холодно не будет

Слэш
PG-13
Завершён
3906
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
25 страниц, 5 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3906 Нравится 83 Отзывы 1233 В сборник Скачать

1

Настройки текста
      Как можно одновременно любить и ненавидеть Новый год? Спросите у Чонгука, он вам поведает целую историю, подтверждающую, что такое вполне возможно.       Альфа на праздник раньше не жаловался, но вот когда дела пошли в гору, и его магазин детских товаров расширился из небольшого закуточка на несколько филиалов в разных городах — Новый год стал для него отдельным 10 кругом ада, потому что будущим родителям именно в этот период катастрофически необходимо прикупить вещичек для малыша, который иногда и размеров сливы в утробе омеги ещё не достигает. Их понять тоже можно — хорошие скидки пропустить никому не хочется, но закупки иногда достигают совершенно неприличных размеров, и курьеры по три раза подряд приезжают на один и тот же адрес, потому что чисто физически невозможно запихнуть в машину все коробки. И благо Чону вовремя удалось найти нужное количество работников, иначе его бизнес бы провалился, так толком и не успев выйти на обширный рынок.       Дети будут всегда, поэтому точно не прогорим — говорил ему друг, когда они только начинали строить планы, будучи ещё молодыми 21-летними альфами. Сейчас им чуть за 30, у друга у самого уже двое детей и очаровательная омега под боком, а у Чонгука, к сожалению, только доберман почти в половину его роста и купленный недавно дом, в котором в ближайшее время новых жителей не предвидится. Чону одиноко, но он ни за что в этом не признается, особенно родителям, которым каждую встречу твердит одно и то же — «мне и одному прекрасно, на нервы никто не действует». Это неправда, только вот найти хорошую омегу сейчас сложновато, особенно после типичного недавно перенесённого предательства.       Чонгук обязательно подумает о своём одиночестве и том, какой же он несчастный, но потом. Сейчас он вот уже второй час пытается доехать до нужного адреса, чтобы доставить кроватку и пару коробок с вещами, заказанными очень невовремя. После выходных он обещает себе отправить в декрет тоже глубоко беременного администратора, забывшего отменить на сайтах доставку на ближайшую неделю. Чон — самый лучший начальник, как не раз говорили его сотрудники, поэтому вместо того, чтобы вызывать кого-то срочно на работу и отрывать от законного времяпрепровождения с семьёй, альфа сам решил в этот день развезти все заказы. Ему всё равно не к кому особо ехать, а родители и без него найдут, чем заняться.       — Я выпишу им премии, если у них каждый день так проходит, — причитает Чон, еле затаскивая коробки на 4 этаж, ведь лифт по счастливой случайности оказывается сломан, а починят его, по всей видимости, только через недельку. — Издевательство над человечеством какое-то…       Он притаскивает всё к нужной двери и только тогда нажимает на звонок. Если адрес не тот — проще оставить всё и уехать, второго подъёма можно и не пережить.       Но Чону повезло (хоть в чём-то), дверь ему открыл омега, сразу сражая своей квадратной улыбкой и видом милейших пухлых щёк. Если бы не живот размером с приличный арбуз, альфа может и телефончиками с ним обменялся.       — Добрый вечер, — омега распахивает дверь пошире и отходит, не мешая заносить коробки в квартиру. — Как их много… Не думал, что настолько увлёкся.       — Да уж, — Чонгук выглядит крайне раздражённым, но старается случайно не ляпнуть лишнего. Всё-таки размеры покупок говорят о том, что товары и качеством, и внешним видом внимание привлекли. Стоило гордиться. — Ваш муж не мог бы мне помочь?       — У меня нет мужа, — спокойно отвечает омега, но на лице мельком проскальзывает разочарование. Вот тебе и не обидел, Чонгук. — Оставьте, я сам занесу.       — Не стоит, они тяжёлые, — Чона даже слегка обижают такие слова. Он, конечно, уже в край задолбался таскать эти пелёнки-распашонки, но ещё чуть-чуть потерпит, раз на то пошло.       — Простите, я понимаю, как вы устали за день, — омега неловко топчется на месте, теребя края тёплого свитера и разглядывая Чонгука. Тот был одет в длинное чёрное пальто и жилет сотрудника доставки, накинутый чисто для вида. Не совсем привычный вид для курьера, но лишние вопросы сейчас явно не к месту. — Я доплачу.       — Не стоит, — повторяет альфа, занося последнюю коробку и шумно выдыхая. С любого другого он может и взял бы дополнительную сумму, но не с беременного на уже, кажется, девятом месяце омеги без мужа и наверняка стабильного заработка. Даже жалко его, такой симпатичный и добрый, а вот как судьба сложилась. — Вот, посмотрите, всё ли так.       — Да, — пробежавшись по списку, кивает омега и достаёт деньги, протягивая их Чону. — Пересчитайте, а то я мог ошибиться. В последнее время такой рассеянный стал.       — Ничего, от пары тысяч вон не обеднею, — Чонгук дарит ему усталую, но искреннюю улыбку и убирает купюры в карман пальто. — Всего доброго.       — И вам, спасибо ещё раз. Счастливого вам праздника!       Когда Чонгук выходит из подъезда, его начинает от чего-то грызть совесть. Он ведь мог и не брать оплату, правда не убыло бы из его бюджета, а омеге и его дочке (почему-то казалось, что у него именно девочка) сделал бы небольшой подарок. Глядишь, хоть немного вернул бы веру в альф, мол посмотри, не все такие, как твой придурок бывший. У Чона в жизни была схожая ситуация, только там всё закончилось гораздо плачевнее. О ней альфа никому не рассказывал, считая своей самой большой слабостью.       И снова Чонгуку в себя не даёт уйти очередной казус — машина не заводится. Плохой день? Плохой год — уточнил бы сам альфа. Спустя минут 15 тщетных попыток привести машину в чувства пришлось сдаться и достать телефон, чтобы позвонить другу, а заодно и вызвать эвакуатор, но полоса неудач не заканчивается. Оставшиеся два процента зарядки не позволяют сделать даже одного звонка, что приводит альфу в бешенство крайней степени. Он замёрз, устал и жутко голодный, до дома ехать часа два, если пробок особо не будет, а на общественном транспорте и то дольше, такси не вызовешь… Бабушка наверняка бы предположила «сглазили», расскажи Чон ей всю историю сегодняшнего дня. И альфа впервые в жизни не стал бы спорить, потому что ну какого хрена творится?       Посидев ещё пару минут и поняв, что выбора у него нет особого, Чонгук вновь поднимается на злосчастный 4 этаж и неуверенно нажимает на кнопку звонка. Ему открывают уже через минуту, и омега встречает его всё с той же заразительной улыбкой.       — Я же говорил, что ошибся с суммой, — он торопливо достаёт с полки кошелёк и вытаскивает оттуда пару купюр. — Вот возьмите.       — Нет, нет, я по другому поводу, — мнётся Чонгук, почёсывая затылок и не зная, с чего начать. — Простите, но… вы не могли бы одолжить мне телефон позвонить? Мой сел, машина сломалась ещё, на улице метель, прохожих нет, попросить телефон не у кого… В общем, вы моя последняя надежда на спасение.       — Вы такой зайка, — смеётся омега, придерживаясь за живот и доставая из кармашка домашних штанов телефон. — Держите.       — Спасибо, — Чон впервые за много лет смущается под взглядом омеги, которого, кажется, окончательно охватил материнский инстинкт, раз он считает этого похожего на мафиози альфу зайкой и высказывает это вслух. Но сказать, что Чонгуку не понравилось, как его назвали — значит соврать.       До друга удаётся дозвониться со второго раза, а вот до эвакуатора даже с пятого не выходит. Но ничего, главное, что скоро его заберут из этого злосчастного района, а с машиной и завтра можно разобраться.       — Ещё раз благодарю, — Чонгук отдаёт гаджет владельцу и прячет руки в карманы пальто, прилично промокшего из-за снега. — Друг приедет через час, так что умереть голодной и холодной смертью мне сегодня не суждено.       — Рад за вас, — омега протягивает ему руку и подходит чуть ближе. — Я Тэхён.       — Чонгук, — альфа мягко пожимает ладонь, приятно пахнущую, кажется, корицей, но от нового знакомого немного шарахается. — В следующий раз сделаем вам скидку за покупки. Звоните и говорите, что вы спасли Чон Чонгука, процентов пятьдесят точно скинут.       — Думаете, я не воспользуюсь предложением? — Тэ смешно прищуривается, отчего Чон не сдерживает смешка и опускает взгляд вниз. Чарам омеги невозможно не поддаться, даже его пузико значения уже не имеет. — Вы весь мокрый, — он трогает пальто альфы и неодобрительно качает головой. — Может, зайдёте? Вдруг друг дольше будет ехать, окончательно замёрзнете ведь.       — Да всё нормально, — отмахивается Чон, поражаясь, что люди вроде Тэхёна ещё остались. И то ли парень слишком мил и добр для этого мира, то ли у него напрочь исчез инстинкт самосохранения, раз пускать к себе в дом малознакомого альфу ничего ему не стоит.       — Хотя бы выпейте чая, — настаивает Тэ, потянув его за рукав в квартиру. — Буквально полчаса, и можете дальше строить из себя неприступного альфу. Другу тоже можете не рассказывать.       — Но я… Ладно, — спорить похоже бесполезно, поэтому Чон снимает пальто и отдаёт омеге, который тут же тащит его сушиться. Эта участь ожидает и промокшие из-за слякоти ботинки и носки, а вместо последних Тэ приносит свои — розовые и мягкие, с изображением зайчика. «Издевается» — думает альфа, а хитрый взгляд Тэхёна это подтверждает.       — Чай или кофе? — открывая кухонный шкафчик и рассматривая его содержимое, спрашивает Тэ. Всего за пять минут он превратил альфу в свою домашнюю булочку, одетую в пушистый свитер, спортивные штаны, те милые носочки, и плюсом завёрнутую в плед. Не то, чтобы Чонгук был против, но хорошо, что его таким никто не видит, иначе бы репутация подорвалась мгновенно.       — Кофе, если можно, — альфа осматривает интерьер и подмечает, что квартирка довольно уютная и чистая. Не похоже, что Тэ бедствует.       — Хорошо, — Тэ принимается варить напиток, который сам терпеть не может, но почему-то все его друзья обожают. Наверное поэтому парочка пачек зёрен разных сортов всегда у него имеется. — Давно вы работаете доставщиком?       — Я не доставщик. Я владелец магазина, просто сегодня некому было работать, — пожимает Чон плечами, кутаясь в плед, так вкусно пахнущий кондиционером для белья.       — То-то я думаю, почему вы весь такой из себя красивый, — Тэхён явно говорит всё, что в голову взбредёт, но не собирается стесняться привычного для себя поведения. — Вы наверняка голодный.       — Есть немного, — кивает Чонгук, следя за омегой и почему-то радуясь, что тот не стал делать акцент на его работе. Обычно все начинают нескромно интересоваться заработком и прочими деталями, а Тэ волновало лишь то, хочет он есть или нет. Приятно, очень.       — У меня как раз остыли пирожки, — Тэхён достаёт из духовки противень и ставит на стол, перекладывая круглые творения на тарелку. — Мне так скучно дома, что приходится осваивать кулинарию.       — Вы не работаете? — Чон решает неумело поддержать разговор, грея руки о большую чашку с только что сваренным кофе. Не думал он, что день завершится так.       — Нет, — Тэ опускается рядом, придерживаясь за поясницу и морщась от несильной боли. 37 неделя давала о себе знать. — Парень обеспечивает нас, я два месяца назад ушёл в декрет.       — Вы говорили, что у вас никого нет, — Чонгук заметно расстраивается, без аппетита откусывая пирожок. Вкусный, зараза, но не до еды сейчас.       — Да, так и есть, — знакомьтесь, взрыватель мозга Ким Тэхён. — Мы не вместе, но он папа малышки, поэтому мы общаемся. Хосок очень хороший, говорит, что уже любит дочку, будет всегда помогать, на выходных приходить к нам. Сейчас тоже раза два в неделю встречаемся.       — Понятно. А я думал, что он… Не буду ругаться, — Чонгук ловит на себе любопытный взгляд и тихо смеётся, лишь качая головой и говоря «нет, не буду вслух говорить».       Облегчение пришло мгновенно, а вместе с ним и желание съесть все пирожки, но альфа позволяет себе умять только два. Только Тэхёна такой расклад не устраивает, поэтому ещё парочка улетает прямиком в урчащий желудок Чона.       — Вашей дочке очень повезло с таким папой, — подмечает Чонгук, убирая за собой чашку. — Несмотря ни на что, вы оставили её…       — А разве я мог поступить иначе? — удивляется Тэ, поглаживая живот, а потом замечает неподдельную грусть на лице альфы и понимает — задел что-то больное, но явно не касающееся его. — Через две недели рожать, немного страшно, — переводит тему омега, наблюдая за маленькими пиночками малышки.       — Уверен, что у вас всё пройдёт отлично, — Чонгук не знает, через что проходят омеги во время родов, и благодарит всех богов, что никогда не почувствует это на себе. — Как только родите, напишите мне. Вышлю вам подарок.       — Тот милый костюмчик медвежонка? — ни на что не намекает Тэ, но получать подарки окажется очень неловко, если альфа сдержит слово. — Шучу, мне ничего не нужно пока.       — Пока, — уточняет Чон, подходя к окну и высматривая, не приехал ли друг.       — Вам скучно со мной, — вздыхает Тэ, принимаясь мыть чашки. Его больная тема — почему альфы так быстро теряют к нему интерес? И в декрете у омеги было много времени порассуждать о предрасполагающих причинах. И конечно, Тэ сразу всё свалил на то, что с ним не о чем поговорить, что он странный и нудный. А сейчас вообще станет практически папой-одиночкой. Кому такой нужен?       — Неправда, — возражает Чон и позволяет себе получше разглядеть нового знакомого. У Тэхёна мягкие и чуть кудрявые волосы, собранные в милейший хвостик на макушке, как ни странно прекрасная фигура (видимо какой-нибудь фитнес для беременных пошёл на пользу), длинные пальцы, созданные для игры на пианино или гитаре (кстати, у Чона дома есть оба инструмента), эти прелестные щёки (альфа правда еле сдерживает себя, чтобы не потискать их), про глаза и вовсе можно умолчать. Чонгук уже пропал, когда впервые взглянул в них. Но у омеги скоро будет ребёнок, ему не до альф, поэтому сегодняшний вечер останется приятным воспоминанием. Хотя Чон никогда не считал, что ребёнок — препятствие для отношений. — Извините, если заставил вас так думать. Я просто очень устал, глаза закрываются уже.       — Честно? — омега в миг расцветает, снова даря широченную квадратную улыбку и поправляя волосы. — Хорошо… То есть, плохо, вам нужно прилечь.       — Дома полежу, — отмахивается альфа, а потом слышит гудок с улицы. Друг приехал слишком быстро. — И мне уже пора.       Тэхён не желает отпускать гостя, но ничего не поделаешь. Он помогает Чону переодеться и даёт с собой ещё немного пирожков, ссылаясь на то, что он всё равно так много не съест. А на самом деле просто хотелось продлить воспоминания альфы о себе.       — Я давно не встречал человека, который был бы ко мне так доброжелателен, — напоследок высказывается Чонгук, протягивая свою визитку. — Звоните, если понадобится что-нибудь или просто захотите поговорить.       — Обо мне никто не заботился, поэтому сейчас я стараюсь не оставлять без внимания тех, кто в нём нуждается, — Тэ забирает визитку и наконец решается обнять альфу, прижимаясь к его крепкому торсу своим мягким животиком. — Я почувствовал, что вы неплохой человек, поэтому и пустил в свой дом.       — Спасибо, — отвечает Чон, неуверенно кладя руки на спину омеги и прикрывая глаза. Как жаль, что они больше не увидятся, с Тэхёном так уютно и спокойно.       — Приходите ко мне, если найдёте свободную минутку, — Тэ отходит от него и вздыхает, открывая дверь. — С нами холодно не будет.       — Это точно, — Чонгук выходит в подъезд и сразу шагает к лестнице, толком не попрощавшись.       Ему казалось, что он покидает своё безопасное место, где ему всегда рады и нет места бесконечным упрёкам. Только вот Тэхён из вежливости предложил вновь навестить его, не больше, правда, сам омега и не думал в этом русле, искренне надеясь на ещё одну встречу.       А носочки с зайчиком так и остались на ногах Чонгука…
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.