Девять недель

Слэш
PG-13
Завершён
304
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
304 Нравится 6 Отзывы 54 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Баджи-сан, я больше не могу! — Госпожа Баджи замерла в прихожей квартиры, страшась создать лишний шум. За окном низко висело декабрьское солнце, она вернулась с ночного дежурства. — Тшш, все в порядке, — голос сына из-за двери туалета звучит приглушенно-сипло — Дыши через нос, не давись, — Ворковал сын, и госпожа Баджи даже видела его лицо, у себя в голове, ласково обращённое к Чифую Мацуно. — Тяжело, — прохрипели в ответ — Тошнит, — Чифую звучал едва слышно, но шмыгая носом, кажется от вставшей в глазах влаги. — Постарайся не кашлять, Майки сказал, так будет проще, —. Да чем они там, черт возьми, занимаются? О, госпожа Баджи подозревала. Охальники, как можно, хоть бы у Кейске в комнате и пока ее нет дома, но не так же. Женщина решительно двинулась в сторону двери в ванную, намереваясь отчитать неугомонных юношей. С тех пор как о их отношениях стало известно, увидеть сына в его комнате ночью стало почти невозможно, так же невозможно, как и выдворить его из дома Мацуно. Если запирали дверь, он пробирался через окно, если запирали и окно, то уже Чифую вскрывал его снаружи, пролезая в комнату Кейске, что была ровно на три этажа повыше. Неразлучники. И как раньше женщины этого не замечали? То что их сыновья занимаются сексом было очевидно, но и препятствовать этому не было уже никакого смысла. Госпожа Баджи понимала это, но все же иногда чувствовала грудью судорогу тревоги. Она видела Майки с Дракеном в больнице, на обследовании. Живот Майки, который едва могла скрыть форменная куртка Дракена, на пару-тройку размеров больше, казалось всего Майки, и острый взгляд Рюгуджи будили в ней нехорошие чувства. Манджиро Сано был на двадцать первой неделе беременности, и пятнадцатого августа ему только-только стукнуло шестнадцать лет. Разве это не могло вводить в тревожный ужас? Особенно когда это лучшие друзья твоего сына, особенно, когда у сына тоже есть мальчик омега. Совсем ещё молоденький мальчик омега. У Госпожи Баджи был полный карт-бланш на беспокойство, и у Госпожи Мацуно, конечно, и вот теперь эти два негодника занимаются непотребством средь бела дня, ну почти, так ещё и в единственной в доме ванной. — Чем это вы тут заняты?! — Он дернула резко за дверную ручку, подслеповато щурясь первые секунды, привыкая к яркому желтому свету, готовая уже прикрывать глаза рукой. Но когда перед глазами яснеет, становится понятно, что прикрывать то и не нужно. Дети сидят на полу, в обнимку, Кейске греет белые и, наверное, ледяные пальцы в своих, трется носом о шею, покачивает Чифую нежно из стороны в сторону, будто баюкая. Чифую выглядит паршиво, бледный, уставший, с фиолетовыми пятнами под глазами и серыми губами, он поднимает на Госпожу Баджи воспаленно-красные, от усталости, глаза. — Мама, ты уже вернулась? — Кейске смотрит на неё рассеяно, глазами тоже красными, оба не спали выходит? — Да, уже семь утра, — Госпожа Баджи присаживается на корточки, напротив них — Чифую, твоя мама знает, что ты у нас? — она убирает ему прядку за ухо в ласковом жесте, что не говори, а к парню сына, она испытывала некоторую материнскую нежность. — Мг, угу, — мычит Чифую и жмурится как от головной боли. — Ты плохо себя чувствуешь, болит что-то? — Она тянется потрогать его лоб ладонью, но не успевает, Чифую скручивает над унитазом в рвотном позыве. Кейске нежно собирает светлые волосы от лба, поглаживает ладонью шею, пока Чифую кашляет и давится. — Тшш, Чифу, я с тобой, — Воркует Баджи, трется щекой о бритый затылок и смаргивает виноватые слёзы. Сердце Госпожи Баджи пропускает удар, отчего глаза сына полны такого печального раскаяния? Когда приступ кончается, Чифую откидывает голову к Кейске на плечо, смежает веки, рвано дышит через рот, стараясь ухватить побольше воздуха. — Легче? — Госпожу Баджи бьет током, от того как сын проводит чуть смуглой ладонью по плоскому омежьему животу — Пойдём в комнату поспим или надо ещё тут посидеть? — Он целует мальчика в висок, смотрит преданным псом, гладит ладонью напряженные плечи. — Мммм, пока не могу, — едва слышно шепчет Чифую, хватая ртом больше воздуха — Боже, мне будто желудок в узел завязали, — устало усмехается он, пока Кейске мягко пальцами пробегает по его горлу, нежно обласкивая кадык и под оным, мягкий массаж горла помогает при тошноте, вспоминает Наоки кусочек утренней передачи. Она тогда подумала с чего это Кейске смотрит такое? Видимо, знания из передач про здоровье были ее сыну нужнее, чем казалось. — Вы пили? — Наоки честно, больше всего на свете, надеется, что да. Лишь бы напились дешевейшей дрянью, сладкой и липкой, с призвуком вишни и спирта, иначе, если это не так, то в голове, от страха, всплывают сплетённые ладони Майки и Дракена, такие же синяки под их глазами, как у ее мальчиков. Чифую пойдёт носить Кейске ребёнка, а Кейске пойдёт быть отцом, но не сейчас, Наоки умоляет, не сейчас. Кейске смотрит на неё прямо, удивительно взросло, будто взглядом спрашивает: «думаешь?», потому что понятно, что Наоки уже все поняла, что точно знает, что они не пили, и знает, что дело не в одноразовой лапше. Она все это уже знает, но ещё не хочет даже думать об этом. Кейске выдыхает рвано, закусывает губу, горько кривит рот в серьёзном изломе, но не убирает рук от живота Чифую. И ещё долго не уберёт. Ох, господи, блять. — Тест делали? — Она поднимается, треплет ладонью по волосам обоих, сначала Чифую, нежно едва касаясь, потом Кейске, тяжелее, чуть сильнее, как он с детства привык. — Да, — у Чифую голос спокойный, тихий, такой смирённый и даже не робкий. Такой взрослый. — Какой срок? — Госпожа Баджи опирается плечом о дверной косяк, смотрит на себя в зеркале, из него на неё смотрит молодая женщина, ещё не разменявшая пятый десяток, на пороге новой жизни, на пороге статуса бабушки. — Девять недель, — Кейске смотрит на неё снизу вверх, не напугано, не заискивающе, впервые не вглядывается в ее лицо, чтобы понять расстроена она или нет. Кажется, ее мальчики выросли. — Асука знает? — переступает она с ноги на ногу, смотрит на мальчиков спокойными глазами. Чифую машет головой, в отрицательном жесте, а позже шипит хватаясь за висок. — Милый, — Кейске шепчет на ухо, целуя у глаз, покачивая мягко — Водички принести? — Наоки чувствует подступившую к горлу нежную судорогу, настолько очаровательна картина перед ней. Хоть ей и страшно, страшнее чем когда либо. — Нет, не уходи, — Чифую хватается ладошками за пальцы Баджи — Ничего страшного, я не так сильно пить хочу, — и смотрит умоляюще, просит не оставлять его. Госпожа Баджи считает шаги до кухни, ступает по доскам пола мягко, шурша домашними тапочками, пальцами проводит по стене, цепляя ими края фоторамок. Кейске девять месяцев, он сжимает в руках игрушку прорезыватель, новёхонькие молочные клычки торчат из открытого детского ротика. Кейске шесть лет, он тискает кота, дворового, тоже улыбается, до лучистых искр у глаз. Кейске который очень любит улыбаться. Кейске девять, и он подставляет Майки на фото рожки к голове, тот смотрит в камеру спокойно-снисходительно. Что всегда удивляло Наоки в Манджиро, такие странные взрослые глаза. Даже теперь, когда в животе у него пинается новая жизнь. Или тогда, когда давал показания в пользу ее сына. Кейске пятнадцать и он прикрывает лицо ладонью, лепестки сакуры застряли в его волосах, он не хочет идти в школу, недовольный, что его фотографируют. Через несколько часов он встретит своего Чифую и его жизнь изменится навсегда. Вот так просто. Наоки наливает в стакан воды, отрезает дольку от жёлтого лимона с упитанными боками. За Чифую уж очень хочется ухаживать, магия у него такая, приносить в дом семьи Баджи уют и тепло. И, кажется, теперь новую жизнь. Мальчик благодарно принимает стакан из ее рук, пьёт и светлеет лицом, от того как тошнота отступает от горла, смотрит на Наоки глазами полными нежного уважения. — С Асукой мы все вместе поговорим, — говорит им Наоки и улыбается — Порадуем бабулю, — и хихикает как девочка. Словно ей совсем не страшно. Кейске и Чифую смеются слабо в ответ, сплетая пальцы вместе, потираясь носами и лбами, перехватывая дыхание друг друга. Потому что им страшно, но ради кое-кого можно и потерпеть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.