Иногда взрослые тоже играют в прятки +61

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Автор оригинала:
Ithilwen of Himring
Оригинал:
ссылка не указана

Пэйринг или персонажи:
Феанор/Нерданэль, феаноринги, Фингон, Финвэ, Оромэ.
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
Насилие, Элементы гета
Размер:
Миди, 38 страниц, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Нерданель покидает Феанора и маленькие Амрод и Амрас убегают из дома, чтобы найти маму.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Оригинал рассказа: http://ithilwen-fics.dreamwidth.org/7522.html

Часть 5

29 марта 2013, 11:19
Только со Смешением, в начале следующего дня, Феанаро, наконец, вернулся из Тириона. Окна в доме были закрыты - без сомнения, все домочадцы еще спали. Ладно, у него достаточно времени, чтобы с ними поговорить. Устроив лошадь на конюшне, он направился прямо в мастерскую - как и каждое утро с ухода Нерданель.

Все выглядело так же, как обычно. Скамьи, столы и инструменты были покрыты тонким слоем пыли, печь - полна холодного пепла, ставни - плотно закрыты и тонкие лучики света Древ, просочившиеся сквозь узкие щели, чертили линии на полу и стенах. Феанаро прошел через сумрачную комнату к тайнику, где хранил величайшее из своих творений. Открыв дверцу, он осторожно достал небольшой ларец и, откинув крышку, смотрел, как сияние Сильмариллов привычно разорвало полумрак мастерской.

Неподвижный, замерший смотрел Феанаро на свои творения.

«Вы прекрасны, действительно прекрасны. Даже Варда не смогла создать того, что могло бы затмить ваше сияние». - Подумал он, нежно погладив грани камней, и словно в ответ на эти прикосновения Сильмариллы вспыхивали и мерцали, как если бы сияли своим внутренним, а не отраженным светом. - «И все же вы - не первые из лучших моих порождений, и не самые ценные. Ослепленный своим горем, я позволил вашей красоте затмить тех, кто мне дорог на самом деле. Но это время закончилось».

Последний раз огладив грани Камней, он плотно закрыл крышку ларца и даже прищурился от внезапно обрушившейся на него после яркого света темноты.

Какое-то время спустя его глаза привыкли к полумраку мастерской, и, подойдя к окну, он распахнул ставни, позволив свету Древ хлынуть в комнату. После чего направился к горну и принялся выгребать золу. Закончив, Феанаро разжег одну из печей, обтер скамьи, столы и прочее, что могло ему сегодня понадобиться. Наконец, вымыл руки и, взяв ларец с Сильмариллами, направился к дому.

И обнаружил, что ошибся, полагая, что все спят - из кухни доносился негромкий шум и постукивание. Но он решил пока не обращать на это внимания, и тихо прошел в комнату, где держал Сильмариллы до того, как перенести их к себе в мастерскую, долгое время служившую ему местом добровольного заключения . Устроив их на прежнем месте среди других сокровищ дома, Феанаро направился в спальню и переоделся, сменив наряд, в котором ездил к отцу, на рабочую одежду. И только после этого вернулся к кухне.

Источником шума оказался Нельяфинвэ Майтимо, старший из его сыновей — и, видимо, он решился соорудить более сложный завтрак, чем привычные и изрядно надоевшие фрукты. Печь была растоплена, а соседний стол завален посудой. Сам Нельяфинвэ стоял спиной к двери и появления отца не заметил. Он что-то искал в одном из ящиков, когда, наконец, услышал звук шагов Феанаро и спросил, не поворачивая головы:

- Это ты, Макалаурэ? Я не могу найти нож для овощей - не знаешь, куда Тьелкормо мог его положить?

- Не знаю, но я обычно кладу его во второй ящик слева от тебя. Посмотри там.

Услышав голос отца, молодой эльф тут же напрягся и повернулся - медленно, как если бы не хотел его видеть.

«И не мне его винить. После того как я обращался с ним и остальными. Надеюсь, Варда однажды одарит меня умением сдерживать язык и руки».

Глаза Нельяфинвэ расширились при виде того, как был одет его отец, но он промолчал. После минуты краткой неловкой тишины Феанаро спросил:

- Тебе помочь?

- Если хочешь. - Тихо ответил тот, и снова отвернулся, заглянув в соседний ящик. Феанаро открыл тот, о котором говорил, и достал искомый нож.

- Кажется, его ты искал. - Сказал он, отдавая нож сыну, и Майтимо принял его с коротким неловким кивком. - Что ты хочешь приготовить?

- Я еще не решил, на самом деле. Скорее всего, жаркое. Нужно что-то без яиц, потому что у нас их нет. Быть может, ты хочешь чего-то определенного, отец?

- Нет. Меня устроит все, что ты приготовишь.

Нельяфинвэ передал ему кое-что из овощей; какое-то время спустя, закончив их резать, Феанаро нарушил молчание, негромко сказав:

- Нам нужно поговорить.

Теперь нервного напряжения, сковавшего высокую фигуру его первенца, было не скрыть. Лицо Майтимо приняло бесстрастное выражение, но глаза выдавали скрываемое волнение.

- И о чем бы ты хотел поговорить, отец? - Осторожно поинтересовался Нельяфинвэ.

Феанаро подбирал слова долго.

- По поводу моего обращения с тобой, Нельяфинвэ, и твоими братьями эти последние несколько недель... Прости....

- Все в порядке, отец. - Торопливо, отведя взгляд, выпалил Нельяфинвэ, когда тот осекся. - Я понимаю, как тяжело, как больно тебе было после ухода мамы, поэтому не нужно... - Сказанное явно далось ему нелегко, судя по тому, что он решился прервать отца и тому, как запинался и торопился.

- Нет. - Твердо ответил Феанаро, кладя руку ему на плечо и заставляя взглянуть на себя. - Не в порядке. Это было несправедливо и неправильно с моей стороны. Как отец я должен заботиться о своих детях. Обо всех, даже тех, что уже выросли. - При этих словах он чуть улыбнулся. - Ты замечательный молодой эльда, Нельяфинвэ, и ты ничем не заслужил подобного обращения. Обещаю... - Свободной рукой Феанаро осторожно коснулся поблекшего синяка на скуле сына. - ... я никогда больше не подниму на тебя руку.

В мягком свете кухни было видно, как влажно заблестели глаза Нельяфинвэ, и Феанаро почувствовал, как напряженно застывшее под его рукой тело потихоньку расслабилось. Какое-то время спустя юноша, наконец, заговорил:

- Ты одет в рабочее - собираешься что-то ковать?

- Нет, поработаю со стеклом. Я уже разжег огонь и печь должна разогреться достаточно, чтобы можно было приступить к работе сразу после завтрака. Может, стоит добавить немного перца? Это улучшит вкус.

Нельяфинвэ кивнул и потянулся за специями.

- Я хотел бы помочь тебе, отец. - Сказал он, посыпая перцем нарезанные овощи. - Стеклом я уже давно не занимался - недолго и все навыки растерять

- Нет. - Ответил Феанаро. - Это не оттого, что мне неприятно твое общество, Руссандол, - торопливо добавил он, заметив, как в глазах сына тут же отразилась боль. - Просто есть еще одно важное дело, которое я хотел бы тебе поручить. Я расскажу тебе о нем за завтраком - и твоим братьям тоже. Которые, кстати, если мой слух меня не обманывает, сейчас направляются прямо сюда.

Громкие голоса спорщиков выдали их до того, как они появились на кухне - это были Туркафинвэ Тьелкормо и Морифинвэ Карнистир.

- Все, на что ты способен - просто почистить фрукты! Я уже устал! Они мне надоели! Почему ты не можешь приготовить что-то другое?

- А вот все, на что ты способен — так это ныть, ныть и еще раз ныть! Вот как раз от тебя, мелкий вредитель, я никогда не видел никакого толка. И если хочешь на завтрак чего-то другого, то готовь са.... Ох, отец, Майтимо....доброе утро.

- Доброе утро. - Ответил Феанаро, а Морифинвэ и Туркафинвэ застыли на месте, заметив, как он одет и что сжимает в руках нож. - Будете накрывать на стол - сегодня мы будем завтракать все вместе. Где ваши остальные братья?

- Макалаурэ помогает одеваться Амбарусса. - Сказал Туркафинвэ. - А Куруфинвэ, полагаю, еще спит.

- Тогда иди разбуди его, иначе он все проспит. А ты, Морифинвэ, выстави стол.

«Быть может, они выглядят не такими совершенными, как Сильмариллы» - Размышлял Феанаро, глядя на суетящихся сыновей. - «Но ценнее у меня ничего нет. Даже моя гордость их не стоит. Даже она».



*******

- Возьмись руками за гриву и держись крепче. И не бойся, я буду тебя поддерживать. Ты не упадешь.

Амбарусса кивнул. Майтимо часто им говорил глупости, вроде этой. Конечно, же Амбарусса не упадет - ведь он будет ехать вместе с самым большим и сильным из его братьев! К тому же близнецы уже ездили верхом на лошадке — когда тот добрый сияющий незнакомец и их брат Тьелкормо привезли их из леса обратно домой. Поэтому они знали, что их ожидает.

Это будет здорово!

Правда, очень жаль, что Амбарусса не могут поехать на одной лошади вдвоем — вместе всегда веселей! Но Майтимо сказал — нет, обоих он не удержит, к тому же Макалаурэ будет одиноко ехать одному. Макалаурэ близнецы не хотели расстраивать, и потому согласились разделиться. И теперь один Амбарусса сидел перед Макалаурэ, а другой — перед Майтимо.

Близнецам хотелось, чтобы отец и другие братья тоже поехали вместе с ними, но Макалаурэ сказал, что кто-то должен остаться дома, к тому же сегодня отцу и остальным ехать туда не хочется. Голос его при этом был печальным.

Амбарусса недоумевали — почему не хочется? Но Макалаурэ ответил лишь, что они все поймут сами, когда станут старше, а пока им достаточно знать того, что знают. И Амбарусса надеялись, что они станут взрослыми, как можно скорее, потому что им не нравилось не понимать так много важных вещей, но когда они сказали об этом старшим - те лишь рассмеялись.

- Не нужно спешить, мелкие. - Сказал Майтимо. - Взрослеть не так весело, как вам кажется.

Но Майтимо вообще иногда такой странный был.

Лошади скакали и скакали, и Амбарусса, покачиваясь от тряски, приходили в восторг, от того, как движутся их мощные мускулы, и от того, как ветер бьет в лицо. Их братья надежно держали их, поэтому было совсем не страшно. Майтимо сказал, что они будут скакать весь день, хоть им и придется несколько раз остановиться, чтобы поесть и дать лошадям отдохнуть. И еще им, как тогда, придется спать под открытым небом. А вся дорога займет целых пять дней!

Но, конечно же, Амбарусса знали о том, что путь им предстоит неблизкий — ведь они пытались его пройти сами! И они помнили, как долго они шли — и все-таки не дошли. Ничего удивительного — ведь это оказывается очень далеко, да и дороги они толком не знали.

Но старшие братья знают, куда ехать, а добрые лошадки сделают так, чтобы на этот раз ножки у них не болели. Это путешествие будет успешным.

На этот раз они достигнут подножья гор...