Особенность

Слэш
NC-17
Завершён
316
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 2 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
316 Нравится 24 Отзывы 49 В сборник Скачать

В преддверии праздника

Настройки текста
Примечания:
Дневной воспитатель всегда отличался удивительным спокойствием абсолютно в любой ситуации. Дети не поделили игрушку и грозились наставить друг другу тумаков? Не страшно, он просто и умело отвлечет внимание малышей на что-нибудь другое, попутно убирая из зоны видимости причину конфликта, а после с очаровательной улыбкой предложит другие игрушки или новое занятие. У кого-то не получается смастерить поделку? Он обязательно поможет, и в следующий раз она будет еще лучше! Нужно сопроводить детей в театр на мероприятие? Запросто. Однако правда ли он был таким идеальным в исполнении своих обязанностей? На самом деле Санрайз был очень нервным. Каждый раз, когда кто-то из детей залезал на городках выше положенного, его широко расправленные лучи незаметно для всех чуть прятались в пазы. Когда на матах в саду творился беспорядок, его руки едва заметно начинали дрожать. И каждый раз, когда дети терялись из зоны видимости, его оптика судорожно изучала каждый лаз детского сада, чтобы найти потеряшек. Из подобного вечно напряженного состояния вытекала другая проблема: его организм в конце рабочего дня в какой-то момент начал отвечать на постоянный стресс болезненным возбуждением, которое сильно портило условия жизни. И сегодня он перенервничал с самого утра... - Сегодня важный день, да? Мунрайз расслабленно сидел в кресле-мешке, выборочно перебирая книги со сказками - выбирал что сегодня почитать детям перед сном, пока его коллега беспокойно сновал по комнате тихого часа из угла в угол. - Ты не понимаешь насколько он важный! Луна скептично изогнул бровь, глядя на напряженного воспитателя. - Сразу у пяти детей день рождения! У пяти! Понимаешь? Мунрайз понимать-то понимал, но его это заботило не так сильно, как Солнце. - Джуди любит животных, Майки нравится садоводство, Оливера интересует космос, - перебирал на пальцах Санрайз. - Синди нравится строительство, а Кристофер любит активные игры. На имени Кристофер Луна похмурился. Знает он этого Кристофера, всё время саботажи во время тихого часа устраивает. - Я не смогу вести сразу пять праздников одновременно. Солнце загнанно покрутил лучами. - Почему руководство не предупредило о таком масштабном мероприятии заранее, - вымучено произнес воспитатель, стуча ладонью себе по лбу, будто от этого в его голове прибавится идей, как объединить все пожелания детей в одно и устроить им действительно хороший праздник. - Детям без разницы на что смотреть, - начал было Луна, на что словил гневный взгляд Солнца и демонстративно замолчал. Санрайз выглянул из комнаты тихого часа, понаблюдал за тем, как в оставшихся участках детского сада загорается свет, подготавливаясь к открытию, и нырнул обратно за дверную занавеску, вышагивая по комнате еще взволнованнее, чем раньше. Луна начинал раздражаться из-за этого непрекращающегося шага, сопровождающегося звоном бубенчиков, и уже был готов снова открыть рот, чтобы вежливо или не очень выпроводить Солнце, как тот замер посреди комнаты. - Всё нормально? Плечи Солнца дрогнули. Мунрайз поднялся с озадаченным лицом. Плачет что ли? - Да ладно тебе, - махнул рукой он, подходя ближе. - Не расстраивайся так. Давай подума-е..м... Слово "вместе" Луна проглотил, когда, обойдя Солнце, начал внимательно изучать багряное, с нотками недовольства лицо напротив. - Тебе нездоровится? Синяя ладонь легла на светлый лоб воспитателя, ощупывая на наличие температуры, на что последний шумно вздохнул, прикрывая глаза. Тусклое свечение светлой оптики Солнца, когда он ее открыл, в полумраке комнаты для сна выглядело, как две больших звездочки. Очень нежных и красивых. Дневной воспитатель ласково притерся щекой к чужой ладони, когда та начала опускаться вниз. Луна же с интересом подмечал переменившееся настроение ластящегося коллеги. - Детский сад скоро откроется, - как-то неестественно тихо сказал он, чуть щуря взгляд на поплывшем от приятных поглаживаний выражении лица напротив. Солнце лишь неоднозначно на него взглянул, сплетаясь пальцами с ленточками на запястьях Луны. А с какой стати Мунрайз вообще о чем-то подобном волновался? Не особо долго размышляя об этом, вечерний воспитатель подался корпусом вперед так, что бежевая и белая рубахи соприкоснулись. Свободная когтистая пятерня плавно легла на осиную талию Солнца, поглаживая большим пальцем выступающий бочок, пока Санрайз продолжал играться пальцами с багровыми лентами, изредка задевая бубенцы, которые тешили слух звонким переливистым звуком. Однако Луна, вопреки своему дизайну, не любил этот дзинькающий звук, поэтому поспешил освободить свою руку от подобных игр, утешающе одарив тыльную сторону ладони Солнца поцелуем. Свободные руки Санрайза моментально переместились на острые плечи, поглаживая открытые участки. - Тебе так шли подтяжки, - с нескрываемой грустью вздохнул тот, на что получил очередной утешающий поцелуй, но уже в веко. - Мне они тоже нравились, - улыбнулся Луна, когда светлые сегментированные пальцы прошлись по его груди. - И маленьким проказникам нравилось за них цепляться и висеть на мне, как на тарзанке. Солнце тихо посмеялся и, мягко огладив выпуклые щеки Мунрайза, утянул его в ласковый поцелуй с удивленным вздохом, когда темные ладони потянули его выше, сжимаясь на тонких бедрах, сокрытых от чужих глаз под тканью дутых полосатых штанов. Вечерний воспитатель не собирался сбавлять обороты, даже когда Солнце неразборчиво что-то промычал ему в рот, лишь с упоением оскалился, углубляя поцелуй. Две глоссы переплелись между собой, извиваясь скользящими движениями, пока Санрайз не начал теряться от ощущений и заваливаться назад, из-за чего Луне пришлось экстренно сменить положение рук и придерживать его уже за спину. Разморенный подобной выходкой воспитатель затуманенно наблюдал за тем, с каким удовольствием облизывался Мунрайз. Щеки его в этот момент залились краской еще больше. Солнце запнулся, отступая назад под чужим напором - Луна медленно шел на него, придерживая, чтобы тот ни в коем случае не упал. Они неторопливо продвигались вглубь комнаты до тех пор, пока задник башмаков Солнца не уперся в кресло-мешок, на котором обычно сидел Мунрайз. Обойдя коллегу кружащим движением, попутно обводя когтистыми пальцами изгибы тонкой талии, Луна расслабленно упал в кресло, поманив за собой Солнце, который не заставил себя долго ждать и мягко приземлился на колени со звездным узором, прижимаясь спиной к чужой груди. Мунрайз сразу же принялся покрывать его лучи поцелуями, с удовлетворением наблюдая за тем, как они дрожат, но не втягиваются. Синие пальцы вновь опустились на чужие бедра, под шумный вздох поднимаясь выше, к застежкам штанов. - М-м.. Мунни... - Солнце потянулся рукой назад, цепляясь за кончик колпака Луны и натягивая его так, что лицевая последнего вписалась ему в шею, после чего широкая и длинная глосса прошлась по загривку с шумным чавкающим звуком. Санрайз впервые громко и отчетливо простонал. Красные огоньки оптики Луны загорелись ярче. Его свободная рука потянулась к воротнику на шее Солнца, чтобы избавиться от мешающего элемента одежды и уделить должное внимание этому чувствительному месту, пока вторая ловко расстегивала пуговички на полосатых штанах. Солнце очень чувственно откликался на прикосновения Луны, всячески изгибаясь и ерзая с шумными вздохами, отчего у последнего начинало мутнеть перед глазами. Санрайз изогнулся дугой, запрокидывая голову на темное плечо с неприлично громким стоном, когда синяя ладонь обхватила его джампер всей пятерней, совершая несколько размашистых движений вверх-вниз, из-за чего Мунрайзу буквально пришлось вдавить его обратно на себя. Ладонь Солнца легла на рабочую руку Луны, стараясь контролировать темп, в котором она двигалась, пока вторая продолжала тянуть за ночной колпак до тех пор, пока его обладатель не одарил светлую шею ощутимым укусом. - Ауч, - выразил свое недовольство Солнце и мгновенно прикрыл рот, выпуская из руки шапочку, когда укус начали зализывать. Тонкие пальцы Луны мягкими движениями подушечек очерчивали линии сегментов на джампере, иногда опускаясь к основанию, чтобы снова сделать несколько активных движений по стволу, не сильно растягивая нежную пытку. Солнце не любил такие игры. По крайней мере со своим джампером. Тонкое светлое бедро, умело оглаживаемое когтистой ладонью под штанами, то и дело иногда особо крупно вздрагивало, наровясь зажать ласкающую руку между ног, однако все эти попытки сразу же пересекались. В какой-то момент Луна начал уставать от подобной энергичности и, откинувшись на кресло еще больше, уложил Санрайза на себя, шире разводя его ноги своими коленями, не давая сводить их обратно. Лучи Солнца от подобной открытой позы смущенно спрятались, но это совсем не мешало Мунрайзу их периодически целовать. Насколько бы сильно вечерний воспитатель не хотел останавливаться, близилось время открытия детсада, а проблемы им были не нужны, да и Санни после этого привести в порядок надо. А о себе он чуть позже позаботится... Плотно обхватив ствол пальцами, приближая Солнце к разрядке быстрыми движениями сопровождающимися жалобным "П-помедленнее..", вторая рука скользнула под плотную резинку бежевой рубахи, наощупь находя выгравированную луну на боку Солнца, проходясь когтями слабым нажимом по ее каемочке. Солнце в последний раз с дрожью прогнулся в пояснице и обмяк в объятьях Луны, осыпаемый нежными поцелуями в плечи. - Больше не переживаешь? Лицо Мунрайза было совершенно невозмутимо, однако в голове у него всё плыло. - Переживаю, - после долгой паузы и отдышки повернулся Санрайз и поспешил добавить: - Но уже намного меньше. Хмурый вид вечернего воспитателя сошел на нет под мягкие поцелуи в лицевую. Прибрав беспорядок, который они устроили у кресла, и немного обсудив то, как можно смешать между собой космос, животных, садоводство, строительство и активные игры, чтобы получился хороший интерактив для именинников, Санрайз направился встречать детей, загадочно пообещав по особому поблагодарить Луну за его помощь в конце рабочего дня, на что последний лишь неоднозначно поблестел красной оптикой, возвращаясь к книгам со сказками в попытке успокоиться после такой терапии, потому что до конца рабочего дня было еще ого-го сколько, а ему еще предстояло укладывать неугомонных детей, перевозбудившихся после праздничных игр с Санрайзом.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.