Куда подует ветер

Xiao Zhan, Wang Yibo, Yu Bin (кроссовер)
Слэш
R
Завершён
111
автор
Размер:
65 страниц, 11 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
111 Нравится 75 Отзывы 54 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Аппетита не было. Да и не привык Сяо Чжань к больничной еде. И вообще, его больше интересовал телефон. Визитку Юй Биня вместе с картой и документами Сяо Чжань нашёл в верхнем ящике тумбочки и облегчённо выдохнул. Их пока не конфисковали, хотя и могли. И, наверное, даже должны были сделать, но почему-то оставили. Интересно, за услуги и пребывание в больнице ему платить? Или как арестованному об этом не стоит беспокоиться? Полиция всё возьмёт на себя. Сяо Чжань отодвинул тарелку с кашей и, хлебнув чаю, осторожно встал с кровати. Захотелось разведать обстановку. — Вам запрещено покидать палату, — остановил его полицейский, дежуривший за дверью. — Я… Я имею право на звонок, а телефон у меня забрали. Не одолжите свой? — Сяо Чжань выпрямился и вздёрнул подбородок. Он знает свои права. — Не имею распоряжений на этот счёт, так что вернитесь в палату и ждите детектива Чжоу, — полицейский открыл дверь пошире и подтолкнул его. — Я никого не убивал, меня самого так огрели, что я сознание потерял, ещё и позвонить не даёте, — Сяо Чжань схватился за косяк, не желая подчиняться из чистого упрямства, потому что прекрасно понимал, что в этой битве сила не на его стороне. Полицейский молча вытащил шокер. — Хорошо, — криво усмехнулся Сяо Чжань, — я пойду и лягу, но… от всей души желаю вам разбить зеркало. Да побольше. Полицейский лишь недоумённо проводил его взглядом. Что бы там ни говорил Юй Бинь, голодом себя морить Ван Ибо не собирался. И, устроившись в кафе рядом с больницей, заказал себе огромный кусок мяса с кровью. Но насладиться как следует не успел, заметив через окно мечущегося Юй Биня. Мелькнула мысль проигнорировать, но, попробовав отрезать очередной кусочек мяса, раздражённо фыркнул и бросил нож. Ван Ибо наклонился и легонько провёл ногтем по стеклу. Звук был еле слышным, но Юй Бинь встрепенулся и повернулся к нему. Ван Ибо кивнул, приглашая, и тот через несколько секунд оказался рядом. — Ты ешь, тебе надо, — широко улыбнулся Юй Бинь, — и не сильно торопись, но… Тебе ещё надо срочно костюм купить, да подороже. Не будет же успешный адвокат в дешёвке ходить. — Ты опять у пьяного кровь сосал? Или на этот раз на наркомана позарился? Какой я тебе адвокат? Я не знаю законов этого мира, ну разве что убивать и воровать нельзя, но мне-то на это плевать. Так что то, что ты там придумал, засунь себе в задницу, — Ван Ибо снова взялся за нож, отрезая приличный кусок мяса и с удовольствием закидывая в рот. — Я-то засуну, — пожал плечами Юй Бинь, — но художника посадят, и хрен ты до него тогда доберёшься. А если его там убьют? Ты же знаешь, что можешь мучить его сколько угодно, но умирать ему нельзя. Тогда ты тоже умрёшь, и то, что ты — оборотень, не поможет. Подожди, пока он не вернёт тебе твоё. Хорошо? Я не для того сто лет искал это зеркало, а потом подходящего человека, чтобы ты так просто взял и умер. Вот уж твой братец обрадуется, он всегда хотел занять твоё место. Император выбрал наследником тебя, и он жутко разозлился. У него прямо взгляд убийцы был, и смотрел он на тебя. Знаешь, я даже думаю, что ту молнию, которая почти убила тебя, он как-то вызвал. Ты бы видел, что тогда творилось. Император разнёс полгорода, и уничтожил бы весь, если бы твой брат не притащил к нему мага. Ты умирал, и этот маг заполнил твою кровь какой-то адской смесью, чтобы восстановить тело. И чтобы от этой смеси больше ничего не пострадало, вытянул твои силы, волю, чувства, короче всё, что духовное, и запечатал в зеркале. После того, как твоё тело восстановилось бы, он должен был очистить кровь, и всё вернуть, как было, но… Когда остался последний ритуал, зеркало исчезло, и маг тоже сбежал. Император разорвал бы его сразу. И ты так и остался лежать как растение. Ни живой, ни мёртвый. — Ты мне об этом не рассказывал, а отец… Когда Сяо Чжань разбил зеркало, я пришёл в себя. Суставы как будто вывернуло, такая боль… — Ван Ибо побледнел, уставившись в одну точку. — Я плавал в собственном поту и слезах. Я не знал что делать, и хотел умереть, чтобы больше не мучиться. Отец рассказал мне всё, что знал о зеркале и связи с ним. На самом деле знал он совсем мало, но про моё состояние… Он сказал, что это зов, и я должен идти на него, чтобы жить. И я рванул сюда, к разбитому зеркалу. А ты отдал меня какому-то художнику. И что мне теперь с ним делать? Он всего лишь человек. — А ты кого хотел? В этом мире только люди. Или животные. Но ты вряд ли хочешь зависеть от животного, это было бы слишком. Ты ешь, — Юй Бинь подвинул тарелку ему под нос, — мы вместе росли, и я знаю, как ты любишь поесть. Я тоже любил, пока меня не обратили. — Разбил бы это зеркало сам. Мы же друзья. — Ну, я немножко мёртвый, ты же знаешь. И вся эта духовная хрень, да ещё чужая… Я не уверен, что это безопасно для нас обоих. Мало ли, а художник всего лишь человек. Не жалко, если что. — Зассал, короче, — скривился Ван Ибо. — Что нужно сделать, чтобы вернуть мне всё? — Я нашёл свиток с обрядом, но он зашифрован, я не смог прочитать. Хотел тебе отдать сразу, как ты появился, но ты так наехал на меня, что из головы вылетело. — Ладно, типа отмазался, — сдался Ван Ибо, продолжив есть. — Так что ты там про адвоката говорил? — Мне позвонил Сяо Чжань и попросил найти адвоката. Сам знаешь, его обвинили в убийстве Ли Яна, с утра сняли отпечатки, и теперь точно не отстанут. Объявишь себя его адвокатом, я тебе лицензию и доки всякие добыл, материалы расследования тебе будут обязаны предоставить, вот и подумай, как его вытащить. Ибо, только не злись, но я так и не понял, зачем ты его так подставил. Так ведь всем хуже, — Юй Бинь на всякий случай отодвинулся. Ван Ибо стал совсем непредсказуем, вспышки злости могли возникнуть на пустом месте. А ведь раньше умел держать себя в руках, и, несмотря на то что он — наследный принц Тёмной империи, да к тому же оборотень, был наполнен светом и теплом. — Бинь, ты знаешь, как ведёт себя раненый зверь? — Ван Ибо закинул последний кусочек в рот и просто проглотил. Затем вытер губы салфеткой, и только тогда повернулся к нему. — Посмотри в мои глаза, подумай. Тебе всё ещё нужен ответ? — Ты обязательно станешь прежним, и мы вернёмся домой, — Юй Бинь, немного поколебавшись, всё же коснулся его запястья и несмело погладил. — Мы заставим Сяо Чжаня вернуть тебе всё. Веришь? — Пойдём за костюмом, пока художнику другого адвоката не прислали, — Ван Ибо отдёрнул руку и поджал губы. Пальцы Юй Биня обожгли, причиняя боль: «Касаться меня может только хозяин». Он резко поднялся и, пнув стул, двинулся на выход. «Юй Бинь обещал мне хорошего адвоката, но как он сможет меня вытащить? Детектив сказал, что нашли мои отпечатки пальцев и кровь на осколке зеркала, которым зарезали… я зарезал Ли Яна. Блядь! Опять зеркало! А это-то откуда? Где я ещё зеркало разбил? Не мог же это быть осколок от того зеркала, я ни крошки… да там же не было осколков, только трещины. Да, Сяо Чжань, ты какой-то разрушитель зеркал. Мне одного мало? И всё же, как это я его зарезал? Я отрубился и очнулся только в номере. Я не помню, как вернулся. Сам пришёл? Но как? Может просто забыл? Очнулся, дошёл, и у номера свалился. Там меня Ван Ибо и нашёл. Но доктор говорит, что у меня просто сотрясение, рана не глубокая, я почти здоров. Не мог я всё это забыть. На ладони так вообще царапина, не очень глубо… Стоп. Откуда у меня на ладони царапина? Я же… Осколок? Которым я?.. Точно. Но, блядский род, я ничего не помню! Да я за мир во всём мире! Я не мог убить! Даже если психанул. Или мог? — внезапно Сяо Чжань снова вспомнил про Санса и его: «Добро пожаловать в мой мир». — Я должен поговорить с ним! Он же был там, и если я убил, то… Не-е, я не мог! Санс? Надо найти его и посмотреть руки. Точно! Я скажу детективу, что… Нет, я попрошу адвоката всё узнать. Он же должен мне помогать, так? Вот пусть и поможет. Вот только… сколько мне будет это стоить? У меня ничего не осталось, студию после пожара никто не купит, кому она сдалась. Ну, разве что за гроши. Но они меня не спасут. Опять просить у Юй Биня? Но, по-моему, я ему уже итак должен буду. Хоть почку продавай… Вау… А может я сплю?» Сяо Чжань расплылся в улыбке, усаживаясь на кровати и хлопая ладонью рядом с собой: — Привет, Ибо. Пришёл навестить? Садись поближе, у меня есть к тебе предложение. Ван Ибо, вошедший в палату, на мгновение растерялся, но тут же взял себя в руки и, решив не спорить с больным, сел на кровать, почти касаясь его бедром. Держать невозмутимое выражение на лице оказалось совсем непросто. Боль отступила, наполняя тело какой-то эйфорией, и злость куда-то испарилась. — Слушаю, — он, как примерный ученик, сложил руки на коленях. — Я хочу написать тебя, картину, в смысле, во весь рост. Можно в этом костюме, только… Снимешь водолазку? Пусть пиджак будет на голое тело. Распустишь волосы и… Как же тебя?.. Посадить? Ну, если на стуле, откинувшись на спинку, и ноги… Нога на ногу? И рука на колене, а вторая… Или лучше широко раздвинешь ноги? И рука… — В расстёгнутых штанах, — не выдержав, фыркнул Ван Ибо. Демоны, дайте силу! Этот Сяо Чжань совсем чокнутый! Ему в психушку надо, а не в тюрьму. — Ну, о таком я как-то постеснялся просить. А можно? — Сяо Чжань скользнул взглядом по нему сверху вниз. — Может тогда лечь? И пиджак расстегнуть. Внутренности обдало жаром, и Ван Ибо, с досадой решив, что боль возвращается, разозлился и, прищурившись, прошипел: — А может раком встать, и цветочек в жопу? Сяо Чжань отшатнулся от него, затем скривился: — Даже во сне всё хреново. Неправильный сон какой-то. Зачем ты вообще пришёл? И да, в джинсах и футболке ты мне нравился больше. Губы Сяо Чжаня обиженно задрожали. — Сяо Чжань, я пришёл сюда как твой адвокат, — Ван Ибо, скрипнув зубами, поднялся с кровати и встал перед ним. Затем выпрямился и холодно отрезал, глядя сверху вниз: — Но я отказываюсь. Ищи другого. Он слегка наклонил голову, прощаясь, и вышел из палаты, оставив растерянного Сяо Чжаня жалеть об упущенной возможности. Вот только Ван Ибо, согнувшись в коридоре от боли, занялся тем же самым. Жалел об упущенной возможности. И получал наказание за неповиновение хозяину. Переодевшись в своё, Сяо Чжань последовал за офицером. В больнице его больше держать не стали, посчитав это лишним. Рекомендации, конечно, выдали, но вряд ли кто будет возиться с ним в камере предварительного содержания. Да и не это волновало на самом деле. В голове Сяо Чжань вёл то ли монолог, то ли диалог с Ван Ибо, жалея, что с какого-то перепуга принял его визит за сон, оправдываясь за свои желания, затем злясь на себя, на него, за разговор не о том, за то, что просто отпустил, а тот взял и ушёл. Доходя до грани, за которой чувствовал отчаяние из-за своей ситуации, начинал сначала, гоняя мысли по кругу. Его даже не расстроило, когда на запястьях защёлкнули наручники, вывели на всеобщее обозрение и под любопытные взгляды довольно грубо затолкнули в полицейский автомобиль. Когда жизнь катится под откос, мнение досужих сплетников перестаёт волновать. Сяо Чжань, погружённый в свои мысли, не замечал дороги, потому впоследствии не смог сказать, что стало причиной аварии. По официальной версии, конечно. По своей — он валил всё на проклятье зеркала. Впрочем, какая разница? Главное то, что не пострадал, что даже странно. Более того, Сяо Чжаня буквально выдернули через разбитое стекло и, крепко сжав запястье, потащили куда-то. Он не сопротивлялся. Вряд ли в тюрьме лучше, чем на воле, пусть и в бегах. Этот человек в безразмерном худи, надвинув капюшон на пол-лица, поистине был воспринят как спаситель. Но чем дальше они бежали по узким пустым улочкам с мрачными тёмными домами, тем сильнее охватывала тревога. Сяо Чжань вспомнил, что Ли Ян был бандитом, и за него наверняка захотят отомстить. Защиту полиции сложно преодолеть, а вот так, как сейчас, убить можно легко и непринуждённо. Сяо Чжань резко выдернул руку, и рванул было в сторону, собираясь проскользнуть между домами, но похититель схватил за воротник, удерживая на месте. — Ну, что? Поймал, да? Не убивал я вашего Ли Яна, понял? — Сяо Чжань, обречённо простонав, развернулся к нему лицом. — Я… Похититель откинул капюшон и широко улыбнулся: — Я бы предпочёл, чтобы ты считал, что я тебя не поймал, а спас. — Ван Ибо? Но как же?.. Ты же?.. Ты… — Сяо Чжань растерял все мысли. Встретившись с холодным пытливым взглядом, замолчал, ощутив разочарование. Это был не Ван Ибо. Уж его-то намётанный глаз художника не мог ошибиться. Однако этот человек имел то же лицо, что и Ван Ибо. — Верно. Я всего лишь его брат. Ван Тао, — представился тот, ухмыльнувшись. — Но я знаю о твоей мм… проблеме, и готов помочь. — Это Ибо попросил? — Сяо Чжань не знал, как к этому отнестись. Ещё и брат появился. Судя по всему, близнец. Такой же красивый, но почему-то желания писать с него картину не возникло. Может потому, что в его глазах вместо жизни и света, видел только тьму? — Нет, он ничего не знает. Я случайно услышал о тебе и решил помочь. Ибо, как бы сказать… — Ван Тао изобразил раздумья, притворно нахмурив лоб. — Ибо слишком высокомерный, не любит общаться, предпочитает не обременять себя чужими проблемами. Его интересует только он сам, а потому просто кинул тебя. Разве не так? — Но он же пришёл, — возразил Сяо Чжань. — Это я виноват, повёл себя как… как придурок. — Пришёл, — кивнул Ван Тао, — но лишь потому, что друг попросил, да ещё и щедро заплатить обещал. У Ибо дорогие увлечения, и запросы совсем не дешёвые, вот и согласился. Хотя всё равно уговаривать пришлось. И ведь, как повод сбежать нашёлся, так и сбежал. — Может и так, — спорить Сяо Чжань не стал, он так мало знает о Ван Ибо. Но что от него хочет его брат? — А я тебе зачем? Ты тоже адвокат? — Нет, я бы тогда не помог тебе сбежать, а защищал. Хотя, — Ван Тао криво усмехнулся, — я тебя как раз защищаю. Тебя посадили бы, не стали бы других виноватых искать. А в тюрьме убили бы, у триады везде свои люди. По большому счёту, ты мог не дожить даже до суда. — Но почему ты меня защищаешь? У меня нет денег, мне нечем тебе отплатить. — Мне не нужны деньги, но у тебя точно есть, чем отплатить. Об этом я скажу позже, сейчас тебе лучше спрятаться, пока не нашли, — Ван Тао снова сжал его запястье и повёл за собой. Сяо Чжань, решив, что тот прав, сопротивляться не стал. Он подумал о том, что это может быть проделками разбитого зеркала, и ничего хорошего его не ждёт, но сдаться полиции даже в голову не пришло. Приставать к молчаливому мрачному Ван Ибо было почти самоубийством, и Юй Бинь, поглядывая на него из кресла, прикидывал про себя дальнейший план действий. Он слишком скучал по своему близкому другу последние сто лет, и больше терять его не хотел. Но как исправить ситуацию? Идея с адвокатом не прокатила. Ван Ибо всё же принц, и не привык себя принижать. А тут какой-то слабый человек отнёсся к нему, как к какой-то вещи. Конечно, и у них существовала живопись, но она больше напоминала магию, сотканную из окружающей материи и запечатанную заклятием в неподвижности, чем на такое вот позирование, да ещё и в непристойном виде. Понятно, почему Ван Ибо разозлился, но Юй Бинь справедливо считал, что тот мог и потерпеть. Лучше поступиться гордостью, чем умереть. Жаль, что Ван Ибо так не считал. — Ибо, — всё же решился нарушить молчание Юй Бинь, — давай попробуем расшифровать свиток. Тянуть со всем этим нельзя. Сяо Чжань в любой момент может… Ван Ибо внезапно выгнулся на кровати и, стиснув зубы, сжал кулаки. Из зажмуренных глаз выкатилась слеза. Юй Бинь бросился к нему, но чем помочь, не знал: — Ибо, тебе плохо? Больно? Ибо? Это… это зов? Но полицейский участок не так уж далеко, чтобы… Ибо? Ван Ибо, не выдержав, застонал. Он оттолкнул его от себя и, скатившись с кровати, перекинулся в пантеру. — Тебе нельзя сейчас в таком виде на улицу, — Юй Бинь загородил собой дверь. Пантера, прижав уши, приготовилась к прыжку и угрожающе зарычала. — Жри! — решительно заявил Юй Бинь. — Я не уйду. Тебя там подстрелят. Не убьют, конечно, но на восстановление всё равно надо время, а у нас его нет. И в зоопарк отправят. Зубами будешь решётку грызть? Пантера отступила, и через несколько секунд на полу, стоя на коленях и сверкая глазами, оказался Ван Ибо. — Какого хуя ты лезешь? Я должен идти к нему. Должен. Иначе меня просто разорвёт от боли, — тяжело дыша, он с трудом протолкнул слова сквозь зубы. — Ибо, мы пойдём, но ты сейчас просто не сможешь. Дай мне помочь, разреши мне… Ты знаешь, я могу, — Юй Бинь подобрался к нему поближе и несмело взял его руку. — Можно? Ван Ибо не ответил, лишь прикрыл глаза, не желая смотреть. Юй Бинь поднёс к губам его запястье и, немного помедлив, вонзил клыки. Его жертвы чувствуют болезненный укус только в первое мгновение, затем расслабляются и испытывают эйфорию, забывая о боли. Вот и Ван Ибо было дёрнулся, но тут же обмяк, заваливаясь набок. Юй Бинь не дал ему упасть, обнимая за талию и прижимая к себе. Позже он получит за это. Плевать. Зато Ван Ибо теперь сможет добраться до своего хозяина, следуя зову. Номер в дешёвом отеле оказался на удивление неплохим. Сяо Чжань постоял под душем, смывая больничный запах. Жаль, что волосы не помыть, трогать повязку на голове и тревожить рану пока не стоило. Но всё равно он почувствовал прилив энергии, и настроение поднялось. Может всё не так уж и плохо? Ещё бы поесть, и тогда вообще можно считать, что счастье есть, даже в такой ситуации. — О, я как раз об этом думал, — Сяо Чжань от души улыбнулся, увидев заставленный тарелками с едой столик. — Ван Тао, ты просто чудо. И чем я его заслужил? — Можно просто Тао. Я надеюсь, что мы станем близки, — Ван Тао игриво подмигнул, радуясь, что смог так легко приблизиться к цели. Этот художник оказался лёгкой добычей. «Прости, Ибо, но ты сам виноват, что украл мою жизнь. Я просто возвращаю своё». — Может быть, — кивнул Сяо Чжань, всё так же улыбаясь, но внутри всё сжалось. «Что он имеет ввиду? Секс что ли? Да он охуел совсем! Я не шлюха, и телом платить не хочу. А может мне просто показалось? И он ничего такого не думает, это я с чего-то решил, что он хочет меня трахнуть. Ну, конечно! Он меня видит-то в первый раз. В первый раз же?» — Ты поешь со мной? Мне одному как-то неловко. Заодно расскажешь о себе. Ибо не говорил, что у него есть брат, да ещё близнец. — С удовольствием, — Ван Тао сел рядом на диван, да так близко, что он еле сдержался, чтобы не отодвинуться. — Я заказал всего понемногу. Что тебе нравится? Я предпочитаю мясо с кровью, но здесь его не подают. На всякую траву у меня аллергия. Он кивнул на овощные блюда и фыркнул. — Но… куриные бёдра будешь? Они правда не с кровью, но тут больше ничего мясного нет, — Сяо Чжань протянул кусочек курицы в надежде, что тот отвлечётся и перестанет пожирать глазами. Он же не кусок мяса с кровью! Сяо Чжань поёжился. — Тебе холодно? — Ван Тао это заметил, его глаза заблестели. — Я могу согреть. — Подожди, дай хоть поесть, — многообещающе хихикнул Сяо Чжань, еле сдерживаясь, чтобы не заехать кулаком в челюсть. У Ван Ибо, в отличие от него самого, какой-то ненормальный озабоченный брат. Но Ван Тао его спас, а это многого стоит. Вот только как ему помягче объяснить, что Сяо Чжань против постельных отношений с ним, да и вообще не до этого, и руки свои надо держать при себе? — Я сейчас ни о чём думать не могу, так есть хочу. — Ну, ладно-ладно, я тебя не тороплю, — Ван Тао нехотя отодвинулся. — Просто ты такой красивый, что очень хочется присвоить. — Присвоить? Я не вещь, — Сяо Чжань почувствовал облегчение, когда между ними появилось расстояние, но изобразил оскорблённое достоинство, хотя и на самом деле ощутил мерзкий привкус этого «присвоить». — Конечно, не вещь. Я просто… когда увидел тебя, немного сошёл с ума, — Ван Тао смущённо опустил взгляд, однако наблюдая за ним из-под ресниц. — Ты охрененно красивый, поразил с первого выстрела… ох, с первого взгляда. Ты же простишь меня? И знаешь что? На самом деле я хочу, чтобы это ты присвоил меня. Хочу тебя в себе. Сяо Чжань уронил палочки. К такому сюрпризу он определённо не был готов. Ван Ибо натянул шлем и уселся на мотоцикл. Юй Бинь пристроился сзади и обнял за талию, уже второй раз за день позволяя себе такую вольность. — Поехали? — но прижиматься к спине всё же не рискнул. — Бинь, — услышал он растерянный, с нотками отчаяния голос Ван Ибо, — я не знаю, куда ехать. Я почти ничего не чувствую, походу зря ты меня укусил. Блядь, что делать-то? — Ну… поехали в полицейский участок. Ты всё ещё его адвокат, разве нет? — Юй Бинь не чувствовал себя виноватым. Они обязательно найдут Сяо Чжаня. Он и один бы справился, пусть времени потратил больше. И привёл к нему Ван Ибо. Жаль, что тот слишком упрям и нетерпелив, чтобы просто подождать. — Вроде да, — буркнул Ван Ибо и, нажав на газ, сорвался с места.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.