Мечтай осторожнее 851

Reckless London автор
Jade_Stone бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мерлин

Пэйринг и персонажи:
Артур/Мерлин и др., Мерлин, Артур Пендрагон
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 96 страниц, 13 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Кинки / Фетиши Нецензурная лексика ООС Повседневность Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Когда Мерлину предлагают работу его мечты, он готов прыгать от радости, но где-то обязательно должен быть подвох! Кто же знал, что ради реализации своих амбиций придётся проверить своё самообладание на стойкость и вспомнить то, что так усердно запрятывалось глубоко внутрь.
«Артур, чтоб ему, Пендрагон. Моя мечта, моё наваждение и моё проклятье... Вашу ж мать! Вот я попал!»
Да, мечтай осторожнее, Мерлин!

Посвящение:
Любителям Арлина и сладких пошлостей ;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Охрененный арт, сделанный специально для фф "Мечтай осторожнее" http://i023.radikal.ru/1310/be/d669ed70fc73.jpg
Спасибо, майн либэ швестер! <3

Рабочее название "Грёбаные фетишисты атакуют мир!" ХД Ибо так и есть, господа:)

Кинки приличные, герои не очень;)
Нецензурные слова для лучшего описания эмоционального состояния Мерлина (не очень много)

Как-то неожиданно работа превратилась в мой первый макси:) ура мне)))

Автору будет приятно, если Вы оставите комментарий - это невероятно мотивирует!

Глава 10. Мечтай осторожнее

22 июля 2014, 15:59
— Тётя Сью... — пролепетал мгновенно побледневший Мерлин. — Что с мамой? Она... Она жива?.. — еле выдавил он из себя. — Ох, милый, — ещё раз всхлипнула женщина, а потом на заднем фоне послышалась какая-то возня, и Эмрис услышал: — Мерлин, дорогой, это я! — Мама? — не веря своим ушам, взвизгнул он. — Да-да, кто же ещё. Не слушай эту престарелую истеричку… — сказала Хунит вполне бодрым голосом и добавила куда-то в сторону: — Да, Сьюзан, ты истеричка, и не спорь. — Тебя не сбила машина? — О нет, сбила, просто всё не так трагично, как описала моя обожаемая склонная к гиперболизированию проблем подруга. У меня всего лишь перелом ноги и пара ссадин. Но я не осталась в долгу перед этим засранцем, который купил свои права на блошином рынке, — хохотнула женщина. — Мы со Сью как раз возвращались с распродажи садового инвентаря на окраине Дублина, где я купила для сада две чУдные фигурки бронзовых голеньких гомиков... Да что такое, Сью? — опять отвлеклась она, пока Мерлин пытался собрать в кучу ещё не отошедший от стресса, но уже повторно начавший потихоньку плавиться мозг. Он пытался представить, как должны выглядеть «чУдные бронзовые гомики», но мгновенно завис. — Я так и сказала: «ГНОМИКОВ», Сью! И да, они могут быть и нетрадиционной ориентации, мы же не знаем, какую идею автор пытался вложить в эту работу. Ну да не в этом суть! Мерлин, ты ещё здесь? — Да, мам, — устало выдохнул он и улыбнулся. В этом была вся его мать: полная невероятного оптимизма, энергии и чудачеств типа бронзовых гномиков нетрадиционной ориентации, но самое главное живая и относительно здоровая! — Так вот, когда этот нехороший человек — не буду называть плохих слов из пяти и трёх букв, хоть ты уже и взрослый — резко выскочил из-за угла на красный, я отпрыгнула, но он всё равно зацепил меня по касательной. Я, недолго думая, в падении швырнула ему вслед пакет с фигурками. Заднее стекло, багажник и задний фонарь придётся поменять уж точно! Твоя мама оказалась на удивление меткой, — с гордостью в голосе сказала Хунит. — Жаль только, что гномиками пришлось пожертвовать. Врачи скорой не дали мне забрать их с места ДТП. — А номер машины, мам? Ты его запомнила? — А не было номера, дорогой, — по её интонации Мерлин сразу представил, как мать пожимает плечами, чуть выпятив нижнюю губу. — Говорю же, что права купил где-то, раз ни ездить не умеет, ни правил не знает, так ещё и номера не удосужился повесить. — Да, наверняка… — задумчиво протянул он. «Наверняка Агравейн не рассчитывал, что моя мама умеет за себя постоять. Так тебе, лохудра мушкетёрская!» — Меня тут на процедуры приглашают, сынок. Не переживай, всё со мной хорошо. Пей свежевыжатый сок, а то бледный, как манная каша — ни один приличный мужик не позарится. — Мам! — вспыхнул Мерлин. Родительница умела поставить его в неловкое положение всего парой фраз, особенно ей удавались лекции о неустроенной личной жизни «лопоухого синеглазого дохлика, которого хочется кормить, а не трахать». И неважно, что трахал обычно он, а не его, и таких парней, которые неплохо кушали сами, а ещё не жалели времени на тренажёрный зал. И только Артур задавливал его своей сексуальностью и харизмой так, что даже помыслить об активной роли было невозможно. Ему хотелось сдаться в пожизненное пользование и сходить с ума от власти этого человека над собой. — Не перебивай мать! И не засиживайся на работе, а начальнику передай, что будет тебя нагружать сверх меры, я и на его автомобильчик бронзовых фигурок прикуплю. Целую, обнимаю, всё, убежала! Э… Уехала на коляске, ну, ты меня понял. — Я люблю тебя, мам, — сказал он, и та тут же отключилась, издав на прощание звук, отдалённо напоминающий чмок. Несколько раз глубоко вздохнув, Эмрис растёкся по своему рабочему креслу, тихо радуясь, что с Хунит всё более-менее в порядке. Сейчас он даже мог улыбаться, но к вечеру его накроет отходняк: пережитый стресс обязательно скажется. Лучшее лекарство — это ванна с лавандой и отличный секс, но найдёт ли господин Пендрагон пару часов, чтобы осчастливить своего любовника «целебным жезлом»? Для начала можно выпить хотя бы чаю. «Чай! — Мерлин хлопнул себя по лбу. — Моргана же ждёт чай!» Забегая в кабинет босса с подносом, он застал потрясающую картину: размазывающая слёзы по лицу Моргана носилась маленьким ураганчиком вокруг стола и громко причитала. Артур же с невозмутимым лицом ходил за ней следом. — Перестань плакать, детка. Тебе не стоит нервничать. — Хватит указывать, что мне делать! Почему все мужики считают, что знают это лучше меня? — резко развернувшись, девушка уставилась на Пендрагона своими невозможными колдовскими глазами, казавшимися из-за влаги ещё больше. — Я не просто мужик. — Да, ты гей! — перебила его Моргана. — С чего ты вообще решил, что понимаешь женщин? — Ну... — хохотнул Артур. — Ты, безусловно, права, но я имел в виду, что я не «все мужики», я твой брат. И каких-то женщин я, возможно, и не понимаю, но уж за столько лет в тебе я разобрался. Да и как, уважаемый психолог, ты связываешь то, с кем я предпочитаю делить постель и кого понимаю? Я неплохо разбираюсь в бизнесе и экономике, но трахаться с ними, очевидно, не могу, и я сплю с Мерлином, но совершенно не понимаю, почему сейчас с сочувствием он смотрит на тебя, когда жалеть надо меня — ты затапливаешь мой офис слезами и не даёшь булочку, которая сводит меня с ума своим ароматом! — Не смей сомневаться в моём профессионализме! Ты эгоистичная скотина, Пендрагон! Такой же, как Гвейн! — Моргана, может, чаю? — мягко сказал Мерлин, глянув на Артура с осуждением. Девушке плохо, а он издевается в своей фирменной манере. — Похоже, будто я хочу чаю, аж кончаю? — огрызнулась та и вылетела из кабинета, шарахнув дверью. — Что с ней? — Эмрис первый раз видел обаятельную, улыбчивую Моргану в таком состоянии. — Всё как в анекдоте: некоторым женщинам запрещено есть курицу, так как это можно расценивать как акт каннибализма с их стороны. Так вот, Моргане надо запретить есть пантер, а Гвейн считает, что ещё и крокодилов. Он даже как-то выбросил её любимые туфли из кожи рептилий… — Артур, взяв с подноса чашку уже остывшего кофе, сел в своё кресло и откинул голову на спинку. Видимо, показная невозмутимость перед сестрой давалась ему не так уж просто. Сердце Мерлина приятно ёкнуло, ведь рядом с ним он не побоялся снять маску и показать себя настоящего. — Причём здесь Крэнг? Почему она так реагирует на его имя? — Они были вместе больше пяти лет, — устало сказал Артур, делая глоток и морщась от вкуса едва тёплого и наверняка не особо вкусного напитка. — А не так давно расстались. За несколько дней до твоего прихода в «Рэд Дрэгон». А сейчас она узнала, что беременна. Кусочки мозаики мгновенно сложились в голове Мерлина. «Не разговаривай с ним, он меня не любит!» Тогда ему показалось, что под «он» Моргана имела в виду Артура, но теперь стало очевидным, что Гвейна. И напилась тогда именно поэтому: разорвать пятилетние отношения — это не шутка! И сразу же уместной стала тошнота и реакция на запахи. Это не вечное похмелье, в котором её подозревал Пендрагон, это перестройка беременного организма. И сегодняшний умиротворённый взгляд, и обувь на плоской подошве, да и истерика... — Твою ма-ать! — протянул Мерлин, плюхаясь на стол рядом с Артуром. — А Гвейн знает про ребёнка? — Нет, и Моргана не планирует ему говорить. Крэнг никогда не хотел детей, можно сказать, на этой почве они и расстались. Моей сестрёнке двадцать восемь, она, как и многие девушки, хочет замуж и малыша. А Гвейн — это Гвейн. Тусовки, клубы, афёры, авантюры в голове и неспособность нести ответственность даже за себя. Несмотря на это, он отличный работник, друг и любовник, но какой из него отец? При слове «любовник» Мерлин дёрнулся, как от пощёчины. «Ну и что, что он спал с Гвейном. Немедленно успокойся. Ты не имеешь на него никаких прав! И сердце своё влюблённое успокой! Артур же не виноват, что ты в него влюбился. Хотя как это — не виноват? Очень даже виноват, сволочь! Но красивая...» — Хэй, Мерлин, — Артур взял его за руку и заглянул в глаза, улыбаясь. Видимо, реакция Эмриса не ускользнула от его пытливого взгляда. «И когда он научился читать меня, как раскрытую книгу?» — Отставить ревность, про любовника я со слов Морганы сказал. Она, знаешь ли, то ещё трепло. Для меня Гвейн всегда был, есть и будет только другом. Хотя его щетина довольно сексуальна, а ещё такой выпирающий «холм Венеры»* на ладони, говорящий о невероятной страстности... Мерлин уже было хотел фыркнуть на заявление о ревности, но, не справившись с накатившим раздражением, кинул злой взгляд на откровенно смеющегося Артура. От этого тихого хрипловатого смеха Мерлина прошило мурашками до самого копчика. И вот знал же, что его провоцируют, но всё равно повёлся. Чёртов Пендрагон! — Ревну-уешь, — протянул Артур и нежно погладил его по щеке. — Вот ещё! — всё-таки фыркнул Эмрис, демонстративно отворачиваясь от ласкающей руки и стараясь как можно непринуждённее положить ногу на ногу, чтобы прикрыть конфуз в области паха. — Ревнуешь-ревнуешь, и это необоснованно. Ревность — это страшно, Мерлин. Но мне чертовски приятно. — Мне пора работать, — бросил Мерлин, вскакивая со стола. Испытывать себя, глядя на эту порочную улыбку Чеширского кота уже не было никаких сил. — Жаль, — рассмеялся Артур. — А у меня как раз нет работы до совещания, зато есть отличный полированный стол и клубничный презерватив. — Я тебя ненавижу! — прорычал Эмрис, выбегая из кабинета, забыв забрать поднос с чашками. — И почему мне кажется, что ты врёшь? — крикнули ему вслед насмешливым голосом. «Потому что я давно палюсь по всем фронтам...» *** — Итак, — начал Артур совещание. Сегодня альфа-группа расположилась в конференц-зале, так, как показывал опыт, они вели себя более собранно, нежели в уютном кабинете босса. — Завтра я встречаюсь с Килгаррой снова. И мне нужно предоставить ему готовый план действий. Он определился, что хочет два торговых центра, равноудалённые от центра, с хорошей инфраструктурой и большой площадью под парковочную зону. Но Джон всё так же не хочет работать с землёй, взятой в аренду. Это должны быть изначально наши площадки. — У нас нет средств на две площадки такого размера, — пролистывая свой же план ресурсов, сказал нахмуренный Мерлин. Хотя всей альфа-группе и так было понятно, что с такими запросами им не справиться. — Говорил же я, что этот старый ящер тот ещё козёл! — возмутился Гвейн. — И ясно же, что просто хочет подстраховаться, повязав фирму-исполнитель по рукам и ногам таким большим вложением нашей «капусты»**, а не своей. — Да, Крэнг, ты правильно видишь его мотивы. Но он их и не скрывает. И это и хорошая, и плохая новость одновременно, — Артур чуть улыбнулся всем присутствующим. — Плохую новость видно невооружённым глазом, а где хорошая часть? — Перси приложил к глазу кольцо из пальцев на манер монокля. — А хорошая такова, что таких средств нет ни у одной фирмы, участвующей в этом тендере. И сейчас начнётся охота на землю, банки, выдающие такие масштабные кредиты. У меня есть несколько вариантов площадок, так что обсудим. — Допустим, на один участок нам денег хватит, — Ланс так же нахмурено, как и Мерлин, листал план ресурсов. — Но как мы найдём средства на второй? — Ну-у, есть один вариант, — Гвейн внимательно посмотрел на босса. — Нет, Гвейн, — строго сказал Артур. — У Утера я просить ничего не буду. — Да почему? — искренне удивился тот. — Ты же обращался к нему по поводу М... — Гвейн, — предостерегающе перебил его Пендрагон. — Ох, всё, молчу, — Гвейн закрыл рот на воображаемый замок и выкинул его. — Так что мы возьмём кредит под залог фирмы. — Боже... — выдохнул Мерлин, прикрывая открытый в изумлении рот планшеткой с планом. — И выкупим два варианта из имеющихся, — невозмутимо продолжил Артур и взялся за телефон: — Софи, я забыл бумаги на столе в кабинете, принеси в конференц-зал, пожалуйста. — Чую, аукционами попахивает, — втягивая носом воздух, засмеялся Гвейн. — Обожаю аукционы! — Опять заговорил. Так быстро нашёл ключ ото рта? — поддел его Перси. — Да замки некачественные пошли... — пожал плечами он, когда в дверь протиснулась смущённая Софи со стопкой папочек. — О! Шустро, будто под дверью стояла уже с нужными документами, — одобрительно кивнул босс, на что щёки девушки запылали ещё сильнее. — Вот, по нескольким из списка как раз есть информация в интернете о продаже в открытом доступе, — тут же сообщил Мерлин, просматривая сводки. — Да, насчёт первого я уже договорился с владельцем, он отлично подходит. Ланс, сегодня же встретишься с продавцом, оформишь договор купли-продажи и переведёшь всю сумму, тогда нам сделают скидку. Ознакомьтесь, господа. Есть ещё варианты два и восемь. Восемь больше, удобнее, но намного дороже, чем мы можем себе позволить — там фиксированная цена. Второй идеально расположен для торгового центра, я давно его рассматривал как перспективный, даже пытался связаться с владельцем... — По второму на завтра объявлен онлайн-аукцион! — Мерлин азартно тыкал в сенсорный экран планшета. — Цена, соответственно, установлена на минимальной границе. Я нас записал. Продавец анонимный, а заявлены пока только мы и некая благотворительная организация, так что это может быть очень выгодно. А ты успеешь с выплатой? — Сегодня же поеду в «Юнайтед Киндем Банк». — Уверен, что залог фирмы — единственный вариант? — спросил Эмрис, отрываясь от планшета и обеспокоенно глядя на босса. — В короткие сроки — да, — твёрдо сказал Артур, тем самым перекрывая все споры касаемо своего решения. — Главное, чтобы никто из конкурентов не прознал про этот участок и аукцион на него. — Ну вот и обсудили, — хохотнул Гвейн. — Мы тебе вообще зачем, Артур, раз ты всё сам решил давно? — Если я скажу, что для моральной стимуляции простаты? — улыбнулся Пендрагон. — Проговаривая вам вслух, а не самому себе, мне лучше думается. Да и на психа меньше похож. — А кое-кто нужен не только для моральной стимуляции, — тихонько проговорил Крэнг, подмигивая Мерлину. — Гвейн! —Артур всё же услышал его. — Ну что поделать с этими жуткими замками на моём болтливом рту? — пожал плечами тот, совершенно не раскаиваясь. — Мы рады, что способствуем твоему психическому здоровью, босс. Честно-честно. — Охотно верю. Совещание окончено, все свободны. А я поехал в банк, если что держите меня в курсе, — Артур закрыл папку и обвёл помещение взглядом. — О, Софи, ты всё ещё здесь? — Эм... Да, мне срочно нужна твоя подпись, но не хотела отвлекать, а ты предупреждал, что сразу после совещания уедешь, вот я и решила подождать, когда вы закончите, — запинаясь, сказала девушка, подходя к столу и протягивая Артуру бумаги. — Хорошо, давай, только быстро. *** Мерлин надеялся, что Артур ещё вернётся в офис после банка, поэтому решил задержаться. Когда все расходились, он налил себе чашечку кофе и принялся просматривать кадастровые документы на наличие дополнительных вариантов, уходя в работу с головой. Звонок мобильного заставил его дёрнуться от неожиданности. — Мерлин, ты приготовил для меня что-то? — начал Агравейн без приветствия. — Да, — ухмыльнулся Мерлин, со злостью сжимая чашку. При разговоре с Агравейном в нём опять проснулся язвительный мальчишка. Хотя после истории с мамой его хотелось распотрошить огромным кухонным ножом, приходилось довольствоваться острой бритвой сарказма. — Хороший мальчик, — елейным голосом протянул шантажист. — Порадуй папочку, что же ты приготовил? — Песню. Ай белив ай кэн фла-а-ай...*** — Ты издеваешься, сука? — оборвал его песнопения Агравейн. — Что? — искренне оскорбился Мерлин. — Я долго репетировал! Всё ради Вас! — Не зли меня, куколка, я и так на грани из-за Килгарры: где я, по мнению этого престарелого идиота, должен взять столько денег на землю? — Одолжите у своего богатейшего внутреннего мира, сэр! — Я заставлю тебя снять с меня штаны и взять в рот, раз только это у тебя и получается! — прошипел взбешённый шантажист, от чего Мерлин аж поморщился. — Не буду я жрать Ваши штаны! Незнамо где Вы в них ползали. Полная антисанитария, фу-фу-фу! — Ты плохо закончишь со своими шуточками, куколка, — продолжали шипеть из трубки. — Я предпочитаю хорошо кончать, а не плохо заканчивать. — Это мы ещё посмотрим; а ещё посмотрим, будет ли Артур таким же живучим, как и твоя маман, — выплюнул Агравейн и отсоединился. — Ох, — выдохнул Мерлин. «Похоже пришло время поговорить с Артуром». Но когда уставший и задумчивый Артур появился на пороге офиса, развязывая галстук, истомлённый ожиданием и тревогой Мерлин не мог думать ни о чём, кроме горячего сильного тела одного небезызвестного блондина. Отходняк от переживаний накрыл по плану, и сейчас ему требовался хороший секс, потому что чай уже не действовал совершенно, а ванну в офисе как-то не организуешь. — Артур, — тихо позвал он, но босс никак не отреагировал, продолжая о чём-то думать. — Артур! — Мерлин, ты ещё не ушёл домой? — растерялся Пендрагон, явно не ожидавший, что в офисе кто-то остался. — Я ждал тебя, — смущённо пробормотал тот. — Что-то случилось? — Нет, — босс вернулся к привычному тону. — Так, небольшие накладки. Решаемо. — Не дали ссуду? — Дали, с этим как раз всё в порядке. А для чего ты меня ждал? — игриво спросил Артур, переводя разговор на другую тему. — Ну-у, — начал Мерлин, подходя к Артуру и расстёгивая верхнюю пуговицу на его рубашке. — Помнится, кто-то предлагал отличный полированный стол... — Ты извращенец и мазохист, ты знаешь? Нет бы в мягкую кровать хотеть, так нет, тебя вставляет секс на столе! Вот не жалеешь ты свою спину совершенно! — Меня вставляет секс с тобой, — проникновенно глядя в голубые глаза, сказал Мерлин и подтолкнул раздевающего его Артура в сторону кабинета. — И если на то пошло, то тогда уж я фетишист. — А я, похоже, становлюсь таким же рядом с тобой, — Артур, врезавшись в дверь, вышиб её своей спиной, но, не обращая на это внимания, продолжил раздевать Эмриса, параллельно целуя соблазнительную шею с острым кадыком. — Рядом со мной, — фыркнул Мерлин, для лучшего доступа запрокидывая голову. Не глядя, он расстегнул ремень Пендрагона и погладил вставший член через тонкую ткань белья. — Сделаю вид, что не помню про твою папку порно-музыки. — О-ох... Включим что-нибудь? — К чёрту! — Мерлин жадно впился в любимые губы, когда Артур, не особо церемонясь, завалил его на стол и стянул штаны. Руки Пендрагона были везде, лаская каждый сантиметр кожи. Кровь в венах будто бурлила, поднимая градус тела и страсти до предела. Артур растягивал его грубо, но медленно, с садистским удовольствием заставляя хрипло стонать, выгибаясь и елозя по твёрдой поверхности стола. — Я хочу без резинки, хочу чувствовать, как ты кончаешь глубоко внутри меня, — задыхаясь от ощущений, сказал Мерлин. Сейчас ему хотелось стать с Артуром единым целым, от нахлынувших эмоций кружилась голова, с каждой секундой он пьянел от действий любимого ещё больше. — Принеси мне справку, что у тебя нет ИППП****, — руки Пендрагона напряглись, больно сжав бедро, но Мерлин не чувствовал боли, его будто ушатом холодной воды окатили. — Что?.. Ты мне не доверяешь? — он резко распахнул глаза и неверяще уставился на Артура. — А должен? — Не понял... — Мерлин попытался вырваться из железной хватки и отползти подальше. — Скажешь, что ты не шпион Агравейна? — Артур отпустил начавшее синеть бедро и отошёл от стола на шаг. — С ума сошёл? — А что? Я довольно разговорчив после секса. Кто-то определённо сливает ему информацию, которая известна только альфа-группе, — глаза, в которых обычно плясали смешинки, сейчас излучали арктический холод. — Агравейн пытался меня завербовать, я сказал нет. Но если ты параноик и никому не доверяешь, то я тут ни при чём. И вообще, как Агравейн связан с моими предполагаемыми ИППП? У него коварный план свергнуть тебя посредством триппера? Вот уж чушь! Или ты каждый раз придумываешь всякие нелепости, чтобы избавиться от любовников? Или мне ещё повезло, что ты меня не избил? — Мерлина понесло, в голове некстати всплыл разговор с Агравейном: «Го­товь­ся; ког­да он на­иг­ра­ет­ся, спус­тит те­бя с лес­тни­цы, сло­мав на сим­па­тич­ном ли­чике и нос, и челюсть. А по­том возь­мёт на твоё мес­то оче­ред­но­го маль­чи­ка». — Мерлин, это, по-моему, тебе сперма в голову ударила, и чушь несёшь ты. — Я говорю о Мордреде. Моем предшественнике в альфа-группе. — Принятие решений, основываясь на фактах; помнишь о таком принципе? — невесело усмехнулся Артур. — Агравейн всё же промыл тебе мозги, а ты и развесил уши. У меня лично фактов прибавилось, а у тебя? А, Мерлин? — Да иди ты к чёрту со своими принципами, Пендрагон! Ты постоянно всё просчитываешь и анализируешь, но не видишь очевидного — моего отношения к тебе, — горько выплюнул Мерлин, порывисто натягивая рубашку и брюки. — Мог бы просто сказать, что не хочешь быть со мной, а не оскорблять подозрениями в шпионаже! — Слишком много фактов указывает на тебя, — Артур, совершенно не стесняясь своей наготы, меланхолично наблюдал за метаниями Мерлина по кабинету в поисках разбросанной одежды. — И я говорил, что на отношения у меня нет времени, так что... — Да-да, так что потрахались и разбежались, я помню. Потрахаться не получилось, а вот с разбежаться проблем не будет, не переживай, — грустно улыбнулся Мерлин, сердце которого, казалось, перестало биться. Больно. Как же больно понимать, что любимый человек всегда относился к тебе как к удобному и легкодоступному телу. «Как там Агравейн говорил? Что я шлюха? Шлюха и есть... Повёлся на внешность. Продался за фальшивую заботу и нежность. Дурак». — И ещё я помню, что ты не совмещаешь секс и работу. Заявление об увольнении пришлю по факсу Гвен, — подхватив второй ботинок, Мерлин, не оборачиваясь, вышел из кабинета, аккуратно прикрыв за собой дверь. Предательская злая слеза скатилась по острой скуле и впиталась в воротник наискосок застёгнутой рубашки. Взяв с рабочего стола телефон, он направился к лифту. Нет, плакать, как маленький мальчик, он не будет. Сам виноват, сам идиот. Надо было сразу поговорить с Артуром, а не пугаться угроз шантажиста с причёской мушкетёра, тем более всё равно ему ничего не слил. А вообще, если включать мозг хоть иногда, не надо было ввязываться в интимные отношения с боссом. Ну кто мешал ему восхищаться своей мечтой на расстоянии?! Мечтой... «Мечтать нужно осторожнее, Мерлин», — усмехнулся он, натягивая в лифте ботинки. *** Звонок телефона ворвался в воспалённое сознание тысячей маленьких назойливых колокольчиков. — Алло, — прохрипел Мерлин, потирая свободной рукой раскалывающуюся голову. Тело ломило, как после грандиозной пьянки, хотя придя вчера домой, он выпил только успокаивающей настойки на травах. Нервы не железные, вот напряжение так и сказалось. — Уже десять, где ты шляешься, детка?! — взволнованно начала Гвен вместо приветствия. — Проспал, что ли? — И тебе доброе утро. — У тех, кто выспался, оно, может, и доброе, а у нас тут катастрофа, а тебя нет! — Какая ещё катастрофа, Гвен?! — Мерлин недовольно сморщился от пронзительно громкого голоса. — Хотя не отвечай, меня это больше не касается. — Как это — «не касается»? — ещё громче возмутилась подруга. — Мерлин. В девять был какой-то там аукцион, я толком не поняла, и, в общем, после ожесточённых торгов с нереальными ставками, мы не выиграли. — К аукционам не подходит выражение «не выиграли», — отстранённо проговорил Эмрис, вопреки собственным желаниям думая о том, как занюханная благотворительная организация, которая была заявлена вместе с «Рэд Дрэгон», смогла наскрести денег на «нереальные ставки». Если только... — В аукционе участвовали кто-то из наших конкурентов? — Как я поняла по возгласам парней, да. И не кто-то, а «Блэк Холл». Артур всех выгнал и закрылся в кабинете, даже меня не пускает с кофе. А он никогда не отказывается от кофе, ты же знаешь. Гвейн что-то упомянул о шпионе, а тебя как раз нет на рабочем месте... Пожалуйста, скажи мне, что ты просто проспал или заболел, — умоляющим голосом протянула подруга. — Нет, Гвен, я уволился, — устало сказал Мерлин. От имени Артура в груди кольнуло, но он отогнал грустные мысли. Сейчас ему надо думать не о сердечных делах, а о поиске работы. — Так вот почему он про тебя даже не спрашивал... Что случилось?! — Ничего, просто я выучил ещё один урок: не спать с боссом. — Поссорились? Так это ерунда, — с облегчением вздохнула Гвен. — Не вздумай увольняться, вы обязательно помиритесь, вы же идеально подходите друг другу! — О да! Мы подходим друг другу, как корове седло! — Я каталась в детстве на корове, когда мы жили в пригороде, — захихикала Гвен. — На ней было седло. — Ох, не передёргивай! Ему не нужны отношения, только секс, — разозлённый Мерлин встал наконец с кровати и босиком пошлёпал на кухню, чтобы сварить кофе. Но, глянув на упаковку зёрен, решительно щёлкнул чайник. Кофе теперь стойко ассоциировался с Артуром. — Так тебя же это устраивало. — А теперь я хочу не только его тело. Тем более он мне не доверяет. Обвинил в шпионаже... — Мерлин, — встревоженно начала Гвен. — Шпион реально есть, кто-то же слил информацию об этом чёртовом аукционе. Скажи мне, что это не ты, пожалуйста! Потому что Артур, похоже, уверен в обратном. — Это не я. Но данный факт ничего не меняет. Пендрагон мне не верит, а теперь и не поверит, — вздохнул он и сунул в чашку с только что закипевшей водой пакетик зелёного чая. Заваривать что-то приличнее не было ни сил, ни желания. — Так скажи ему это! Артур умный, рациональный человек, он сумеет разобраться! — Нет, не хочу. — Да почему? Ты любишь его? — Люблю, — сказать о своих чувствах вслух оказалось не так уж сложно, а вот пережить их будет намного сложнее. — Но ему мои чувства не нужны, а сказав один раз, что не виноват, оправдываться больше не собираюсь. Себя я тоже люблю. Под причитания Гвен, чтобы он не порол горячку, что шпиона найдут, а у них всё образуется и Артур сам прибежит к нему с извинениями, Мерлин насильно позавтракал пустым чаем. Подруга уверяла, что где он ещё найдёт такого терпеливого и понимающего человека, как Мерлин? Да-да, как бы в «Рэд Дрэгон» ни любили Артура, Гвен, как и многие, была солидарна с утверждением Морганы, что Пендрагон «помешанный на психологии мудила», а Мерлин про себя просто согласился с «мудилой». Апатично проходив по квартире весь день, Мерлин лёг спать и моментально отключился. Но сон не принёс с собой облегчения, как на то рассчитывал Мерлин. Ночью ему приснился Артур, гладящий его по голове и ласково целующий острые скулы. И столько уюта и нежности было в этих нехитрых действиях, столько тепла излучали глаза цвета бушующего океана, что это легко было назвать любовью. А потом он проснулся один в своей огромной кровати, судорожно сжимая простынь и уткнувшись лицом во влажную подушку. Так продолжалось всю неделю: он бездумно бродил по квартире, пил чай из пакетиков, ел чёрствый хлеб с подсохшим с одного края сыром, смотрел канал про животных и даже пару раз заставил себя сходить в душ, а по ночам видел сны. В каждом из них Мерлин чувствовал себя нужным и любимым, в каждом из них был счастлив. А на утро горькое чувство одиночества, прочно поселившееся в грудной клетке, не давало нормально дышать. Ещё неделю назад он хорохорился перед Гвен, что не собирается унижаться, а сейчас был на грани того, чтобы приползти к Артуру и умолять дать ему шанс просто быть рядом. И только скудные остатки гордости удерживали его от этого. За эту неделю благодаря Гвен он выяснил, что по чьей-то наводке Агравейн действительно втридорога выкупил на том аукционе землю, на которую был нацелен Артур, не оставив «Рэд Дрэгон» шансов на участие в тендере. Фирма должна была признать себя банкротом в ближайшее время, ведь основные средства были вложены в первый, уже невостребованный участок. Агравейн даже набрался наглости и пришёл к ним в офис позлорадствовать и поунижать Пендрагона. Но Артур не был бы Артуром, если бы не просчитывал свои действия на несколько шагов вперёд. Ай да Пендрагон, ай да сукин сын! Мерлин, несмотря на обиду, в очередной раз восхитился своим уже бывшим боссом. Участок, выкупленный Агравейном, на самом деле принадлежал Артуру. Перед получением разрешения на застройку землю всегда проверяют на наличие культурных ценностей. И это место оказалось ценным для раскопок, что значительно усложняло продажу, так как строительство на нём запрещено. В желании обставить Пендрагона Агравейн, не проверив документы, которые, к слову, никто не скрывал, слепо поверил слитой информации и вцепился зубами в предложение, заплатив тройную цену от реальной. Гвен в красках рассказывала, как он выскочил из кабинета ехидно улыбающегося Артура, подарившего ему лопатку для раскопок. Через два дня после злополучного визита обанкротившуюся фирму «Блэк Холл» выкупил один небезызвестный бизнесмен, давно мечтающий иметь в личном пользовании строительную фирмочку, так, забавы ради. — Килгарра и Артур, два чёртовых интригана, давно придумали этот план, убивающий сразу трёх зайцев: Джон получает строительную фирму, Артур получает контракт, а Агравейн получает по заслугам. А! Ещё Артур продаёт нерентабельный участок земли! Нет, ты представляешь?! — восторженно щебетала Гвен. — Я рад, что всё обошлось, — через силу улыбнулся Мерлин. — А кто в итоге оказался шпионом? — Ревнивая сучка Софи, — зло выплюнула подруга. — Она давно неравнодушна к Артуру, о чём знал весь офис, но простить ему то, что её отвергли из-за парня, то есть тебя, не смогла. Они с Агравейном тебя подставили, отводя подозрение от этой рыжей стервы. — И весьма удачно, Артур же поверил, — Мерлин совершенно не удивился, что Софи решила отомстить таким образом. Он знал по себе, как больно быть отвергнутым. А боль очень часто перерастает в злобу и желание поквитаться, заставить страдать не меньше. — Он так и не подписал твоё заявление... — Я неделю на работе не появляюсь, он будет вынужден уволить меня за прогулы, это просто дело времени, — пожал плечами Мерлин и, попрощавшись с подругой, полез в интернет для поиска новой работы. Новостные ленты в сети пестрели фотографиями Килгарры и уверенно улыбающегося Пендрагона в неизменном красном галстуке и тёмной рубашке, подчёркивающей синеву блядских глаз. Как же, как же! Событие недели — строительство новейших торговых центров. Телефон мелодично тренькнул, сообщая о смс. Сердце предательски ёкнуло, когда Мерлин увидел абонента, приславшего сообщение. Артур. «Я был не прав». Хмыкнув, он набрал в ответ: «Это расценивать как извинения?». «Это расценивать как приглашение поговорить». «Пф, я к тебе не поеду». «Пожалуйста». Всего одно слово, но оно заставило Мерлина сомневаться в сиюминутном решении послать Пендрагона ко всем чертям. Артур сам когда-то посоветовал знать себе цену, но Мерлин от избытка чувств как-то про это забыл, становясь его постельной игрушкой, и, похоже, собирался забыть и сейчас. — Даже интересно, и что ты мне скажешь? — он задумчиво покрутил в руках телефон, не зная что ответить. Очень хотелось спросить, в чём конкретно не прав. В том, что Мерлин не шпион? Хотя это очевидно, ведь Софи раскрыли. А ждать, что Артур передумает насчёт отношений, — это чрезмерный оптимизм или клинический идиотизм. Ни тем, ни другим Эмрис не страдал, хотя в данную минуту отчаянно этого захотел. Захотел поверить глупым мечтам о том, что они с Артуром могут быть вместе, что это самое «они» вообще может существовать. Его мысли в нелогичном порядке скакали от «а ебись оно всё конём» до «сдохну же без этого придурка». Тряхнув головой, Мерлин всё же принял, как ему казалось, взвешенное мужское решение — поговорить. Ровно в восемь вечера он стоял напротив двери Пендрагона и нервно теребил край любимой толстовки. «Главное не наговорить ему того, о чём потом я дико пожалею. Слушаю извинения, стараясь не капать слюной, и, сохраняя достоинство, валю домой. И не реветь ни в коем случае! Ты взрослый мальчик, будешь жалеть себя дома в уголочке, а не перед ним». — Привет, — Артур, будто чувствуя его, распахнул дверь. Уверенная вежливая полуулыбка и ни капли раскаяния в глазах. — Ты хотел поговорить, — решительно сказал Мерлин, отодвигая Пендрагона и проходя внутрь, на что тот хмыкнул, но, закрыв дверь, пошёл вслед за Мерлином в гостиную. — Выпьешь? — Не откажусь, — Мерлин взял предложенный бокал с коричневой жидкостью, присаживаясь на край стола — опять проявлялась дурацкая привычка. — Как добрался? — светским тоном начал Артур, усаживаясь в кресло напротив Мерлина. Из колонок лилась расслабляющая классическая музыка, а значит, хозяин квартиры настроен на рабочий лад. — Спасибо, хорошо. Ты закончил с любезностями? Может, перейдём к делу? — он начал терять терпение. Присутствие Артура пьянило сильнее виски, поэтому время пребывания в этой квартире, где они занимались сексом практически в каждом углу, нужно сократить до минимума. — Хорошо, — вздохнул Пендрагон. — Я необоснованно обвинил тебя в шпионаже, поэтому приношу свои извинения. Официальный тон. Эти извинения — чистая формальность, просто чтобы не оставлять грязных следов в безупречной репутации. На Мерлина ему всё так же плевать. Больно, но он был к этому готов. — Извинения принимаются, — сухо кивнул Эмрис и залпом выпил содержимое бокала. — Я могу идти? — Даже не спросишь, с чего я изначально так решил? — нотка грусти проскользнула в голосе, а может, просто показалось? — Мне не очень интересно, но если тебе хочется оправдаться, можешь сказать, — ему действительно было всё равно. Гораздо больше тяготили вопросы: «Почему в меня нельзя влюбиться? Что я сделал не так?». Но по понятным причинам задавать их он не стал. — Моя папка с музыкой. О ней знал только Мордред. И нет, Мерлин, я с ним никогда не спал. Любил как брата, бесконечно доверял, рассказывал всё, а он меня предал, сорвав по сути пустяковый контракт, доставшийся в итоге Агравейну. Узнав об этом, я вышел из себя и несколько раз его ударил, о чём жалею до сих пор. Но не в этом суть. Папка. Только Мордред мог рассказать тебе, шпиону Агравейна, как забраться ко мне в постель. А ещё служба безопасности предоставила мне распечатку твоих рабочих звонков. Номер Агравейна я знаю наизусть. — Ты идиот, Артур, — расхохотался Мерлин. — Господи, какой же ты идиот... Или я. Или, что вероятнее, мы оба. Как?! Ну как ты, далеко не глупый, рациональный человек, мог сделать выводы по этим ничего не значащим фактам? — Перестань смеяться. Для меня эти факты очень даже значимы, — словно ребёнок, надулся Артур, что совершенно не вязалось с его уверенной начальственной позой. — Артур, — отсмеявшись, начал Мерлин. — Агравейн действительно пытался меня завербовать, похитил, постоянно звонил, угрожал, а потом даже покалечил мою маму. — Боже, я не знал! — Не перебивай, пожалуйста, — ладонью остановил его Эмрис. — Я не рассказал ему ни одной детали, но он продолжал упорно звонить. Единственное, в чём я сглупил — я не сказал тебе. Слишком боялся за твою жизнь. А с папкой, — он опять хохотнул, — Я действительно не дружу с техникой. От слова «совсем». И включил её тогда совершенно случайно. — Извини меня, я был не прав, — Артур виновато улыбнулся. — Рад, что мы во всём разобрались. — Да, разобрались, — «Но не во всём». Мерлин тоже постарался улыбнуться, но вся его весёлость куда-то улетучилась. — Ты чем-то недоволен, Мерлин? — Я просто не понимаю, почему ты решил, что я спал с тобой из-за Агравейна? — Ну, я, конечно, хорош собой, но так как ты, мне ещё никто не отдавался. Правда понял я это именно тогда, в кабинете. И как мне казалось, все кусочки пазла сложились. — Ты точно идиот, Артур, причём слепой! — Мерлин отчаянно всплеснул руками, залившись лихорадочным румянцем. — Да как же ты не понимаешь?! Я просто люблю тебя! Необъятно, безумно, на грани фантастики! До дрожи по коже! До ненависти к себе за то, что так слаб и жалок, что люблю так отчаянно и безответно. Живу тобой, дышу тобой, хотя дышать очень больно... Я просто тебя люблю. Ну вот, я это сказал, — он неуверенно улыбнулся, краснея ещё больше. — Мерлин... Я не знаю, что тебе сказать... — А не надо ничего говорить, я не жду от тебя ответных слов. Хотя нет, вру. Жду, ещё как! Но не дождусь. Поэтому не утруждай себя. Я пойду, ладно? Мне действительно сложно находиться с тобой в одной комнате и не иметь возможности быть рядом, — он слез со стола и, не глядя на Пендрагона, пошёл к выходу. — Чёрт побери! — услышал Мерлин за спиной, а потом его дёрнули за руку и губы обожгло поцелуем. — Боже! Боже-боже-боже... — шептал Мерлин, когда Артур выцеловывал его тонкую шею, попутно раздевая. Одежда невероятно мешала: чёртова рубашка душила, брюки сдавливали бёдра — а может, это руки Артура? — ботинки, как свинцовые гири, сковывали ноги. Возбуждение и пьянящие поцелуи Артура лишали возможности связно мыслить. — Мерлин, — резко отстранился Пендрагон, заставляя Мерлина протестующе застонать, — У меня смазка есть, презервативов нет... — Плевать! Если ты больше не боишься моих ИППП, — еле выговорил он, облизывая губы и пытаясь сфокусировать взгляд. — Плевать! *** — Я помню тебя ещё с той конференции. Ты нервно крутил карандаш в своих длинных, сексуальных пальцах, быстро написав ответ на вопрос и разглядывая меня с каким-то детским восторгом. А когда я тебя спросил, ты стушевался и ничего не смог сказать, а я же видел твой листок. Вообще-то не люблю неуверенных в себе людей, но твои огромные, напуганные глаза меня просто покорили! — Почему ты не сделал шаг навстречу? Понимал же, что я точно не смогу, — Мерлин лежал на животе, опираясь на локти, и поглядывал на Пендрагона, наклонив голову. — Потому что ты был таким невинным, а во мне слишком много пороков. Решил не портить тебе жизнь и не развращать. Я бы с удовольствием сам бы оставался ребёнком как можно дольше. Зная свою непостоянность и нежелание заводить отношения, я мог легко разбить тебе сердце, чего мне делать крайне не хотелось, — сказал Артур, целуя Мерлина в плечо, кончиками пальцев поглаживая спину и спускаясь круговыми движениями на соблазнительную подтянутую попку. — Но увидев тебя, уверенного, хваткого и, чёрт, нереально притягательного, у отца в офисе, я, наплевав на все свои принципы, убедил его перевести тебя в «Рэд Дрэгон», — мгновение, и Пендрагон уже сверху. Он заменил поцелуй нежным укусом, коленом раздвинув стройные ноги Мерлина и перехватив рукой поперёк груди, плавным движением вошёл — внутри всё ещё была сперма, облегчая процесс скольжения. — А-ах... Артур... — Эмрис с тихим стоном подался навстречу члену, но тут же отполз, приложив значительное усилие, чтобы вывернуться из любимых рук, завалить Пендрагона на спину и оседлать его бёдра. — Какой же ты пафосный ублюдок. А ты не подумал, что тем, что не подошёл ко мне, развратил ещё больше? Нет? Так что заткнись и сам раздвигай ноги! — Тебе не нравится быть снизу? — О нет. Я обожаю секс с тобой в любой форме и дозировке. Но сейчас трахать будешь не ты, а тебя! — А мой тренинг возымел успех — я тебе верю! Так что как скажешь, мой господин! — Так-то! — Ты будешь со мной нежным? — Не дождёшься! — Тогда я согласен... — А может, ты согласишься рассказать, почему не брал меня на встречи с Килгаррой? — М-м-м, Мерлин, тебе действительно хочется говорить об этом старом ящере, когда твои пальцы... Ах-х, да... Именно здесь! — Ну?! — Я ревновал. Ты ему очень понравился, Джон так о тебе говорил, что у меня зубы сводило. — Это и есть твоя убедительная причина?! Нет, ты издеваешься?! — Мерлин неверяще уставился на Артура. — Надеюсь ты понимаешь, что после этого пощады тебе не будет? — Более того. Я на это надеюсь. * Холм Венеры — выпуклая часть ладони около большого пальца. Считается, что чем он более выпуклый, тем более страстная натура у человека. ** «Капуста» — жаргонное название денег. Гвейн специально употребил его, посчитав уместным после обзывания Килгарры козлом. *** Жутко надоедливая песня Глории Гейнор. **** ИППП — инфекции, передающиеся половым путём.
бета
Первое и самое главное: чудо ты моё в перьях, ну с чего, с чего ты решил, что запорол работу? Моё совершенно субъективное мнение: эта работа лучшая из тех, что ты написала. Прости-прощай, Дьявол, тебя безжалостно сместили на вторую позицию.
Хунит, конечно, ранили совсем-совсем не так сильно, как я хотела. Но будь с ней что-то серьёзнее, Мерлин бы места себе не находил и на Артура ему бы точно времени не хватило, так что пусть так. Она у тебя забавная, эта Хунит. «Бронзовые гомики», ну надо же!)
А вот с Морганой совсем не хорошо получилось. Имхо, остро не хватает хэппи энда для неё. Гвейн достоин того, чтобы знать, разве нет?.. Хотя может, в этом и была твоя задумка: показать всю суть «Морганы сильной», дескать, и на фиг нам мужики, сами родим, сами воспитаем, но мне остро недодали.((
И хэй, нинада тут на песенку-то гнать!) Она мне нравится.
Вот только «временный разрыв» пацанов очень сильно напоминает финал Дьявола. У Мерлина даже мысли практически те же. Плагиат на саму себя, как ты там говорила.
И Гвен у тебя довольно милая^^ В такие моменты я даже жалею, что пожадничал для неё Ланса в этом фике, но потом вспоминаю её сериальную, и жалость отрубает моментально. Но мне дико кинкова её забота о Мерлине и эти психологические разговоры а-ля «Вы хотите об этом поговорить?»
Насчёт развязки с фирмами... Необоснованно переживала, ибо там ровно так, как надо. Зря облизывать эту тему тоже ни к чему.
Ещё безумно классно, что ты не забыла про свои «рояли в кустах» и еще не выстрелившие ружья. Я про таинственную историю того, как Мордред ушёл из Дрэгона, про то, как Мерлин здесь оказался, что Арт его приметил раньше и етк, ты врубился.) Теперь я понимаю, зачем ты перечитывала свой фик.
Аргументы против Мерлина у Артура, конечно, просто убийственны. А ведь взрослый умный дядечка, казалось бы. Умный, но такой дура-а-ак^^ Любимый дурак, да.))
Ну и конец... Awww, это просто Awww. Не сопливо, не слишком серьёзно (оке-ей, совсем не серьёзно), но запоминающееся и очень милое. *Даёшь Артура снизу! :D Я за это весь фик болела и этого жаждала-хотела-предвкушала!*
Ну и окончательно добил меня похотливый старикашка Килгарра XDXD Ревнующий Арт — какая прелесть, юноша!
В общем, чувак, ты не разочаровал. Ты прекрасен, ты растёшь, я искренне рада за тебя и надеюсь на новые подвиги на литературном поприще. Ну и на котором я тебя, конечно и как всегда, поддерживаю :D В любом начинании, я даже на тот сопливый фик, который «только через мой труп», согласна. Бери расписку, пока я вся такая радостная от того, что история так прелестно заканчивается. :)
P.S. С Морганой и Гвейном что-то надо делать. Ибо не то, не то, не то. Хочу для них ХЭ. Ты же порадуешь Танюшу?)) *нагло, ой как нагло*
автор
>**Jade_Stone**
>Первое и самое главное: чудо ты моё в перьях, ну с чего, с чего ты решил, что запорол работу? Моё совершенно субъективное мнение: эта работа лучшая из тех, что ты написала. Прости-прощай, Дьявол, тебя безжалостно сместили на вторую позицию.

Я очень и очень рада, что несмотря ни на что не закосячила и относительно достойно довела эту историю до конца. Давалась она мне нелегко, я редко выставляла главы, отчего мне очень стыдно, но оправдывала себя тем, что главы не маленькие по размеру. Хоть в этом я нот бэд:)
И теперь как-то даже грустно, что все закончилось...

>Хунит, конечно, ранили совсем-совсем не так сильно, как я хотела. Но будь с ней что-то серьёзнее, Мерлин бы места себе не находил и на Артура ему бы точно времени не хватило, так что пусть так. Она у тебя забавная, эта Хунит. «Бронзовые гомики», ну надо же!)

Она у меня везде какая-то одинаковая (что в "Проявление романтики", что здесь, что в той, как ты говоришь, "сопливой работе только через твой труп". В сериале она никакая, а тут у меня имеет свой характер)) и мне она такой нравится)))

>P.S. С Морганой и Гвейном что-то надо делать. Ибо не то, не то, не то. Хочу для них ХЭ. Ты же порадуешь Танюшу?)) *нагло, ой как нагло*

История Морганы и Гвейна мелькнет в эпилоге. Так что Танюша порадуется, обещаю;)

>**элейна**
>Отлично Агравейна в калошу посадили, так ему и надо.

Да, Артур, давно имеет счеты с этим мушкетерским упырком, вот и наказал злого грубияна)))
Дааааа)) Я так ждала развязки)) Мне очень нравится это произведение, просто потрясающая подача)
Спасибо Вам, Автор, за столь чудесное, чувственное, красивое и юморное творение))
Спасибо, глава просто замечательная, как и произведение в целом. Хунит крутая (подняла настроение), Артур козлик (правда любимый), а Мерлин как всегда няша (по крайней мере я так думаю)
Ваай, дождались^-^
Глава действительно большая и просто крышесносящая))*далее пойдет какие - то слегка скомканные чувства)*
Переживая с прошлой главы улетучились - Хунит в полном порядке)
Софи - сууучка, было в ней что - то малость подозрительное.
Я а ж испугалась, что Артур его прибьет, а он просто пипец как запутался)
Жаль, что Артур не переступил через себя и не признался в любви.*сопливый я романтик-_-*
Ло, ты просто прекрасна, спасибо тебе огромное за твои произведения)) Спасибо твоей бете, что она все ловко и быстро проверяет)
p.s эпилог же в силе?
p.s.s. я все еще боюсь перечитывать последние предложения, так как не могу представить оттраханного Артура Пендрагона~○-○~
автор
>**Helena Arero**
>Дааааа)) Я так ждала развязки)) Мне очень нравится это произведение, просто потрясающая подача)
>Спасибо Вам, Автор, за столь чудесное, чувственное, красивое и юморное творение))

Большое спасибо за отзыв! Приятности говорите *автор растекается довольной лужей*

>**Ихет**
>Спасибо, глава просто замечательная, как и произведение в целом. Хунит крутая (подняла настроение), Артур козлик (правда любимый), а Мерлин как всегда няша (по крайней мере я так думаю)

Мерлин истеричка немного, но няша бесспорно!;)

>**Укуренная Безумка**
>Ваай, дождались^-^
>Глава действительно большая и просто крышесносящая))*далее пойдет какие - то слегка скомканные чувства)*
>Переживая с прошлой главы улетучились - Хунит в полном порядке)

Ну как я могла ее угробить, если за нее все так переживали?))

>Софи - сууучка, было в ней что - то малость подозрительное.

Ревность страшное понятие само по себе, а в сочетании со слегка шизанутой барышни... Мстительный мы народ однако ХД

>Я а ж испугалась, что Артур его прибьет, а он просто пипец как запутался)
>Жаль, что Артур не переступил через себя и не признался в любви.*сопливый я романтик-_-*

Ну, Артур такой Артур))) хорошо хоть ошибку свою признал!

>Ло, ты просто прекрасна, спасибо тебе огромное за твои произведения)) Спасибо твоей бете, что она все ловко и быстро проверяет)

Уррр, тебе спасибо, что терпеливо ждешь и читаешь! ^.^

>p.s эпилог же в силе?

Угумс, пишу уже)

>p.s.s. я все еще боюсь перечитывать последние предложения, так как не могу представить оттраханного Артура Пендрагона~○-○~
>
О-о-о! Это по просьбам трудящихся, ахах
Я сама предпочитаю Артура-актива, но почему бы не сделать равноправия? ;)
Я наверно что-то упустила, а почему Агравейн - мушкетерская лохудра? Вопрос по поводу первого слова конечно :)
автор
>**Purpurea**
>Я наверно что-то упустила, а почему Агравейн - мушкетерская лохудра? Вопрос по поводу первого слова конечно :)

"— Что из­ме­нилось за пос­ледние пять ми­нут? Мы вы­пили на бру­дер­шафт, пе­рес­па­ли или пок­рести­ли де­тей, раз Вы так рез­ко пе­реш­ли на «ты»? Эх, ма­ма дав­но со­вету­ет мне пить ви­тамин­ки для па­мяти. Хо­тя вы­пив­ки я не ви­жу, де­тей и свя­щен­ни­ка то­же, а та­кие нак­рахма­лен­ные му­мии с при­чёс­кой а-ля муш­ке­тёр ме­ня не воз­бужда­ют. Нет, Вы ни­чего... Бы­ли, лет двад­цать на­зад... — и Мер­лин ехид­но рас­сме­ял­ся". (С) Глава 6 ;D
автор
>**Purpurea**
>
>
>
>То есть длинные, кудрявые как парик волосы, если я правильно поняла.

Нет, вспомните прическу Агавейна, недокарешка такая куцинькая немного вьющаяся (в сериале у него волосы были разной длины, я именно про удлиненный вариант), мне почему-то Боярский вспоминался сразу) и к образу канонного Агравейна отлично бы подошла накидка с крестом и шпага:D
Вот такие больные ассоциации)))