На этом краю

Слэш
NC-17
В процессе
45
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 345 страниц, 57 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
45 Нравится 130 Отзывы 13 В сборник Скачать

XV–III. Fortuna Favet Fortibus

Настройки текста
      Когда Леннард пришел в дом семьи Юнх, Клаус уже ушел на работу, Наннэт куда-то ускакала по делам, а Корделия сидела в одном из помещений первого этажа, которое переделала в свою художественную студию. Там есть и гончарный круг, и мольберт, и вереница завершенных и находящихся в процессе картин, и материалы для мыла и свечей ручной работы… Однако большее внимание старшая сестра уделяет все же посуде. Делает всякие причудливые керамические кружки, тарелки, фигурки животных. Сегодня на рабочем столе стояла недокрашенная чашка, у которой ручка выполнена в форме русалочьего хвоста. Однако, невзирая на огромные объемы изделий и неуемный поток идей, в мастерской у Корделии царит по большей части прилизанный порядок. Впрочем, сестра всегда была такой: творческий бардак — это не про нее.       Корделия тем временем сосредоточенно занималась тем, что сидела за письменным столом, на стене перед которым висело множество пришпиленный к специальной доске эскизов, и задумчиво нависала над очередным листком бумаги с карандашом в руке. Должно быть, продумывала новые дизайны изделий. Сестра очень серьезно относится к своей работе, и Леннард слышал, что ее онлайн-магазин пользуется впечатляющей популярностью. Наннэт ему не так давно жаловалась, что мама порой заставляет ее таскать посылки на почту, отправлять и очень строго требует, чтобы дочь все тщательно проверяла и платила ровно такие деньги за отправку, какие были заранее подсчитаны в онлайн-калькуляторе на сайте почты, а то тамошние работники, бывает, знатоки драть дополнительные суммы за всякий бред.       Леннарду не нужно было стучать в дверь дома или звонить в нее, ему и Юне давно уже был выдан один дубликат ключа на двоих. Поэтому когда брат тихонько прошел в мастерскую и некоторое время молча наблюдал за работой сестры, Корделия и не заметила его. Лишь когда, наконец, обернулась и с задумчивым выражением лица хотела было встать со стула, чтобы направиться делать что-то другое, она приметила мужчину, стоявшего на небольшом отдалении, вздрогнула и чуть ли не бухнулась обратно на рабочий стул на колесиках.       — Ленни! Зачем так пугать?! — нахмурилась и проворчала она. Ее волосы были собраны в тугой рабочий хвост, а поверх футболки был заляпанный джинсовый комбинезон. Рабочий. Затем, оправившись, Корделия спросила спокойнее: — Что-то случилось? Ты сегодня рано.       Леннард и вправду заявился сегодня раньше обычного — он должен был вообще-то появиться в этом доме на пару с Юнарией, чтобы либо забрать с собой их приготовленные обеденные порции, либо поесть в компании семейства Юнх. Вот только сегодня мужчине нечего было особо делать, и он решил проветриться, наведавшись сюда раньше. У Леннарда не было какой-либо особой цели — просто так…       — Да ничего, — запустив руки в карманы брюк, произнес равнодушно он. — Просто зашел.       Корделия вскинула бровь в неуверенности, затем расплылась в улыбке.       — Что, решил помочь мне с посудой?       — Ты знаешь, я в этом не особо смыслю.       — Если хочешь, могу чуть-чуть поучить. У меня есть немного свободного времени. Вылепишь себе кружку. Или миску. Или вазу, — сестра поднялась со стула и с усмешкой прошла ко второму рабочему столу, где у нее как раз и стояли готовые или наполовину готовые гончарные изделия. Там же располагались всякие инструменты для их расписывания и нанесения эмали.       — Мне не особо-то и надо… — задумчиво ответил Леннард, без особого интереса смотря на содержимое того стола.       — Как хочешь, — равнодушно пожала плечами Корделия.       Судя по тому, что не настаивала, ей наоборот было лучше, чтобы младший брат не возился с ее вещами. Ну-у-у, однажды она уже попросила его помочь с работой, и результат сестру, мягко говоря, не удовлетворил. Похоже, Корделия поняла, что из него помощник в таком деликатном деле никудышный и перестала мечтать о том, чтобы завладеть еще одним бесплатным работником. Большая часть ноши в виде бытия рабом малого семейного бизнеса перепала Наннэт. Впрочем, ей полезно — хоть чем-то себя займет. Кстати, о племяннице…       — Я все-таки хочу кое-что спросить, — похмурел Леннард. — По поводу Наннэт…       Корделия посмотрела на него настороженно и с нескрываемой толикой волнения.       — Что она опять натворила?       — Нет, нет, ничего особенного, — поспешил успокоить ее брат, однако выражение лица у него при этом оставалось задумчивое и омраченное. — Просто есть кое-что, озадачившее меня…       Корделия подошла к рабочему стулу и поместила на него одну ногу в полусогнутом виде. Возникало ощущение, как будто она опирает на нее немалую часть своего веса. Однако даже с такой немного чудаковатой позе и в испачканном комбинезоне старшая сестра выглядела подтянутой, точенной и очень привлекательной, несмотря на возраст и на те отпечатки, которые оставили на ней безумные и авантюрные затеи Клауса. Вот уж и вправду аристократическая кровь. Впрочем, остальной части семьи не стоит в деталях знать, кем с рождения были Корделия и Леннард. Этот период их жизни уже давно в прошлом, и не стоит его откапывать.       — Говори уже, — помедлив, жестко попросила Корделия.       Леннард вздохнул. Может, и не стоило начинать?.. Впрочем, его это и вправду беспокоит и не имеет смысла замалчивать такое. От этого может сделаться только хуже.       — Она не говорила вам ничего о некоем Айнэсте? — по лицу старшей сестры растеклось понимание, однако в нем не было никакого облегчения, и мужчина убедился, что сделал правильно, когда завел об этом разговор: — С недавних пор она рассказывает мне и Юне о каком-то Айнэсте, который якобы работает у Лукреции и заменяет ее, когда та отсутствует в магазине. Но у Лукреции нет никаких работников. Ты ничего об этом не знаешь?       — Знаю, она упоминала, — скрестила руки на груди Корделия. Стул на колесиках под ее ногой немного покачнулся. — И не нравится мне вся эта история. Опять она то ли выдумывает, то ли шатается невесть с кем. Порой я совершенно не могу ее контролировать.       — Ну-у-у, она уже достаточно взрослая для этого…       — Взрослая? — недобро посмотрела на него Корделия. — Она дни напролет ничего не делает и не хочет делать. Когда я предлагаю ей то одно, то другое, она только носом воротит и уходит шляться неизвестно куда. Я так о ней беспокоюсь! Что, если она угодит в плохую компанию?! Что, если с ней что-то случится?! Или если она попробует наркотики и подсядет на них?! — стул под сестрой принялся опасливо покачиваться, и женщина убрала с его сидения ногу, встав нормально в полный рост. Ее глаза тем временем чуть ли не молнии метали. — Теперь еще появился какой-то Айнэст, о котором она периодически трещит! Что, если это плохой человек? Она даже врет нам всем, что он работает у Лукреции! Здесь точно что-то не так!       — Ладно, не кипятись, — поднял руки с раскрытыми ладонями ее брат, намереваясь таким образом успокоить старшую сестру. Она когда заводится и нервничает, то становится похожей на рассвирепевшую дьяволицу. Даже Леннарду становится не по себе, а он за время работы в полиции много чего повидал. — Уверен, все с ней в порядке, а это просто какой-то очередной дружок. Как появился, так и пропадет. Помнишь, у нее еще был этот, в байкерской куртке..?       — Джоуи, да, — немного успокоилась Корделия, но все равно оставалась мрачной и строгой. — Но он из нормальной семьи. Да, у него сейчас вся эта фаза с байкерской модой, задиранием носа и выпячиванием мускулов, но у многих мальчиков она бывает. Это пройдет. Я знаю его семью, и она хорошая. Этот же Айнэст… — сестра вздохнула. — Я вообще понятия не имею, кто это. Клаус тоже. Мы пытались расспросить о нем Наннэт, но она ничего особо не сказала. Даже попросили Юну разузнать — и опять ничего. Наннэт что-то скрывает! Я знаю!       — И что ты предлагаешь? — задал этот вопрос Леннард более из отчаяния, в жалкой попытке прекратить недовольный словесный поток. Честное слово, порой его сестру прорывает, как платину, и в такие моменты Ленни ума приложить не может, что ему делать. С женщинами он часто был и остается на «вы». Особенно в столь щепетильных бытовых вопросах. Хорошо, что Юнария хозяйственная и очень помогает по дому… точнее, в основном дочка-то всем таким домашним и занимается. Не будь ее… что ж, Леннард даже думать не хочет о том, какого бы дна достиг, не окажись в его жизни дочери. Ничего хорошего бы с ним точно не случилось…       Корделия задумчиво посмотрела на него, и мужчине совсем не понравилось, как взвешенно она глядела, словно всерьез обдумывала что-то. У Леннарда возникло нехорошее предчувствие, и ведь оно не подвело, потому что сестра, не особо долго раздумывая, сказала:       — Давай ты проследишь за ней. Проведешь расследование.       — В смысле?.. Выяснить, что это за дружок? — косо и скептично посмотрел на нее младший брат. — Не дури, это просто какой-то пацан. Не маньяк и не наркоторговец.       — Даже если так, — упрямо уперлась Корделия. — Чего тебе стоит? Все равно ничего не делаешь.       — Что значит «ничего не делаю»? — возмутился Леннард. — Я вообще-то частный детектив!       — И когда у тебя последний раз было дело? Полгода назад?       — Четыре месяца назад. А точнее, три месяца и две с половиной недели назад, — пробурчал недовольно мужчина, которому, увы, пришлось признать правоту сестры. С работой в последнее время не клеилось. От слова совсем.       — И ты как раз должен мне деньги, — напомнила ему Корделия. — Разберешься с тем, кто этот Айнэст такой, и можешь не платить мне половину долга.       — Как насчет того, чтобы всю сумму..?       — Не наглей, — нахмурилась сестра и прозвучала жестче. В такие моменты ему лучше не испытывать судьбу, а то и правда заставит выплачивать обратно всю сумму.       Леннард задумчиво посмотрел на сестру, и между ними повисло молчание. Корделия терпеливо ожидала его ответа. У Ленни, правда, возникло ощущение, что если он сейчас откажет, женщина хитроумно найдет способ, как заставить брата все равно поступить так, как она хочет. Например, лишит его своих шикарных обедов. Своей неописуемо вкусной лазаньи. С нежной моцареллой. С таким томатным соусом, что пальчики оближешь…       — Ладно, хорошо, — вздохнул и нахмурился Леннард. — Посмотрю, что там с этим Айнэстом… Но ничего не обещаю!       Корделия довольно улыбнулась, подошла к брату и обняла его. Она всегда входила в категорию высоких женщин. Леннард достает ей лицом где-то до плеча, да и Клаус супругу в плане роста не переплюнул. Ленни смутился. В нем всегда вызывают чувство неуютности такие сентиментальные жесты в свой адрес со стороны Корделии. Может, потому, что она с детства его часто стращала и верховодила им.       — Спасибо, Ленни, — с искренними благодарностью и облегчением сказала сестра и от души поцеловала его в щеку.       Леннард насупился и зарделся.       «Я что, из тех стереотипных мужчин, путь к сердцу которых лежит через желудок?» — подумал он, отчасти разозленный своей мягкосердечностью.       — Я сделаю сегодня твою любимую лазанью, — отпустив брата и отстранившись, хитро улыбнулась ему Корделия.       Мужчина ненадолго закрыл глаза и нахмурился. По большей части от стыдливости. Да, он именно из тех мужчин, путь к сердцу которых лежит через желудок…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования