Сказ про уши виконта Сэ +65

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Арно Савиньяк, Валентин Придд, Жермон Ариго, Ротгер Вальдес, Эмиль Савиньяк
Пэйринг:
Валентин, Арно, Жермон, Ротгер, Эмиль, мимокрокодилами Райнштайнер и Гирке
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, AU
Предупреждения:
Кинк, Элементы слэша
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
АУ-Кэртиана, где аушность заключается в том, что кошачьи уши и хвост являются знаком чистоты, девственности и непорочности (а-ля Loveless) всех молодых парней и девушек. И не пристало офицерам северной армии в них щеголять. Никакая шляпа не скроет!

Посвящение:
Анечке

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автор пересмотрел Loveless и упоролся нахрен.
28 августа 2013, 16:57
- Братец! А я думал, что армейская жизнь тебя избавит-таки от этого сходства с закатными тварями!

Арно скривился, кисло посмотрев на Эмиля, выдернул длинный светлый хвост из рук старшего и сильнее натянул шляпу, которая еле-еле скрывала шикарные пшеничного цвета кошачьи ушки теньента Сэ. Тоже мне, достояние. Как будто в армии люди только и делают, что ищут девочек на ночь.

- У виконта Сэ на уме лишь текущая кампания. Что похвально, - сделал попытку то ли съязвить, то ли защитить его герцог Придд. Арно перекосило повторно. И это если вспомнить тот факт, что Валентина младший Савиньяк помнил еще унаром Валентином. Без ушей и хвоста. Ушлый Приддатель!

Жермон молча жевал мясо – обед, как-никак. Райнштайнер добродушно хмыкал, но мнения не высказывал. Гирке то и дело одёргивал шурина и заметно нервничал. Ротгер Вальдес, который за какими-то кошками решил присоединиться к всеобщему веселью, ненормально ржал. Причем непонятно, то ли над младшим Савиньяком, то ли над шуткой Эмиля, то ли его кэцхен щекотали.

Арно пытался не отвечать, но мотающийся из стороны в сторону хвост с головой выдавал его чувства. Действительно, пора бы избавиться от этого аксессуара. Но бесхвостые деревенские девицы, завидев Арно, обычно разлетались кто куда, а иногда сбивались в стайки по пять-шесть штук, так что сойтись с кем-нибудь из них во время остановок в мелких населенных пунктах теньент Сэ считал невозможным. А идти в бордель с ушами и хвостом – моветон. Куда ни глянь, всюду тлен и безысходность. Приходилось думать о военной кампании. А потом слушать язвительные реплики полковника Заразы и смех Вальдеса.

- Вице-адмирал, а вы когда лишились ушей? – не выдержав гнетущей атмосферы, решил сменить тему младший Савиньяк. Тот возвел глаза к потолку, что-то вспоминая.

- Не уверен, когда это было, - изрек Ротгер, - но в тот день, я точно помню, тётушка гонялась за мной со шваброй.

- Пыталась лишить ушей повторно?

Эмиль заржал собственной шутке. Вальдес аккомпанировал. Жермон сидел, приложив обе руки к глазам. Арно резко отодвинул стул и вышел из столовой, не доев того, что лежало в тарелке.

***

- Арно!

Просто. Иди. Вперед. Смотри в закат. И посылай брата к кошкам.

- Да стой же ты!

Виконт Сэ повернулся к Эмилю, чтобы быть захваченным в цепкие объятья. И быть куда-то потащенным.

- И куда мы идем?

- Как куда? Лишать тебя ушей! А то твой рефлексирующий вид не способствует моему хорошему пищеварению.

Арно занервничал и дёрнулся.

- Да в трактир мы идем. В трак-тир.

Трактир оказался борделем.

- Ну нет!

- Арно!

- Нет!

- Даже не пытайтесь спорить, теньент Сэ. - Из двери показалась чернявая шевелюра Ротгера Вальдеса, и цепкие пальцы за уши затащили Арно внутрь. Младший Савиньяк был торжественно водружен на кресло, а на колени ему была посажена симпатичная брюнеточка. Младший Савиньяк безнадежно залился краской.

- Понятно, девушку еще рано сажать! – Ротгер упер руки в бока, за шиворот снял девицу с колен Арно, разлил вино по бокалам и протянул один страдальцу. Грех было не выпить. «Девичья слеза», судя по вкусу. Вот ызарги!

- Я пытался их отговорить, - виновато покачал головой Жермон, который сидел напротив и медленно цедил вино из своего бокала, отмахиваясь от девушек. – Но лучшее, что смог сделать, - это пойти сюда вместе с ними и проследить, чтобы эти обалдуи не наделали глупостей…

- Вы бы еще Придда сюда притащили, - буркнул Арно, залпом допивая «Слезу» и собираясь по-тихому свалить. Эмиль положил брату руку на плечо и вдавил того в кресло. Деваться было катастрофически некуда. Оставалось напиться до состояния потери стыдливости, а дальше надеяться на благоразумие брата и совесть генерала Ариго.

Брюнеточка, к слову, была хороша.

***

- Нет! – заявил Жермон, одним махом выпивая вино. Вальдес повторил жест и вновь наполнил бокалы. Эмиль восхищенно следил за тем, как вице-адмирал пьет и не напивается, когда его противник становится всё покладистей и покладистей. Вот какие кошки дернули Ариго согласиться пить с Ротгером на спор? Глупый человек. Савиньяк переглянулся с вице-адмиралом, мысленно решая, что план будет приведен в исполнение. Граф Лэкдэми как хороший брат должен был проследить, чтобы день, когда его братишка лишился ушей, запомнился тому очень надолго. Девица была, конечно, недурна собой и свое дело знала, но это было не то.

«Вы бы еще Придда сюда притащили».

Наивный Арно.

Генерал Ариго был, конечно, против. Но когда это могло помешать двум пьяным идиотам?

***

Валентин проснулся от резкого запаха алкоголя различной степени тяжести и повел носом, окончательно просыпаясь. Он смутно помнил, что вчера Эмиль с Жермоном собирали какую-то пьянку, взяв с собой младшего брата Эмиля, и все гадал, к чему празднество приурочено. Впрочем, все встало на свои места, когда он, открыв глаза, увидел посапывающего Арно с трезвеющей физиономией, на которой больше не красовалось обычной ушастой атрибутики. Ну, ясно... Стоп. Что. Сэ. Делает. У него. В кровати. Валентин был почти точно уверен, что не страдает лунатизмом настолько, чтобы во сне заниматься с кем-то любовью. Особенно с мужчинами. Особенно с теньентом Сэ.

Герцог Придд провел руками по лицу и перевернулся на спину, складывая в голове кусочки мозаики на свои места. "Видит Создатель, - беззвучно хмыкнул Валентин, поворачиваясь к блаженной физиономии Арно, - я не хотел участвовать в этом развлечении, но если уж меня так настойчиво в это втягивают... почему бы и нет, виконт Сэ". У него еще оставалось немного времени придумать, что он скажет виконту при пробуждении и как себя поведет. Заколотившееся было сильнее сердце начало успокаиваться, состояние легкой взволнованности прошло. Вид небрежно завернутого в одеяло нагого Арно уже не смущал. Что ж, сыграем по правилам графа Лэкдэми. Виконту Сэ его «первая ночь» точно не будет давать покоя ближайшие пару недель. Валентин растянул губы в тонкую улыбку и приготовился ждать.

***

Голова болела жутко. Знал же, что не надо пить до беспамятства, но братца разве переспоришь? Арно сдавленно застонал, прижав ладони к лицу, и с силой потёр пальцами лоб. От вчерашнего дня в голове Савиньяка остались смутные обрывки воспоминаний. Он танцевал на столе? Или это был Эмиль? Да, а еще там был вице-адмирал Вальдес. И, кажется, там было кресло. Да, точно, большое такое красное кресло. Или не было?

Арно с невнятным звуком отнял ладони от лица и открыл глаза.

Леворукий и все его кошки.

Закатные твари!

Савиньяка как током шибануло.

Потому что на соседней подушке очень близко от себя он видел светлые глаза герцога Придда. К глазам прилагался и сам Придд, и выражение его лица было… необычным. Эта Зараза улыбалась, да с такой нежностью, что спина у Арно похолодела.

- Как тебе спалось, солнышко? – проворковал Валентин, протягивая руку к светлым волосам. Теплые пальцы ласково коснулись виска, зарылись в волосы, поскребли за ухом. И крайне недвусмысленно взлохматили шевелюру там, где должны были находиться уши.

Разрубленный Змей!

Уши!

Арно хотел что-то сказать, заорать, начать возмущаться, в конце концов! Но так и застыл с открытым ртом. Валентин сел на кровати спиной к Арно и сладко потянулся, хрустя шеей и лопатками. Все еще не давая Савиньяку опомниться, полковник надел белье, штаны, сапоги, потом встал, по-военному молниеносно натянул рубашку и колет, отходя к двери и застегиваясь на ходу.

- Прости, не могу остаться, дела. Твоя одежда на тумбочке.

И тут же вышел вон, прикрыв за собой дверь.

Арно медленно сел на кровати, слегка ударяя себя ладонью по подбородку, чтобы захлопнуть все еще открытую челюсть. Судя по обстановке вокруг он находился в комнате Придда. Сэ ощупал голову. Ушей все еще не было. Закатные твари, он никогда не думал, что будет этому не рад!

Савиньяк прислушался к ощущениям. Ничего вроде не болело, зато оставалось едва уловимое ощущение теплоты пониже живота. Разрубленный Змей, может, это значит… так! Не думай об этом!

Арно с безнадежностью провел по позвоночнику вниз. Хвоста, соответственно, тоже не было.

- Да что вчера произошло?! – заорал Савиньяк, обхватывая голову руками.

Валентин за дверью медленно сполз по стенке, зажимая себе рот ладонью.

***

Одежда была чистая и свежая. Вполне так в духе полковника Заразы подготовиться ко всему основательно. Арно оделся, подошел к зеркалу и снова скривился. Лишиться ушей – это, конечно, хорошо. Но! Ему придется выходить из комнаты Придда. А на втором этаже, где находилась комната полковника, жил только Эмиль. Савиньяк с силой растрепал шевелюру. Авось обойдется! Сейчас как раз время завтрака, велика вероятность не встретить никого по пути в столовую.

Арно высунул голову за дверь – вроде ни души! – и выскользнул из комнаты Придда в коридор. Еще один поворот, и вот она – лестница! Вроде обошлось…

- Арно! – у нижних ступенек стоял развеселый Эмиль, недвусмысленно покосившийся на отсутствие в шевелюре брата ушей, - как твоя первая ночь?

Паника-паника! Мысли в голове сумбурно затолкались, в самом деле, не говорить же брату, что с утра он проснулся в одной постели с Приддом в его комнате без малейшего понятия, что случилось вчера вечером! И Арно не нашел ничего, что ответить, кроме как пробормотать, что он ни кошки не помнит и очень-очень быстро прошмыгнуть мимо брата в столовую.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.