, — Широ невинно улыбнулся, закрывая глаза и закидывая руки за спину. Он надеялся, что женщина смягчиться, но увы, здесь он просчитался.       Она, однако, не стала кричать, а резко схватила мальчика за руку и потащила за собой. Широ упирался ногами, пытаясь освободиться, но сил было слишком мало.       — Эй, отпустите, мне же больно, — Широ поморщился от боли в кисти правой руки.       Ответа не последовало. Воспитательница сильнее сжала руку, хмуро глядя вперёд и не обращая внимания на все потуги маленького брюнета освободить свою кисть. Широ не оставалось ничего, кроме как смириться и перестать сопротивляться.       Миновав несколько поворотов и один длинный коридор, Широ вместе с воспитательницей, сопровождавшей его, оказались в общем зале, служившем местом сбора всех сирот, живших в приюте. Собирали их здесь лишь для того, чтобы сделать важные объявления и сегодняшний вечер не стал исключением.       — Все в сборе, хорошо, — директор приюта, коим был мужчина в возрасте, внимательно оглядел толпу детей, когда увидел воспитательницу вместе с Широ. — Хочу объявить вам всем, что завтра в нашем приюте ожидается… «пополнение». Дело в том, что один из приютов скоро снесут и детей из него отдали под наше попечение. Поэтому, прошу вас помогать им осваиваться тут.       Окончив свою короткую речь, директор удалился к себе, а сироты начали расходиться. Широ, стоявший рядом с воспитательницей, чувствовал взгляды тех мальчишек, направленных в его сторону. Но сейчас ему уж точно не хотелось встречаться с теми идиотами.       — Ну… я наверное пойду, — мальчик попытался по-тихому улизнуть, медленно вытащив свою ручонку из ладони женщины и начиная медленно отходить от неё.       — Куда намылился?! — она грубо схватила пацана за кисть ручки, да так сильно и резко, что едва не подняла его над полом. — Ты сегодня наказан, — после этих слов, она едва ли не волоком потащила малыша за собой.       — Наказан? Но за что? — брюнет искренне не понимал, за что это его решили наказать.       — За то, что избил невинных мальчиков и потом сбежал!       — Что?! Я не избивал их, я просто одному идиоту камешком в лобешник запустил, ничего более, — желтоглазый начал протестовать, но разве доводы какого-то «отброса» способны переубедить женщину?       Затаив обиду на тех мальчишек и воспитательницу, Широ немного замедлился, уходя в свои раздумия и немного замедляясь. Женщина, почувствовав это, резко потянула руку мальчика на себя, чего тот не ожидал и едва не был сбит с ног от такого «порыва».       — Почему… почему вы относитесь ко мне как к какой-то крысе помойной?! — брюнет грубо вырвал свою руку из ладони воспитательницы, со слезливыми глазами смотря на неё. — Я вам ничего не сделал, а вы готовы чуть ли не растерзать меня!       — Посмотри туда, — она пальцем указала на большое зеркало, стоявшее в коридоре. Широ всхлипнул, сдерживая желание расплакаться и поворачиваясь к зеркалу. — Говорят, глаза — это зеркало души. Посмотри на себя… У тебя глаза, как у твоего отца. Твоя душа в точности, как у него. Ты жалкий отброс и будь моя воля, я бы давно тебя вышвырнула на улицу, — губы мальчика дрогнули от последних слов собеседницы. Он со злобой сжал кулаки и лишь чудом смог побороть желание ударить женщину за эти слова. — Давай, иди, тебя ждёт ночь в карцере.       Мрачно повесив голову и стараясь не показывать слёз, Широ под злобный взгляд воспитательницы дошёл до кладовой комнаты, служившей своеобразным аналогом карцера. Женщина стремительно захлопнула дверь за брюнетом и, повернув ключ в замочной скважине, закрыла её на замок.       — Ненавижу… — коротко обронил Широ, прислонившись спиной к двери и упираясь глазами в колени…

      *******

      — Эй, отброс, тебе здесь не место!       — Вот-вот, убирайся отсюда! — несколько детей из толпы, которая играла во дворе приюта, увидела мальчика с тёмными волосами и необычными глазами.       — Отвалите от меня! — немного прикрикнул в ответ Широ и отвернулся обратно. Погрузившись в свои тяжёлые раздумья, брюнет случайно взглянул в сторону одного из деревьев, под которым устроился мальчик с блондинистыми волосами и странными полосками на щеках.       Маленький Узумаки с грустью смотрел на толпу веселившихся детей. Его совсем не давно определили в другой приют, так как старый решили снести. Вопреки его расчётам, но здесь к нему относились также, как и везде.       Широ сразу узнал этот взгляд — взгляд, полный одиночества. Ему стало жалко этого незнакомца и он сразу же решил познакомиться с ним.       — Эй, ты новенький, да? — брюнет подошёл к джинчурики, сидевшем под деревом. — Тебя кажется, Наруто звать?       — Давай, назови меня монстром, как и остальные, — блондин поднял влажные от слёз глаза на брюнета.       — Э-э-э, зачем мне это делать? — Широ вопросительно выгнул бровь, смотря в глаза своему собеседнику.       — Ты… ты не будешь назвать меня так? — Наруто протёр глаза от слёз, удивлённо посмотрев на брюнета.       — Нет, я не вижу в этом смысла, — Широ пожал плечами, присаживаясь рядом с Наруто. — Слушай, Наруто… а… ты будешь моим другом?       — Ты сейчас серьёзно? — глаза юного Узумаки засветились от счастья. Наконец-то кто-то решил предложить ему дружбу.       — Я… просто у меня нет друзей, со мной никто не общается, все меня сторонятся… Может быть ты не такой как они?       — Конечно! — радостно воскликнул сын Минато и Кушины. — Меня Наруто Узумаки звать, а тебя? — блондин протянул вперёд руку, будто забыв о том, что совсем не давно плакал.       — Широ… просто Широ…       Это знакомство для меня стало судьбоносным. Я встретил такого же мальчика как и я — одинокого, презираемого и ненавистного всем. Единственное чего я тогда не понимал — почему же к Наруто так относились? Я знал про то, кем был мой отец и понимал, что его имя — это пятно на моей судьбе, но что было в моём первом друге — я тогда не знал…       За то время, что мы жили в приюте с ним, мы с Наруто крепко сдружились. Наверное, моё суждение о том, что люди, пережившие в прошлом одну боль, словно магнит тянутся друг к другу, всё же имеет место быть…       Мне казалось, что моя жизнь тогда стала чуточку лучше, но… жизнь тогда решила вновь поиздеваться на до мной. Тот день, десятого октября, я, наверное, никогда не забуду. В тот день Наруто исполнилось шесть лет и в этот день, он бесследно пропал… Я действительно пытался думать, что с ним всё хорошо и он скоро вернётся, но время шло и я постепенно начал думать, что его уже нет на этом свете…       Спустя недолгое время, я поступил в Академию шиноби. Разумеется, большая часть класса смотрела на меня как на кусок мусора, но не все… И среди этого меньшинства, была она — Киёми… Знакомство с ней стало для меня не менее судьбоносным, чем с Наруто…       Широ молча брёл к себе домой, проходя мимо озера. Бросив мимолётный взгляд на озеро, он увидел пристань, на которой сидела уже знакомая ему девочка — Киёми. Присмотревшись, мальчик заметил, что та плакала из-за чего-то. Широ стало интересно чем это вызвано. Забыв о своей изначальной цели, мальчик аккуратно спустился вниз, к причалу, где сидела Киёми.       Девочка сидела спиной к Широ, согнувшись и тихо всхлипывая. Он тихо подошёл и окликнул Киёми, но та не отзывалась. Брюнет аккуратно потряс девочку за плечо, приводя её в чувства. Она взглянула на него глазами, полными скорби.       — Почему ты плачешь? — Широ присел на колени, держа Киёми за руку.       Она пуще прежнего разрыдалась. Широ обнял её, поглаживая по голове и успокаивая. Горячие слёзы девочки впитывались в одежду Широ. Мальчик жалобно смотрел на Учиху и продолжал гладить её.       — Киёми, скажи, почему ты плачешь? — повторил свой вопрос Широ, вглядываясь в ониксовые глаза одноклассницы.       — Мой… мой старший брат… — Киёми прервалась из-за громкого всхлипа, тут же смахивая слёзы, обильно катившиеся из глаз, — он убил маму и папу. — Он уничтожил весь клан!       Широ понял, что девочка, которую он видел лишь несколько раз, сейчас была такой же, как и он с Наруто — полной сиротой. Брюнет сочувственно вздохнул, продолжая успокаивать плачущую девочку. Темноволосая громко всхлипывала, сжимая кофту на груди Широ ослабшими ладонями. Мальчик же, прижался подбородком к тёмной макушке и стал поглаживать её, пытаясь успокоить рыдающую девочку.       «Я… я никогда не знал родительской любви. С самого начала своей жизни, во мне видели не меня самого, а лишь отражение моего отца-предателя. Я понимаю, каково это, потерять самое дорогое, что есть у тебя… Нет, я не могу оставить её так. Пусть она станет мне таким же близким человеком, как Наруто…» — Широ немного отстранился от Киёми, которая хоть и перестала плакать, уставилась на него с непониманием.       — Киёми, я понимаю тебя. Я сам никогда не имел родителей, но у меня был очень хороший друг, которого я потерял…       — К чему ты клонишь? — спросила девочка, вытирая слёзы и поднимая грустный взгляд на собеседника.       — Я… я просто хочу найти друга. Все смотрят на меня, как на самого настоящего монстра… — Широ сделал задумчиво выражение лица, свесив ноги с пристани и сев рядом с Киёми, — я просто хочу найти того, кого стал бы защищать даже ценой своей жизни.       — Стало быть, ты хочешь, чтобы я была таким человеком?       — Да…       — А почему я должна делать это?       — Знаешь, если ты откажешься, я пойму это, — мальчик задумчиво глядел на водную гладь, отливавшуюся мягкими розовыми тонами под лучами закатного солнца, — просто… Я знаю, что ты переживаешь. Такие как мы… мы должны держаться вместе. Миру не нужны сироты. Мы обречены на одиночество и забвение. Поверь мне, быть одиноким — такой участи и врагу не пожелаешь. Киёми, сейчас, ты стоишь над этой пропастью. Но я хочу помочь тебе не упасть туда.       — Широ, я знаю, что на тебя смотрят, как на самое настоящее отродье предателя и не считают тебя за человека, но… ты мне не кажешься таким. Знаешь, давай я стану для тебя другом? Мы оба одиноки и нуждаемся в понимании, — брюнетка вытерла глаза от слёз, оставив на щеках следы от влажных дорожек.       — Киёми… а давай… давай я провожу тебя до дома? — неловко улыбнулся Широ.       — Хорошо, — согласилась девочка…       Казалось бы, одно незначительно знакомство, а принесло мне столько приключений. И первым, самым важным было одно — Страна Волн. Сколько бы лет не прошло, но Хаку я никогда не забуду…       …Его тихий шепот прервали шаги из чащи леса. Сначала, Широ подумал, что это Саске вернулся, но это было совсем не так. Из леса вышла, как сначала показалось Широ, девушка, что была лишь немного старше него. Даже не обратив внимания на сидевших под деревом генинов листа, она принялась собирать травы.       — Вам помощь не нужна? — Широ аккуратно положил голову Киёми на свою сумку, а сам встал.       — Ну если хочешь — помоги, — девушка приветливо улыбнулась ему.       Широ встал и приблизившись к девушке, стал собирать траву. А его собеседница случайно уронила свой взгляд на одно из деревьев, где были видны засечки от кунаев. Похожие засечки были и на соседнем дереве.       — Ты тренируешься? — решила начать разговор незнакомка.       — Нет, я просто наблюдаю. С чакрой у меня всё хорошо, в отличие от неё с братом, — мальчик жестом указал на спящую Киёми, делая голос как можно тише, лишь бы не разбудить подругу.       — Хм, и всё же, мне ты кажешься интересным собеседником…       — О чём это вы? — в голове Широ сразу возникли мысли о том, что перед ним сидит… ну явно нездоровый в плане психики человек. Уж больно странная интонация была у Хаку. Сам мальчик тем временем начал тянуться к кунаю на всякий случай, и Хаку заметил это.       — Нет-нет, что ты, ты не то подумал, — Хаку зажмурил глаза, мягко улыбаясь и выставляя перед собой ладони, — просто с тобой интересно говорить.       — А? Вот как… Гы… а я подумал, что вы… — брюнет понял, что чуть не напал на невинного человека, ударил себя по лицу, перед этим глупо улыбнувшись. — Вот я идиот…       — С кем не бывает, — с улыбкой отвечал Хаку, тут же став более серьёзным. — Но я думаю, ты всё же тренируешься, не так ли?       — Ну конечно тренируюсь, — безразлично хмыкнул Широ.       — Тогда скажи, зачем ты тренируешься?       — Чтобы быть сильнее, зачем же ещё? — Широ вопросительно посмотрел в глаза Хаку, давая ему понять, что теперь его очередь.       — Но мне кажется, ты и так сильный…       — А почему бы не стать сильнее, чем я есть? — мальчик пожал плечами, собирая травы, — кто ж знает, а вдруг я стану так самым сильным шиноби?       — Твоя мечта — стать самым сильным шиноби? — вновь поинтересовался парень, видя, что мальчику уже надоедает этот допрос.       — У меня нет мечты, и вряд ли будет… — мрачно обронил брюнет, покачивая головой и смотря в землю. — Знаете, я вообще… никогда не задумывался, я просто… жил, тренировался и всё… Я не задумывался над такими вещами, да и кажется мне, что всё это рано мне знать, я слишком глуп и мал…       — Если ты так считаешь, тебя уже можно назвать взрослым, — Хаку понравилась откровенность собеседника. — Тем не менее, ты хочешь стать сильнее. Но для чего? Для самого себя? Или ради кого-то другого?       — Говорю же, я не знаю! — мальчик немного прикрикнул, и тут же замолчал, увидев, как Киёми начала ворочаться во сне. — Я не знаю…       — А есть ли у тебя… кто-то дорогой? — Хаку внимательно посмотрел в задумчивые глаза Широ, ожидая, что он ответит.       — Она, — мальчик пальцем указал за спину на спавшую Киёми, — и мой сэнсэй… Но к чему это?       — Понимаешь, когда у человека есть что-то дорогое, что он хочет защитить… лишь тогда она может стать по-настоящему сильным, — теперь уже Хаку выжидающе посмотрел на него, ожидая продолжения диалога.       — Кажется, понимаю, — хмыкнул брюнет, пожимая плечами…       В действительности, я тогда мало что понимал из нашего разговора и лишь спустя время, ко мне пришло осознание того, что же имел ввиду Хаку. Защищая самое дорогое, человек становится сильным. И даже то, что я говорил перед Какаши-сэнсэем после окончания Академии, было не более чем лепетом глупого мальчишки, желавшего выделиться перед учителем… Но я даже представить не мог, какую встречу мне уготовила судьба…

*******

      — Широ! — воскликнула обрадованная Киёми.       — Почему ты так приковала своё внимание ко мне, ещё там, за пределами леса? — мальчик указал в сторону призывательницы змей. — С тобой явно что-то не то. Куча змей, которых ты призываешь, внимание к моей персоне… И судя по всему, ты намеренно следуешь именно за нами. Что же тебе нужно от меня и моей команды? — холодно спросил Широ, таким же холодным взглядом смиряя оппонентку своей команды.       — Потому что… — он начал срывать со своего лица кожу. И наконец, когда полностью оторвал её, продолжил: — Я твой отец, Широ…       — Явился, не запылился, — брезгливо бросил мальчик…       — Отец?! — одновременно воскликнули брат с сестрой, переводя взгляд то на Широ, который стыдливо опустил голову, узнав, кто перед ним.       — Да… это действительно так… — поник головой сын Орочимару. — Он действительно мой отец… — мальчик поднял слезливые глаза на того, благодаря кому появился на свет. В его глазах читалась сильная боль и злость на отца. — Почему… ты оставил меня одного?! И… и что с моей мамой?       — Твоя мать была хорошей женщиной, но смерть слишком рано забрала её, — ответил Санин своему сыну, пожимая плечами, — стремясь найти знания, которые могли бы вернуть её, я перешёл рамки дозволенного, совершенно забыв о тебе. Мою деятельность смогли обнаружить. Мне пришлось спешно уходить из Конохи. Я думал… что тебя скорее всего убьют, как дитя предателя. Все эти годы я замышлял, как уничтожить Коноху за это, но оказалось, что Третий решил оставить тебе жизнь…       Для меня его появление спустя столько лет стало настоящим ударом или… потрясением. Я меньше всего хотел, чтобы мои сокомандники знали о моём секрете. Хотел спокойно идти дальше, пытаясь отделаться от клейма, преследовавшего меня всю жизнь, а вышло как всегда…       Тогда отец поставил меня перед выбором — уйти вместе с ним и однажды отомстить Конохе, либо и дальше жить так, как жил до этого. В тот момент, я был близок к тому, чтобы пасть на его сторону, но что-то помешало мне сделать этот выбор. Возможно, я слишком сильно привязался к деревне…       В тот момент я разозлился и вышел из себя. Я пытался убить отца, но разумеется, ничего из этого не вышло. И мне оставалось лишь смириться с тем, что он теперь где-то рядом. Однако я даже подумать не мог, что он сам решит придти ко мне…

*******

      Ночь постепенно застилала своею тьмой землю, на улицах вечерней деревни начали загораться фонари, и солнце, постепенно полностью скрылось за горизонтом.       — Долбанная очередь, весь вечер в ней простоял, — брюнет повернул ключ в скважине, медленно открывая дверь в свою квартиру и занося пакет с покупками. Мальчик потянулся к выключателю и щёлкнув им, зажёг свет в прихожей. Но стоило ему сделать это, как дверь за его спиной захлопнулась сама по себе. Широ не понял что произошло и лишь бросив взгляд себе за спину, он понял, что тут происходит. — Ты… что тебе здесь надо?! — оскалился мальчик, видя Орочимару, стоявшего перед ним.       — Я просто хотел поговорить с тобой… сын, — усмехнулся мужчина, видя, как его отпрыск пытается незаметно вытащить кунай. — Кунай не вытаскивай, всё равно ничего не сможешь сделать.       — Плевать, — неумолимым тоном ответил брюнет, с ненавистью смотря на отца.       — Ты не умеешь слушать, совсем как твоя мать… — Змея нагло улыбнулся, скрестив руки на груди.       Широ отвёл взгляд в сторону, выбрасывая кунай из руки и не желая пересекаться взглядами с отцом.       — Скажи, что тебе здесь надо и вали, у меня нет желания трепаться с тобой…       — Хо, как грубо, а ведь ты говоришь со своим от…       — Ты мне не отец! — мальчик резко поднял голову вверх, смотря на Орочимару слезливыми глазами. — И никогда им не был…       — Нравится тебе это или нет, но я действительно тот, кто дал тебе жизнь, — Змеиный Санин спокойно пожал плечами и словно чувствуя внутреннее опустошение сына, начал медленно подходить к нему. — И ещё не поздно присоединиться ко мне… — Орочимару с лёгкой улыбкой на лице положил руку на плечо поникшего сына.       — Нет, ты знаешь моё решение, — Широ не стал поднимать глаза, медленно убрав отцовскую руку со своего плеча, — я сделал свой выбор… отец. И если в тебе есть хоть капля понимания, ты должен принять его…       Орочимару, услышав слова Широ, позволил себе улыбнуться что называется «от уха до уха».       — Мудрое высказывание, — Санин развернулся и начал отходить от сына, но неожиданно остановился, привлекая к себе внимание разгорячённого сына. — От деревни всё равно скоро камня на камне не останется, Широ. Ты всё равно станешь моим, по собственной воле или против неё…       — И не надейся, я скорее кишки себе выпущу, чем стану одним из твоих прихвостней! — брюнет снова сорвался на крик.       — Ты наивен, сын, а наивность не делает шиноби сильнее… — задумчиво проговорил Санин, потянувшись куда-то себе за пазуху. — Подумай над тем, на какой стороне тебе лучше быть… — он вытащил небольшую фотографию и поставил её на тумбочку.       Широ не хотя поднял взгляд на Орочимару, прежде чем тот исчез из поля его зрения.       — На двенадцать лет ушёл за хлебом, а думает, будто ничего и не было, чтоб его! — мальчик со злобой пнул тумбочку. Он услышал звук падения и лишь тогда обратил своё внимание на рамку с фотографией, упавшей лицевой стороной на тумбу. Широ медленно взял её в руки и судорожно развернул к себе, уже догадываясь, кто там изображён. — Мама…       С фотографии на него смотрела девушка со светло-русыми волосами и чёрными глазами, отдававшими холодом и скрытой силой. И вместе с этим, Широ чувствовал какое-то странное тепло в груди, смотря на эту фотографию.       — Ты была красавицей, мама… — с улыбкой сказал мальчик, проводя рукой по стеклу и не замечая слёз, скатывавшихся по его щекам…       И сейчас, когда я понял, что отец хоть и плохой человек, но всё же любил меня… Когда я наконец понял смысл слов Хаку, когда наконец нашёл своё место в этом мире, я как никогда близок к смерти. Я не знаю, что ждёт меня там, но по крайней мере, я ещё могу хоть что-то сделать…

      *******

      — Гамакичи… — ясность не надолго вернулась к Широ и он сразу посмотрел на свой призыв, всё это время неотлучно находившийся рядом с ним. — Прошу тебя, передай свиток в Коноху…       — Нет… нет-нет, что ты такое говоришь?! — призыв Широ начал кричать на него, услышав столь пессимистичные слова. — Сейчас, воспользуемся Обратным Призывом и…       — Слишком поздно, — сын Орочимару сквозь пелену пыльного облака увидел огромный кусок породы, летящий прямо на них с Гамакичи. — Бери свиток и уходи, и забери это… — ослабшей рукой, брюнет поспешно отстегнул от пояса ножны с танто и вручил их в руки Гамакичи. — Поклянись, что исполнишь мою волю…       — Я… я клянусь… — мрачным голосом изрёк Гамакичи.       Широ хотел ещё сказать что-то, но не успел. Он видел, как глыба уже была почти над ним с Гамакичи. Собрав последние остатки сил, парень оттолкнул земноводное от себя, спасая его от неминуемой смерти. Через мгновение, громадный кусок скалы приземлился точно на то место, где секундой ранее был Гамакичи, окончательно похоронив под собой полуживого сына Орочимару.       — Широ! — Гамакичи со слезами на глазах и ужасом смотрел на кровь, вытекавшую из-под камня…

*******

      — Кажется, это всё… — Наруто облегчённо стёр пот со лба, осматривая поле боя и видя всех поверженных, но живых оппонентов.       — Тебе легко говорить, — скалясь от боли, произнесла Эми, вытаскивая из своей руки кунай. — Правило ведь говорили, что нельзя убивать. Так нет! Надо кунаями тыкаться.       — Ну не сражаться же голыми руками, сестра, — блондин заботливо взял аловолосую за руку, видя сочащуюся из раны кровь. — Но за то, мы теперь единственная команда, которая будет участвовать в финальном этапе…

      *******

      Меж тем, в отдалении от какой-либо из деревень, медленно, но уверенно, начинал разгораться бой с одним из последних членов клана Учиха — Саске и двумя членами Акацуки — Дейдарой и Тоби.       — Отвечай, где Итачи? — холодно изрёк обладатель шарингана, потянувшись к рукояти своего Кусанаги. — И возможно, я оставлю тебе жизнь…       — Ты слишком самонадеян, если считаешь так, — облизнулся Цукури, мотнув головой, чтобы чёлка не мешала ему видеть. — Тоби, этот ублюдок из твоего клана. Займись им, — приказным тоном произнёс подрывник, повернув голову к напарнику.       — Дейдара-семпай, проверьте голову! — масочник начал извиваться как уж на сковородке, начиная выдавать себя за дурака. — Тоби сирота, Тоби не может быть таким же, как Саске-кун или Итачи-семпай!..       — Мерзкий лгун, — ученик Цучикаге ощетинился, осознавая, что его напарник не желает рушить свой образ не смотря ни на что.       — Мне плевать, я убью вас обоих, — Саске, всё это время находившийся в стороне, бросился вперёд, на ходу обнажая клинок из ножен…
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.