Лидеры +503

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Начало, Люди Икс: Первый класс (кроссовер)

Основные персонажи:
Артур, Доминик (Дом) Кобб, Имс, Мэллори (Мол) Кобб, Чарльз Ксавье (Профессор Икс), Эрик Леншерр (Магнето)
Пэйринг:
Имс/Артур, Эрик/Чарльз, Доминик/Мол
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Миди, 41 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Потрясающе****» от Lilacs
Описание:
Имс - молодой, горячий и очень перспективный гонщик Формулы-1. Из-за скандалов он пользуется дурной славой, но он популярен, популярен и успешен. В команду приходит новый инженер - Артур. Отношения не завязываются, пилот и инженер не могут найти общий язык, не могут сработаться. И все бы ничего, вот только Имс становится свидетелем того, из-за чего все резко меняется.

Посвящение:
Фальбалла и моей бете: продавец счастья.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дейли телеграф (англ. The Daily Telegraph, иногда просто The Telegraph) — ежедневная британская газета, основанная в 1855 году.
Бо́ксы — помещение на гоночной трассе, отведённое для работы с автомобилем во время тренировок, испытаний и гонок.
Квалификация — соревнование участников перед гонкой, которое определяет положение гонщиков на стартовом поле.
Пит-стоп — остановка автомобиля на пит-лейн, во время которой машину могут дозаправить, сменить резину, произвести ремонт и т. д. согласно нуждам пилота и правилам данной гоночной серии.
Пит-лейн — часть гоночной трассы, на которой располагаются боксы команд, участвующих в гонке. На пит-лейн производятся пит-стопы. Обычно, заезжая на пит-лейн, гонщик обязан снизить скорость согласно ограничениям данной гоночной серии.
Крю-чиф — руководитель бригады, обслуживающей одну машину. Объединяет в себе функции шеф-механика и гоночного инженера, отвечает за все аспекты подготовки машины к гонке и в самой гонке.
Кокпит — открытая кабина гоночного автомобиля, в которую гонщик залезает сверху.
Поул-позишн — первая позиция на стартовой решётке, которую занимает гонщик, выигравший квалификацию.
Микст — шины специальных состава и конструкции, которые позволяют проводить гонку в условиях мокрой трассы или лёгкого дождя.
Слик — абсолютно гладкие шины, не имеющие ни канавок, ни иных элементов, уменьшающих пятно контакта с трассой.
Маршалы — обслуживающий персонал гонки. В их задачу входит сигнализация пилотам с помощью предупр. флагов.
5 сентября 2013, 07:04
Великобритания. Сильверстоун.

Кобб подошел бесшумно. Толстый дорогой ковер, устилавший пол, заглушал каждый его шаг.
Он развернул журнал, вновь взглянул на яркую глянцевую обложку, скривился, перечитав в тысячный раз заголовок, и, свернув скандальное издание в трубочку, со всего размаха врезал этим оружием по голове спящего Имса.
- Какого хрена?! – заорал Имс, слетая с постели.
У Кобба лицо потемнело. На белоснежном ковре валялись пустые бутылки из-под виски и мартини, несколько надорванных квадратиков из-под презервативов и тут же брошенные измочаленные за ночь резинки.
В постели завозились, манерно потянулись.
Красавица явила себя свету, зевнула, и, заметив чужака, прикрыла роскошную грудь простыней. Рядом с красавицей нарисовалась ещё одна. Рыжая девица была не такой застенчивой, как её подруга, грудь прикрывать не стала, только посматривала заинтересованно в сторону Кобба.
- Кобб, это ты! – обрадовался Имс, пошарил взглядом, стараясь отыскать одежду.
- Вы, - процедил Кобб в сторону красавиц. – Вон.
Имс зевнул, почесал затылок:
- Можно было и постучать.
- Заткнись. Как ты это объяснишь?!
Девицы мелькнули перед глазами и исчезли. Только рыжая осмелела настолько, что поцеловала Имса в щеку и ретировалась до того, как гость открыл рот, чтобы начать орать.
- А что там? – Имс щеголял голышом, искал свои трусы.
- Это! – зло бросил Кобб, бросая журнал на разгромленную постель.
Имс покосился на обложку, расплылся в ухмылке:
- Я.
- Ты! – рявкнул Дом, зверея. – Ты во что свою репутацию превращаешь?! Куда катишься?!
Имс кивал, слушал вполуха. Трусы нашлись на подоконнике, джинсы под кроватью.
- Я отдыхал. Разве не имею права? – спокойно поинтересовался Имс, натягивая одежду.
- Имеешь, но не таким же образом! – процедил Доминик, указывая на журнал. – Ты вчера что натворил?! Сегодня все заголовки трубят о твоих похождениях! Ладно, желтые газетенки, но даже The Daily Telegraph опубликовали статью. И, поверь, там нет ни единого лестного отзыва!
Имс равнодушно пожал плечами.
Кобб расстегнул пуговицы пиджака, ослабил галстук.
- «Имс Рочестер отметил свою победу в ночном клубе, где в обществе двух очаровательных спутниц распивал дорогие напитки. Затем он предложил одной из девушек станцевать на столе. Приватные танцы привлекли внимание всех посетителей, особенно, когда мистер Рочестер вылил на грудь одной из спутниц мартини, а затем прилюдно слизывал», - забубнил себе под нос Кобб выдержки из статей.
Он закрыл глаза, устало потер переносицу и продолжил читать:
- «Когда мистеру Рочестеру не понравилось замечание администратора клуба относительно приличий, он, не задумываясь, ударил мужчину по лицу. И это после вежливой просьбы не нарушать границы дозволенного».
Имс покивал, поднял измятую рубашку, пошарил по карманам. Сигарет не было.
Дом подошел к Имсу, ткнул ему пальцем в грудь, прошипел уничтожающе:
- Какого хрена ты решил трахнуть этих шлюх в клубе?!
- Они сами под меня стелились.
- Да под тебя полмира лечь готово! Благо, папарацци тебя с голым задом не засняли, зато фото бойни, что ты устроил, теперь в каждой газете!
- Мне не дали расслабиться, - хмыкнул Имс, ничуть не устыдившись своего поведения.
- Имс, за тобой вся Британия наблюдала, сукин ты сын! Пользуешься тем, что талантливый и перспективный?! Не забывай, с кем подписал контракт! Нам не нужен ублюдок, считающий, что ему все дозволено!
- Кобб, - Имс усмехнулся, вскинул удивленно брови, - а разве мне не все дозволено? Кто номер один? У кого больше всего очков? Разве не у ублюдка, подписавшего контракт с Феррари? Я выигрываю почти каждую квалификацию. Я прихожу первым или вторым в каждой гонке. Так что ещё надо? Просто не мешайте мне развлекаться.
- Твое развлечение обернулось штрафом команде.
- Сколько?
- Двадцать пять тысяч персонально тебе. И столько же команде.
- Пятьдесят кусков? Всего-то? Не шуми, я оплачу.
- Имс, не переходи границ, - процедил Кобб, ткнув Имсу в грудь. Грудь была голая, волосатая, вся в татуировках.
- А то что?
- Не забывай, Эрик идет вторым. Сразу за тобой. Мне ничего не стоит убрать тебя из команды.
Имс растянул губы в усмешке.
- И ещё одно, - процедил Кобб.
- Что? – Имс зевнул, потер бритый затылок.
- Сайто отказался с тобой работать. Ты не слушаешься, ведешь гонку самостоятельно. Это опасно и неправильно, а Сайто не любит неповиновений. С сегодняшнего дня у тебя новый инженер.
Имс нахмурился, посмотрел Коббу за спину и только сейчас заметил высокого темноволосого мужчину, стоящего в дверном проеме. Незнакомец молчал, не пытался привлечь к себе внимание, просто наблюдал за разыгравшейся сценой с вежливым равнодушием.
Мужчина был молод, возможно, несколькими годами старше, но до тридцати лет явно не дотягивал.
Высокий лоб, длинный прямой нос, мягкая линия губ.
- Знакомься, Имс, - Кобб сверкнул холодными голубыми глазами. – Твой новый инженер. Артур Хоуп. Со следующей гонки он будет вести тебя. Надеюсь, вы сработаетесь.
Имс окинул Артура оценивающим взглядом. Тот перетерпел, ни один мускул не дернулся на лице инженера.
- Эта зелень? – хохотнул Имс. – Правильный мальчик только вчера окончил Гарвардский Университет?
Кобб побелел от гнева. Справиться с Имсом он не мог, приструнить не получалось, а уволить не позволял контракт. Он пугал Имса разрывом отношений, а тот смеялся в ответ: знал, что Кобб ничего не предпримет. Пока Имс на вершине, у Дома связаны руки.
Артур взглянул на Имса темными глазами, осмотрел пилота: мускулы, татуировки, волосы.
- Имс, - Артур чуть тянул звуки, но говорил четко, вкрадчиво, - поздравляю с победой.
- Спасибо, - Имс так обалдел от начала разговора, что даже выпрямился, подобрался, будто разговаривал не с инженером, а с королевской особой.
- Но со мной твои фокусы не пройдут. Не смей мне перечить. От моей работы будет зависеть твоя жизнь, в прямом смысле. Ты меня понял, Имс?
Артур разговаривал с ним, как с ребенком, отчитывал и щелкал по лбу за провинность. Кобб усмехнулся, покосился на Имса. Пилот сжал руки в кулаки, глаза кровью налились. Дай волю, и он тут же кинулся бы на инженера и загрыз до смерти.
Артур сунул руки в карманы брюк.
- Ты мне не указ, лощеный ублюдок, - Имс злился все сильнее.
У лощеного ублюдка оказалась поразительная мимика. Артур удивленно вскинул брови, подумав, успокоился и тут же расплылся в улыбке, демонстрируя глубокие ямочки на щеках.
- Завтра у нас самолет в Германию. У трассы Хокенхаймринг несколько достаточно сложных поворотов. Я уже разбираю схемы. Как только стратегия прохождения будет готова, займемся подготовкой. И ещё, Имс, прежде чем заговорить со мной в следующий раз, воспользуйся мылом.
Имс впервые за свои двадцать пять лет был унижен холеным черноглазым сосунком. У пилота покраснели шея, лицо, даже уши и затылок.
Кобб глазам своим не верил: неужели на Имса нашлась управа?
Артур, хмыкнув, осмотрел спальню номера, отметил следы ночной вакханалии, поднял на Имса тяжелый взгляд.
- И в первую очередь мой не тело, Имс, а собственный рот. Надеюсь, мы сработаемся.
Кивнул, повернулся к заледеневшему от бешенства пилоту спиной и вышел из номера. Грязный Имс оказался недостоин того, чтобы пожать руку инженеру.
- Что. Это. Было? - спросил Имс.
- Это? Артур Хоуп, - Кобб повеселел, расслабился. – Он подает большие надежды. В некотором смысле он так же гениален, как и ты. Я хочу Кубок Конструкторов, Имс. И плевать, каким способом. Ты же хочешь стать чемпионом мира. Артур поможет нам осуществить эти мечты.
Кобб похлопал Имса по плечу:
- Он даст тебе крылья.

Германия. Хокенхаймринг.

Артур делал быстрые записи в блокноте, сравнивал с показателями на мониторе, хмурился, зачеркивал данные и наносил поверх них новые.
- Трудишься?
Артур кивнул:
- И тебе советую заняться тем же.
- Не хочешь поздороваться?
- А ты? – отозвался инженер.
Артур вздохнул, все же обернулся к пилоту. Имс уже нацепил форму команды, только куртку комбинезона расстегнул до пояса, та безвольно висела за его спиной.
- Ты плохо воспитан.
- Отвечу тем же, Артур. Родители не учили тебя не грубить людям при первой же встрече? – Имс расплылся в ухмылке, думал, что подловил инженера.
Артур отвернулся. Улыбка сползла с лица пилота. Имс чувствовал себя глупо.
- Заканчивай со своими делами как можно быстрее, у меня наброски по трассе. Хокенхаймринг….
Имс выбил блокнот из рук Артура, схватил инженера за отвороты комбинезона, притянул к себе и прошипел злобно:
- Не смей мне мешаться, воспитывать или навязывать собственное мнение. Кубок будет моим. Без твоей помощи, понял?
- Понял, - Артур кивнул. – Руки убери.
Имс ослабил хватку. Артур отошел в сторону, поправил одежду.
- Мне от тебя ничего не нужно, Имс, - Артур поднял блокнот. – Это только работа. Нас обоих наняли ради главного приза. И нам за это платят. Не пытайся прыгнуть выше головы.
- Я прыгну, - взбесился Имс, которого наизнанку выворачивало от спокойного тона Артура.
- Что за юношеские взгляды? – инженер издевательски усмехнулся, потряс перед лицом Имса блокнотом. – Тебе пора взрослеть. С таким отношением ты никогда не возьмешь кубок.
- Я первый в сезоне! – сорвался пилот. – Первый!
- Имс, опять тренируешь легкие?
Артур обернулся на голос, улыбнулся искренне и спокойно. Для Имса эта улыбка была подобна пощечине.
Эрик Лэншер – второй пилот команды – приблизился к спорящим мужчинам. Кивнул Имсу, а вот Артуру пожал руку. Инженер светился от счастья.
- Добрый день, Эрик, - голос у Артура стал ласковым-ласковым.
- Добрый, Артур. И как тебе работается с нашим новичком? – Лэншер улыбнулся, на щеках у него появились точно такие же ямочки, как и у инженера.
- Мы ищем точки соприкосновения, - уклончиво ответил Артур.
- Эрик!
К компании подбежал Чарльз, улыбнулся рассеянно:
- Добрый день. Эрик, прости, я задержался. Посмотрим трассу? Я сделал несколько набросков, надо будет проверить на местности до квалификации.
- Извините, у нас работа, - Эрик кивнул напарнику, вновь коснулся руки Артура и ушел со своим инженером. Чарльз что-то увлеченно рассказывал, рисовал в воздухе странные знаки, смеялся на краткие замечания Лэншера.
- То, что ты сейчас видел, называется командой, Имс, - Артур смотрел в спины удаляющихся мужчин, задумчиво покусывал нижнюю губу. – Лэншер прочно садится тебе на колеса. Зазеваешься, и он вырвет победу.
- Что ты хочешь этим сказать? – процедил Имс.
- Конечно, ты – открытие этого сезона, самородок и звезда, но не забывай, - Артур нахмурил брови, - Эрик – опытный пилот. Сколько ты в гонке? Ещё сезона нет, а Лэншер принес команде уже несколько кубков, побывал на пьедестале пять раз. Разницу в очках Лэншер быстро покроет.
- Он второй пилот.
- Нет, Имс. Это ты – второй пилот.
Имс готов был разорвать Артура на части. Но инженер говорил дело: за последние несколько гонок он значительно сдал, победу вырывал на последних секундах, несколько раз приходил вторым.
- И что ты предлагаешь? – ненавидя себя, спросил Имс.
- Я предлагаю изучить материал, с которым предстоит работать, - Артур неожиданно улыбнулся.
Имс шарахнулся в сторону: не ожидал такой резкой смены настроения.
- Сегодня среда, - рассуждал Артур, вновь что-то чиркая в блокноте. – В пятницу можно будет выйти на трассу. Мой тебе совет, Имс, не руби с плеча. В первую сессию только ознакомься с дорогой.
Имс смотрел на своего нового инженера, рассматривал тонкие черты лица. Скулы у Артура оказались острыми, резкими. Пара едва заметных родинок на лице. На шее несколько неожиданно темных ярких пятен. Весь в родинках.
- Хочу посмотреть трассу! – неожиданно обозлился Имс, отвернулся и поспешил из боксов.
- Я зайду вечером! – растерянно крикнул ему в спину Артур.
Имс махнул ему рукой.

Имс нашел Артура в лобби-баре. Зона, в которой сидел инженер, отгорожена от нежелательных свидетелей колоннами и пушистыми растениями в огромных кадках.
Артур, разложив перед собой бумаги, что-то быстро записывал, проводил четкие линии. Рядом лежал телефон и планшетник, но инженер их не касался. Артур изредка отпивал из белой чашечки, все хмурился и поджимал губы.
Имс, не поздоровавшись, плюхнулся в мягкое кресло напротив, сделал знак официанту, указав на чашку Артура. Официант кивнул, помчался исполнять приказ именитого пилота.
Артур устало потер лоб, отбросил в сторону карандаш:
- Ты опоздал.
Имс пожал плечами:
- И что? Объявишь выговор?
Артур посмотрел на пилота. Имс вальяжно развалился в кресле. Яркий, красивый, броский.
Официант принес на подносе чашку с кофе, расставил дополнительный сервиз, вежливо склонил голову и незаметно ретировался.
Имс не потянулся за кофе, продолжил рассматривать своего инженера нахальными светлыми глазами, грыз зубочистку, изредка перекатывал её языком из стороны в сторону.
Артур указал на лист перед собой:
- Перейду сразу к делу. У трассы тринадцать поворотов. Шесть из них весьма опасны. Я выделил их красным.
Имс смотрел на Артура, на то, как движутся его губы, пока он рассказывал о специфике трассы, заглядывал в распахнутый ворот рубашки, засматривался на яркие точки родинок.
- Длина трассы чуть больше четырех с половиной километров. Между первым и вторым поворотом довольно прямой отрезок трассы, но советую не терять головы. После второго поворота почти сразу же третий. На этом куске нужно осторожнее, а вот от третьего до четвертого поворота трасса словно для взлета, здесь можешь отыграться. Имс, ты меня слушаешь?
Пилот прищурился, ответил честно:
- Нет.
Артур в лице изменился. Поджал губы, сверкнул черными глазами.
- Я почитаю, что ты там начиркал, Артур, но следовать советам или нет – моё дело.
- Почему ты мне не доверяешь? Я хочу помочь.
Имс молчал, покусывал зубочистку. Артур чувствовал себя неловко под холодным оценивающим взглядом пилота.
Имс поднялся, бросил на столик несколько купюр, подхватил лист с записями, смял и сунул в задний карман джинс.
- Это за кофе, - Имс кивнул на нетронутый кофе. – Спасибо за компанию, Артур. Встретимся в свободном заезде.
- Ты провалишься в первой же сессии! – неожиданно вспылил Артур.
Имс хмыкнул, вынул зубочистку, бросил поверх разложенных бумаг:
- Проверим, дорогуша.

На автодроме не протолкнуться. Команды готовились к субботней квалификации. Инженеры и механики суетились вокруг болидов, пилоты крутились рядом, заинтересованно поглядывали за работой персонала команды.
Артур, облаченный в светлый рабочий комбинезон, носился вокруг болида, недовольно дергал плечом, когда его отвлекали механики.
Имс, зевнув, лениво наблюдал за суетливыми метаниями инженера.
- Проверить поперечную тягу! - рявкнул Артур на кого-то из механиков.
Имс изумленно приподнял брови. Оказывается, мистер всезнайка сбрасывал маску спокойствия и равнодушия, едва доходило до работы. Лоск и холеность отходили на задний план, тускнели и терялись, оставляли перед глазами чистый хост человеческих тревог.
Это Имсу нравилось.
- Поменять, - распоряжался Артур. – Проверить. Убрать. Заменить.
Рядом носился не менее всполошенный Чарльз. Эрик уже сидел в кабине, в разрезе шапочки только ледяные глаза сверкали. Пилот кивнул Чарльзу, когда тот отдал последние наставления.
Имс перевел взгляд на своего инженера. Артур замер с наушниками в руках, взгляда не сводил с Эрика и Чарльза.
Вот оно как, оказывается.
Имс сунул зубочистку в рот, сжал зубами кончик.
У Артура растрепались волосы, он небрежно провел по ним рукой, убирая со лба локоны. Посмотрел ещё немного и отвернулся.
Ух, как интересно-то.
Имс выплюнул зубочистку.
- Имс, не мусори, - укоризненно произнес Кобб, подходя к пилоту. – На что засмотрелся? О! Артур прекрасно справляется, да?
- Ага. Великолепно, - процедил Имс.
- Что такое? Что с лицом?
- А что? Я с ним родился, уж извини, - буркнул Имс. – Что у тебя? По делу?
- Не переживай. Это не смертельно, но у вас получиться сработаться. Артур привыкнет к тебе.
- Что ты имеешь в виду? – Имс повернул к Коббу лицо.
- А я разве не говорил? – Дом хмыкнул. – Наверное, нет. Ты же мало интересуешься проблемами команды. Одиночка, да?
- Давай по сути, - процедил Имс, надвигаясь на Кобба.
- Эй, полегче, - Доминик миролюбиво приподнял руки. - Артур должен был работать в паре с Эриком.
- А почему же его тогда ко мне приставили? Это совет команды вынудил Сайто уйти?
- Нет. Здесь глубже, - Кобб сложил руки на груди, взглянул задумчиво на второй болид. – Эрик и Чарльз серьёзно сцепились. Ксавьер хотел все бросить и уйти, и это в самом разгаре сезона! А тут ещё вы с Сайто не могли поделить границы владений. Пришлось принимать серьёзные меры. Мы подписали контракт с Артуром, и уже включили его в состав команды, он должен был вести Эрика, но Лэншер и Ксавьер утрясли вопрос. Эрик заявил, что не будет работать ни с кем, кроме Чарльза. Мы пошли на уступки, а Артура отдали тебе.
Имс злобно прищурился, прошелся взглядом по тонкой фигуре Артура. Инженер вскинул голову, осмотрелся, почувствовал липкий взгляд.
- Отдали, да?
Кобб покивал:
- Завершите сезон достойно, Имс. Помни, чья эмблема на болиде, который ты водишь.
Кобб ушел в сторону командного мостика, а Имс взглянул зло на Эрика, внимательно слушающего наставления Чарльза, тут же перевел взгляд на Артура. Инженер заканчивал последние приготовления к свободной езде.
- Помни, чье имя на болиде, что принесет победу команде, Кобб.
Имс застегнул комбинезон, щелкнул кнопкой на воротнике-стойке.

- Имс, твоя задача протестировать технику и почувствовать трассу. Не гони.
Имс даже ухом не повел, прибавил скорость.
Слышать голос Артура так близко оказалось непривычным и крайне неприятным открытием.
Складывалось впечатление, что Артур совсем рядом, Имсу почудилось даже, что он слышал чуть горьковатый аромат его одеколона.
- Имс, вторая точка. Сбрось скорость.
Имс вдавил педаль в пол.
- Имс! Это тестовые заезды!
Артур шипел от бешенства. Наверное, он прилип к мониторам, взгляда не отрывал от болида Феррари, на котором буйствовал его подопечный.
Имс хмыкнул, представив себе это зрелище, остался доволен произведенным эффектом. Вывернул руль. Болид молнией прошел третий поворот. А вот на прямой он мог хорошенько оторваться.
- Имс! Двести восемьдесят! Сбавь скорость!
Болид ласточкой летел по ровному полотну трассы.
- Имс! Триста! Триста десять! Имс, твою мать, впереди красная точка! Имс, немедленно сбавь скорость!
- Отъебись! – рявкнул пилот, но скорость снизил, чудом вошел в поворот, не задев манерно проплывающие рядом болиды.
Имс посмотрел в зеркало, зацепил взглядом шикарный красный бок болида Эрика. Неожиданно разозлился, стиснул зубы.
Гадость какая. Паскудство.
Имс вцепился в руль.
Гадость. Гадость.
- Блядь! – рявкнул он, и Артур вздрогнул, услышав это полное злости послание.
- Имс? – слабо произнес инженер.
На мониторе весело мелькали показатели. Имс решил выжать из болида как можно больше.
За две сессии Имс послушался Артура всего раз: заехал на пит-стоп на дозаправку, а потом вновь сорвался с места.
Когда время, отведенное на тестовые заезды, подошло к концу, Имс соизволил вернуться на пит-лейн. Выскочил из кабины, стащил шлем.
- Имс, хорошее время, - достаточно прохладно проинформировал его Артур, подбежавший к болиду первым.
Имс стянул шапочку, вытер ею потное лицо.
- Пошел ты, - Имс ткнул в Артура своим шлемом, нарочно сделал больно, весомо ударив гермаком по животу инженера.
Артур скривился, вцепился в шлем, но смолчал, только смотрел растерянно.
- Эрик! Отличное время! – послышался радостный голос Чарльза.
Артур мельком взглянул в сторону напарников по команде. Имс взбесился сильнее, вцепился в волосы на макушке, растрепав влажные локоны.
- Имс, что с тобой? – осторожно спросил Артур, пялясь на пилота огромными испуганными глазами.
- Свали, слизняк! - гаркнул на инженера Имс, да так громко, что каждый в команде услышал. – Блядь!
Развернулся и поспешил к боксам, оставив Артура гадать о причине этой вспышки ярости. Имс показал лучшее время на круге. В субботу он выиграл квалификацию, а в воскресенье покорил каждого на трибунах, блестяще проведя гонку. Хокенхаймринг стал новым трофеем в копилке побед Имса.

Венгрия. Хунгароринг.

Имс не хотел смотреть. Он и не смотрел, только подсматривал украдкой.
Артур не просто плавал в бассейне, он искренне наслаждался отведенным ему временем для отдыха.
То уходил под воду, то выныривал и громко отфыркивался, мотая головой. Лениво греб длинными сильными руками, а потом переворачивался на спину и задавал такой темп, что Имс диву давался.
Смотреть на Артура было приятно.
Имс уткнулся в бумаги, которые ему передал инженер, но так и не смог разобрать ни слова, постоянно отвлекался.
Жара стояла несусветная. Имс заранее представлял, какое пекло будет на трассе. Но до персонального ада ещё несколько дней, а, значит, можно расслабиться.
- Разобрался? – Артур, подплыв к краю бассейна, подтянулся и, сложив руки на бортик, уставился на пилота.
Имс демонстративно уткнулся в бумаги. Слышал, как тяжело вздохнул Артур и вновь плюхнулся в бассейн.
Не хотел он работать с человеком, который смотрит на его ближайшего соперника, хоть и коллегу по команде, как на божество. Артур вовсе не его хотел вести по трассе. А чувствовать себя заменой Имс не любил.
На бумаги попала вода. Имсу тоже досталось, когда он изумленно вскинул голову. Артур, зачерпнув полные ладони воды, облил пилота.
Имс захлопал глазами. С лица стекала вода, капала на бумаги, на легкие льняные брюки.
Артур, усмехнувшись, ушел под воду. Вынырнул в паре метров от места совершенного преступления – только глаза сверкали, и, пуская пузыри, манерно поплыл к Имсу. Прямо фрагмент из фильма ужасов, а у Артура роль главного злодея – акулы.
Имс поднялся и, бросив бумаги на шезлонг, подошел к краю бассейна.
- Что за ребячество?
Артур вынырнул, вскинул голову.
- Знаешь, - после минутного молчания, пробормотал он, - как-то плохо у нас получилось в первой гонке. Давай помиримся и будем работать слаженно.
Имс присел перед инженером на корточки. Мокрый Артур оказался ещё красивее и притягательнее. У мокрого Артура, как ни странно, мокрые волосы. И шея, и плечи, и грудь.
- Знаю, что получилось плохо в первый день, за это я прошу прощение, - Артур улыбнулся, сверкнул очаровательными ямочками на щеках, потер шею, словно застеснялся. – Я очень хочу с тобой работать и победить.
По мокрому Артуру скользили крупные капли воды, сверкали на солнце. Каплям можно касаться гладкой кожи Артура, которого из-за непреодолимых обстоятельств заставили работать с заносчивым пилотом. И вот сейчас Артур просил прощение и предлагал дружить.
Имс протянул руку. Артур, обрадовавшись, потянулся за рукопожатием. Но Имс в самый последний момент руку убрал.
- Шутка, - хмыкнул подлый Имс, положил тяжелую лапищу Артуру на макушку и надавил.
Артур, слабо охнув, ушел под воду. Инженер вначале брыкался, а потом, оттолкнувшись от стенки бассейна, отплыл в сторону. Вынырнул, задышал тяжело, уставился на Имса злыми-презлыми глазами.
- Сворачивай плаванье. Пошли обедать. Расскажешь о трассе.

Артур обиделся. Говорил только по существу, в глаза Имсу не смотрел. Пилот не особо и искал расположения инженера, слушал бормотание Артура, мотая что-то на ус.
Артур указал на лист бумаги, провел пальцем по начерченным линиям.
- Хунгароринг. Длина круга чуть больше четырех километров. Шестнадцать поворотов. Красным – первый и пятнадцатый повороты, а так же переход с восьмого на девятый, - Артур указал на нужный отрезок.
Имс невольно уставился на пальцы инженера. Красивые запястья, сильные руки.
- Со старта можешь выиграть приличное время, но не забывай про первый отрезок. Там лучше сбросить, потеряешь секунду-полторы, но наверстаешь с четвертой до пятой точки.
- Артур.
- Да? Есть вопросы?
- Тебе нравится Эрик?
У Артура дрогнули руки. Имс заметил.
- Можешь не отвечать.
- Имс! Ты куда? – Артур не смотрел на пилота, а тот из-за этого ещё сильнее раздражался.
- Готовиться к заезду, - Имс махнул рукой. – Можешь не волноваться, я все прочел.

Имс цедил виски, лениво болтал широким бокалом. Кубики льда стучали о стекло, перекатывались и бились друг об друга.
В клубе шумно, сильно накурено. Безумная толпа богатеньких ублюдков, накаченных коксом и прочей дрянью, извивалась в сладостных танцах, терлась друг об друга.
А об Имса терлась какая-то блондинка. У блондинки было глубокое декольте, силиконовые сиськи и размалеванное лицо.
Имс тяжело вздохнул, отпил пару глотков.
Блондинка оживилась, стала щипать пухлыми губами Имса за ухо, полезла тонкой ручкой к животу, кокетливо провела острыми ноготками по паху.
- Имс, у тебя квалификация, - Артур выскочил, как черт из табакерки, нарисовался перед задумавшимся пилотом.
- Артур!
Рука дрогнула, виски расплескался, пролился на столик.
Блондинка заинтересованно посмотрела на инженера, перевела взгляд на хмурого Имса.
- Ты какого хера тут делаешь?!
- Этот же вопрос я мог бы адресовать тебе, - ледяным тоном произнес инженер. – Ты сказал, что будешь готовиться к заезду.
- А у меня и намечается заезд, - Имс приобнял заскучавшую блондиночку, притянул к себе.
Красотка глупо захихикала, ткнулась вначале буферами, а потом сама примостилась на груди знаменитого пилота.
- Понятно, - уничтожающе процедил Артур.
- Следил за мной? – Имс нагло усмехнулся.
- А, вот ты где.
Эрик улыбнулся, увидев Артура, Имсу же просто кивнул. Имс моментально набычился, вцепился в бокал.
Лэншер – высокий мощный мужик с яркой нордической внешностью. У него впалые щеки, квадратный подбородок, заросший неровной щетиной, и светлые безжизненные глаза.
Эрик улыбался Артуру, чуть щурился, и выглядел куда презентабельнее растрепанного злого и достаточно пьяного Имса.
- Поспешим. Нас ждет Чарльз. Он сказал, что закончил с болидом, и хотел бы сравнить с твоими показателями.
- Да, конечно, - Артур скользнул равнодушным взглядом по своему пилоту, почти уничтожил мелькнувшим в глазах презрением. – Постарайся вернуться пораньше.
Холеный Эрик увел Артура, а с напарником даже словом не перекинулся. Тщеславный ублюдок.
Имс так сдавил бокал, что стекло треснуло. Блондинка истерично закричала. Бокал лопнул, крупные куски стекла посыпались на пол.
- Прошла на хер! – рявкнул на девицу Имс, сжал кровоточащую руку в кулак.
Блондинку сдуло с крохотного кожаного диванчика.
- Блядство, - прошипел Имс.

Он был чертовски пьян. Голова кружилась, кружился весь гребаный прогнивший мир.
Имс прижался плечом к стене, привалился всем телом. Хотелось курить, но в кармане не нашлось сигарет. Кажется, потерял по дороге, как и магнитный ключ-карту от номера.
- Хуево, - вздохнул Имс.
Оттолкнулся от стены, охнул, когда мир совсем с катушек съехал, крутанулся так, что к горлу тошнота подступила.
- Очень хуево.
Благо, до гостиницы добрался без приключений. Четвертый час утра. Подумаешь.
Внутри уютная роскошь, редкие гости и одинокий, немного сонный персонал.
Девушка за стойкой всполошилась, вскинула оленьи глаза, заискивающе захлопала ресницами.
- Я… потерял ключ, - едва ворочая языком, проблеял Имс.
Девушка непонимающе склонила голову, пролепетала что-то на венгерском языке.
- Блядь! Ключ… потерял, - отчего-то ломая английские слова, объяснял Имс. – Я… без ключа.
Девушка растерянно улыбнулась.
- Имс Рочестер, - Имс указал на себя, стукнул по груди кулаком, покачнулся. – Ну, что… ты пялишься?! Дай мне ключ!
Девушка заморгала часто-часто, приготовилась плакать – испугалась напора гостя.
- Твою мать! – взмолился Имс. – Я заселился вместе с… блядь, Артуром Хоупом.
Девица перестала изображать утопающую, слезки вмиг высохли, и красотка, ослепительно улыбнувшись, стала быстро-быстро говорить. Достала запасной ключ, положила на стойку.
Из всего сказанного, Имс сумел уловить и осмыслить только: «Красивый мужчина». Девицы в клубе томно нашептывали о том, что он красивый, сейчас, правда, это фраза относилась к Артуру.
Разозлившись, Имс цапнул карту-ключ, рявкнул на красотку так, что она подпрыгнула от неожиданности, груди колыхнулись под тонкой тканью белой блузочки. Имсу было плевать и на красотку, и на её груди, и на Артура, которого девица-смертница назвала красивым мужчиной.

Ключ не подходил. Замок настойчиво пиликал, подмигивал красным глазом, не желал смениться на радушный зеленый свет.
- Открывайся, сука! – рычал взбешенный, пьяный и очень злой Имс.
Он настойчиво прикладывал ключ к замку, а замок настойчиво посылал Имса.
Это заговор.
Имс пнул дверь, тут же взвыл от боли, отлетел к двери напротив. Замок прилежно пикнул, разобрал сложный магнитный код карточки, которой Имс его случайно коснулся.
Имс фыркнул. Эта тупая курица, расслышав имя Артура, тут же подсунула запасную карту от номера инженера. Видела, видимо, их вдвоем, но ума не хватило узнать, кто именно заселился в соседние номера.
Внутри было темно и очень тихо. Прилежный Артур, наверное, уже двадцатый сон видел. Ничего, переживет, потеснится, не на пороге же ему ночевать.
Имс сбросил ботинки. Привалившись к стене, переждал пару минут. Перед глазами распускались яркие цветы усталости и боли. Он явно хлебнул лишнего. Но как тут не перебрать, когда собственного инженера уволок конкурент, соперник и напарник в одном лице?
Эрик относился к той отвратительной категории людей, которые всем нравились: и мужчинам, и женщинам. Артура тоже к ним можно смело приписать.
Эти их густые волосы, зачесанные назад, яркие глаза, зовущие улыбки и ямочки на щеках.
Имс тихонько выругался, нашел в себе силы отлепиться от стены и, стараясь не сбиться с курса, погреб к достаточно широкому и очень удобному на вид дивану.
Но до облюбованного места дислокации так и не добрался. За соседней дверью раздался едва слышный стон.
Имс замер.
Стон повторился. Громче и отчетливее.
Имс провел ладонью по заросшей неровной щетиной морде, окончательно согнал хмельной дурман.
Либо Артуру очень плохо, либо он там развлекался. Второе расстраивало и бесило.
Имс, гад гадом, подкрался, застыл у двери, как каменное изваяние, помялся, завел мысленный спор с собственной неожиданно проснувшейся совестью, но повторившейся стон уничтожил остатки благоразумных побуждений.
Имс нажал на ручку, чуть приоткрыл дверь. Узенькой щелочки оказалось достаточно, чтобы рассмотреть во всех красках, запомнить в деталях приватное представление, в котором Артур выступал главным и единственным актером.
Имс в жизни своей не видел ничего более эротичного, чем дрочащий Артур. Умненький, ладненький крю-чиф терся о постель грудью, охал, старался не стонать особо громко, но получалось у него с трудом.
Имс сглотнул.
Артур выгнулся, замычал что-то себе под нос, вскинул узенький зад.
А потом Имс протрезвел до шокирующего ясного понимания происходящего.
- Ах!
Артур дрочил, двигал рукой быстро, но ему было мало.
Имс давно обратил внимание, что у инженера красивые тонкие пальцы. Этими самыми пальцами Артур разминал свою дырку.
Имса обдало горячей волной стыда и возбуждения.
Артур вновь застонал, ткнулся пылающим лицом в простынь, заглушая все звуки, а потом ловко протолкнул во влажную дырку палец, второй, третий. Стиснув зубы, замычал от удовольствия, задвигал рукой на члене.
Имс тяжело задышал, скользнул рукой к паху, сжал вставший член через ткань джинс.
- Ах! Ммм…, - снося пилоту остатки самообладания низкими стонами, Артур извивался на постели, драл пальцами собственный зад, скулил и ерзал.
Потный и очень красивый, раскрасневшийся, с растрепанными волосами, Артур, словно герой запрещенных к показу фильмов Тинто Брасса, ласкал себя на огромной постели.
Имс облизнул губы.
Артур вытащил пальцы. У Артура влажные ягодицы, мокрая раскрытая дырка. Имс с трудом заметил валяющийся рядом тюбик со смазкой.
Стоять стало больно, в животе потяжелело. У Имса уже яйца тянуло.
Артур перевернулся на бок, додрачивал себе быстрыми, резкими движениями.
Дернул ногами, поджал пальцы, и, застонав сквозь зубы, кончил, задышал тяжело, с хрипами.
Имс не хотел, его просто потянуло в спальню. Но едва он распахнул дверь, Артур подорвался, сел, уставился растерянно на ночного гостя.
У Имса глаза блестели, руки чуть подрагивали, в штанах вообще пожар.
Артур смотрел на Имса, Имс – на Артура. Молчание затянулось.
- Ключ… потерял, - пилот облизнул губы, он взгляда не мог оторвать от ног Артура. – Дали... новый.
Артур не шевелился. Но глаза гневно прищурил.
- Перепутали. Не поняли. Вот я и… пришел к тебе, - Имс был зверски честен.
Артур покосился на вздыбленные штаны пилота, нехорошо поджал губы и с отвращением выплюнул:
- Пошел на хер, Имс.
Имс не пошел, а вылетел, и не на хер, а в гостиную, нашел покой и ласку в объятьях облюбованного ранее дивана. Он слышал, как Артур запер дверь изнутри, услышал и загрустил. До утра проворочался, не смог глаз сомкнуть, забылся все же тревожным сном на пару часов, а когда проснулся, Артура в номере уже не было.

Болид – широкая агрессивная и очень сложная конструкция, которую машиной язык не поворачивался назвать. Скорее, изобретение, предназначенное для исследования механических и биологических возможностей.
Задранный кверху спойлер, широкие гладкие шины, крохотный кокпит.
Артур всегда задавался вопросом, как Имс помещался в такую маленькую кабину. Учитывая комплекцию пилота, это должно создавать кучу проблем, но, нет, Имс благополучно справлялся со своей миссией, а тест на скорость проходил за три секунды – выскакивал из кабины, будто чертями гонимый.
А ещё Артур сгорал со стыда. Скупые злые слезы выступали на глазах, едва он вспоминал, свидетелем чего Имс стал.
Имс, тварина, не скрывался, открыто таращился на инженера, взглядом поедал. Видимо, события минувшей ночи ему тоже покоя не давали.
Артур устало потер лицо.
Чарльз удивленно приподнял брови, прошелестел что-то яркими тонкими губами, но Артур понял его, устало улыбнулся. Ксавьер усмехнулся в ответ, кивнул в сторону трейлеров. Отдых совсем не помешал бы. До заезда осталось еще немного времени.

Имс заметил, как инженеры о чем-то переглядывались-перешептывались, и ему это не понравилось. Чарльз указал кивком головы в сторону трейлеров, и Артур, бросив наушники на стол, посеменил в нужную сторону.
- Имс, прекрати крутиться! – прикрикнул на пилота Кобб.
Пришлось отвлечься, только все мысли нитями откровенных воспоминаний тянулись следом за инженером.

Артур лежал на кушетке. Руки сложены на животе, пальцы сцеплены в замок, ноги скрещены в щиколотках.
Инженер спал, тревожно хмурил лоб. Не мог расслабиться, что-то не давало ему покоя. Имс голову готов дать на отсечение, что причиной беспокойства выступал он сам.
Не каждый день резко трезвеешь, видя, как на широкой постели дрочит инженер, засовывая при этом себе пальцы в задницу.
Артур тихо вздохнул, чуть приоткрыл губы.
Зря это он. Имс же пришел его будить, звать в боксы, до заезда всего ничего оставалось.
Губы у Артура очень красивые, тонковатые, но правильной формы, манящие.
Имс частенько видел, как инженер улыбался, переговариваясь с кем-то из механиков или споря в шутку с Коббом. Артур улыбался, сверкал белыми ровными зубами и выглядел таким доступным, что у Имса, порой, что-то ухало и переворачивалось в животе.
Нехорошая реакция на собственного крю-чифа.
Артура хотелось трогать, узнавать, наблюдать за ним из укрытия, а потом напасть, утащить за шкирку, как кошка котенка, и узнать, каким Артур может быть ещё, если он уже сейчас такой разный.
Имс привалился плечом к дверному косяку.
Артур беспокойно завозился, почувствовал чужое присутствие, но глаз не открыл, наоборот, устроился уютнее.
Смотреть на инженера приятно, Имс даже не заметил, как приблизился к кушетке, склонился над предметом своих размышлений.
Предмет не пошевелился, а Имс осмелел настолько, что провел пальцами по подбородку крю-чифа.
Артур поморщился, недовольно что-то простонал, медленно приоткрыл глаза, только в самую последнюю секунду заметил, что Имс оказался очень близко.
Обдало жаром: запах Имса, его прикосновения, и сладость поцелуя на губах.
Артур оттолкнул пилота, замахнулся и врезал тому по лицу. Имс отлетел к противоположной стене. Несмотря на улыбки, ямочки на щеках и озорство в ясных карих глазах, инженер оказался очень силен, удар поставлен, как надо.
У Имса потекло из носа.
- Если я дрочу, засовывая себе пальцы в зад, это ещё не значит, что я буду спать с тобой! – рявкнул Артур, оскорбленный поведением пилота.
Имс вытер кровь, потрогал нос. Не сломал, так, поцарапал только.
- Ты понял?! – шипел Артур, соскакивая с кушетки. – Не смей больше так делать!
Имс осклабился:
- Ты мне нравишься. Я предупредил, пупсик.
Хмыкнул, довольный потрясенным выражением лица Артура, схватил какую-то тряпку, прижал к носу и вышел из трейлера.

Имс с блеском выиграл квалификацию, но с треском провалил саму гонку. Артур не шел из головы. Пошлые, эротичные, откровенные и черт ещё знает какие образы преследовали целыми днями. Имс стал плохо спать, много пил, шлялся по клубам, усугубляя свое и без того шаткое положение.
Артур общался с ним только по работе, а когда разговоры про болид и гонки сворачивались, инженер хватал свои бумаги, цедил сквозь зубы вежливое и очень холодное: «Всего доброго, Имс», и открыто спасался бегством.
Имса это раздражало. И очень злило. Его тянуло к Артуру.

Бельгия. Спа-Франкоршам.

В казино очень шумно.
Имс задумчиво посматривал на рулетку, крутил между пальцами красную фишку; перед ним аккуратными стопочками лежал кэш, но Имс не спешил обменивать его и вступать в игру.
Крупье – молоденькая и очень красивая девушка – улыбалась гостям и ловко очищала поле от проигравших фишек. Девочка явно знала своё дело, раскручивала колесо, ловко запускала шарик и томно просила делать ставки.
- Игра – плохое хобби, Имс, - Артур остановился рядом с пилотом. – Затягивает, как наркотики или алкоголь. Пора бы остановиться.
- Я не гублю свое здоровье, - Имс сделал знак рукой, обменял кэш на игровую валюту рулетки. – Просто развлекаюсь.
- Уже второй день подряд, - Артур покосился на пилота. Черная полоска галстука, белоснежная сорочка, идеальный, подогнанный по фигуре костюм-тройка. И не скажешь, что пилот именитой компании, скорее, очень странный мужик с тяжелым взглядом крупного мафиози средиземноморья.
Артур тяжело вздохнул:
- Имс, если ты продолжишь в том же духе, то о титуле чемпиона можно забыть.
Пилот хмурил брови, о чем-то думал, наблюдая за действиями крупье, отмечал ставки.
- Не проще сдаться сейчас? – вполне резонно предложил Артур, пожимая плечами. – Отойдешь в сторону, и не станешь мешать Эрику? Он принесет команде победу, а ты….
- Ваши ставки, пожалуйста, - ласково промурлыкала крупье.
- Зря ты это сказал, Артур, - вздохнул Имс. – Ох, зря.
- Почему?
- Я не преграда и не помеха, меня нельзя отодвинуть. Но можно стимулировать на победу.
Имс уже успел отметить, что когда инженер начинал злиться или раздражаться, то поджимал губы, но нижняя все равно выдвигалась вперед, смотрелось трогательно и очень мило.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Я хочу сделку, Артур.
- Какого рода?
Имс ухмыльнулся:
- Мы даже уровняем шансы, чтобы все было честно и без обмана.
- Говори, - Артур уставился на руки пилота. Тот крутил красную фишку, сжимал между пальцами.
- Мне мешаешь выигрывать ты, Артур. Мешаешь в хорошем смысле слова, расслабься. Нехорошо, конечно, получилось, но это все случайность, подсматривать я не хотел. А, раз так получилось, то давай разгребать это вместе, раз вдвоем замешаны.
Имс юлил, заходил с тыла, и это Артуру до чертиков не нравилось. В затылке неприятно кольнуло, холодок отвратительного предчувствия сдавил голову и шею.
- Я сделаю ставку, Артур. Все мои фишки и эта, - Имс чуть ли не под нос сунул инженеру свою красную фишку, - все встанет на одну из секций. Нас рассудит случай. Ты согласен?
- Ставки? – процедил Артур, отчетливо понимая, что его загоняют в ловушку.
- Я ставлю свою карьеру, ты – тело.
Артур дернулся, но Имс удержал, схватил за руку, и сдавил так сильно, что тот поморщился, зашипел тихо, чтобы никто не расслышал:
- Пусти, ублюдок, мне больно.
- Всего одна игра. Если выигрывает число, ты, пупсик, ляжешь под меня. И будешь греть мою койку до конца сезона. Если же ставка провалится, то я уйду в тень, как ты того и хочешь, не стану мешать Эрику и его очередному триумфу.
- Этого мало, - уничтожающе бросил Артур.
- Я буду тебе подчиняться на трассе. Позволю вести и слова поперек не скажу.
Артур застыл.
- И что? Разделишь со мной постель и триумф или станешь довольствоваться ролью зрителя? – Имс говорил серьёзно, но на инженера не смотрел, все следил за веселым шариком, скачущим по секциям рулетки.
- И ты готов рискнуть карьерой?! – обозлился Артур, загнанный в угол.
- Да. Мне плевать на гонки.
- С чего бы это?! Раньше ты был иного мнения! – Артур был зол, растерян и очаровательно прекрасен, осознав безвыходность собственного положения.
Имс растянул пухлые сочные губы в нехорошей улыбке:
- Большие мальчики играют ва-банк, Артур. Я хочу либо все, либо ничего. Ну, так что? Согласен?
Артура затрясло от бешенства.
- Только до конца сезона, - мягко напомнил Имс, крутя фишку. – А потом разбежимся. Я не буду тебя преследовать.
- Утолишь любопытство?! – ядовито процедил Артур.
- Да, - честно ответил Имс. – Итак, мне делать ставку? Заметь, у тебя шикарные шансы выиграть и… уберечь честь.
Артур пятнами пошел, лицо загорелось ярким, каким-то болезненным румянцем. Взвесив все «за» и «против», он все же решил, что вероятность выигрыша у Имса ничтожная.
- Хорошо.
- Ваши ставки, пожалуйста, - крупье улыбнулась.
Имс сдвинул все свои фишки на поле, но Артур в последний момент остановил его, бросив:
- Я сам поставлю.
- Как знаешь, пупсик.
Артур напрягся. На лице желваки заходили.
- Все на тринадцать, - сгорая от унижения, бросил он девушке.
Крупье, продолжая улыбаться, приняла ставку. Ровные стопочки фишек украсили секцию.
Девушка крутанула колесо, запустила шарик против часовой стрелки. Имс ловко бросил поверх ставки свою красную фишку со словами:
- На удачу. Хочу свой приз.
Колесо замедлилось, шарик продолжал весело скакать по секциям.
- Ставки сделаны, ставок больше нет, спасибо! – объявила крупье.
Артур от напряжения усидеть на месте не мог, все ерзал, опасливо косился то на колесо рулетки, то на Имса. Но пилот был странно спокоен, даже расслаблен.
Шарик пролетел несколько секций. Ещё и ещё одну, миновал тринадцатый номер.
Артур перевел дыхание, заметно расслабился, но шарик неумолимо скакал вперед, делая новый круг.
Имс улыбнулся уголком губ, прищурил светлые хитрые глаза.
Артур как-то странно дернулся, чуть не свалился со стула, но Имс поддержал. Просто положил огромную тяжелую и очень горячую ладонь на колено инженера, сжал, успокаивая.
Шарик, чиркнув по спасительным секциям, нашел свое место в черном отсеке.
- Выиграло тринадцать, черное! – объявила крупье, потянулась, поставив долли на фишки Имса.
Девушка равнодушно очищала поле от проигравших фишек, стягивала все к гостю, сделавшему правильную ставку.
- Поздравляю, мистер, - улыбнулась крупье.
Артур кивнул. Он сам сделал ставку и сам же проиграл.

- Ты нервничаешь? – ласково поинтересовался Имс.
Артур не нервничал, он с ума сходил от напряжения.
- Расслабься, я не собираюсь тебя насиловать.
- Да что ты? – прошипел Артур, затравленно осмотрелся, ища путь к незамедлительному побегу.
Имс ласково коснулся его поясницы, провел по спине. Артур застыл.
Все бы ничего: они вернулись из казино, прошли по вестибюлю, зашли в лифт, вот только Имс без лишних слов дал понять, что к себе в номер Артур сегодня не попадет. Коснулся руки Артура, провел нежно по запястью, поддевая край манжеты рубашки, скользнул пальцем по тонкой коже.
- Договор дороже денег, - лукаво улыбнулся Имс.
Лифт плавно остановился.
Имс не собирался давать Артуру поблажек. Вид измученного ожиданием инженера его радовал, но как бы там ни было, Артур продолжал держать марку, только подрагивающие руки его выдавали.
- Разденься, - приказал Имс, усаживаясь в глубокое кресло, включил ночник.
Спальню номера наполнил приятный интимный полумрак. Света достаточно, чтобы рассмотреть Артура, но его не так много, чтобы смутить или испугать жертву.
- Нет. Сними пиджак, - резко остановил его Имс, видя, как затрясся Артур.
Тот кивнул, расстегнул пуговицы и скинул пиджак.
Имс достал пачку сигарет, закурил.
- Скинь туфли. Сними носки и расстегни ремень, - очередной приказ.
Артур поджал губы. Бледнея от бешенства, он выполнил все, о чем просил пилот.
- Расстегни ширинку, - Имс затушил сигарету о подлокотник кресла. – Залезь на постель и встань на колени, ко мне лицом.
- Лучше просто трахни, - уничтожающе прорычал Артур.
- Я хочу видеть, - Имс облизнул губы.
Артур вынужден был подчиниться.
- Хорошо, - у Имса сел голос. – Приспусти брюки. Да, вот так. Молодец. Оттяни резинку трусов и сунь туда руку.
Артур раскраснелся. Запылало лицо, уши и шея.
- Подрочи для меня, Артур.
Имс надеялся, что инженер вновь начнет шипеть, злиться или краснеть, но Артур вдруг прикрыл глаза и тихо застонал. Он размеренно и сильно двигал рукой. Приоткрыв рот, шумно дышал, облизывал губы.
Имс сглотнул:
- Спусти трусы.
Артур расставил ноги чуть шире, потащил трусы за резинку ниже, оголяя пах, вставший член.
У Артура красивые ноги, заросшие черными волосками, узкие сильные бедра и длинный обрезанный член.
Имс хотел видеть больше, как тогда, в Венгрии, когда инженер удовлетворял себя сзади.
Артуру стало неудобно, и он сам, без приказа, сбросил брюки и трусы на пол. Продолжал дрочить, поглаживая член, но на Имса не смотрел, отстранился, словно был в номере один.
- Расстегни рубашку.
Артур помедлил.
Имс встал, подошел к постели.
- Видимо, ты хочешь, чтобы я тебе помог.
У Артура дрогнули ресницы. Скулы залил яркий, какой-то болезненный румянец. Он шел Артуру, придавал холодному облику инженера легкую беззащитность.
Имс коснулся его шеи, провел по острому кадыку, скользнул к узлу галстука, ослабляя.
- Знаешь, каким ты красивым был той ночью? – сладко зашептал Имс испуганному инженеру на ухо. – Таким прекрасным, что мне хотелось попользовать тебя как следует.
Имс развязал галстук, вытянул черную змейку ткани, отбросил в сторону.
- Вскидывал свою аппетитную попку, стонал, и так ожесточенно двигал пальцами, что я чуть не завыл. Знаешь, пупсик, какой стояк пропал той ночью?
Артур открыл рот, чтобы достойно ответить, но Имс тут же заткнул его поцелуем. Имс не любил терять время. Время для него означало победу или поражение.
Имса не остановило злое сопение крю-чифа, его попытки укусить за губу или язык, он перехватил взметнувшиеся руки, сжал запястья.
- Я тебя… убью! – зарычал Артур, когда Имс оставил в покое его рот, стал вылизывать шею, покусывать и мягко посасывать кожу, оставляя недвусмысленные следы.
- Умей проигрывать достойно, пупсик, - предупредил его Имс. – Будь хорошим мальчиком и обними папочку за шею.
- Не буду!
- Обнимай, - промурлыкал Имс, потерся носом о сладкое местечко между шеей и плечом Артура.
- Нет!
- Артур, будешь слушаться в постели, я стану слушаться на трассе. Я же говорил.
- Обещаешь? – опасливо пробормотал Артур.
Имс не сдержал рвущийся смех. Хохотнул в потрясающую артурову шею, продолжая касаться теплой кожи губами:
- Да, мой сладкий.
Как же это было неприлично, как низко и грязно – продаться за возможность управлять Имсом во время гонок. Но как же это было великолепно! Так сладко и так горько одновременно! Запретно и интригующе.
Артур обнял Имса за шею. Тот вскинул голову, уставился на своего инженера потемневшими глазами.
Очень непонятный Имс. Очень возбужденный.
Он коснулся пальцами губ Артура, провел, чуть надавливая. Не ожидал ответной реакции, но Артур вдруг приоткрыл рот.
Имс вздрогнул, когда горячий и очень влажный язык коснулся его пальцев, смочил слюной указательный и средний, чуть прикусил кончики, посасывая.
Артур не сводил с Имса глаз. А тот пялился, загипнотизированный. Это был вызов. А вызовы Имс любил.
Вцепился второй рукой в бедро инженера, жадно облапал, сместился к заднице.
Артур обсасывал его пальцы, чуть жмурился и тихонько стонал, у него по подбородку текла слюна, капала на ладонь пилота.
Имс вытащил пальцы. Сглотнул, уставившись на крю-чифа. У Артура припухли губы; по ровной кромке зубов скользнул кончик языка.
- Поцелуй меня, - хрипло выдохнул Имс.
Он скользнул влажными пальцами к заднице Артура, помяв ягодицы, развел их, скользнул к тугой дырке.
- Ох!
- Целуй! – Имс поглаживал Артура между ягодиц, не спешил вставлять и растягивать.
Артур со стоном накрыл рот Имса, куснул, надавил зубами на верхнюю пухлую губу, вырывая из глотки пилота злое рычание.
Имс протолкнул один палец в тесное и очень горячее нутро.
Артур замычал сдавленно в поцелуй, скользнул языком по кромке зубов пилота, лизнул десна.
Имс прижал свою жертву ближе, очень тесно.
Артур обнимал его шею, царапал ногтями открытые участки кожи. Пилот все ещё был одет, но ткань брюк натянул нехилый стояк.
Имс добавил ещё один палец, подвигал уже двумя в тесненьком Артуре.
- Мм, - выдохнул предмет вожделения.
Все. Старт.
Имс толкнул пальцы глубже, помнил, как именно это делал Артур, чтобы доставить себе удовольствие, повторял, насколько это могло быть возможным.
Видимо, правильно делал. Артур стонал, целоваться стал ожесточеннее и злее, вымещая на сводящих его с ума губах дикое неконтролируемое возбуждение.
- Имс, - протянул жалобно.
Имс добавил третий палец, развел их, а потом, собрав горстью, впихнул полностью.
Артур взвыл, но явно не от боли.
- Ох! Имс!
- Правильно? – пробормотал пилот.
- Идиот! - в сердцах выкрикнул Артур, впиваясь в плечи Имса.
Видимо, очень правильно.
Артур зашипел сквозь зубы, когда Имс вытащил пальцы. Толкнул инженера на постель, а сам стал лихорадочно срывать с себя одежду.
Несчастный растрепанный крю-чиф не успел даже с мыслями собраться, подтянуть к себе ноги, а Имс уже навалился сверху, придавил своим весом, ткнулся жадным ртом, стал вылизывать артурову шею.
На долгие ласки и поцелуи Имса не хватило. Он перевернул Артура на бок, притянул к себе.
- Ай! Блядь!
- Больно?
- Нет! Щекотно! Ууух….
Имс дал Артуру несколько секунд, а потом толкнулся, входя почти на треть.
- Не зажимайся, - укусил Артура за шею.
- Имс! – взвыл Артур, сжимая простынь, чуть ли не надрывая её. – Скотина! В кого у тебя такой хрен здоровенный?!
Имс засмеялся, лизнул место укуса.
Артур застонал от удовольствия. Когда Имс смеялся, складывалось впечатление, что в заднице не толстенный член, а ладненький вибратор.
Имс, отсмеявшись, толкнулся вновь, подождал с секунду, а потом вошел полностью. Куснул Артура за оттопыренное красное ушко, пососал за мочку.
- Полегче?
- С хреном в заднице? – придушенно пробормотал Артур.
Имс скользнул к его члену, потрогал. Артур возмущался для вида, стояло у него крепко, нравилось ему, что так сильно, и что хрен здоровенный в заднице. Влажные укусы сместились на шею.
- Я сейчас сдохну! – заскулил Артур, спрятал лицо в сгибе локтя.
- Лапонька, - Имс обхватил член жертвы, второй рукой коснулся горла инженера.
Артур откинул голову Имсу на плечо, застонал, закатывая глаза.
Имс двигался плавно, медленно. Пробовал. И нравилось же. Нравилось, черт все дери. Если бы ему кто-нибудь сказал, что он захочет пялить мужика, Имс без слов врезал бы шутнику в челюсть.
Артур дернулся, промычал что-то неразборчиво, и неожиданно вцепился Имсу в бедро, царапнул с чувством.
Вся нежность и осторожность пропали. Имс хотел забрать свой заслуженный приз. Нельзя не взять, потому что Артур такой одуряюще тесный, такой горячий и доступный. Артур царапал его, мяукал слабенько, и подавался на каждое плавное движение.
Рестарт гонки.
Артур заорал, взвыл на одной протяжной, жалобной ноте – Имс дернул его на себя, прижал ещё сильнее, ещё ближе, хотя куда уже ближе, и так тело к телу, кожа к коже.
Имс вцепился инженеру в горло, влажно вылизывал шею, кусал за ухо, рычал, совсем как дикий зверь в брачный период, и не щадил.
Драл так, что Артур поехал по постели, Имс чуть придавил его, сжал горло, не придушивая, так, играя.
Укусил Артура за плечо, оставил влажный след, обслюнявил место укуса, и тут же ткнулся носом в затылок инженера, жадно задышал, толкаясь резко и сильно.
- Ах, Имс! Ах! – стонал Артур, закатывая глаза.
Имс работал бедрами так, словно сваи заколачивал, растрахивал послушного Артура, а тот от удовольствия подвывал, инстинктивно дергался, сжимался.
Имс распластал бабочку с самыми прекрасными в мире крыльями, но ломать не стал, просто наслаждался, выпивая запретный нектар с каждым новым движением, с каждым новым смазанным поцелуем.
- Я сейчас умру! – крикнул Артур, его всего трясло. – Амммм, Имс!
О, да, он – Имс.
- О, Боже!..
Боже? Почему бы и нет?
Имс сжал член Артура, передавил у самого корня. Артура затрясло от дичайшей боли и удовольствия. И все на грани.
Имс ослабил захват, прошелся по тугим тяжелым яйцам пальцами, а потом быстро и жестко стал дрочить Артуру.
Тот кончил в ласкающую руку, излился, заходясь в глухих стонах.
- Сахарочек, - сипло пробормотал Имс, дергая расслабленного инженера на себя, толкнулся ещё несколько раз, зашипел сквозь зубы.
Артур почувствовал, как тот кончил внутрь, залил натертую кишку теплой спермой.
Имс целовал искусанные плечи и шею Артура, выводил языком влажные узоры. Артур тихонько дышал, молча осмысливал только что произошедшее. Изменить и повернуть назад уже невозможно. До окончания сезона ещё несколько гонок и несколько стран.
Артур устало закрыл глаза. Думать о том, чем закончится это сумасшествие, не хотелось.
Имс ласкал его плечи, шарил горячими большими ладонями по телу, успокаивал и согревал.
Артур сам не понял, как заснул, окруженный заботливым теплом пилота.

Погас первый из пяти красных фонарей. До гонки осталось всего пять минут. Пилоты давно выстроились у стартовой прямой, согласно итогам квалификации.
Артур поправил наушники, стрельнул глазами на экран ноутбука, тут же перевел взгляд на второй, где передавалась картинка прямой трансляции.
Картинка была четкой, сочной, очень яркой.
Артур невольно улыбнулся, заметив болид Имса. Тот, как и обещал, выиграл квалификацию и сейчас занимал самое выгодное положение у линии старта. Поул-позишн.
Телеметрия добросовестно передавала четкие и весьма оптимистичные данные с болида, успокаивала слегка расшалившиеся нервы крю-чифа.
- Не зевай, - Чарльз похлопал Артура по плечу.
Артур рассеянно улыбнулся, кивнул.
Механики отбежали от болидов, закончили последние приготовления.
Артур приблизил изображение с нужной камеры, увеличил картинку.
Имс опустил стекло шлема, положил руки на руль.
- Имс, три минуты.
- Вижу, - было слышно, что Имс улыбнулся.
Мигнул и погас второй красный сигнал стартовых огней.
Имс хохотнул:
- Видишь?
- Вижу. Не отвлекайся.
- Не буду, - отозвался пилот.
Погас третий сигнал. До начала гонки осталась одна минута.
Несколько механиков и прочий персонал, все ещё толпившийся рядом с болидами, бросились врассыпную.
Имс завел двигатель.
Из всех стартовых огней остался гореть только один, сообщая, что до прогревочного круга осталось всего пятнадцать секунд.
Артур закусил губу, уставился на болид Имса.
Стартовые огни вспыхнули зеленым, и пилоты ушли на прогревочный круг. Всего двадцать секунд, чтобы подготовить резину и болид к тяжелой жесткой гонке.
Спа-Франкоршам – сложная и очень опасная трасса. На ней не раз погибали пилоты. А Имс – горячая голова. Но сейчас сдерживающей силой выступал Артур. Крю-чиф надеялся, что он сможет сдержать Имса, как он сделал это в квалификации.
У них должно получиться работать одной командой.
Ровно через двадцать секунд огни погасли, и пилоты, вернувшись после круга, заняли свои места.
Пять секунд.
Четыре.
Три: загорелся третий сигнал.
За две секунды до старта вспыхнул четвертый красный сигнал.
Одна секунда до старта, пятый светофор загорелся красным.
Старт. Погасли все пять огней, и болиды сорвались со своих позиций.
- Имс, - тут же затрещал Артур в микрофон, идущий от наушников. – Не смей забывать то, что я рассказывал тебе о трассе. Поворот О Руж – опасная точка.
- Я помню, пупсик, - отозвался Имс. – Дашь папочке порулить?
- Идиот! – прошипел Артур, улыбаясь, прижал ко лбу пальцы.
Имс водил так, что дух захватывало. Ошиблись великие умы Голливуда, когда отдавали роль в «Перевозчике» Стэтхэму. Имс бы подошел идеально. Англичанин обязательно порвал все шаблоны сахарных гонок, показав, как надо управлять автомобилем.
Болид покорно следовал всем приказам пилота. Первый острый поворот был пройден с блеском, Имс оторвался от ближайших преследователей, дал Эрику сесть на колесо, но не обнадеживал, не позволял и попытки предпринять для обгона.
- Хорошо идешь, - похвалил Артур. – Две секунды.
- Неплохо, - голос у Имса исказился.
- Впереди О Руж. Внимательнее, Имс.
- Конечно, дорогуша.
Имс засмеялся, и у Артура от сердца отлегло. Имс будет рисковать, но в пределах разумного. Нужно уметь гладить зверя так, чтобы он оставался диким животным, но тебе вылизывал руки.
Болид ласточкой вошел в первый поворот на спуске, а потом направление поворота резко сменилось. Феррари взлетела по крутому подъему. Из кокпита выход из поворота не виден. Именно этого момента боялся Артур. Но Имс не собирался упускать лидирующие позиции, он уже знал, как вывести болид, пустить его по прямой. Этот отрезок, до пятой точки, даст ему преимущество, время, шанс на победу.
Он покажет Артуру, что лучше и достойней Эрика. Его место - вершина, только первая позиция. А потом кубок в руке, брызги шампанского. Это триумф, который Артур может разделить только с ним.
Трасса стелилась гладким полотном, уходила за горизонт, возвращалась реальностью и многотысячным аэродромом.
Круги сменяли друг друга, время беспощадно отсчитывало секунды его превосходства, поражения остальных команд.
- Имс, - голос Артура резанул по слуху тревожными нотками.
- Что?
- Заходи на пит-стоп.
- Что? Зачем? У меня ещё есть топливо.
- Дозаправка понадобится, но не в этом дело. Завершай круг. Необходимо поменять резину.
- А? – Имс бегло глянул в боковое зеркало. Эрик, ближайший его соперник, безнадежно отстал.
- Б! – рявкнул Артур. – Меняем резину на микст.
- Зачем мне промежуточная?
Артур тяжело вздохнул, видимо, поразился тупости своего пилота.
- Собираются тучи. Обещали небольшой дождь. Не хочу, чтобы ты вылетел с трассы или влип в другого пилота.
- Детка, ты смотрел прогноз погоды? – хохотнул Имс, заходя в очередной поворот.
- Имс!
- Как скажешь, милый.
Это был быстрый пит-стоп. Артур, бросив наушники, одним из первых подлетел к болиду Имса.
- Как ты? – спросил заботливо, пока механики в скором порядке меняли резину и делали дозаправку.
- Нормально, - Имс задрал стекло, посмотрел на Артура яркими глазами.
- Не расслабляйся. Хорошо идешь.
- Ага, если не провалюсь с твоим пит-стопом, - проворчал Имс.
- Готово! – крикнул кто-то из механиков.
- Потом мне спасибо скажешь, - улыбнулся Артур.
Крю-чиф был немного бледен, лоб покрыт испариной.
- Молодец, Имс.
Инженер кивнул и отбежал от болида, оставил Имса, довольного, польщенного, лопающегося от комплимента.
В казино выиграло тринадцать черное. Он закроет тринадцатую гонку сезона с тем же успехом, с каким вырвал у судьбы возможность сделать Артура своим. Он должен смотреть только на него.
Стал моросить мелкий, противный дождь. Зрители вооружились яркими разноцветными зонтиками. Те выросли, словно грибы, закрыли трибуны пестрым разноцветным покрывалом.
Артур действительно был лучшим. То, что Имс проиграл, заезжая на пит-стоп, он с лихвой компенсировал.
Болиды других команд в спешном порядке уходили на пит-лейн, где механики меняли резину, дорабатывали мелкие детали и выпускали своих пилотов на трассу.
Королевская гонка продолжала поражать своей зрелищностью.
Имс прикрыл от удовольствия глаза, прошел, наверное, в тысячный раз опасный О Руж, за который так переживал Артур, вырвался на прямую.
Дождь противно бил о стекло, стекал по шлему. Мелкий, отвратительный дождь, подкосивший неподготовленные команды, даже Чарльз не мог предположить подобное, поспешно проинструктировав Эрика, принудил того встать на пит-стоп.
А Артур оказался подготовлен. Артур все рассчитал.
- Имс, - голос инженера ласкал слух.
- Да, милый?
Крю-чиф вздохнул, пропустил мимо ушей очередное ласковое прозвище, которые, как оказалось, пилот очень любил.
- Два круга, Имс.
- Жди меня на финише, дорогуша.
Артур тихонько рассмеялся, а Имса прямо дрожь пробрала от этого смеха. Бедра инстинктивно дернулись. Имс досадливо зашипел, рванул так, что, наверное, все двести выжал на повороте.
- Артур!
- Мм?
- Хочу вместо клетчатого флага твои трусы.
Артур замолчал, а Имс так и увидел, как тот покрылся ярким сочным румянцем, как запылали уши, покраснела шея, наверное, даже на грудь расползлась краска стыда.
- И… Идиот! – зашипел Артур.
- Круг, пупсик. Жду на финише.
Артур что-то брякнул в ответ и больше не сказал ни слова.
Имс выиграл гран-при Бельгии. Спа-Франкоршам подарил пилоту Феррари лучшую победу в сезоне.
Артур улыбался, сверкал темными глазами, смотрел на своего пилота, который под мелким дождем принимал поздравления, жал руку Коббу и Эрику, который пришел вторым, проиграв почти десять секунд.
Становилось прохладно. Бельгия отдала свой приз и теперь прощалась с пилотами до следующего сезона.

Италия. Монца.

Болид отливал всеми оттенками глубокого красного цвета. По бокам – нашлепки с символикой знаменитой компании «Шелл». Наклейки со вставшей на дыбы лошадью – фирменный знак Феррари – украшали острые бока болида.
Эрик и Имс, облаченные в одинаковые комбинезоны, отошли в сторону, позволили публике рассмотреть новую модель.
Репортеры лавиной кинулись вперед, защелкали фотоаппаратами.
Имс коснулся козырька, натянул кепку почти на глаза. Ему не нравилось такое пристальное внимание, не по душе восторженные возгласы, возбужденные крики и яркие, слепящие вспышки.
Эрик улыбался, щурил очень светлые глаза. Лэншер, наоборот, купался в лучах славы и обожания, охотно позировал.
Имс тяжело вздохнул и бегло осмотрел толпу. Артура он не то, что увидел, он его почувствовал.
Инженер стоял чуть поодаль, держал в руке бокал с шампанским, но не пил. Все его внимание было поглощено очень красивой женщиной. Высокая брюнетка, облаченная в кроткое, как по наставлению великой Шанель, черное платьице, что-то рассказывала Артуру.
Инженер улыбался, кивал, сверкал ямочками на щеках.
Имс нахмурился.
Женщина подняла свой бокал в тосте. Артур улыбнулся.
Имс напрягся.
- Можно заснять пилотов вместе? Пожалуйста! – попросил кто-то из репортеров.
Эрик цапнул застывшего пилота. Снимок получился странным: Лэншер усмехался от уха до уха, а Имс набычился, стоял мрачнее тучи.

Прием был в самом разгаре. Толпа репортеров поредела, остались только «свои», приближенные, из самых знаменитых изданий.
Гости лениво переговаривались, поглядывали на подиум, где царствовал в своей необъезженной красоте новенький болид.
Конструкция поражала. Осталось только первым пилотам Феррари испробовать чудо-машину в действии.
Лэншер давал интервью, смеялся, пихал своего инженера локтем в бок. Чарльз сдержанно улыбался, стрелял голубыми глазами по сторонам. Ксавьер слегка захмелел, понимал это, поэтому язык держал за зубами, а вот Лэншер веселился. Видимо, пьяненький Чарльз его умилял. Имс заметил, как осторожно Эрик касался локтя своего крю-чифа, безмолвно давал понять, что поддержит в любую минуту. Мало ли, вдруг Чарльз решит пуститься в пляс.
Надо же, какая преданность.
Имс нашел в толпе Артура, лизнул взглядом его худую фигуру.
Артур продолжал беседовать с брюнеткой, смеялся.
- Добрый вечер, - протянул Имс, подваливая к парочке. Парочка была как бельмо на глазу. Она раздражала, бесила и злила.
- Добрый вечер, - промурлыкала брюнетка, хлестанула по пилоту синим взглядом.
Артур хмыкнул, отпил из бокала щедрую порцию. Пока Имса не было, он не пил, а вот сейчас, когда пилот рядом, наконец, позволил себе щедрые глотки вкусного розового шампанского.
- Прошу, познакомь нас, mon cher, - попросила брюнетка.
Артур осушил бокал, поставил на поднос пробегающего мимо официанта, схватил новый.
- Имс Рочестер. Молодой и очень перспективный пилот. Имс, а это Мол.
- Мол? – Имс приподнял брови. – И все?
- И все, - ласково улыбнулась брюнетка. – Я рада познакомиться, Имс.
- Взаимно, - пробурчал пилот, касаясь тонкой ручки женщины.
Она засмеялась:
- Доминик говорил, что ты жесткий и неуступчивый, но, кажется, он ошибался. Я вижу совершенно другое.
- Вы знакомы с Коббом? – Имс приподнял брови.
- Я с ним знакома, - продолжала улыбаться Мол.
Артур хмыкнул, сделал несколько глотков, облизнул губы. Имс одарил инженера таким взглядом, что и несведущему стало бы понятно, какая химия и физика творилась между этими двумя.
Мол тоже поняла, хихикнула, как маленькая девочка, нашедшая секретную базу старшего брата.
- Она его жена, - пробулькал Артур, допивая. - Красивая, правда?
- Ох, mon ami, ты мне льстишь, - Мол укоризненно покачала головой, но смех из её глаз не пропал.
- Что-то интересное обсуждаем? – Кобб возник, как из-под земли, приобнял жену за талию, притянул ближе. – Ты так и светишься. Какова же причина?
- А вот это мой маленький секрет, - Мол заговорчески подмигнула Имсу. Пилот удивленно приоткрыл рот. Надо же, а жена Кобба – та ещё штучка.
- Я не знал, что ты женат, - как на духу отозвался Имс.
Артур фыркнул, достал где-то ещё один бокал.
- Это потому, что ты ничего дальше своего носа не замечаешь, - обиделся Доминик. – Может, сбежим, дорогая?
- Как скажешь, милый, - проворковала Мол.
Имс и Артур распрощались с четой Коббов. Пилот покосился на разрумянившегося крю-чифа.
У Артура блестели глаза, он чуть кривил красивый рот и старался не хихикать. Что именно так развеселило инженера, Имсу оставалось только догадываться.
- Артур? – Имс забрал у него из рук бокал.
- Что? – инженер проводил бокал недовольным взглядом.
- Может, нам тоже сбежать?
- Зачем?
- Тут до Милана недалеко. Хочешь, прокачу?
Артур насторожился.
Имс улыбнулся. Красивый Артур, очень красивый и немного растерянный. Он пьян, напуган и любопытен.
Он помнил про сделку, помнил и немного печалился, а потом нашел в себе силы переступить через гордость, через страх, через неискренность лживых улыбок, и кивнул.
- Х-х-хочу.
Феррари Энцо равнодушно мигнула вертикальными узкими фарами.
Артур замер, сложил губы буквой «о», но так ничего и не сказал.
- Нравится? – Имс нажал кнопку, и автоматические двери взмыли вверх.
- Имс, Феррари Энцо продавалась до две тысячи пятого года. Их всего четыреста штук на мир. Откуда она у тебя?! – Артур еле ворочает языком.
Пилот пожал плечами:
- У меня четыреста первая. Недавно концерн состряпал и мне подарил за отличные показатели. Я, между прочим, несколько раз рекорды установил.
- Я помню, - покивал Артур. – Красивая.
Он осторожно провел ладонью по боку автомобиля. Энцо модифицирована: высоко задран спойлер, шикарный обвес по кругу, воздухозаборник. Не машина, а монстр гонок. Уличных, а не королевских.
Имс был собой доволен. Вон как поразил инженера. Он сам особо не восторгался Феррари. Ну, подарили, ну, здорово, будет на чем выехать за город. А вот Артур надолго завис, все трогал и улыбался. Ему нравилась хищная морда Энцо.
- Прыгай, - Имс юркнул в салон.
Артур, все ещё шальной, осторожно залез внутрь. Степень опьянения поднялась ещё на несколько градусов, ударила по остаткам артуровой настороженности, и та разбилась вдребезги, едва Имс, опустив двери, завел двигатель и рванул с места.
Артур опустил стекло, высунулся и радостно завопил.
Имс смеялся, разрешал совершать безумства, но все же поглядывал опасливо, чтобы в случае чего втащить радостного Артура обратно в салон.
А тот совершенно отключился, орал, пока они неслись по пустой трассе в сторону Милана.
- Быстрее! – подбадривал инженер.
Имс пожалел, что Феррари не делали кабриолетами, было бы веселее. Прибавил газа.
- Ещё! – взвизгнул пьяный, счастливый Артур.
Имс плавно вошел в поворот, благо, не занесло, но сцепление с дорогой идеальное, и он мысленно поблагодарил поставщика резины для концерна.
Спидометр благодушно показал триста километров в час.
Артура окончательно развезло от скорости, ветра и свободы. Имс ещё никогда не видел его таким счастливым.
Дурашка-инженер полез дальше, неожиданно скользнул рыбкой из окна, и Имс, одурев от страха, успел схватить смертника за пояс брюк, рванул обратно в салон. И как раз вовремя – по встречной летел такой же отчаянный сорвиголова, просигналил и унесся в сторону Монца.
Имс одной рукой вывернул руль, справился, не потерял управление. Артура он так и не выпускал из мертвой хватки, а тот смеялся, сверкал черными глазами. А потом неожиданно положил ладонь Имсу на ширинку. Молния шла от самого горла и заканчивалась в паху, поперек живота тонкий пояс на липучке.
Имс дернулся, сжал пальцы на руле, метнул на Артура обалделый взгляд. А тот, нагло усмехнувшись, стал мять член пилота через форму.
Триста десять километров в час.
Имс плавно нажал на тормоз. Феррари замерла, а вот её водитель, наоборот, пришел в движение. В шикарной Энцо оказалось катастрофически тесно.
Имс распахнул двери, практически вылетел из Феррари.
Артур смеялся. Его веселило, что они остановились посреди пустынной трассы, где вокруг только ночь, звезды и плоский диск луны. Смешило, как отреагировал Имс. Он, оказывается, не такой и крутой, не может себя контролировать. Артура забавляло то, как пилот выволок его из салона, подхватил, смеющегося, обнял и жадно поцеловал, обрывая смех.
Все это должно веселить, но отчего-то печалило до легкой, обидной рези в глазах.
Имс сдернул с Артура брюки, разложил инженера на низком капоте Энцо. Под комбинезоном у пилота не оказалось привычного тонкого джемпера, который облеплял тело, словно вторая кожа. Под костюмом у Имса была обычная белая майка.
Артур задрожал: от холода, от предвкушения.
У Имса много татуировок. Артур все никак не решался их потрогать, а тут осмелел, сам протянул руки.
Имс запоздало брякнул:
- Не больно?
- А?
- Капот.
- У Феррари, - усмехнулся одурманенный Артур, проводя пальцами по татуировкам, - мотор сзади. Тут… багажник. Тут… тепло.
Имс навалился на Артура всем своим немаленьким весом, придавил. Смазал наспех собственной слюной, втолкнул сразу два пальца.
Артур болезненно застонал.
- Ну, тише-тише, - хрипло уверял его Имс, кусая за ухо. – Сейчас полегче будет.
Не было. Стало ещё больнее. Артур жалобно заскулил. Имс, едва сдерживаясь, вытащил пальцы, сплюнул себе на ладонь, вновь толкнулся в тугую дырку.
Артур замычал, запрокинул голову, несильно ударился затылком о лобовое стекло.
- Ну, детка, расслабься, - уговаривал Имс, вытаскивая пальцы.
Артур так и не мог привыкнуть к размерам Имса. Тот толкнулся, подождал спасительную секунду, чтобы перевести дыхание, а потом со стоном вошел на всю.
- Имс!
Это было чертовски больно. Артур как-то разом протрезвел, осознал степень собственного падения. Катастрофа.
Имс, скотина, вновь выскользнул, а потом перевернул послушного инженера, нагнул так, что Артуру пришлось распластаться по капоту Феррари, прижаться животом.
- Можешь орать. Никто не услышит.
Спасибо, успокоил.
Имс неожиданно шлепнул Артура по заднице, да так, что ягодицы загорелись; крю-чиф обиженно взвыл, отвлекся от старой боли, чем воспользовался подлый пилот.
Пошло лучше, легче.
Имс, не выходя, двигался в нем короткими толчками. Артур хрипел от каждого движения, пилот тер что-то очень нежное внутри, отчего у Артура ноги подкашивались, а в животе всполошился чертов легион бабочек.
Артур орал, капал слюной и сам подставлялся, вскидывая задницу.
Имс трахал его от души – хлестко и жестко, натягивал так, что у Артура перед глазами искры вспыхивали.
По бедрам текло, щекотало кожу, и с каждым новым движением хлюпало.
Артур стонал, орал, извивался, умолял, кричал от кайфа, а Имс, сорванный с тормозов, только рычал, удерживал Артура за шкирку, трахал так, что яйца шлепали о горящие артуровы ягодицы.
- Имс! Ах! Ах! Ааааааааах!
Имс, склонившись, укусил Артура за шею, не рассчитал, прокусил кожу. На губах остался след, а во рту стало солоно.
Вот он, клетчатый флаг. Это не секс, это пиздец какой-то. С Имса семь потов сошло, он пялил Артура так, что Феррари качало в такт, скрипели колодки.
- Ещёёёёёё! – завопил Артур, прижался пылающим лицом к капоту.
Ещё чуть-чуть, совсем немного, и сладкий влажный Артур сожмет его внутри, сдавит так, что Имс голову потеряет, кончит обильно.
- Имс! Имс! Имс! – заклинал Артур.
Имс чуть приподнял Артура над Феррари, удерживая, просунул руку под живот инженера, провел несколько раз по члену.
- Ах!
Ах – это слабо сказано.
Артур брызнул липкой тепленькой спермой в лапищу пилота, а сам Имс, толкнувшись резче, застыл внутри.
Артур крупно дрожал, всхлипывал, сжимался и чуть расслаблялся, не представлял даже, какой кайф доставлял пилоту. Имс стонал, долго кончал в растраханное податливое тело. Спермы было много, она потекла из попользованной дырки, залила яйца Артура, налипла на бедра.
Имс шумно перевел дыхание.
Такого с ним ещё не было, и, наверное, никогда не будет. А пятна с полированного капота Энцо он отмоет позже. Наверное.

Сингапур. Марина Бей.

Из Италии Имс улетал удовлетворенным по самое не могу. Монца и победа на ней дала новые очки, вот только Эрик все ещё дышал в затылок, неотрывно следовал по пятам. Имс немного огорчился: если бы не его провальные несколько гонок, у Эрика не осталось ни одного шанса, ну а пока приходилось выкладываться на всю.
Артур только стеснялся. Не мог ему в глаза смотреть, все не мог свыкнуться с тем, что позволил себе на пустынной трасе, на капоте обожаемой Феррари.
А Имс не стеснялся, Имс был счастлив. Так счастлив, что, накрыв руку Артура, крепко переплел их пальцы.
Инженер испуганно вскинулся, завертел головой, но в салоне никого не было. Стюардессы оставили пассажиров, не мешали полету.
Лишь убедившись, что рядом никого нет, Артур расслабился, попытался освободить руку, но Имс не дал.
Прикрыв глаза, он едва заметно улыбнулся:
- Давай спать, пупсик. Нам долго лететь.
Имс чувствовал, как дрогнули пальцы Артура, но руку вырывать он перестал. Артур что-то обдумывал, и думал он слишком громко. Мысли метались в разные стороны, инженер не мог разложить их по полочкам, все время что-то мешало.
Мешал Имс.
Артур покосился на пилота. Имс быстро заснул. Откинулся в удобном кресле, дышал тихо, чуть приоткрыл во сне губы.
Непонятный Имс, который по прихоти захотел переспать с собственным инженером. Ему было просто интересно, просто затянуло, а Артур уже неделю не мог найти себе место. Заранее знал, как ему будет после окончания сезона.
Не важно, чем закончится финальная гонка, потом настанет страшное время. Без Имса. Он будет долго тянуть себя за волосы, как барон Мюнхгаузен, выбираться из трясины, из болота, из диснеевской сказки.
Артур прижал к лицу ладонь.
Глупый-глупый Имс. Идиот, скотина, животное. И он так Артуру нравился, с самой первой встречи нравился. Повезло, что Эрик с Чарльзом помирились, а Сайто ушел. Просто повезло, и его поставили работать в паре не с кумиром - Лэншером, а предметом обожания, с человеком, который потряс весь мир талантом, данным, наверное, не от бога, а от дьявола.
Глупый-глупый Имс и его идиотская рулетка.
Глупый-глупый он сам, решивший сделать ставку.

Марина Бей – первая и единственная ночная гонка. Она стартовала в восемь вечера по местному времени и могла закончиться глубоко за полночь. Так было и в этот раз.
Марина Бей оказалась безжалостной ко многим пилотам. Болиды сталкивались с ограждением, сходили с трассы из-за неисправленной гидравлики. Несколько пилотов не смогли тягаться с силой городских дорог Сингапура, их болиды сцепились, станцевали страшный вальс. Авария следовала за аварией.
Имс помнил, как во время гонки Артур ласково шептал о том, что он лучший. Имс видел, уже выскочив из болида, счастливые лица членов команды, они поздравляли его с победой, обнимали, хлопали по плечам.
Артур стоял чуть поодаль, несмело ему улыбался. Имс, глупый, ничего не заподозрил, махнул инженеру рукой, и тот махнул в ответ. У Артура от сердца отлегло. Он позволит себе ещё немного, совсем чуть-чуть, а вытащить себя за волосы или утопиться в болоте, он подумает завтра, как Скарлетт О’Хара.

Япония. Судзука.

Ливень хлестал все утро. Он не стихал ни на минуту, и руководство приняло решение перенести квалификацию на воскресенье.
Пилотам и командам выпал шанс отдохнуть и немного набраться сил перед сложной гонкой.
Имс удивлял Артура все больше. Пилот наотрез отказался сидеть в номере гостиницы, поволок обескураженного инженера на прогулку.
- Имс, - шипел Артур, - в такую погоду нормальный хозяин собаку не выгонит, а ты решил прогуляться?! Нет, ладно бы один! Меня-то ты зачем потащил?!
Артур ежился, неосознанно прижимался к большому, очень горячему Имсу. А тот гадливо усмехался. Похвалил себя за сообразительность – он нарочно взял один зонтик. Под ним было тесно, неудобно, мало места двум здоровым взрослым мужикам, но так сладко. Артур дрожал, жался ближе, ворчал и недовольно морщил нос.
- Мне без тебя скучно, пупсик, - усмехнулся Имс. – К тому же, я хотел купить чего-нибудь японского. Ну, на память.
- Да ты что?! – негодовал Артур, перешагивая очередную лужу.
- Хочешь, куплю тебе халатик?
- Повтори.
Имс улыбнулся. Артур красиво злился: поджимал губы, щурил темные глаза, напрягался всем телом.
- Ну, халатики такие, - Имс пожал плечами. – Японские.
Пилот нечаянно убрал зонтик. Отвесная стена дождя накрыла Артура.
- Ой!
- Имс!
- Прости, я не хотел. Хочешь халатик?
- Это называется юката! – Артур пошипел-пошипел, но под зонтик обратно юркнул.
- Да плевать. Хочу его тебе купить.
- Зачем?
Улицы опустели, люди не высовывались из своих домов, даже владельцы маленьких магазинчиков прикрыли ставни, перевернули таблички.
Стихия сыграла Имсу на руку.
- Потому что ты должен потрясающе в нем смотреться, детка, - самодовольно хмыкнул Имс, неожиданно обнял Артура за талию, притянул к себе.
- Что? – охнул тот, округлил глаза.
Артур как-то затравленно зыркнул по сторонам, попытался отклонить голову, но Имс, загоготав, отбросил зонтик.
- А! – взвыл Артур, который, как и пилот, промок с головы до ног за пару секунд.
Имс одной рукой обнимал Артура за талию, второй погладил по пояснице, скользнул пятерней по спине, добрался до шеи, погладил выступающие косточки позвонков.
Целоваться Имс любил.
Артур хотел оттолкнуть пилота, а потом как следует врезать. Но Имс держал крепко, вцепился, как клещ, все гладил прямую спину инженера, лениво массировал артуров затылок, перебирал влажные волосы.
И целовал. Целовал так, что губы опалило, а глаза пришлось закрыть, потому что и стыдно, и жарко, и так горячо.
Жестокий ливень зацеловывал землю, а Имс – Артура. Пилот и инженер обменивались жадными ласками, дыханием, тихими стонами. Артур даже укусил Имса, и тот, улыбнувшись в поцелуй, усилил напор, скользнул языком во влажный от слюны и воды рот.
- А если бы увидели? – прошептал Артур, когда Имс все же отлип от него.
- Ну и хрен с ними, - ответил мокрый Имс. – Пошли, поищем тебе халатик.
- Юката, - автоматически поправил правильный Артур.
- Конечно, - пилот поднял зонтик, спрятал себя и инженера под широкими полями, правда, без толку, все равно промокли насквозь.
Имс коснулся руки инженера, переплел пальцы с прохладными пальцами Артура. Пилот заметил, как вспыхнул инженер, только не почувствовал, как у того оборвались внутри все защитные клеммы.
Артур сошел с дистанции досрочно.

На фоне огромного окна фигура Артура казалась очень тонкой, хрупкой, какой-то незащищенной.
Он коснулся стекла и тут же убрал руку. Прохладно. По стеклу стекали крупные капли, будто чьи-то горькие слезы.
Имс завозился в постели, проснулся.
- Ты что там делаешь? – зевнул, усевшись. – Замерзнешь.
- Мне не холодно, - отозвался Артур. – Ты смотрел мои наброски?
- Да. Сложная трасса.
- Но ты же справишься?
- Справлюсь, - Имсу нравилось то, что он видел.
Артур стоял в купленном им халатике.
- Обрати внимание на поворот 130R.
- Обращу, - Имс выбрался из нагретой постели, прошлепал к Артуру. – Тебе идет этот халатик. Твоя расцветка.
- Черно-красное?
Имс не ответил. Прижался к Артуру, обнял, прошелся лапищами по ладным бокам, ощупывая сквозь ткань сильное тело, которым с лихвой насладился несколько часов назад.
- Имс, - зашипел Артур, коснулся горячим лбом прохладного стекла. – Опять?
- Снова, пупсик, снова, - пробормотал Имс, задирая на Артуре подол юката.
Имс дышал Артуру в затылок, целовал и покусывал, добавляя к старым отметинам свежие.
Артур слегка нахмурился, свел брови, когда Имс сунул в него сразу два пальца, прокрутил, добавил третий.
- Я тебя хорошо оприходовал, - самодовольно поделился Имс, вытаскивая пальцы. – Ты такой влажный, дорогуша.
- Животное.
- Ага, - Имс коснулся члена Артура, дрочил нежно, постоянно надавливал на головку.
Артур был такой растраханный, такой горяченький и мягкий, что Имс вошел в одну тягу, застонал.
- У… окна же, - промычал предмет вожделения.
- Похуй, - грубо бросил пилот, толкнулся раз-второй. Пошло хорошо.
Артур откинул голову на плечо Имса, зажмурился, чуть приподнял ногу, в которую тут же вцепился пилот. Сжал пальцы на бедре, да так и не отпускал, удерживал на весу, открывая для себя Артура сильнее.
- Ах, сладенький, - мурлыкал Имс, придавливая Артура к стеклу.
- Имс! – испуганно.
- Мм, твою мать, ты так сжался!
- Стекло же!
- Ох, ещё! Мм…
- Блядь, Имс!
- Не волнуйся, они выдержат и большую нагрузку, - Имс лизнул Артура в щеку. – Сожмись так ещё раз, пупсик.
- Пошел ты! Ах, Имс! Нет, не так сильно! Имс, дурак! Не наааадооо!
Очень даже надо. Имс убрал руку с ноги Артура, прижал растерянного и очень возбужденного крю-чифа к окну, дернул за бедра на себя.
Артур выгнулся, послушно выпятил зад.
- Ах! Неееет! Скотина! Ииииимс, ты…. Ах, скотина!
Имс рычал в ответ, долбил так, что Артур елозил лицом по прохладному стеклу, жмурился и подавался навстречу.
Это было остро, сильно и очень ново.
Имс бешено работал бедрами, мял артуровы ягодицы, оставляя на них все новые синяки.
В Артуре было охуительно.
Артуру было страшно и очень хорошо, он пищал, крыл Имса, на чем свет стоит, и орал на каждое резкое движение.
- Моя сучка, - шипел Имс. – Красивая блядь.
Артур взвыл. Имс с ума сводил грязными разговорами.
- Моя девочка, - срывал голос пилот. – Нравится, как вставляю?! А? Нравится, мой сладкий?
Артур задрожал.
- Не слышу?! – вцепился Артуру в ягодицу, оттянул.
- Да! Да, да, да! – заорал в ответ тот, выгнулся и позорно кончил первым, забрызгал стекло.
- Артур, сахарочек, - моментально подобрел Имс, вцепился инженеру в загривок, прикусил. Толкнулся пару раз, сжал инженера так, что у того кости затрещали, спустил в растерзанную дырку.
Артур дышал тяжело, с придыханием, а Имс все целовал его плечи:
- Ты охуительный.
Крю-чиф прикрыл глаза. Смотреть в глаза собственному отражению было невыносимо. Глаза у отражения стали подозрительно влажными.

Имс смеялся. Нацепив кепку, поправил козырек.
Чарльз и Эрик поздравляли партнера по команде. Имс принес очередную победу Феррари. Его преимущество над Лэншером вновь выросло.
Только Артур стоял в стороне, не спешил подходить. А вечером нанес пилоту такой удар, что Имс на секунду растерялся:
- Я больше не буду с тобой спать. Думаю, я с лихвой отработал за тот проигрыш. Если недостаточно, могу перекрыть деньгами. Сколько?
Имс побелел от гнева. Благо, вокруг было полно народа, среди гостей сновали репортеры и Кобб, принимающий поздравления.
- Да ты столько не заработаешь за всю свою пакостную жизнь, лапонька! – прошипел Имс.
Глаза у пилота потеряли привычный голубой оттенок спокойствия и радушия, потемнели. И Артур отстраненно успел подумать о том, что глаза у того могли менять оттенок. Красиво. Хамелеоны. Очень глубокий зеленый цвет.
- Свали, - грубо бросил Имс, оттолкнул Артура, убрав с дороги препятствие. – Дрянь.
Артур нацепил на лицо стеклянную, острую улыбку, поприветствовал подошедшую минутой позже Мол. Женщина внимательно посмотрела на инженера, приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала, пошла окольными путями. Коснулась руки Артура, сжала ледяные пальцы в своей горячей ладони.
- Милый, ты слишком много думаешь и анализируешь, - наставительно произнесла умная и очень тактичная Мол. – Ты уверен, что поступил правильно?
- Да, так будет лучше.
- Для кого? – тихо засмеялась красавица. – Следующим обязательно будет поражение. Боже, к Доминику же не подойти, когда он расстроен или зол!
Артур невольно улыбнулся. Мол умела ободрить. Потрясающая женщина. Повезло Коббу.

Южная Корея. Йонам. Международный автодром Кореи.

Имс перестал слушаться. Сделка разорвана, значит, нет смысла подчиняться.
Кобб злился.
- Почему?! Я тебя спрашиваю! Артур!
Инженер холодно взглянул на Дома. Сейчас, когда настало время притворяться, Артур нацепил ставшую давно знакомой маску равнодушия и полного контроля. Имс её, конечно, немного подпортил, оторвал щедрые куски, но ничего, все ещё поправимо. По крайней мере, Артур хотел в это верить.
- Не ко мне вопросы, - вздохнул инженер.
- А к кому?! К кому, я тебя спрашиваю?! – Кобб ткнул пальцем в Артура. – Вы же отлично сработались! Сколько рекордов поставили, столько гонок выиграли! Что произошло?!
- Ничего.
- Я, кажется, задал вопрос! – процедил Кобб. – Что, твою мать, произошло?! Что вы с Имсом не поделили?
Артур отвернулся, взглянул на сиротливый болид. Без хозяина тот казался простым куском металлолома.
- Эта тварь запивается! Он света белого не видит! – рычал Кобб, наворачивая круги.
Механики, находящиеся в боксах, испуганно таращились на них, не вмешивались, только с каким-то немым восхищением и обожанием посматривали на Кобба. Они редко видели его в гневе, но зрелище того стоило.
- Значит, так! – рявкнул Кобб, провел пятерней по волосам, зачесывая их назад. Движение вышло нервным. – Я не знаю, как, но вы, ублюдки, помиритесь! Не надо смотреть на меня такими глазами, Артур! Я сказал, и чтобы так и было!
Инженер нахмурил брови:
- А если я откажусь?
- Тогда, сукины дети, - Кобб говорил тихо, почти ласково, и от этих интонаций кровь стыла в жилах, - я вас обоих уволю! И сделаю так, чтобы в этом бизнесе вы уже никогда не смогли крутиться!
У Артура дрогнули плечи, однако лица эмоции не коснулись.
- Ты меня понял?! – зарычал Кобб.
- Понял, - процедил Артур, устало закрывая глаза.
До гран-при Кореи оставалось чуть меньше двух недель. Имс пил и дебоширил уже четыре дня.
- Ублюдки! – негодовал Кобб, продолжая посылать пилоту и его инженеру проклятья. – Так подставлять! Черт!

Красивая кореяночка поцеловала Имса в щеку. Привлекательная девчушка трясла перед Имсом явно ненатуральной огромной грудью, прижималась, томно терлась гибким, почти нагим телом.
Имсу было плевать, что на ней всего два кусочка ткани. Имсу было хорошо. И очень весело.
Клубная музыка лилась со всех сторон, давила и подавляла.
Девица пританцовывала в такт, ласкала узенькими ладошками грудь Имса, а тот, накачавшись до одури, хлестал виски, курил и откровенно плевал и на кореяночку, и на дикую визжащую музыку.
Плеча коснулись. Имс лениво обернулся и обмер. Артур смотрел на него осуждающе.
- Имс! – стараясь переорать бухающие музыкальные ритмы, прокричал Артур. – Пошли!
- Съебись! – гаркнул Имс, качнул головой, подтверждая, чтобы видение свалило.
Но Артур оказался реальным, продолжал касаться плеча Имса.
- Имс! – Артур попытался коснуться ладони пилота, переплести пальцы.
- Блядь! – рявкнул Имс, отстранил от себя полуголую девицу, поставил бокал с виски на высокий столик, за которым стоял, и обернулся к инженеру.
Артур светился ровным мягким светом. У Артура были большие, тяжелые крылья, сложенные за спиной.
Имс потряс головой, зажмурился, вновь взглянул на инженера. Образ не изменился. Артур даже крыльями пошевелил.
Имс расплылся в улыбке.
Он однажды видел какой-то диснеевский мультфильм. Главный герой был ребёнком богов. Родители как-то проворонили чадо, которое добрый дядя выкрал и бросил умирать на земле. Но ребёнок выжил, а под занавес вернул себе божественную силу. Зря дядя списал мальчишку. Божок вытащил из кисельного омута душу своей возлюбленной - какой-то замученной тощей истерички - и стал светиться. В прямом смысле светиться. Имс тогда ещё хохотнул относительно фантазии сценаристов. А сейчас оказалось, что зря смеялся.
Артур светился, как тот самый божок из диснеевской сказки. От инженера шел ровный золотистый, очень теплый свет. У божка, правда, не было крыльев, а у Артура были. И они ему очень шли.
Имс протянул руку:
- Артур, дай крылья потрогать.
Инженер взбеленился, схватил Имса за футболку, рванул к себе:
- Вмазался?! Ублюдок, ты что творишь?!
Артур орал Имсу в лицо, полыхал ненавистью и своим долбанным золотым светом.
- Эти узкоглазые бляди знают толк в дури, - Имс еле ворочал языком.
- Ты ещё и вискарем догнался?! – Артур затряс Имса, как спелую грушу.
- Не тряси меня! – озверел Имс, толкнул Артура, и, замахнувшись, ударил инженера по лицу.
Удар получился смазанным, почти лишенным силы. Имс заржал, ему понравилось, как уклонился Артур.
- Сука! – процедил Артур, схватил Имса за руку и поволок из клуба.
- Ты, - лепетал Имс, послушно шел следом, смеялся и сыпал ругательствами попеременно, - ты долбанная еврейская шлюха, Артур!
- Заткнись! – инженер втолкнул Имса в такси, нырнул следом и быстро назвал адрес.
- Блядь ты, Артур, - не мог успокоиться Имс. – Но крылья у тебя шикарные.
- Молчи! – шикнул на него инженер, но Имс пошел в разнос, стал вырываться, как с цепи сорвался.
Пилота раздражал этот мягкий свет, эти чертовы крылья, эта сучья поддельная нежность в глазах:
- Сам заткни ебало, иначе я его тебе порву!
Имс расплылся в улыбке, откинулся на спинку сиденья. Глаза у пилота были стеклянные, лишенные какого-либо выражения. Губы запеклись, выделялись ярким пятном на лице.
Остаток пути они молчали, и Артур был за это признателен. У гостиницы, расплатившись с таксистом, Артур вытащил Имса, и, стараясь избежать ненужного внимания, повел того к лифту.
- Имс, у нас проблемы, - холодно бросил Артур, когда лифт стал мягко поднимать их наверх. – Мы с тобой это обсудим, но позже, когда в себя придешь.
- Я в себе, - Имс скользнул рукой в карман джинс, нащупал какой-то маленький предмет. – Я очень даже в себе.
- Не подставляй команду. Это же скандал.
- Да плевать я хотел, - брякнул пилот. – Держи, пупсик.
Имс сунул Артуру что-то в руку.
- Сам справлюсь. А это тебе. Подарок.
- Что это? – Артур разжал пальцы, взглянул на свою ладонь.
- Талисман, лапонька, - как-то совсем по-мальчишечьи рассмеялся пилот.
Лифт остановился на нужном этаже. Имс вышел первым, Артур – следом.
- Кстати, Артур, - Имс покачнулся, но на ногах устоял, остановился у своего номера. – Я больше не буду загоняться снежком. Передай Коббу.
Кивнул сам себе, хмыкнул и исчез за дверью.
Артур вновь посмотрел на свою ладонь. Та самая красная фишка из казино.

- Готовьте дождевую резину, - приказал Артур, взглянул тревожно в монитор.
Дождь обрушился на корейский аэродром в самый разгар гонки. Никто из команд не был готов к подобному повороту.
Инженеры срочно передавали своим пилотам, чтобы те заезжали на пит-стопы.
- Имс, надо менять резину, - пробормотал Артур в микрофон. – Вернись в боксы. Имс? Имс, ты меня слышишь?
Артур обеспокоенно посмотрел на Чарльза. Тот поднял вверх большой палец, давая понять, что со связью все в порядке.
- Имс? Имс, не молчи. Что случилось?
Артур помолчал немного:
- Ты не хочешь со мной разговаривать? Имс, вести болид в такой ливень опасно. На слике далеко не уедешь.
Телеметрия выдала новые данные, от показателей у Артура волосы встали дыбом.
- Не смей.
Имс не слушался.
- Триста десять километров! Черт возьми, ты же разобьешься! Какого хрена ты творишь?! Не надо! Срочно на пит-стоп!
Телеметрия выдала новую информацию.
- Имс, ты перегружаешь двигатель. Не обгоняй! Блядь, ты уже круг выиграл! Имс, триста двадцать пять километров! Какого хрена ты творишь?! Ответь мне! Слышишь?!
Чарльз взволнованно уставился на Артура. Кобб, нахмурившись, подошел ближе. Он никогда не слышал, чтобы Артур так орал.
- Имс, - почти простонал инженер.
- Артур? – осторожно раздалось в наушниках.
- Что?! Что? Имс?! Сбрось скорость! Немедленно сбрось, впереди поворот!
- Слушай, у меня перед глазами темнеет.
- Что? – слабо переспросил Артур за секунду до того, как болид Имса, потеряв управление, налетел на ограждение.
У Артура задрожали руки, а внутри стало холодно-холодно. Панический страх поцеловал в затылок, насмешливо скользнул под кожу, затопил собой все тело.
- Стой! – приказал Кобб, когда Артур рванул вперед. – Маршалы показали желтый флаг. Пейс-кар и эвакуаторы на трассе. Не дергайся, Артур.
Артур рванул обратно к мониторам, вцепился в один из ноутбуков. Болид не загорелся, но был измят, значительно покорежен, переднюю часть размазало об ограждение.
У Артура тряслись руки. Спину заливал противный холодный пот.
Гонку приостановили. Машины подъехали к месту аварии.
Артур забыл, как надо дышать.
Мужчины в спецовках перевернули болид, кто-то нагнулся над кокпитом. Из-за дождя было плохо видно, Артур различал только размытые очертания.
- Не дергайся, - процедил Кобб.
Имса вытащили из покореженной Феррари. Пилот снял шлем, стащил шапочку и, чуть прихрамывая, вскинул руку.
Зрители облегченно вздохнули, зааплодировали любимцу.
- Он жив, - проинформировал Кобб, перевел дыхание. – Но я вас накажу.
Артур закивал, закрыл лицо руками и склонился над столом с техникой. Наверное, сегодня крю-чиф постарел лет на двадцать.

Бразилия. Интерлагос.

После прохлады Кореи с её проливными дождями, Бразилия показалась адским пеклом. На термометре намертво застыл показатель в тридцать два градуса.
- Духота, - пожаловался Эрик.
- Если жарко, залезь обратно под зонт, ты же вышел на самое пекло, - наставительно произнес Чарльз.
- Загораю.
- Вы больше напоминаете молодоженов, а не пилота и инженера, - словно, между прочим, заметил Артур, зашелестел бумагами.
Чарльз поправил солнцезащитные очки, расплылся в ухмылке:
- А ты не так уж и далек от истины, Артур.
- Что? – недопонял инженер, вскинул голову, но Ксавьер уже отвернулся, расслабленно откинулся на шезлонг.
- Как Имс? – Эрик потянулся за соком. Стакан был высоким, манил позитивным желтым цветом.
- Сегодня выписали. Ничего серьёзного, даже сотрясения нет.
- Было бы что сотрясать, - пробормотал Чарльз.
Артур улыбнулся:
- Говорят, в рубашке родился. Кобб настоял, чтобы Имс ещё и в Сан-Паулу прошел все обследования.
- Он вернется в гонку? – Эрик беспокоился, не хотел терять хорошо пилота и отличного товарища по команде, хоть и немного спесивого. Но и это можно было списать на возраст.
- А куда он денется? Конец сезона же, - Артур пожал плечами. Он хотел казаться спокойным, но внутри все переворачивалось от страха.
Имс из тех, кто привык нападать, а Артур относился к той категории людей, у которых на лбу написано: «Я буду защищаться».
Так и получилось. Имс нападал, а Артур защищался. Было просто справиться с агрессией пилота, перетерпеть грубость, пережить жестокость, но Артур был совершенно не подготовлен к тому, что Имс будет бить тем, к чему средств защиты ещё не придумали.
Имс давил страстью, каким-то отчаянным животным голодом.
Этот проигрыш не должен был выйти за рамки обычной договоренности, но Имс решил открыться, а Артур, сам от себя не ожидая, сглупил и ударил в незащищенное место, уязвил так, что самому стало стыдно и горько.
Только как теперь поступить, Артур не знал. То ли до конца таскать на лице изглоданную виной и тоской маску, или же выбросить её к чертям собачьим, приползти к Имсу на коленях, попробовать попросить прощение.
Простит – хорошо, выставит вон – придется искать проклятущую личину, склеивать куски и вновь прятаться.

Имса выписали утром, но весь день и вечер он провел в номере. Отмокал в ванной, курил на балконе, посматривая на залитый солнцем пляж, на яркий синий океан, пялился в телевизор, ничего не понимал, но продолжал пялиться.
Когда глаза устали, Имс вырубил надоедливый ящик, покосился на часы. Почти одиннадцать ночи.
В дверь постучали. Открывать не хотелось, но стук повторился, куда настойчивее.
- Какого черта?! – вспылил он, распахивая дверь.
На пороге стоял Артур, немного бледный от усталости. Глаза у него лихорадочно блестели, а губы кривились.
- Что? – грубовато бросил Имс.
- Можно мне войти?
- Нельзя.
- Будем разговаривать на пороге?
Имс почесал затылок, вздохнул и отошел в сторону, пропуская инженера.
- Зачем приперся? – буркнул Имс в артурову спину.
Спина напряглась.
Артур приперся, потому что тянуть эту волынку дальше уже некуда.
Случалась с ним пару раз большая и чистая любовь. В начальной школе любовь звали Дианой. Красивая темноволосая девочка очень нравилась Артуру. Диана приходила к нему в гости, играла его игрушками, позволяла катать себя на велосипеде. А потом она призналась, что Артур ей не особо и нравился, слишком уж порядочным был прилежный мальчик из зажиточной еврейской семьи, а вот игрушки у него красивые и дорогие.
У соседских мальчишек всегда были разбиты коленки, они играли в пиратов и сражались ветками, как мечами. Артур же ходил в отутюженных, совсем взрослых для ребенка, брючках, в рубашке, застегнутый на все пуговички. Артур читал умные книжки и не играл в пиратов.
С Дианой они больше не встречались.
В средней школе появилась Кэролайн. Светловолосая красавица покорила скромного Артура. Он тратил на неё все свои карманные деньги, водил по кафе и кино, покупал подарки. Кэролайн дарила в ответ яркие улыбки, однажды даже поцеловала Артура. А потом он узнал, что Кэролайн параллельного гуляла с Бобби. Бобби хулиганил, носил рваные джинсы и пару раз пытался поджечь школу.
В старшей школе Артур строго-настрого запретил себе влюбляться, но одноклассница Эмма нашла к нему подход, залезла в душу и штаны.
Артур был на седьмом небе от счастья, пока Эмма не сообщила ему, что беременна. Артур, как очень честный и правильный еврей, обещал жениться, обеспечить до конца жизни и её и ребёнка. Эмма тянула деньги на кроватку, коляску, одежду, ходунки, лекарства. Артур деньги давал, верил, послушно наматывал на уши лапшу.
Эмма созналась только через пару месяцев, когда скрывать не беременность уже не получалось, да и Артур неожиданно решил поинтересоваться состоянием здоровья девушки и их ребёнка.
Потом большого и чистого чувства Артур решительно избегал, довольствовался случайными связями. Почитав умные книжки, попробовал анальную мастурбацию.
Но не мог же он сейчас, с ходу, рассказать Имсу про Диану, и про Кэролайн, которая любила Бобби больше, чем его, потому что Бобби носил рваные джинсы, а он, Артур, брючки и рубашечки?! А ещё про Эмму, так подло его….
- Ну?! – брякнул Имс, возвращая Артура к реальности.
А если рассказать? Как он отнесется? Рассмеётся и пошлет? От Имса можно всего ждать. У Артура, между прочим, тогда вера в людей исчезла, весь его правильный иудейский мир полетел к чертям.
Артур помялся, засопел.
Имс ждал. Послать, конечно, можно было, но Артур на что-то решался, сводил в своем умишке дебет с кредитом, взвешивал все за и против.
- Прости, - выдохнул он, и Имс только хмыкнул в ответ, ничего не мог с собой поделать.
- Лапочка, я же изверг и мудак!
Артур засопел, сжал что-то в руке.
- Между прочим, я тебя почти изнасиловал.
- Почти, - пробормотал растерянный Артур.
- Хорошо, - Имс вскинул вверх руки, - сдаюсь. Я понял, ты переживаешь, ты очень расстроен. Я так понимаю, Кобб угрожал, да?
- Не только, - Артур запылал ушами. – Имс.
- Что? Слушай, Артур, ты… иди в свой номер, а? Скоро квалификация, мне бы отдохнуть немного.
Артур закивал. У инженера лицо пылало. Он пришел с повинной, а ему посоветовали уйти.
А потом Имс увидел все грани человеческого отчаяния, проскользнувшие на скуластом красивом лице крю-чифа. Вначале недопонимание, потом страх, жалость к себе, отвергнутому.
- Вот, - Артур сунул Имсу фишку. – Спокойной ночи.
- Стоять, - Имс перехватил метнувшегося Артура, удержал, когда тот вздумал брыкаться. – Это как понимать?
- Имс, ты тупой?! – в отчаянии взвыл Артур. – Совсем?! Или как?!
- Или как? – холодно перепросил Имс, сжал между пальцами фишку. – Я жду.
Нет, нельзя рассказывать про Диану, про рваные джинсы и подлую Эмму.
И тут Артура прорвало. Он зарыдал, а Имс растерялся, неловко прижал инженера к себе. Артур ткнулся носом пилоту в шею, всхлипнул, заговорил бессвязно:
- Я тебя звал, звал, а ты молчал! Я… тебя звал! А ты… м-м-молчал. Ты… н-н-не дышал даже! Я… к тебе х-х-хотел, но Кобб не пустил.
Всхлип.
- П-п-почему ты не дышал?!
Имс поджал губы.
- Л-л-ладно не разговаривал! Л-л-ладно игно... игнорировал во время г-г-гонки! Хотя бы… д-д-ды… дышаааал!
Имс положил Артуру руку на затылок. Тот расслабился. Напряжение, в котором они оба жили эти дни, растворилось без следа.
- Ты зачем мне про деньги сказал? – мягко спросил Имс, продолжая гладить Артура.
Тот всхлипывал, никак не мог остановиться:
- Сезон… заканчивается. Ты сказал, что бросишь.
- Кого я брошу? – нежно пробормотал Имс.
- М-м-меня.
- Глупый ты. Неужели думаешь, что я всю свою жизнь хотел исследовать мужскую дырку? Мне и в голову никогда не могло прийти пялить мужика. А тебя захотелось, - признался пилот.
- Потому что я проиграл? – Артур посмотрел на Имса влажными покрасневшими глазами.
- Потому что ты замечательный.
Ему никто не говорил, что он замечательный. Умный, богатый, образованный, стильный, но никак не замечательный. Диана хотела его из-за игрушек, Кэролайн из-за подарков, а Эмма из-за денег. Имс хотел, потому что он замечательный.
- И больше не обижай меня, - хмыкнул пилот.
- Не буду, - пообещал Артур, вытер слезы, застыдился собственного порыва.
Имс, надо отдать ему должное, сделал вид, что все так, как оно и должно быть, и рыдающий на его груди Артур – самое обычное явление.
- А Эрик?
- А что с ним? – не понял Артур, его уже клонило в сон, глаза слипались.
- Ну, он же тебе нравится, - неуверенно пробормотал Имс, посмотрел на сонного инженера, потащил за собой в спальню, бросил на ходу фишку на стол.
Артур покорно плелся следом, позволил себя раздеть и уложить в большую, застеленную белоснежным бельем, постель.
- Нравится, - подтвердил Артур.
Имс замер.
- Он мой кумир, - бормотал инженер, накрываясь простыней, замотался в неё по самые уши.
Кондиционер работал на славу, гонял по спальне потоки прохладного ветерка.
- Я с ним всегда работать хотел. Эрик третий, после Баррикелло и Шумахера. Он же легенда.
Имс лег рядом, сгреб Артура, изображающего мумию, прижал к себе. Имс был поразительно горячим.
- Я стану первым, - буркнул пилот в артуров затылок. – И ты станешь восхищаться мной.
Артур простонал что-то неразборчиво, заснул, измученный за эти дни. Имс посмотрел-посмотрел на инженера, усмехнулся и неожиданно для самого себя провалился в сон, как в темный колодец, едва коснулся головой подушки.
По результатам квалификации Имс стартовал с пятой позиции, а Эрик – с первой. Финишную черту болид Рочестера пересек третьим, Лэншер опередил напарника по команде на две секунды. Первое место забрал пилот Рено.
Кобб немного успокоился, а, взглянув на список в личном зачете и кубке конструкторов, окончательно раздобрел. Имс шел первым, Лэншер отставал на восемь очков.
Последняя гонка обещала расставить все по своим местам.

Объединенные Арабские Эмираты. Яс Марина.

У Имса руки затряслись, перед глазами потемнело.
Артур, почти голенький, щеголял перед Эриком и Чарльзом. Лэншер шумно тянул апельсиновый сок через трубочку, почитывал какую-то потрепанную книжку, а Чарльз что-то с живым интересом расписывал, чертил в воздухе какие-то несусветные линии и круги, закатывал глаза, объясняя Артуру принцип работы с трассой в Абу-даби.
Лэншеру и Ксавьеру было жарко и откровенно плевать, что и Артуру жарко, и он в одних шортах по колено.
А Имсу не наплевать. Он Артура уже недели две не валял по койке. Вначале они воевали, потом мирились, а потом обоим оказалось некогда назначить свидание и встретиться в постели.
Либо Имс приползал едва живой, либо инженер падал без задних ног и моментально отрубался, а трахать бесчувственного Артура Имс как-то стеснялся, что ли.
А сегодня Артур сверкал голой грудью, чуть поросшей темными волосками, светил темными сосками, улыбался, чуть щуря черные глаза.
Имс весь измучился. Выйти к бассейну не решался – в шортах настоящий ураган. Застыдят.
Артур почувствовал тяжелый взгляд пилота. Поднял голову, хотел улыбнуться, но улыбка увяла, губы сложились в линию.
Имс вначале хотел себя обругать похотливой скотиной и бесчувственным ублюдком, но, присмотревшись к инженеру, похвалил себя по ублюдочность и похоть.
Артур ерзал, постоянно тер нос, так нервничал, и все косился на своего пилота.
Имс похабно улыбнулся, отошел в тень.
Артур посидел для приличия пару минут, оборвал Чарльза, который в этот момент решил толкнуть речь о специфике арабской трассы, извинился перед ним и Лэншером и смылся. Спиной чувствовал заинтересованные взгляды, пылал ушами от стыда, но в паху так сладко тянуло, что про приличия можно и забыть разочек.
Никто не безгрешен.

Имс схватил Артура, едва тот переступил порог номера пилота. Облапал, впился пухлыми губами и неожиданно укусил. Артур ойкнул, изумленно уставился на пилота, слизнул капли крови.
- За что? – спросил с легкой обидой.
- Не смей выставлять себя напоказ! – прорычал Имс, утаскивая обалдевшего инженера в спальню. – Усек?!
- Но….
- Ты меня понял?! – зашипел Имс, толкнув Артура на постель, сорвал с него шорты и трусы. – Ты мой! Все твоё – моё!
У Артура сладко засосало под ложечкой.
- Но жарко, - запротестовал крю-чиф, так, для вида, и чтобы ещё сильнее раззадорить Имса.
Зря.
Имс гадко осклабился, показал неровный ряд верхних зубов.
- Я тебе сейчас раз и навсегда покажу, что значит жарко, детка, - пообещал он, срывая с себя шорты. Белья под ними не было. Бесстыдник.

С Имса пот лил градом. Артур вскидывал задницу, стонал, цеплялся за изголовье кровати.
- Ах! Имс! Ииииимс! Боже! Ииииимс!
Кровать под ними скрипела, ходуном ходила.
Имс беззастенчиво лапал Артура за задницу, рассыпал узоры синяков и кровоподтеков. Артур верещал и заходился счастливыми всхлипами.
- Ааах!
Вот тебе, блядь, и «ах»!
Имс ебал его с каким-то садистским удовольствием, драл с остервенением, отфыркивался от заливающего лицо пота. Артур вполне мог сломать деревянное изголовье, так крепко вцепился, что пальцы побелели, но конструкция выдерживала, а сам Артур мягонькой куклой насаживался на член. Он сам был потный, раскрасневшийся и жадный до каждого резкого толчка.
- Ах! Имс! Нет! Не надо так! Бооольно!
Имс вскинул Артура, заставил оторвать руки от изголовья кровати. Тот вцепился в простыни, заорал не своим голосом, когда Имс быстрее заработал бедрами. В Артуре было так влажно, что хлюпало при каждом толчке.
- Да! – взвыл тот. – Ещё! Да! Порви меня! Ну же! Выдери меня!
Ох, зря он это.
Имс озверел. Надавил Артуру на поясницу, заставил совершенно по-блядски выгнуться, подставляя задницу.
- Пожалуйста, - пикнул Артур.
Имс вбивался резкими сильными движениями, вставлял по самые яйца, чувствовал каждый раз и горящие ягодицы, и яростную дрожь. Сказать ничего не мог, только хрипел.
Артур заорал, срывая голос, дернулся, попытался то ли соскочить, то ли, наоборот, насадиться, и кончил без помощи. Выплескивал сперму толчками, пока Имс дотрахивал его. Подхватил, подтащил на себя.
- Бляяядь, - у пилота голос прорезался.
Артур задрожал. Имс вынести этого дополнительного стимулирования уже не смог. Прижался близко-близко, куснул Артура за загривок и кончил внутрь.
- Ты потрясающий, - поделился Имс, когда говорить стало возможно.
Поцеловал Артура в затылок, лизнул выступающую косточку на шее и с трудом вышел, откатился в сторону.
Покосился на притихшего инженера. Артур сверкал черными сытыми глазищами, дышал часто-часто, выравнивал дыхание.
Имс не удержался, коснулся руки Артура, переплел пальцы вместе.
Вот так. Он замечательный, а теперь ещё и потрясающий.

- Жара, - проскулил Имс.
- Хватит жаловаться, - усмехнулся Артур, посматривая в ноутбук. – Придешь первым – получишь награду.
- Серьёзно? – обрадовался Имс. Его голос ласкал слух, Артур невольно улыбался и жмурился от удовольствия, совсем расклеился.
- Серьёзно. Чемпионский титул.
- Нуу, - Имс чмокнул.
- Ты что там делаешь? – Артур присмотрелся, но что именно творил Имс, разобрать не смог.
- Поцеловал фишку. Это же мой талисман, пупсик.
Имс помахал в камеру рукой, показал яркий кружок, который держал в пальцах, а потом быстро сунул талисман в нагрудный карман.
- У каждого пилота свой ритуал, дорогуша, - усмехнулся Имс, поправил наушник, натянул шапочку. – Я себе тоже придумал.
- Прелесть какая, - съязвил Артур.
Имс юркнул в кокпит, устроился, подождал, пока механики закончат последние приготовления.
- А почему ты ко мне не вышел? – разобиделся пилот.
- Избалую, - хмыкнул Артур.
- Я тебя изнасилую, - промурлыкал Имс. От голоса пилота, от его интонаций у Артура в паху приятно заныло. – Я тебя предупредил, пупсик.
- Имс. Время, - напомнил Артур.
Пилот нацепил шлем, любезно переданный кем-то из персонала, покрутил головой, повел плечами, убедился, что занял удобное положение.
- Встретимся с взмахом клетчатого флага, сладенький.

Мысли плавились под беспощадным арабским солнцем. Плавилась трасса, болид, костюм.
Имсу нравилась жара, но он не выносил искусственный зной.
Первый сезон в его карьере – словно хождение по мукам.
Голова раскалывалась. Казалось, что вся кровь отлила от тела, слиплась в один кусок где-то в районе висков и лба.
Имс обливался противным холодным потом, дышал тихо-тихо, чтобы не напугать судорожными хрипами Артура.
- Хорошо идешь, - подбадривал его Артур. – Сорок три круга за спиной.
- Я стараюсь, - не выдавая своего состояния, отшутился пилот. – Кто сошел?
- Льюцци и Шумахер. Аварии. Глок недавно вылетел. Коробка передач.
Артур замолчал, зашуршал чем-то.
- Что ты делаешь? – перед глазами стало темнеть. Имс на секунду зажмурился и резко распахнул глаза. Боль пронзила затылок, поплыла ко лбу.
- Конфеты искал, - мягко ответил Артур. – Люблю клубничную карамель. Имс, не отвлекайся.
- Ты меня успокаиваешь.
Когда до финиша осталось всего два круга, Артур почувствовал неладное. Имс постоянно с ним говорил, отшучивался, но голос его слабел с каждой минутой.
- В чем дело? – насторожился инженер.
- Все нормально. Сколько отрыв от Эрика?
- Почти двадцать секунд.
- Это хорошо.
- Имс?
- Мм? – весь мир резко скрылся во мраке.
Имс дернул руль, болид потащило в сторону.
- Имс! Ровняй правее! – заорал Артур. – Имс!
Пилот глотнул воздуха, подчинился приказу Артура, вывернул болид. Феррари махнула объемным задом, лизнула резиной асфальт, включилась в гонку.
- Твою мать! – зашипел Артур. – В чем дело?! Быстро!
- Перед глазами темнеет. Внимание рассеивается.
- Почему ты не сказал раньше?
- Просто не сказал, - усмехнулся Имс.
Трасса стелилась полотном, извивалась поворотами.
- Останавливай. Снимаемся с гонки.
- Хрен тебе, пупсик. Я дойду до конца.
- Это опасно! Я сейчас скажу Коббу….
- Артур! – гавкнул Имс.
Инженер замолчал.
- Я дойду гонку. Ты меня доведешь. Ясно?
- Да. Держись, Имс. Финальный круг.
Яс Марина растеряла свой шик, окрасилась в серые цвета. Пальмы, пляж, трибуны и сотни тысяч людей превратились в сплошную мешанину черно-белых пятен.
- Имс, я не слышу твоего дыхания, - с отчаянием простонал Артур. – Имс?
- Детка, - Имс свернул на одном из поворотов, вывел болид на относительно прямой участок трассы. - Кажется, мне совсем хуево.
- Кобб!
- Цыц!
Артур мигом притих, засопел в микрофон.
- Я буду слушаться. Говори.
- Серия поворотов через пару секунд. Помнишь трассу? – зачастил Артур, моментально взяв себя в руки.
За это его Имс и любил. Умный, славный, очень серьёзный и собранный Артур. Его крю-чиф.
- Помню, - боль резанула по глазам, принялась вылизывать виски и переносицу, вцепилась клыками.
Черно-белые кляксы набросились друг на друга, обнялись в каком-то чудаковатом хороводе, оставили крохотный просвет, через который пилот все ещё способен был видеть трассу.
- Крайние точки. Ты прошел четвертый поворот. Готов?
- Да.
Артур замолчал на долю секунды, а потом в уши полился его чудесный, мягкий голос. Имс расслабился, и в тот же момент перед ним все потемнело.
- Как в жопе у негра, - успел удивленно бросить Имс.
- Триста, - четко наставлял Артур, повествуя о скорости болида на отрезке. – Пятая точка через три, два, одну. Сбрасывай! Уходи влево! Прямо. Шестая точка. Вправо! Иди прямо, не прибавляй.
Имс запомнил трассу. Прошел эти чертовы арабские завитки. Он, возможно, мог бы сделать её и с закрытыми глазами, но с Артуром спокойнее. Надежнее.
- Семьдесят. Прошел седьмую точку. Ровный участок. Имс! Уходи в отрыв!
Длинный отрезок, прямой. Лакомый кусочек, чтобы отыграть время или прибавить несколько секунд к уже существующему отрыву.
- Триста, - нашептывал Артур. – Триста три. Триста шесть. Триста десять. Сбрасывай. Восьмая точка через три, два…..
Имс подумал, что был бы не против прожить остаток своей жизни в кромешной темноте. Если Артур останется рядом, то почему бы и нет? С ним не страшно. И очень спокойно.
- Десятая точка пройдена, - Имс слышал, что Артур улыбался. – Ровный отрезок. Разгоняйся.
Чем быстрее летел болид, тем темнее становилось вокруг. Пространство затопило чернилами боли. Слабость пульсировала в затылке, подкрадывалась к шее.
- Имс, я не слышу. Имс, дай мне себя слышать.
Он не мог говорить, но вдруг перестал сдерживаться, глотать сдавленные стоны и собственное тяжелое дыхание. Оказывается, боялся. Что за глупость. Артур же рядом.
- Молодец, - похвалил Артур, голос у него подозрительно дрожал. – Одиннадцатая точка через три, два, один. Налево!
Фишка почти прожигала карман костюма. Надо бы талисман нормальный сделать, отстраненно подумал Имс, проходя поворот за поворотом. Серьёзный талисман, чтобы болтался на шее, на толстой, такой же серьёзной цепочке. И он будет каждый раз перед гонкой целовать яркие красные края, касаться белой сердцевины и прятать фишку под одеждой. Та обязательно прилипнет к груди, прямо посередке, может, чуть сместится влево, к сердцу: оно ведь тоже посередине, так, смещено немного в сторону.
- Двадцатая точка через три, два, один, - придушенным шепотом сообщил Артур.
Имс послушно свернул.
Беспомощный, слепой, маленький в вакууме собственных панических страхов и каких-то глупых, очень личных и трогательных надежд.
А как у них все интересно начиналось. И обязательно продолжится, продолжится, черт бы все побрал! Потому что Артур из последних сил старался не рыдать, помогал вести болид, вел Имса к его первой победе. К чемпионскому титулу, за которым последуют новые. Обязательно будут. Он соберет все награды, станет лучшим из лидеров королевских гонок.
Вот только говорить Артуру о том, что самый главный приз он уже забрал, Имс не собирался. Может, позже. Когда-нибудь. Наверное.
- Прошел двадцать первый. Скорость сто двадцать пять. Имс. Это прямая.
- Я понял, пупсик.
Феррари ревела мощным движком, перешептывалась с трассой, гнала во весь опор, демонстрируя истинный итальянский норов.
Боль отступила. Нервное напряжение неожиданно покинуло тело, боль ушла, и мир вновь загорелся красками.
Имс, моргнув, увидел расплывчатые очертания клетчатого флага.
- Артур.
- Скорость - двести сорок, - инженер старался не всхлипывать в микрофон, получалось плохо.
- Спасибо, Артур.
Финиш.

Трибуны приветствовали своих героев.
Имс устроил настоящий потоп из шампанского, не то, что традиционный душ, которым чествовали друг друга пилоты, занявшие призовые места.
Имс отфыркивался, обливал Эрика, а тот смеялся, был крайне доволен вторым местом, все поглядывал в сторону Чарльза. Ксавьер держал кубок, ласково улыбался своему пилоту.
Эрик встряхнул огромную бутылку, и направил поток липкого шампанского на своего инженера.
Чарльз засмеялся. Отдал кубок Коббу, тут же полез отбирать бутылку.
Имс посмотрел-посмотрел на забавы Лэншера и Ксавьера, да и поманил к себе смущенного Артура.
Артур сунул Коббу второй кубок. Доминик улыбался, лопался от удовольствия. Не каждый день получаешь первое и второе места, не часто добиваешься права взять в руки заслуженный Кубок Конструкторов.
Имс поливал Артура из бутылки. Инженер слизывал напиток с губ, смеялся, довольный тем, что все подошло к концу.
Имс вздохнул, сунул бутылку обескураженному Эрику, а потом обнял Артура и быстро чмокнул в губы. Мир ничего не понял, зато поняли они.

Несколько месяцев спустя.

- Неужели купить молоко и батон занимает так много времени? – заворчал Артур, едва Имс залез в салон Энцо, схватился за ручку и опустил дверь.
- Я автографы раздавал, - сознался Имс. – Ты такой красивый, когда отчитываешь меня.
Артур заткнулся, размяк, схватил пакет с продуктами и прижал его к груди.
- Кобб звонил, - пробормотал Артур, покосился на Имса.
- Что хотел?
- Сезон на носу. Открытие в Австралии.
- У нас отпуск, - Имс надул губы.
Артур улыбнулся. Имс предложил жить вместе, и он сразу же согласился. Потому что отказать пилоту Формулы-1 невозможно, особенно, если пилот принадлежал конюшне Феррари.
На шее Имса болталась толстая цепочка с крестиком, ещё одна с каким-то медальоном и шнурок с круглой бляхой. Имс вообще любил подобные побрякушки, на запястьях, кроме часов, носил браслеты и напульсники.
Среди нескольких медальонов Артур рассмотрел яркий диск фишки. Имс все же сделал из неё талисман.
- Что? – Имс проследил за взглядом Артура. – А!
Пилот коснулся фишки, поднял, показывая:
- Круто? Только вчера забрал!
Имс поцеловал фишку:
- Мой талисман.
Артур фыркнул.
- Ловкость рук, подкуп, и фишка легла ровно, - заметил Имс, заводя мотор.
- Что?!
- Говорю, в казино работают потрясающие крупье.
- Ты….
- Я, - улыбка в ответ. – Не буянь.
- Ты её подкупил! – возмущению Артура не было предела.
- Ага! – довольно отозвался Имс. – Пупсик, я грязно играю. К тому же, я хотел тебя. Я же предупреждал, что ты мне нравишься.
Артур зашипел, очаровательно покраснел, явно польщенный, довольный тем, что Имс ради него сделал.
- А теперь домой и ужин! – деловито проговорил Имс, вывернул руль. – Я такой голодный, такой голодный. Детка, я хочу мяса!
Артур продолжал молчать, сопел, поглядывал в окно. Имс на него покосился, улыбнулся мягко.
Его крю-чиф полыхал ушами, как-то дергано и быстро проводил ладонью по лицу. Пальцы у него стали влажными. Прелесть. Растрогался.
- Я без тебя не могу, - добавил Имс.
Замечательный, потрясающий Артур, который в детстве не ходил в рваных джинсах, не ранил себе коленки, сглотнул комок в горле, кивнул, но так и не повернулся. Имсу и не надо было, он по затылку Артура все прочел.
- Мяско, мяско, - бормотал Имс, поглядывал на дорогу.
Артур улыбался, рассматривал райский ЛА, раскинувший свой потрясающий пейзаж за тонированным окном Феррари Энцо, слушал бормотание Имса.
- Мяско, мяско. Жди меня, мяско.

Конец