Просто в один прекрасный день он остался один... 19

Green_Witch_ автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Юу/Койю, Акира/Таканори, Койю Такашима, Юу Широяма
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Миди, 46 страниц, 13 частей
Статус:
заморожен
Метки: AU ER Songfic Ангст Дарк Повествование от первого лица Повседневность Смерть основных персонажей Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Описание:
Он остался один. Совсем один, снова в четырех стенах. Противные стены. Они будто пропитаны всеми страданиями, что видели за много лет. Они будто специально хранили эту боль и кровь, чтобы сделать больно тому чья жизнь только начала принимать новые обороты. Чья жизнь только начала иметь смысл. Чье сердце заполнило счастье, в первые настоящее счастье. И он не знал за что и почему. Оставалось лишь тихо умирать вспоминая и страдая. Оставалось лишь сгнить в одиночестве и замолчать навсегда...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Как-то так...Мой первый фанфик, который я сюда выкладываю. И....Если есть ошибки какие-нибудь, или еще что-то - пишите. Критикуйте меня полностью!))

Часть 4

15 января 2014, 21:25
POV Акира. Мое утро начиналось совершенно обычно. Белый потолок, старые обои, снег за окном, холодный пол, кухня и две чашки кофе, одна для меня, а вторая… ее в принципе кроме меня выпить то и не кому. Все как обычно. Я уже привык к тому, что по утрам просыпаюсь лишь от звонков медсестер, коллег или санитаров. И, знаете, первое, что я слышу, это вовсе не «Ты опаздываешь, что-то случилось?» или «Акира, начальство в бешенстве, я прикрыл тебя», нет, это самое обычное и уже приевшееся «Сузуки, такой -то, такой-то, твой?». Я по привычке отвечаю простое «Да», потому что уже знаю, что кроме моих подопечных творить ужасы в больнице просто некому. И тогда я слышу тоже вполне самое обычное «Тогда приезжай», после чего всегда раздавались гудки отбоя, и я точно знал, что допить, так и не успевший остыть кофе, мне не удастся. Все и в это утро было точно так же. Мой путь от остановки до работы лежал через мост, как обычно проходя по которому, я неожиданно заметил не самого обычного прохожего. Он был одет весьма странно для такой холодной погоды - легкий свитер и тонкие джинсы, конечно, отлично смотрятся с кедами, но я полагаю, что по снегу в таком виде особо не походишь. Погода, надо сказать, тоже была необычной, под стать незнакомцу - в Мие никогда не было столько снега и таких, почти аномальных для нашей Японии, морозов. Наконец оторвав взгляд от паренька и посмотрев на время, я решил прибавить шаг. Моя смена начиналась через десять минут и в раздумьях, что я сделаю раньше – опоздаю или замёрзну – я поспешил к знакомому зданию. - Крашеный! Ты что пешком из Токио шел?! - как всегда, мой друг Тору поднимет настроение всем, он очень кстати появился у меня на глазах сегодня с утра - я уже думал, что он ушел, но он честно дожидался моего прихода и окончания своей смены. - Заткнись, Тору, – шуточно толкнув друга в спину я быстро скинул кожаный рюкзак, и повесив куртку на крючок вешалки, надел халат. - Да ладно. Так, скажи мне, я могу уйти или ты дома телефон забыл, а может еще что-то? – да, так случалось, я забывал дома некоторые вещи и приходилось почти лететь обратно. - Нет, вроде все взял, спасибо, что подождал… Так, я бегу к своим, а что случилось-то, кстати? – Тору шел рядом, на ходу надевая куртку и сворачивая халат. - Да, снова Нора… – да уж, Нора, находится у нас в клинике уже четыре года, за это время ко всему привык, чего она только не вытворяла. Порой она воображала океан, ползая по полу… А один раз даже была якобы одержима демоном, но я то знаю, что она притворяется. Норе это выгодно, пока тринадцати летняя Нора здесь, ее отчим не может до нее добраться, а она попала к нам по большей части из-за него. Но об этом знаю только я, поэтому для остальных Нора такая же больная, как и все, кто здесь находятся. – Что на этот раз? - Думаю она тебе расскажет… Иди, я и так тебя задержал, – Тору попрощавшись ушел к лифту, а я буквально влетел в палату Норы, и быстро сел рядом с ней на кровать. - Ну, рассказывай, что на этот раз придумала? – Нора вздохнула пытаясь пятерней расчесать немного спутавшиеся волосы, она выглядела очень болезненно, видимо снова не спала всю ночь. - Радужные пони… Знаешь, порой мне кажется, что это самое реальное… - да, вот чего-чего, а до радужных пони в нашей больнице не доходило ни разу, но Нора – человек с фантазией. Хочет стать дизайнером и отлично рисует, но ее нахождение здесь немного затрудняет осуществление ее мечты. - Отлично… Пони… Так, вот тебе таблетки, это пустышки, как обычно. Придешь на пост с коробкой и попросишь воды. На коробке надпись, чтобы без подозрений. Все, мне пора, – я только встал, а Нора схватила меня за руку. - Акира, а портрет? – добродушно улыбнувшись я пожал плечами. - Нора, давай вечером, у меня работа, ты же знаешь, а если скучно, то в комнате отдыха повесили телевизор, – Нора, кивнув, отпустила меня. Улыбнувшись еще раз, я быстро вышел и поспешил к другим своим пациентам. Совершив половину своего обычного обхода по не самым обычным подопечным, я облегчённо вздохнул – пока никаких неприятностей. Но завершить обход я не успел, меня остановило то, что происходило прямо перед ординаторской. Пятеро санитаров пытались удержать кричащего, постоянно вырывающегося подростка. Его джинсы были порваны, а руки испачканы в крови. Первая мысль - обычный суицидник. Ничего другого подумать нельзя было, но тут он поднял на меня свое лицо и резко умолк, я же был в не меньшем шоке. Это был тот самый парень, который стоял на мосту, в сугробе, так легко одетый. - Сузуки-сан, этого сказали к вам, помочь или справитесь? – ко мне подбежала медсестра, она жутко волновалась и постоянно кусала губы. Сразу видно - новенькая и таких буйных видит в первый раз. Я же в основном такими пациентами и занимался, а потому привык. - Нет, знаешь, не надо, я сам… - несмотря на то, что минуту назад с парнем еле справлялись пять крепких парней, я почему-то был уверен в своих силах и в чем-то , что было внутри меня. Это было такое странное чувство превосходства, морального, нежели физического, и было видно сразу, что я сильнее. Парень смотрел мне в глаза, он прожигал меня взглядом. Иногда его зрачки на несколько секунд будто становились стеклянными, и он ничего не замечал, но потом, очнувшись, вновь принимался мысленно разделять меня на атомы своими огромными тёмными глазищами, в которых читалось, ни что иное, а испуг. Когда я подошел ближе, он дернулся назад и пряди светлых, мокрых от снега волос доходивших до середины шеи упали ему на лицо. Он боялся. Я за столько лет работы привык к страху во взгляде моих подопечных и научился различать все его виды и подвиды. Все боялись попасть в психиатрическую лечебницу. Я знал много людей, которые думали будто это нечто вроде тюрьмы, но знаете, нет. Это самая обычная больница. Просто особо буйных держали на отдельном этаже, в небольших палатах. И они никогда оттуда не пытались убегать. Они просто смирились с жизнью в этих четырех мягких стенах. Им просто было не зачем убегать - кормят, тепло, сухо и ничего больше не надо. А остальные пациенты лежали в обычных общих палатах, весь персонал был приветлив с больными, ведь они зла не желали никому, просто они больны, а наша задача их вылечить. - Отпустите его, все хорошо… - санитары ушли, а я, сохраняя беспечный вид, пытался уследить за всеми, даже самыми малейшими движениями этого парня, я и сам честно говоря не понял зачем отпустил помощников, но сейчас было важно состояние этого парня, нужно было чтобы он успокоился, а вид мужчин державших его, явно мешал этому. - Я не хочу сюда…. – это было сказано как-то слишком спокойно, так, что я даже засомневался не по ошибке ли его угораздило именно к нам. Я попытался подобрать нужные слова, чтобы уговорить его хотя бы переодеться и отмыться от крови. - Конечно, тебе сюда и не надо. Ты извини, что они так грубо, просто знаешь, человек в такой холод в такой одежде, да еще и руки у тебя в крови. Давай ты сначала умоешься и переоденешься, а потом поговорим, – парень смотрел на меня немного недоверчиво, а мне оставалось лишь ждать, я мог предсказать реакцию любого человека, но этот… Я не знал чего от него ожидать, поэтому оставалось лишь быть начеку и следить за малейшими изменениями в его поведении. Наконец он расслабился и во взгляде скользнула обреченность. - Хорошо, куда идти? – я, чуть улыбнувшись, попытался подтвердить внушенное ему доверие, чтобы позже парень рассказал мне все. Конечно, я легко мог запросить его данные, но мне казалось, будет правильней услышать историю и из уст самого, предполагаемого больного. Да и хотелось знать, насколько он может доверять мне – почти первому встречному. Почему-то, именно сейчас, мне как никогда ранее хотелось, чтобы мне доверяли… И не кто-то, а именно этот запуганный паренёк. Как только парень скрылся за дверью ванной комнаты, я немедля отправился на пост, желая узнать хотя бы имя или ещё что-то, что удалось узнать приведшим его сюда людям. Оставлять его без присмотра было бы немного не правильно - если бы он ничего не натворил сам, то мог бы попросту попасть под влияние не самых адекватных пациентов, находящихся неподалёку, а потому дверь за собой, я всё-таки решил прикрыть на ключ. - Сара, сейчас парня притащили, у нас на него есть что-нибудь? – рыжая девушка стоящая за постом отвлеклась от разглядывания цветастого журнала и отложив его в сторону посмотрела на меня. - Да, его историю нам передали дня два назад, его должны были перевести из клиники в префектуре Канагава к нам, но он сбежал по дороге. Сейчас, – не много покопавшись в стопке бумаг на стойке девушка извлекла оттуда и положила передо мной внушительной толщины историю болезни. - Спасибо, Сара. Кстати, я думаю просматривание журнала не лучшее занятие для рабочего поста. Найди одноместную палату, только не на третьем этаже. Она должна быть совершенно обычная, – девушка кивнула и, убрав журнал подальше, ушла. Я же проследовал обратно в ординаторскую, чтобы там, в тихой и спокойной обстановке, изучить историю этого несчастного самоубийцы. В том, что он неудавшийся самоубийца я не сомневался ни секунды, впрочем, так оно и оказалось. «Таканори Матсумото, 16 лет, родился в префектуре Канагава первого февраля. Первый раз попал в клинику три года назад. Склонен к суициду, наблюдаются признаки шизофрении и параноидального психоза». Просмотрев всю его историю, я пришел в небольшой шок. Он не сирота, и родители у него вполне богатые, но он шатается по улицам, да и на ребенка богатых родителей не похож совсем. Да уж, бедный парень... Ожидая Таканори из ванной, я спрятал бумаги и вернулся на свое место на диване. Ждать долго не пришлось, он объявился спустя всего пару секунд. - Меня сюда отправили… – я встал и кивнув подошел к парню, он следил за мной так же пристально, как и я за ним, думаю мы оба в случае чего готовы были принять меры, он готов был бежать, а я готов был его остановить. - Да, давай вещи… - протянув руку за вещами я ожидал всего, он мог не отдать их, или разозлиться, но такая реакция…Он прижал их к себе так будто это самое дорогое , что только осталось в его жизни. - Нет… Заберете, а потом не выпустите, знаю я все… – действительно, я хотел провести парня, который три года почти каждый день подряд сбегает из лечебниц, и поймать его не могут месяцами… - Конечно… О чем это я… Можешь просто сесть, вещи отбирать не стану… - Таканори с опаской глянув на диван, присел на край. Я решил пока не садиться близко и не нарушать его личное пространство, поэтому присел на стул около противоположной дивану стены. - Давай разберемся… Сначала, скажи свое имя… – Таканори усмехнулся закусив губу и опустил взгляд в пол. - Вы же уже видели мою историю, зачем спрашиваете, если все знаете? – вот же… Да, мои действия конечно могли быть предсказуемы, но не настолько же… А может, это просто мое мнение. - Я не видел твою историю, так что расскажи о себе, пожалуйста… - подняв голову вверх Матсумото чуть улыбнулся, в его шоколадных глазах отражался яркий свет люминесцентных ламп, что были на потолке. - Врете… Откройте третий ящик сверху в столе, который стоит за моей спиной… - я, конечно, уже знал, что я там найду, но я не понимал, как он мог знать это. Конечно я подошел к столу и достал от туда его историю. - Все правильно, но как ты догадался? – Таканори печально улыбнулся, подбирая ноги под себя и поудобнее устраиваясь на диване. Он явно не думал отвечать на поставленный вопрос. Он настроился на долгий разговор, на долгий и весьма печальный, своими хоть и интересными, но не особо желаемыми другим людям в их жизни, событиями. Он рассказывал долго. Около двух часов мы просидели в ординаторской, и за это время я получил не плохие результаты. После первых пятнадцати минут общения, Таканори вполне комфортно чувствовал себя рядом со мной и мы пили чай, сидя на одном диване, хотя и на разных его концах. Но по мере продолжения нашей беседы расстояние между нами все уменьшалось и уменьшалось, пока мы не стали со стороны напоминать чуть ли не лучших друзей, но страх все еще был в его глазах, хоть и было его не так много как в начале. Удивительно, что за эти два часа в отделении ничего не произошло, все было очень даже тихо. - Так что, вот так… Это все мои шестнадцать лет жизни. Хотя, по документам меня нет уже давно. Представляете, Сузуки-сан, у меня даже могила есть, там, в Канагаве, – вздохнув, я допил третью кружку чая. Ужасно, действительно ужасно. И мне стало жаль Таканори. Родители и слышать о нем ничего не хотели, с тех пор, как три года назад он попал в клинику. Похоронить живого сына… У меня в голове не укладывалось, какой же сволочью надо для этого быть… - Это же… Так нельзя, Така... – поставив кружку на стол я почувствовал вибрацию в кармане джинс и, встав, достал телефон. - Прости, я быстро… Выйдя за дверь, я сразу принял вызов. Это был Ютака, он работал в больнице, в нескольких кварталах от сюда. - Акира, день добрый! Я вот иду в магазин, буду мимо тебя проходить, тебе еды не занести? – Ютака… Сколько знаю его - веселый, добрый и заботливый. Он приходил вечерами ко мне домой и готовил еды на всю неделю, за это я был ему безмерно благодарен, ведь я сам ничего кроме банального подгоревшего омлета сделать не мог. Так же он часто заносил еду мне на работу, и приносил Норе карандаши, фломастеры и другие принадлежности, необходимые для рисования. Они с девочкой сдружились быстро, практически сразу после её попадания к нам. - Сейчас, Юта, подожди… – я-то есть вроде не хотел, а вот Таканори скорее всего да. Но чтобы уточнить, я заглянул в ординаторскую. Таканори мирно спал на диване. Надо же... Устал парень, должно быть долго бегал. Закрыв дверь, я снова прижал трубку к уху. - Юта, побольше пожалуйста, и если можешь одежду, небольшого размера, на подростка шестнадцати лет что-нибудь, – Ютака усмехнулся, я понял о чем он подумал. - Заводишь себе молоденьких любовников, Акира? Насколько ты его старше? На восемь лет? – закатив глаза я отошел подальше от двери. - Прекрати, просто ему нужна помощь… - Ютака цокнул языком и тяжело выдохнул в трубку. - Конечно, я буду через пол часа, – нажав на кнопку отбоя, я вернулся в ординаторскую, Таканори еще спал. Мне не хотелось его будить, а потому, решив ему не мешать пока я пошел к Норе, в конце концов, я обещал ей зайти. Наверно я вёл себя слишком беспечно, ограничившись всего лишь закрытием двери на ключ, но мне казалось… нет. Мне хотелось верить, что парень гораздо адекватнее, чем выглядел при первой встрече. Это всего лишь защитная реакция, но при хорошем с ним отношении, он и вести себя будет подобающе. - Будешь вертеться, Акира, тогда я пририсую тебе огромный слоновий нос, – Нора угрожающе взяла карандаш помягче, а я выпрямился и сел в прежнюю позу. - Прости, Нора, просто Ютака шлет сообщение… - девочка улыбнулась. Приходя ко мне, Ютака не мог не зайти к девочке, а она Нора была рада, что к ней приходит хоть кто-то кроме меня. - Он… Придет сюда, да? – на всякий случай уточнила она. А я еле заметно кивнул, задумавшись, но решив, что Нора не заметит я подкрепил действие словами. - Конечно, куда он от нас денется? – дверь открылась, вошел улыбающийся Ютака с двумя пакетами в руках. - Никуда не денусь, ибо ты, Аки-чан, везде меня достанешь, я прав? – вот опять… Ненавижу, когда он меня так называет. - Юта, если не прекратишь… - я угрожающе на него глянул, а он лишь сделал вид, что испугался и мы втроем засмеялись. - Ладно, Нора, слушай, мне отойти надо, поговори пока с Ютакой. Он, как я вижу, много тебе чего принес… – я заглянул в один пакет, а потом в другой. Во втором лежала одежда, а на дне отдельный пакет с едой. Взяв нужный, я быстро направился ординаторскую, надеясь, что Таканори еще не проснулся. Так и было - он все еще спал, свернувшись клубочком. Время до его пробуждения, я решил провести с пользой и подогреть ему еду - она была еле теплой, наверное, Ютака сильно задержался, покупая одежду, а может мороз на улице вновь стремительно бил прежние рекорды… - Сузуки-сан? – услышав сонный голос Таканори за спиной, я обернулся, одновременно доставая разогретую еду из микроволновки. Интересно, откуда он знает мое имя... Таканори потер пальцами правый глаз и заправил непослушную прядь волос за ухо. - Выспался? – улыбнувшись, я отвернулся и закусил нижнюю губу. Что-то в нем такое было… Странно, что он был таким милым и доверчивым. Это только на первый взгляд он может показаться опасным, агрессивным, но это не так. Это просто маска, чтобы отшить посторонних и на самом деле Матсумото обычный подросток. Он старается быть взрослым лишь потому, что ему не на кого рассчитывать в этой жизни, а жить в четырех стенах лечебницы ему ой как не хочется. Он, как и все, хочет иметь постоянное место обитания, куда бы он возвращался после того, как нагуляется по улицам или навеселится в клубе… Ему хочется того же, чего хочет каждый обычный подросток. Да только вот он болен… Он психически нездоров, как бы печально это не звучало… - Да… – а вот как только он окончательно очнулся ото сна, снова нацепил маску «взрослого». Это выглядит даже смешно, если не думать до какой степени это грустно. - Я вот, еды раздобыл. Ты же голодный. И кстати, откуда ты знаешь мое имя? - поставив перед Таканори тарелку с едой я снова сел на стул, на котором сидел пару часов назад. Придется начинать все снова. - Бейджик… - Таканори внимательно осмотрел тарелку с едой. - А откуда мне знать, что там нет снотворного или морфия? А может в еде яд? – Нет, ну это уже совсем смешно. Он, что считает меня маньяком или Потрошителем каким? А вдвойне смешно это от того, что парень не раз пытался покончить с собой, а теперь переживает о наличии яда в еде. Усмехнувшись я пожал плечами в ответ. - Если бы я хотел тебя отравить или усыпить, то я бы сделал это еще когда ты пил чай, не находишь? – Таканори казалось было поверил и потянулся за тарелкой, но снова вернулся в обратное положение. - А если это было продуманно специально, чтобы усыпить мою бдительность, м? – нет, он издевается! Эта мелочь меня подозревает в том, что я могу продумать все, как профессиональный убийца, а потом еще и сотворить что-нибудь! У паренька явно наблюдался талант доводить людей глупыми предположениями. - Или ты сейчас ешь, или я верну тебя в твою чертову прежнюю больницу и мне плевать, как там с тобой обращались! – он испугался, причем сильно. Сжавшись, Таканори все-таки взял тарелку и начал есть. Он выглядел подавленно. Должно быть, со стороны моя злость выглядела очень страшно и внушительно. Но конечно я не собирался его никуда отвозить. Я сорвался… И виной тому напряженная работа с больными и недосып. - Таканори… Вот тут одежда… - бросив рядом с ним пакет с вещами я стал шарить по карманам своей куртки, ища успокоительное и стараясь восстановить дыхание, сбившееся после волны гнева, нахлынувшего так не вовремя. - Ладно… – когда я принял таблетки Така уже поел, и сидел прижав ноги к груди, минут пять я смотрел на него, а он все не двигался с места и я не совсем понимал почему. - Така, все хорошо? – подойдя к нему, я присел на корточки и посмотрел в глаза, а он лишь отвернулся. - Нет… Просто… Не могли бы вы… выйти, – чего? Он стесняется? Отлично, мучиться с ним придется в два раза больше, чем я думал. - Конечно… - покидая ординаторскую я был немного удивлен поведением Таканори. Привычным движением заперев за собой дверь, во избежание неприятностей, я решил проверить Нору и Ютаку, посмотреть, как у них дела. Направляясь в палату девушки, я никак не ожидал увидеть то что увидел - Нора и Ютака сидели на подоконнике, окно было открыто и девушка курила вместе с моим веселящим ее другом. - Ками-сама… Нора! – громко хлопнула дверь палаты позади меня и девушка вздрогнула уронив сигарету в окно через решетку. - Блин… – Ютака усмехнулся моему гневному взгляду, которым я его чуть ли не испепелял, и потушив сигарету выкинул ее в окно. - Прости, Аки-чан, это я виноват. Нора тихо села на кровать, жуя жвачку. - Ютака, я же просил. Я ее только отучил, ну, – Ютака усмехнулся и присел обратно на подоконник. - А мне кажется, что это по большей части из-за того, что ты сам недавно бросил и с большим трудом, между прочим… - вот, он сейчас прав, как никогда. Да, сигареты - мое больное место. Я курил с десяти лет… А бросал лет с двадцати, пожалуй. Наверняка вечное бросание курить можно было отнести к одной из причин, по которой мои нервы пошаливали... - Зараза кареглазая, черт побери… Да, Ютака! Да. У тебя еще осталось? – Ютака пожал плечами и заглянув в пачку кивнул. - Только ты такие не куришь... – но мне сейчас так плевать на название и на содержимое, что я просто молча взял из пачки сигарету и спустя минуту уже наслаждался никотином, что проникал в легкие и приносил невыносимо сладкое чувство удовлетворения. - Черт побери, больше что бы я сигарет у тебя в руках не видел, Ютака… И тебя Нора, кстати, тоже касается… - Ютака улыбнулся. - Ну я тогда последнюю, а Нора больше не будет… Минуты три мы просто молча курили пока Нора снова что-то рисовала. - Я спросить хотел, Сузуки. Я тут сгенерировал супер идею… – усмехнувшись я оторвал взгляд от небоскреба, что был виден из окна. - Ютака, в последний раз, когда ты так говорил, все закончилось трехнедельным лечением в твоей же больнице… - Ютака кивнул. - Да знаю, я. Но в этот раз ничего криминального. Я хотел попросить разрешения забрать Нору на неделю. Просто я лечу в Нью-Йорк, по работе, у меня там из недельного пребывания останется четыре свободных дня... - усмехнувшись, я посмотрел на Нору. Наверняка это она упросила Ютаку, она всегда хотела побывать в Нью-Йорке, а тут, так удачно сложились обстоятельства. Как бы там ни было, я был не против, пускай забирает, скажем, что на дополнительное лечение. Устроить это мне особого труда бы не составило. А девочка хоть немного отдохнет от этого однообразия. - Хорошо, когда едешь? – Ютака докурил и кинул окурок за окно. - Думаю завтра… Справишься без меня? – чуть улыбнувшись я стал рассматривать сигарету в своих руках раздумывая. - Конечно справлюсь, куда я денусь? – Ютака кивнул и слез с подоконника. - Тогда я иду собирать вещи… - я, потушив сигарету о подоконник отправил ее вслед за сигаретой друга и закрыл окно. - Да… Нора, ты тоже собери пока вещи… - Нора радостно кивнула и стала собирать свои немногочисленные вещи, я молча вышел, а Ютака пошел за мной. Когда мы были на полпути к ординаторской друг остановился заставляя меня сделать то же самое, а потом посмотрел мне в глаза. - А теперь, Акира, кайся. Кайся и сознавайся в грехах своих. Что за подросток? – я усмехнулся, ну, это же Ютака, он у нас правильный, идеальней не бывает. А ещё любопытный. Очень. - Просто парень, склонен к суициду… Мне нужно ему помочь, он совершенно ничего для меня не значит… - говоря это я почему то ощущал, что вру сейчас и мое подсознание просто кричало «Как же так! Ты же чувствуешь что-то, Акира!». Но, знаете, мне до подсознания своего не было сейчас никакого дела, потому что Таканори остался там один... Я слишком задерживался. - Значит просто парень… Хорошо, но знай, я вытаскивать тебя не намерен… - Ютака вздохнул будто переступил через самого себя и пошел к лифту. - Я заберу Нору утром… Смотри не вляпайся… - усмехнувшись я пошел дальше к ординаторской, Ютака всегда был прав. Я влез во что-то, что не понятно мне самому, и я обязательно вляпаюсь в историю покруче, чем было раньше. На много круче. Я знал, но не спешил выбираться. Таканори сидел на диване в новой одежде и рассматривал свои руки. Похоже он меня не замечал совсем, или же старательно делал вид, что не замечает, даже когда я сел рядом. - Таканори… Забинтовать надо… - у него были изрезаны все руки, я и не заметил с начала. А теперь корил себя за невнимательность, которая сегодня превышала все возможные пределы. - Не надо… Пусть… - Така опустил рукава свитера и поморщился от боли. Я встал, достал аптечку, а потом снова сел рядом. - Надо, а то грязь попадет… - взяв руку Таканори я закатал рукав его свитера, он кажется, был совсем не против. Пока я забинтовывал ему руки, он смотрел, будто сквозь стену и думал о чём-то своём. Когда я убирал аптечку и сел на место Таканори уже рассматривал бинты. Мы сидели молча около десяти минут, но потом Таканори видимо надоело. - Сузуки-сан, а расскажите вы теперь про себя… - я удивился. Он не просил отпустить его. Не спрашивал что я собираюсь делать с ним дальше. - Зачем тебе? – Таканори усмехнулся и сел поудобнее. - Ну, я вам про себя рассказал, теперь ваша очередь… - такая невинная детская логика. Вздохнув, я поставил чайник и сел обратно. Этот парень странно действовал на меня. Я должен был за сегодня проверить несколько анализов больных, уточнить лечение некоторых, посмотреть прогресс в выздоровлении пациента из сто шестой палаты и ещё много чего… Но вместо этого я распивал чаи с предполагаемым больным. Называть его полноправно больным я затруднялся. - Ну, слушай, Таканори… Как зовут меня ты уже знаешь. Жил и родился я в префектуре Канагава. Ходил в школу в северной части города, хотя и жил далеко. Во втором классе средней школы мне захотелось создать собственную группу, я научился играть на гитаре, но ничего так и не вышло. Тогда, по окончанию школы я решил, что буду помогать людям. И, вот теперь я работаю в этой больнице, – Таканори переваривал все минут пять, а потом улыбнулся чему-то. - Не сходится. Вы должны еще учиться в институте… - я кивнул, это действительно было так. - Да, но я закончил два последних класса экстерном, поэтому, вот… - Таканори кивнул. Он понял все. Мой рассказ не был таким долгим, наверное, потому что я не вдавался особо в подробности. Но Така и не требовал от меня ни подробностей, ни пояснений. Он просто нуждался в обычном общении, которого наверняка уже долгое время не с кем не имел. После тихого стука, дверь открылась и зашла Сара, вид у неё был немного взволнованный. - Сузуки-сан… Только общая… Простите… - я встал вздохнув и посмотрел на девушку. - Ничего, просто проследи, чтобы ни одного Наполеона и других особо буйных… - Сара кивнула и вздохнув посмотрела на Таканори, я обернулся к нему же. - Ну, пошли… - Матсумото удивленно округлил глаза, вся появившаяся за время общения с ним теплота пропала из его взгляда. Он, чувствуя неладное, вновь превращался в затравленного зверька, который попался в ловушку, и теперь желает лишь одного – сбежать. - Это куда еще? – вздохнув я на всякий случай взял Таку за запястье, чуть ниже порезов. - Ну как куда. В палату конечно, будешь обживать новое место обитания… - Таканори резко высвободил руку из моей, и отошел. - Нет… Вы же обещали! Вы обещали, что вы меня отпустите! – пронзительный отчаянный голос парнишки резал мой слух, и я чувствовал, что нервы вновь начинают давать сбой. Вздохнув я жестом послал Сару за санитарами, мне не хотелось, но ситуация принимала новые обороты, так же как и истерика Таканори, который чуть не свалил компьютер со стола. - Таканори, успокойся пожалуйста. Это ненадолго, я обещаю тебе, неделя и, если твоё состояние будет нормальным, я тебя отпущу… – зашли санитары, я видел по глазам Таканори, как он еще больше запаниковал. Мне не удалось его удержать и Таканори отскочил в сторону. За счёт невысокого роста, проворности, присущей всем детям, да и наверное за счёт несказанного везения, Таканори удалось выскочить из ординаторской в коридор. И, вот, уже спустя пару секунд я, три санитара, и Сара, где-то позади, бежали по больнице за Такой, непростительно теряя его из виду. Предупредив все посты и охрану, мы уже всей больницей продолжали поиски, но мальчишка, словно сквозь землю провалился. Нам так и не удалось его поймать, но по мне, это было не удивительно - парень столько раз сбегал из больницы, что наверное за пару секунд в его голове рождаются, как минимум три идеальных плана побега. Я был, конечно, огорчен и немного зол на Таканори, но в большей степени я волновался. Он снова на улице, снова один, а температура, как на зло превышает все нормы. - Сара, предупреди полицию пусть поищут его в близлежащих к больнице кварталах, и скажи, чтобы на всех выездах из города смотрели внимательнее… - Сара кивнула и быстро убежала. Я же вернулся в ординаторскую. Было уже поздно, найдя на столе телефон я быстро набрал нужный номер. - Ютака, да это я… Подожди, прекрати расспрашивать… Да, я снова влип, мне нужна помощь твоих друзей… Я понимаю, что ты больше не состоишь в этой… компании, но один раз, пройдись по старым связям… Что ищем? Давай договоримся на завтра… Конечно, я у тебя в вечном долгу, спасибо… - сбросив я, глянул на время - скоро придет Тору и сменит меня. Можно было, конечно, бросится на его поиски вместе с полицией. Или же самостоятельно обойти всю округу. В конце концов, это по моей вине, мальчишка мёрзнет где-то, скрываясь от разыскивающих его людей. Но ищущих его и так было предостаточно и я, с тревожными мыслями, собирался домой, надеясь, что уже завтра встречусь с Таканори снова.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: