Особенный талант +37

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Клуб Винкс: Школа волшебниц

Основные персонажи:
Галатея, Мирта, Нова, Тресса
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, Повседневность
Предупреждения:
ОМП, ОЖП
Размер:
Миди, 48 страниц, 12 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Частично АУшный постканон. Связь с основным моим фаноном слегка просматривается, но особенной сюжетной роли не играет.

Нашумевший Клуб Винкс покинул-таки Алфею и следующий учебный год Магикс должен был встретить в относительных тишине и покое. Но эхо продолжает греметь, а некоторым еще и не дает покоя слава незабвенной шестерки. Но - чем другие феи могут заявить о себе миру, так, чтобы не сплоховать на фоне "героев своего времени"?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложечка http://uploads.ru/gPeQf.jpg
Предупреждение: канонных главгероев НЕ БУДЕТ. Или мелькнут чисто мимокрокодильствованием.
Фан-предыстория (помимо трех сезонов сериала)
"Ледяная звезда" http://ficbook.net/readfic/3038001
"День Святого Валентина" http://ficbook.net/readfic/3096778
"Не укладываясь в рамки" http://ficbook.net/readfic/2270119

Принцесса Тресса

17 декабря 2012, 13:57
- Преображения – очень важный элемент волшебства, особенно для волшебниц – ведь только так вы сумеете принимать обличье фей, которое так же является, хоть и частичным, но все же видоизменением! – над столешницами ряда парт туда-сюда расхаживал острый надломанный кончик зеленой шляпы. Всего остального профессора Визгиса рассмотреть было, во всяком случае, с места Трессы, невозможно.
       - Конечно, для обучения полноценным метаморфозам – не просто маскировочным чарам, а как настоящему преображению – нужны не только особенные природные способности, у людей-магов проявляющиеся далеко не всегда, но и годы упорного обучения и тренировок. На первом курсе, думаю, хватит с вас и транформации в фею – но не воображайте, что один только переход в волшебное обличье – это конечный пункт ваших достижений. Что, кстати, касается и тех, кто уже превращался в фею раньше и до поступления в Алфею – да, иногда это происходит спонтанно, особенно в моменты эмоционального всплеска или потрясения – но не изучив процесс в полной мере, вы не научитесь и полноценно управлять им.
       - Простите, профессор! – Тресса подняла руку, заставив шляпу… э-э, то есть учителя приблизиться к ней между рядами, наконец-то оказавшись в зоне видимости полностью.
       Лепреконы не были в Магиксе, да и других волшебных королевствах, такой уж редкостью, вот только общительностью обычно не отличались, даже между собой, не говоря уж о людях. Жили себе тихо где-то в горах или подземных пещерах, ревниво охраняя свои сокровища, и гостей недолюбливали. Как правило, именно потому, что от незваных гостей клады обычно и приходилось спасать. Так что увидеть представителя этого народца было достаточной редкостью – ну, для тех, кто не был вхож в Алфею, конечно, и не имел возможности познакомиться с маленьким непоседливым профессором. Визгис, вопреки видовому менталитету, был весьма общителен, преподавал в школе волшебства, кажется, на протяжении всей истории с ее создания (поговаривали, что строился дворец из розового мрамора, ставший зданием Алфеи, как раз за счет лепреконского клада), но, хотя и во времена основания был уже достаточно в возрасте, до сих пор сохранил в характере что-то от проказливого ребенка лет семи-восьми. Свои магические способности профессор частенько использовал для подшучивания над коллегами и ученицами.
       - Да, милочка? – подняв на девочку широкое носатое лицо, обрамленное каштановыми бакенбардами, подбодрил учитель.
       - Если я научусь этому, я смогу принимать человеческое обличье без колдовского зелья?
       По классу пробежали шепотки и шушуканье. Визгис в задумчивости почесал подбородок, потом, подскочив, словно подброшенный пружиной, не слишком этикетно примостился на краю трессиной парты.
       - К сожалению, я пока ничего не могу тебе сказать, девочка. Я даже не знаю, предполагается ли у тебя обличье феи, а если да – то как оно должно выглядеть. У волшебных народов, в отличие от человеческих волшебников, магия не универсальна, а представляет собой определенный набор характерных особенностей. Как я или, к примеру, Палладиум – мы, вероятно, лучшие специалисты, но в своей строго определенной области. Русалок мне пока что обучать не приходилось
       - Понятно…
       - Но, знаешь, фата Альба – основательница этой школы – похожим образом была первой в моей жизни человеческой волшебницей, которую мне пришлось учить. Не только мне, конечно… но в те времена феями становились только учившиеся индивидуально у какого-нибудь ангела могущественные волшебницы, так что феи и были не меньшей, если не большей редкостью, чем сами ангелы Дракона – обычных девушек, конечно, обучали использовать магические таланты, готовили лекарок… Альба была первой волшебницей, кто раскрыл крылья не благодаря ангелу, а благодаря старому гному! Ну, – профессор со слегка кокетливым выражением почесал кончик длинного носа. – в те времена – несколько менее старому! Как видишь, Альба оказалась первой, но благодаря ей множество девушек всех последующих поколений получили такую возможность. Прокладывать новые пути нелегко, но раз уж ты на это решилась, то верь в себя, даже когда возникают трудности!
       - Да, профессор… разумеется.
       - А теперь все возьмите с парт зеркала и попытайтесь для начала изменить какую-нибудь маленькую деталь своей внешности! – соскочив со стола, продолжил деловито тараторить Визгис. – И не отлыниваем, а то как бы мне не пришлось в качестве тренировки наколдовать кому-нибудь ослиные ушки или свиной пятачок – сразу появится веский мотив освоить прием – чтобы видоизмениться обратно!
       Сдернув с головы шляпу, лепрекон для наглядного подтверждения вырастил упомянутые ослиные уши на собственной макушке.
       - И хорош хихикать там, на галерке! А то забудете волшебное слово «мутабор»!
       «Трудно что-то забыть, когда и так это не знала!» – мысленно хмыкнула Тресса, хотя как раз она-то и не думала смеяться над чудачествами профессора.
       Всем новым ученицам приходилось ко многому привыкать, переехав в Магикс и переселившись в школьное общежитие – ну, помимо самой учебы, конечно. Но русалке, в самом буквальном смысле еще и оказавшейся при этом не в своей стихии, каждый день пока что выдавал особенно ударную дозу новых непривычных ощущений – отчасти поэтому Тресса и не торопилась расширять их спектр, по крайней мере, пока не освоится в том, с чем приходилось сталкиваться так или иначе. Но не всегда удавалось в точности следовать намеченным планам: когда океанская принцесса уже брела в общежитие, пытаясь уложить в голове все, что узнала за сегодняшний день, хоть с относительным порядком и оттого пребывала в легкой отстраненности, не обращая внимания на шум и суету в школьных коридорах, на лестнице к ней ловко подскочила и подхватила за руку второкурсница Нова. Тресса удивленно моргнула, но не стала высвобождаться – солярийцам свойственно было почти полное отсутствие дистанций, так что, один разговор в позитивном тоне наверняка заставил рыжеволосую дочь маркиза зачислить русалочку, как минимум, в число добрых приятельниц.
       - Привет! Может быть, смотаемся сегодня вместе в городок? Ты ведь пока не была там…
       - Нет. Знаешь, я не уверена, что пока…
       - Ну, тем лучше, мы с Галатеей покажем все тебе и расскажем! Первокурсницам и правда не стоит гулять без компании, все-таки Магикс полон сюрпризов – и не только приятных. А в хорошей компании все куда проще! Возле пристани есть отличная кафешка…
       Тресса неуверенно выдохнула. Сегодня за обедом ее как-то угораздило сесть рядом с волшебницей из мира Нихон, питающую явную слабость к рыбным блюдам – и в итоге русалочка позорно сбежала из-за стола, сама почти не прикоснувшись к еде. Может быть, заглянуть в какую-нибудь закусочную, не дожидаясь школьного ужина, было не такой уж и плохой идеей.
       - Правда, Мирта до сих пор почему-то предпочитает местечки, где бывают и феи и ведьмы тоже. Уж не знаю… наверное, из-за той своей подружки, закончившей в прошлом году Торрентуволлу. Жуткая особа, но Мирта к ней очень привязана, постоянно всюду тусовались вместе. К счастью, в чисто-колдовские клубы она не ходит, тем более, одна, так что будет не так-то трудно как бы случайно с ней пересечься и поговорить, как мы и решили.
       - Мы решили?
       - Ну да, в прошлый раз! – напомнила Нова. Русалочка прокрутила в мыслях разговор в комнате, но никакого «решения» там не обнаружила. Что ж, но она ведь сама сказала солярийке, что попытаться не против, правда, имела в виду не совсем это… – Конечно, с Миртой можно было бы поговорить и в школе, с тех пор, как эта ее подруга уехала из Магикса, в библиотеке она проводит куда больше времени, чем в городе, уж не знаю, чем ее нормальные компании не устраивают, но это как-то уж чересчур наигранно было бы…
       - Может, не стоит беспокоить Мирту? Раз зелье для превращений действует именно так, то, наверное, это зачем-нибудь нужно?
       - Или – никто просто не пытался сделать иначе! – упрямо повторила свое же недавнее утверждение рыжеволосая.
       «Прокладывать новые пути нелегко…» – вспомнила Тресса слова профессора. Ну что же, это не повод не попытаться! Вероятно, солярийская волшебница была права.
       - Хорошо. Давай попытаемся! – с улыбкой закрыв глаза, согласилась русалочка.
       Подруга и однокурсница Новы Галатея оказалась довольно высокой изящной девушкой со сливочно-белокурыми волосами и правильными, словно бы скульптурно вылепленными, чертами лица. Тресса почему-то представляла себе всех жителей Мелоди невысокими и темноволосыми, с миндалевидными глазами, но, с другой стороны, много ли она в своей жизни видела мелодийцев, кроме семьи посла из мира искусств на Андросе да Музы, подруги принцессы Айши? Наверное, в том королевстве тоже жили самые разные люди. Еще у Галатеи был удивительной красоты чистый и звонкий голос, правда, преимущественно блондинка все же предпочитала помалкивать, почти всю дорогу до городка – да и на улицах тоже, большей частью слушая, как тараторит Нова. Тресса поступила бы так же, но все же солярийка не желала вещать совсем уж в режиме монолога и постоянно засыпала новенькую вопросами обо всем подряд: от родного мира вообще, до подробностей жизни русалок в частности. Кажется, их общественный уклад с трудом вписывался в ее восприятие.
       - По правде говоря, я вообще так и не поняла, как целый волшебный народ может состоять из одних только женщин! То есть, я еще понимаю, пикси, которые из этого своего цветка рождаются, у них вообще нет понятия пола и в женском роде они себя осознают просто потому, что им так больше нравится. Но если вы все-таки… э-э…
       Нова чуточку сконфуженно примолкла, пытаясь понять, не перешла ли границы обычной нормальной для солярийцев бестактности и не рассердит ли этим свою спутницу, но Тресса постаралась как можно более ободряюще улыбнуться в ответ. Сами русалки не видели в этой теме ничего смущающего, да и, в конце концов, второкурсница далеко не первая, у кого вызвал любопытство этот вопрос.
       - Никто ничего не знает точно. Правда, у нас есть парочка легенд, практически сказок, явно восходящих к одному и тому же мифологическому сюжету. Когда Великий Дракон населил моря Андроса русалками, то у нас, как и у людей, были и женщины, и мужчины. Ну, «населил», конечно, это сильно сказано, тогда это была всего одна семейная пара – Посидаон и Амфирита… Забавно, что Риту назвали в честь нашей «евы», правда? В королевстве Аквариум, насколько мне известно, заимствована была культурная тематика. С детьми им не слишком-то везло, вскоре после своего совершеннолетия их старший сын, объявленный крон-принцем, был коварно убит вторым их сыном, принцем Лотаном. В ту же ночь братоубийца скрылся и больше его никто никогда не видел. Поэтому русалки вынуждены были обратиться к одной из тогдашних ведьм Триады. Из легенды неясно, была ли это та самая Триада Древних, что впоследствии терроризировала Волшебные миры, колдуньи в большинстве очень любят именно такой состав, это мог быть кто угодно. И якобы ведьма сделала так, чтобы дочери Посиадона и Амфириты могли вступать в браки с представителями других антропоморфных рас, избегая при этом смешения кровей – сыновья их полностью наследовали вид отца, а дочери – полностью принадлежали к морскому народу. Но у этой сказки нет вообще никаких исторических подтверждений, да и с точки зрения биологии тоже. Это впоследствии она, вероятно, смешалась с другим сюжетом, уже основанным на реальных событиях… довольно по странному поводу смешалось.
       - Странному поводу?
       - Имя неизвестно где якобы сгинувшего принца-предателя, Лотан. Оказалось очень уж созвучным с «Левиатан», а это имя чудовища из глубин, довольно долгое время наводившего ужас на все океаны Андроса – это уже вполне реальные исторические события. Никто не знает, откуда он взялся и что из себя представлял, как это обычно случается, решили, что в его появлении виновата ведьма. Ну и насочиняли бродячих сюжетов: по одним версиям Посиадон обратился к ведьме еще и за тем, чтобы проклясть злополучного сына, по другим – что принц сам, сбежав, обратился к колдунье с просьбой исполнить его желание – не хотел иметь больше ничего общего со своей семьей, ну, ведьма и исполнила это чересчур буквально. Типичная нравоучительная сказочка для непослушных детей, в общем-то. Учитывая, что Левиафан не был представителем какого-либо вида морских существ, вполне вероятно, он и правда был сотворен с помощью колдовства – но это единственное, что во всей этой истории можно достоверно подтвердить.
       Какое-то время все юные волшебницы молчали.
       - А что потом случилось с монстром? Этим… Левиатаном? – наконец снова решила уступить любопытству Нова.
       - Убить его никому из героев многих поколений так и не удалось, в конце концов, монстра победили, выманив в океан одного из миров и уничтожив все порталы, чтобы он не смог никогда вернуться. Из того мира ушла магия, а чудовище все-таки волшебное существо, причем, при таких размерах требуется много магической энергии, поэтому Левиатан впал в спячку в океанских глубинах – навсегда. Ну, или, по крайней мере, пока в том мире не найдется сила, способная пробудить его, а люди там пошли по техногенному пути развития, и все «чудеса» у них так, на бензиновом ходу.
       - Несколько… не слишком-то вежливо было по отношению к жителям того мира отправлять им подобный «подарочек»! – скептически заметила Галатея. – Не сразу же он истощил всю магию и впал в спячку, мало ли чего успел бы натворить.
       - У нас, то есть, конечно, у наших предков, не было особого выбора, – Тресса пожала плечами. – вероятно, это был не самый благородный поступок, но когда речь шла о безопасности нашего Океана.
       - А если Левиатан и впрямь был заколдованным принцем, может быть, его можно было вернуть в прежнее состояние? Во всех сказках обычно…
       - Знаешь, Нова, я видела его изображения только на старых гравюрах, но, думаю, хорошо понимаю, почему никому не пришло в голову попытаться бы развеять чары поцелуем! Кроме того, даже если и допустить, что сказку не сочинили от начала до конца – по-моему, вполне очевидно, что и принцем-то этот Лотан был не особенно-то прекрасным и благородным.
       - Ладно, насчет принца оно, может быть, и сказка. Но что, если чудовище и в техногенном мире найдет для себя какой-то источник энергии? Зенит же на протяжении всей истории жил без магии, а после объединения с волшебными королевствами там обнаружилось собственное уникальное волшебство! И вообще – что это за мир, в который Левиатана изгнали?
       - Да понятия не имею, говорю же вам, все порталы были уничтожены!
       - Просто я думаю… раз команда Винкс покинула Магикс, может быть, теперь, если бы произошло что-то… чудовищное – то мы могли бы…
       - Типун тебе на язык, Нова! – голос Галатеи зазвенел от сдержанного негодования. – Как можно желать, чтобы случилась какая-то беда, просто чтобы прославиться?! Даже выигранные войны оборачиваются множеством потерь, и ни к чему кликать беды!
       - Я вовсе не имела в виду, что хотела бы… А, ладно! Простите, девочки, вы правы. Лучше мы прославимся своим творчеством и музыкой!
       Преображенная русалочка и принцесса Мелоди обменялись короткими взглядами бесконечного терпения. При всей легкомысленности солярийцев, некоторые идеи в их головах оседали прочно и, судя по всему, подстегивали к бурной деятельности.
       Интересно, рассчитывала ли сама Тресса, отправляясь в Магикс, именно на поиск приключений? Нет, разумеется, не в надежде прославиться, показать себя или что-то вроде того, а просто чтобы для себя понять, на что способна и чего стоит. Но… не рассуждала ли она невольно точно так же, как Нова, надеясь на испытания судьбы и не думая при этом, что рисковать придется не только ей самой?

Мирту, предпочитавшую нейтрально ориентированные заведения, на самом деле вполне можно было понять. Хоть там и случались периодические стычки, но не так уж и часто, за последние годы идейное противостояние Алфеи и Торрентуволлы приобрело достаточно мирный характер – или, по крайней мере, спокойную непримиримость. Теперь уже в диковинку большинству учениц было услышать о том, что еще два-три года назад, случайно забредя на «чужую» территорию городских заведений, можно было стать жертвой самой настоящей облавы. Вероятно, поэтому младшекурсницы, как верно подметила Нова, никогда не ходили по городу в одиночестве, сразу разбиваясь на небольшие стайки.
       А еще во внешнем оформлении заведений, не ориентированных на какую-либо конкретную публику, в оформлении отсутствовали как розовые завитушки и барочная позолота, от которой ведьмы склонны были плеваться ядом, а порой даже серной кислотой, так и крысиные черепа, чучелки летучих мышей и прочие элементы дизайна, уже у волшебниц вызывающие брезгливую оторопь. Короче говоря, все могли посещать такие местечки без риска для психики или настроения. По пути у Трессы несколько раз мелькала мысль поинтересоваться, с чего Нова вообще уверена, будто они непременно найдут светлую колдунью в каком-то конкретном из этих весьма многочисленных в городе кафе, однако разговор каждый раз вращался в довольно далеких отвлеченных областях, поэтому то и дело принцесса океана сама об этом забывала. А когда они все-таки вошли в небольшой, в меру многолюдный зал, оказалась, что солярийка откуда-то действительно точно это знала. Мирта в компании очень тощей девушки с бирюзово-зелеными волосами, сидела за почти пустым столиком у дальней стены зала. Поскольку полностью свободных столов в зале не оказалось, Нова без малейших сомнений двинулась сразу туда, явно надеясь получит приглашение на правах знакомой. Галатея и Тресса с легкой беспомощностью переглянулись, но все-таки последовали за ними.
       - Сильфид я всегда хотела увидеть, ну, в их естественной среде обитания, на Лунном высокогорье, – долетел сквозь гомон до ушей хрипловатый голос зеленоволосой. К проходу спутница Мирты сидела спиной, так что рассмотреть получалось только острое костлявое плечо и каскад тщательно-небрежных длинных волос. – их танцы – действительно невероятно красивое зрелище, а выучить этот язык движений на самом деле не так уж трудно. Кажется даже более естественным, чем обычная речь.
       - Это если с детства обучаться балету у другой сильфиды! – мягко поправила Мирта.
       - Наверное, уже только ради них можно было бы потерпеть это назначение, хотя, ну скажи мне пожалуйста – зачем им при дворе нужна ведьма? Но Луан точно решил меня доконать! Я ведь как чувствовала, что не стоило принимать приглашение на этот их демонов раут в честь дня рождения кого-то там из этой семейки! Но, глядя на него, трудно заподозрить способность на какую-нибудь пакость – и что в итоге! Представляет меня этой толпе придворных и родственничков в качестве своей невесты! Даже не представляю, как меня удар не хватил, наверное, исключительно за счет того, что практически хватил кое-кого из присутствующих!
       - Люси, надеюсь ты не… ты же не натворила какой-нибудь глупости! – панически севшим голосом пролепетала Мирта, еще не заметив заинтригованно замедливших шаг волшебниц рядом.
       - А ты, дорогуша, вообще всегда была склонна идеализировать людей! – ядовито согласилась зеленоволосая. – Ну… я не настолько сильная ведьма, чтобы совсем уж не дорожить доставшейся при распределении должностью, кроме того, сперва я была в абсолютном шоке, а к тому времени, как вернула способность воспринимать реальность, уже решила, что прибить его прямо там каким-нибудь проклятьем – это слишком мягкое наказание за подобную подставу.
       - Но ведь вы же…
       - Между нами не происходило совершенно ничего такого, что касалось бы кого бы то ни было, кроме нас же двоих! – Люси резко рубанула ладонью. – Он прекрасно это знал. И то, как я отношусь к выставлениям на всеобщий обзор, как в кунсткамере, тоже! Ненавижу…
       - А еще, наверное, знал то, что, заговори он с тобой наедине, ты бы просто сделала вид, что никакого разговора не было. Люси… ну, ты же не собираешься бросить его только потому…
       - Бросать его следовало при первой же встрече с крыши Торрентуволлы, стольких бы проблем теперь избежала! Нет, боюсь, не собираюсь…
       Ведьма стянула с сухой слегка узловатой кисти свободно болтающуюся черную перчатку с обрезанными до половины пальцами и через стол протянула ладонь, чем-то напоминающую лапу хищной птицы, подруге. Мирта, закусив уголок губы, недоверчиво изучила серебряный перстень с прозрачным кристаллом в форме полумесяца.
       - Худшая месть, которую я только сумела придумать, это подтвердить его версию. Посмотрю теперь, как он будет из этой ситуации выкручиваться!
       Светлая ведьмочка сдавленно крякнула, растерянно покусывая губу, и какое-то время пытаясь хоть как-то сформулировать ответ, но все равно не выдержала и расхохоталась.
       - Смешно, да? Тебе смешно! – рывком высвободив руку и подхватив со столика скомканную перчатку, Люси раздраженно вскочила. – Подруге наплевали в душу, а тебе только бы посмеяться! Я с самого начала говорила, этот перевод в Алфею заставил тебя окончательно деградировать!
       Тут зеленоволосая врезалась спиной в остановившуюся совсем рядом с их столиком, но так и не замеченную Миртой – сперва от потрясения, потом во всплеске полуистерического веселья – Нову, и обернулась уже с откровенно свирепым выражением на худом желчном лице. Тресса невольно дернулась – конечно, такие эмоции абсолютно никого не красили, но если какой-то парень и впрямь осуществил описанное в рассказе, то его нервной системе можно было только позавидовать. А может, учитывая концовку, уже и сочувствовать.
       - В зале что, недостаточно места, что вы толпитесь тут, как стадо овец? – резко поинтересовалась колдунья. Нова оскорбленно засопела.
       - Просто подошли поздороваться! – огрызнулась она. – Не бойся, набиваться на приглашение на свадьбу не станем…
       - Поменьше суй всюду свой нос, если не хочешь, чтобы его тебе укоротили вдвое, феечка!
       - Ну, судя по финалу того конкурса три года назад – чары по укорачиванию носов действуют весьма недолго и нестабильно…
       - Зато прикушенный случайно язык отрастает значительно дольше – хороший повод заранее научиться его контролировать!
       Мирта, тоже уже вскочившая из-за столика, убито закрыла лицо ладонями. Но на Люси по непонятной причине последняя реплика солярийки произвела как будто бы даже умиротворяющий эффект, хмыкнув, зеленоволосая колдунья расслабленно оперлась рукой на спинку отодвинутого стула и оглянулась через плечо на спутницу.
       - Что же, я, пожалуй, пойду, не хочу мешать тебе общаться с твоими новыми друзьями!
       - Ну вот обязательно так реагировать, да? – устало вопросила светлая, в попытке поймать Люси за руку прошмыгнув мимо Новы. Кажется, с развитием разговора та и сама уже пожалела о своем неумении более тщательно подбирать слова, и Тресса молча понадеялась, что это будет единственная причина сожалеть. Самой русалочке Мирта немного уже рассказывала о себе и, как следствие, о своей подруге: по ее воспоминаниям у Люси со средней школы еще была отличная способность к бытовому сглазу, так что и впрямь случайно прикусанный язык, случайная бытовая травма или расцветшее прыщами личико после ссоры с зеленоволосой были самыми обычными явлениями. А то, что разговор Новы с Миртой так и не состоится, наверное, Тресса бы восприняла даже с облегчением – при всей первоначальной напористости рыжеволосая фея, наверное, достаточно быстро переключит свой энтузиазм на что-нибудь еще…
       «И все же я трусиха! Ну что случится плохого, если просто спросить, тем более, Мирту, которая совсем не такая, как большинство ведьм?»
       Но прежде, чем Мирта успела догнать Люси, а Нова, соответственно, устремиться уже за ними обеими, не слишком плотная, но весьма бурно мельтешащая толпа в кафе отхлынула в стороны, пропуская еще двух девушек, явно из числа учениц Торентуволлы, судя по их манере одеваться и выражению лиц. Русоволосая темноглазая ведьмочка в длинном платье странного покрова была очень высокой и не то, чтобы полной, но от наиболее распространенного модного типажа отличалась куда более плотным сложением. А вот отстраненное даже слегка сонное лицо при этом, напротив, казалось довольно вытянутым. Как бы неуложенные – хотя, вероятно, на самом деле требовалось немало времени и усилий, чтобы добиться подобного эффекта – блекло-русые волосы обрамляли это лицо каскадом в пару кубометров объемом. Вторая была очень яркой противоположностью: гибкая, вертлявая, словно маленькая змейка, с красными кудряшками (популярным, однако же, в Магиксе оказался этот довольно редкий цвет!) и кошачьими зелеными очами на очень живой и выразительной мордочке. Одета зеленоглазая была тоже в платье, но в совсем коротенькое, сшитое из псевдокожаных полосок, чередующихся с черной сетчатой тканью и сплошь усыпанное металлическими заклепками и шипами.
       - Банни, Леа! – остановившись в нескольких шагах, воскликнула Люси, как-то моментально согнавшая с худого горбоносого лица кислое выражение. Мирта тоже замерла с неуверенно-приветливой улыбкой. – Мне так и не удалось попасть на ваш последний концерт из-за этой службы по распределению… Уже известно, когда будет следующий?
       Русоволосая не удостоила вниманием ни ведьму-выпускницу, ни ее вопрос, но вот ее вертлявая товарка с легкой снисходительностью, но в целом благожелательно кивнула и, кажется, собиралась что-то ответить.
       - Может быть, нам с тобой вместе пойти на следующий? – делая робкий шаг вперед и взяв подругу за руку, тихо предложила Мирта. – Я тоже не была на прошлом…
       - О! Сомневаюсь, что тебе это понравится! – кошачьи зеленые глаза со странным ехидством прищурились. – Нас попросили выступить на этом осеннем празднике, который феечки подхватили с Земли… как его там? Банни, не помнишь? В общем, тот, где наряжаются, как для маскарада, все украшают этим якобы страшным ширпотребом и вырезают дурацкие рожицы на фонариках из… ну ты знаешь – овощей! – произнося последнее слово, Леа уставилась прямо на Мирту, оскалившись в натянутой улыбке. Светлая закусила губу, а курносое личико приобрело почти тот же клубничный оттенок, что и волосы. – Еще более дурацкий праздник, чем этот их «день святого Валентина»…
       - Если праздник «дурацкий», то вас туда никто и не тащит силой! – возмущенно шикнула Нова. – И без вас бы нашлось, кому выступить не хуже! Два года обходились…
       - Это пока Муза Алфею не закончила? – рассеянно переспросила Галатея.
       - Ну и что? Ты ведь тоже с Мелоди, верно…
       - Нова, я не…
       - И с какой это стати какие-то ведьмы воображают, будто они теперь лучшие в Магиксе?
       - Мы ничего такого не воображаем, – тихо возразила русоволосая, лишь отчасти вынырнув из своей полусонной меланхоличности и с ленивым интересом рассматривая фей перед собой. Посетители кафе все как-то странно притихли, настороженно вслушиваясь в разговор. – просто так оно и есть. Раз нас решили пригласить – это понимают даже феи. Те, что потолковее…
       - Могу поспорить, наша группа выступила бы гораздо удачнее! Я слышала тебя на этом вашем Карнавале, не спорю, поешь ты, может быть, даже и не хуже Музы, но есть же еще такое качество, как звездность! Не всякий может стать звездой!
       - …Потому что выгляжу как чучело и наплевательски отношусь к окружающим. Правильно? – Банни с полуулыбкой подмигнула. – Сразу видно выходца с Солярии, кому какое дело до таланта, главное же – уметь себя ПРЕПОДНЕСТИ. Как курицу на блюдечке! Впервые слышу о какой-то там группе в Алфее, ну, я и не слежу за сплетнями. Леа?
       - Я тоже ничего об этом не слышала! – мотнула кудряшками зеленоглазая. Нова неуверенно переступила с ноги на ногу.
       - Ну… мы совсем недавно собрали группу…
       «Настолько недавно, что даже не всем ее предполагаемым участницам успели об этом сообщить. Кракен! Что же она творит?»
       - Только недавно собрали группу! – с выражением повторила Леа, косясь на свою подругу. – И она уже заявляет, что они могли бы выступить не хуже нас – как тебе это?
       Русоволосая колдунья равнодушно пожала плечами, всем своим видом демонстрируя, что признает за феями право думать все, что им будет угодно.
       - Достойная продолжательница дела принцессы Стеллы, что тут сказать.
       - Какие еще у вас претензии к Стелле? – нахмурилась Нова, ревниво относящаяся к тону любых слов о своем кумире, отчего-то даже не подумав, что подобное заявление должно было бы ей польстить. Ведьмы переглянулись
       - Какие там могут быть претензии – весь Магикс в восхищении… хотя никто точно не знает – чем именно полагается восхищаться, но разве это может кого-то волновать! Увы и ах! Мы еще не поступили на обучение тогда и не застали главного достижения принцессы – когда она со второй попытки доказала, что все-таки посимпатичнее Люси будет, ну, на этом своем конкурсе!
       - Скажите, это было так очевидно? – с наигранной ревнивостью в тоне поддела зеленоволосая, уперев костлявые руки в бока. – До того весь Магикс с уверенностью заявил бы, что симпатичнее меня только крокодилы!
       Все три колдуньи театрально расхохотались (как Тресса слышала краем уха, постановка зловещего смеха, а так же гнусных смешков и издевательских монологов в Торрентуволле была одним из обязательных факультативов, хотя и понятия не имела, как это помогает колдуньям в освоении магического искусства – островные колдуны на Андросе как-то вполне успешно обходились). Нова от такой наглости даже – невиданное дело – на какое-то время утратила дар речи, шумно дыша и сжимая кулаки, но, конечно же, такое не могло продлиться долго.
       - Да уж, с вашими собственными «поводами» для гордости это не сравнится! Все, что и умеете – это жульничать! Может быть, и твои певческие достижения по большей части – результат чар?
       - Что?! – возмущенно поперхнулась смехом Леа, но Банни успокаивающе положила руку на ее плечо.
       - Кузина, не заставляй меня думать, будто мнение волшебницы для тебя чего-то значит.
       - Будешь теперь увиливать, да? Или тебе просто нечего представить в доказательство?
       - Мне нечего и некому доказывать. Я лучшая – и я это знаю. Вполне возможно, твое – и чье-то там еще умение крутиться на сцене в красивых платьицах под незамысловатые фонограммы публикой и будет оценено как более привлекательная черта. Чтобы оценить талант, надо хоть в чем-то разбираться, а эта твоя «звездность» впечатлит большинство – толпа вообще непридирчива. Разве я спорю? Можешь предложить учредителям праздничного концерта выступить вместо нас – мы, поверь, ничего не теряем. Может быть, они даже будут рады.
       Посетители кафе возмущенно загудели, причем далеко не только колдуньи. Кажется, поклонников и Банни было не так-то мало для столь презрительно относящейся к популярности особы.
       - А как насчет – выступить вместе и убедиться, кого публика лучше воспримет? – выдвинула контрпредложение солярийка. Ведьма хмыкнула.
       - Чтобы, когда мы размажем ваш маленький ансамбль всухую, ты заявила, что я просто воздействовала на публику чарами? Беспроигрышный вариант, а, фея?
       - Да что мы теряем? Выступать уже согласились, так или иначе! – Леа неопределенно помотала ладонью. – Пусть бабочки поиграют в «соревнование», если им так хочется. К тому же сомневаюсь, что они сами-то способны изобразить хоть что-то сносное без всех этих волшебных спецеффектов – обвинения в чарах будут звучать попросту глупо…
       - А как насчет – устроить фест и выступить в зоне Безмагии? Все равно же его не станут проводить ни в одной из Школ, раз праздник объявлен для всех желающих! Согласны?
       Уже обе ведьмы как-то устало окинули Нову синхронными взглядами.
       - Так жаждешь, чтобы тебя раздавили, как насекомое, бабочка? – прищурилась зеленоглазая.
       - Отвечайте – вы согласны или нет!
       - Только прославиться на избиении младенцев и не хватало! – Банни закатила глаза. – Забудь ты о ней! Девочке по модной фейской традиции нужны «враги» среди ведьм, но нам-то с какой стати играть в эти игры?
       - Ты сказала, что тебе все равно где и перед кем выступать, кузина! – запальчиво возразила Леа. – А я не намерена спускать подобное! Может, тебе и все равно, как много людей воспримет всерьез ее болтовню, но мне – не настолько плевать на мнение окружающих о нас! Поэтому я еще и в некотором смысле наш менеджер. Кроме того… Галатея, верно?
       Фея с Мелодии сконфуженно кивнула.
       - Ты и правда во всем этом участвуешь?
       После короткого раздумья последовал еще один кивок.
       - Вот видишь, Банни? В их группе даже есть настоящий музыкант, а не просто звездная пылинка. Вполне могут выступить достаточно сносно, чтобы с ними не было стыдно состязаться.
       - Как хочешь, Леа! – отмахнулась русоволосая. – Петь, как ты сама сказала, я уже согласилась, а где будет концерт и что там планируется еще – не моя забота! М-м, знаете что, Галатея?
       Блондинка неохотно подняла взгляд.
       - Носите с собой кусок плотной ткани и набрасывайте своей подружке на голову, когда ее начинает заносить. Солярийцы от этого думают, что наступила ночь, и замолкают. Желаю удачи на концерте.
       - Серьезно? – Галатея неуверенно пожала протянутую руку колдуньи.
       - Не беспокойтесь, никаких подвохов! – Банни изогнула губы в полуулыбке. – Уж я-то знаю, что одной только удачи вам все равно будет недостаточно.
       Ведьмы прошли мимо, к одному из столиков в другом конце зала. Гомон разговоров и мельтешение понемногу возобновлялись, лишь некоторые из посетителей продолжали с любопытством коситься на небольшую группу фей. Мирта почему-то замешкалась и не последовала за Люси дальше.
       - Не хотела начинать этот разговор в их присутствии, – сдержанно призналась Галатея. – но, право же, Нова, ты могла бы хоть для начала спросить НАС! Что, если я тоже считаю голос и талант более важным для певца качеством, чем какую-то непонятную «звездность»?
       Солярийка с каким-то детским жалобным потрясением моргнула, но тут же снова воодушевилась.
       - Но у нас тоже есть и то и другое! – напомнила она. – Ты же из Высшего Круга Мелоди, не можешь же ты уступать, как певица, какой-то там ведьме! Кроме того, у нас еще есть Тресса.
       Русалочка поперхнулась вздохом от неожиданности.
       - Нова, я же уже говорила тебе…
       - Да, конечно, собственно, об этом мы же и собирались поговорить! – картинно хлопнув себя по лбу кончиками пальцев, спохватилась рыженькая и, шагнув в сторону, подхватила под руку задумчиво наблюдавшую все это время за происходящим Мирту. – Слушай… Тресса сказала, что это ты готовишь для нее эликсир превращения.
       - Зелье, – автоматически поправила бывшая колдунья. – ну да…
       - Может быть, ты могла бы изменить его таким образом, чтобы голос, ну, которым русалки поют, оставался у нее даже в человеческом обличье?
       Светлая ведьма в явном недоумении наконец-то пристально посмотрела на собеседницу.
       - Девочки, я проучилась в Торентуволле немногим больше одного семестра! Я умею готовить кое-что из зелий, но экспериментировать с ними и изобретать новые – это даже среди старшекурсниц и выпускниц немногие умеют. Я, конечно, имею в виду – успешно. Кроме того, то, о чем ты говоришь, не имело бы смысла в любом случае, любая магия имеет цену – и колдовство в том числе. Нельзя что-то получить, ничего не заплатив.
       - Ну… неужели даже для подруг нельзя что-то сделать бесплатно?
       Тресса в упор не припоминала за собой такой уж закадычной дружбы с Миртой, с которой и познакомилась-то, в силу своей необычной необходимости и нежелании связываться с «нормальными» колдуньями только в начале этого учебного года. И по достаточно скептическому выражению на курносом личике светлой ведьмы легко было понять, что, хоть Нова и Галатея учились в Алфее уже на целый год больше океанской принцессы, Мирта как-то все равно не успела счесть их такими уж для себя подругами.
       - Плата – не мне! Как вам в голову такое могло прийти, да и проку любым ведьмам от чьего-то отнятого голоса? Просто равноценная плата – ничто не берется из ничего. Кроме того, если русалка хочет стать человеком – то нельзя требовать сохранения присущих именно русалкам в их природном обличье сил и способностей.
       - Да ты просто не хочешь теперь помочь нам, потому что ты – поклонница этих Ши! – сжав кулаки, выпалила Нова. Мирта потрясенно уставилась на нее. – Скажешь – нет?
       - Я и не скрывала, что мне нравится музыка Банни – и ничего отрицать не собираюсь. Но я не понимаю, при чем тут это? – похолодевшим тоном переспросила бывшая колдунья.
       - Нова, не…
       - Так при том же! Ты не хочешь нам помогать, потому что не желаешь нам победы на этом музыкальном Турнире, вот почему!
       - То есть, ты надеялась, что волшебный голос русалки поможет в прослушивании, где ты сама же настояла на невозможности использовать волшебные способности?
       - Но это же ее природная, настоящая способность…
       - Как и колдовской Дар, к твоему сведению! Вот что, Нова, как я уже сказала, я ничего не могу изменить в действии зелья, и, теперь, наверное, добавлю, что не очень-то об этом сожалею. У тебя довольно своеобразные представления о честности…
       - А тебе пора бы, наконец, решить, на чьей же ты все-таки стороне! Ты же сама захотела перевестись в Алфею – ты должна быть теперь… ну, за нас!
       - Я захотела перевестись в Алфею, потому что думала, что здесь подобных разговоров не будет! Вероятно, зря надеялась! – резко развернувшись, Мирта зашагала прочь.
       Какое-то время висело оглушенное молчание, даже Нова, вероятно, запоздало осознав, что ляпнула что-то уже совсем уж не то, притихла. Почему-то Трессе было жаль солярийку – пусть та сама продолжала усугублять неприятности, причем уже не только свои, без всякого уговора заговорив от имени всех. Русалочка ничуть не сомневалась, что рыжеволосая второкурсница была не права – и продолжала говорить и делать… лишнее, но слишком уж жестоко было бы отгородиться теперь заявлением «что же, это будет достойный урок».
       - Гм, Нова, я могла бы обойтись и без вокальных партий. Знаешь, я неплохо играю на арфе…
       - И много вы музыкальных групп с арфистами в составе знаете? – ворчливо уточнила Галатея.
       - Ну… тем уникальнее мы будем!
       - Превосходно, что я могу сказать! Группа еще не создана, мы понятия не имеем вообще, сможем ли сработаться, до Хэллоуина не так уж много времени… В хорошем же свете я рискую предстать только потому, что ты почему-то решила заключить пари от моего имени с лучшей, вероятно, во всем Магиксе на данный момент вокалисткой! – мелодийка нервно облизнула губы. – Знаешь, Нова, мне следовало бы отказаться в этом участвовать, но феи не должны бросать друг друга – даже в неприятностях по причине чистой глупости…
       - Ты на меня сердишься? Но я же только хотела…
       - Я понимаю. Я… наверное, и сама не против узнать, чего я стою – и посостязаться в вокале с Банни. Ведь я проявила бы себя еще более недостойно, отказавшись, а музыкальное состязание – это гораздо лучше, чем стычки и драки.
       - Девочки… – плаксиво моргнув, солярийка тут же вернула на лицо сияющую озорную улыбку, едва ли не солнечными зайчиками отразившуюся вокруг, и, схватив Галатею и Трессу за талии, притянула их к себе. – Так вы согласны мне помочь?
       - Но перед Миртой тебе все равно придется извиниться.