Правило взаимных объятий

Слэш
NC-17
Заморожен
1
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Морис

Настройки текста
Машина дала задний ход и затаилась в переулке. Дуглас впился зубами в гигантский пончик, удовлетворенно засопел. Его напарник, Морис, с плохо скрываемой брезгливостью наблюдал, как сахарная пудра инеем ложится на все доступные поверхности в радиусе полуметра. Он только заступил на смену, мучился головной болью от разыгравшейся в последнюю неделю бессонницы и страшно хотел курить. Порылся в бордачке, перебрасывая из угла в угол мятые бланки, вытянул серебристую зажигалку и початую пачку сигарет, нервно хлопнув крышкой. Дуглас покосился на напарника. — Чего ты такой хмурый, дружище, — пробасил он, распыляя вокруг себя белесый туман, — ночка обещает быть спокойной, никаких подозрительных личностей, тем более близнецов. Кроме братьев Пак, само собой, но те, няшки, ведут себя весьма пристойно, к клиентам не прилипают, держатся папочки, ходят по одному маршруту. Загляденье. — Прямо идиллия — скривился Морис, — только жалобы от ограбленных горожан поступают не менее трех в неделю. Приоткрыв окно, он щелкнул зажигалкой, с наслаждением втянул в легкие спасительный смог. Вгляделся в огни отеля «Оскар», напротив которого в переулке расположился их старенький шевроле. — Может залетные? Фокусников нынче много? — предположил напарник, расправившись с круглым, жаренным монстром. — Думаешь, Толстяк Мо так просто отдаст на расправу любимые денежные кварталы, каким-то птенчикам со стороны? Дуглас вытер руки о штаны, перегнулся назад и вытянул на колени набитую бумагами папку. Показания свидетелей», записи с потерпевшими, отчет с видео расшифровщиков… Картина везде одна и та же — двое, лицом как один, встречают жертву, берут под руки и мило прогуливаются метров сто, после чего несчастный отдает все ценности и деньги и идет, опустошенный, но радостный в ближайший полицейский участок. Лица мошенников скрыты капюшонами, но только от камер. Жертвы видят их прекрасно, описывают во всех подробностях, только вот загвоздка в том, что внешность близнецов всегда разная. И не один составленный фоторобот не проходит не то что по местной, но даже и по федеральной базе. — Вот напасть, — бормочет Дуглас, — будем торчать у входа, а они как пить дать, по набережной прогуляются. Больше бы людей… — С Филипманом поделись своими замечаниями по улучшению работы нашего доблестного отдела, — отмахивается Морис, выбрасывая окурок, и глядя на затянутое тучами небо, — не забудь только меня на разговор позвать, я давно в цирке не был. Сам он давно говорит, что нужна подсадная утка, смельчак, который достоверно сыграет богатенького пижона и, наверняка, окажется лакомой добычей для парочки свежих аферистов. Сошел бы и он, да больно морда хмурая, да и плечи широки. Да кто будет его слушать, рядового полицейского, хоть и с солидным послужным списком, парой боевых шрамов и, казалось бы, возможностью высказывать свое мнение.  — Пойду отлить, — вздыхает Дуглас и выкатывается из машины. Морису кажется, что даже воздух стал чище. До конца дежурства еще далеко, к «Оскару» то и дело подъезжают роскошные авто, намечается вечеринка, а значит и время для грабежа удачное. Совсем скоро, подвыпившие нувориши один за другим пойдут на набережную. «Подышать». Здесь их встретят искрящиеся ночные бабочки обоих полов, которые за пару баксов доставят все виды «неземного удовольствия» не сходя с места. Тут можно прикупить травы, а то и чего покрепче, не боясь быть схваченным за руку блюстителем закона. Набережная Сент-Прадо. Золотой район. Фешенебельная клоака, где деньги решают все. Разминая шею в ожидании хоть каких-нибудь изменений, Морис замечает в зеркале заднего вида, как от стены словно отделяется тонкая, изящная тень и быстро двигается по проулку. Прямо на глазах, тень обретает форму и делится еще надвое. И вот уже два субъекта, проскальзывают мимо машины. Один из них бросает взгляд на Мориса, и на того падает оцепенение. Взгляд юноши (а это именно он) насмешливый и дразнящий, словно тот уже разгадал все тайны полицейского, включая самые сокровенные. Контакт длится всего секунду и вот двое как один, выходят на свет, и Морис видит, как они буквально растворяются в толпе. Забыв про напарника, детектив выскакивает из машины и бросается следом. Набережная укрыта светом фонарей, как тонким вязаным пледом, с разлетающимися во все стороны нитями. Морис буквально врывается в нее, оглядываясь, понимая, что провалил подчистую любую конспирацию, но невероятность увиденного ошеломило его настолько, что он просто ищет реальные доказательства, подтверждающие, что близнецы не были порождением его уставшего мозга. Он лихорадочно сканирует пространство, отбрасывая знакомые и смутно знакомые лица, и дыхание его, сбитое при беге, постепенно выравнивается. Наконец детектив решает просто пройтись вдоль реки, оценить обстановку, уговаривая себя забыть о странной парочке, которая наверняка ему померещилась. Первые дождевые капли срываются с затянутого агатом неба, но Морис только рад освежиться. Он идет осторожно, но внешне вполне спокойно, как завсегдатай. Местные к нему не подходят, большинство знает его в лицо. Тем более неожиданным кажется Морису то, что кто-то берет его под руку и теплый голос негромко произносит: — Привет, сладкий. Морис поворачивается и видит глаза, с сотней бешеных чертенят, ярко зеленые, словно два королевских изумруда. Детектив напрягается. Он предполагает, что сейчас подвергнется какому-то эмоциональному воздействию, в лучшем случае гипнозу, и вспоминает все навыки противостояния психическому нападению. Но ничего не происходит. Если не считать того, что с другой стороны, его подхватывает такой же соблазнительный, безупречно одетый, галантный обладатель глаз цвета сумасшедшей зелени. — Искал нас, малыш? Близнецы действительно идеально схожи и в некотором смысле это даже пугает, но страх быстро сменяется каким-то дремотным равнодушием. — Вы…что вы хотите от меня? — говорит Морис, стараясь предать голосу твердость, — я капитан полиции Морис Бак. Вы…вы подозреваетесь в нападении на … Он прекрасно понимает, что со стороны это выглядит крайне нелепо. Близнецы ведут его мягко, но настойчиво и тело не в силах сопротивляться. — Мы прекрасно знаем, кто ты, малыш, — говорит тот, что справа, — мы просто хотели познакомиться поближе. Чтобы ты перестал сидеть в своей прокуренной жестянке и сторожить, словно отчаявшийся пес. Преданность совсем тебе не к лицу. — Ты не мешаешь нам в наших мелких забавах, а мы не портим тебе жизнь. Как тебе такая перспектива, мышонок? — тот, что слева заглядывает Морису прямо в лицо и широкоплечий детектив чувствует себя нашкодившим ребенком, — мы даже можем позволить тебе поиграть с нами. Морис отчаянно сопротивляется этим медовым голосам, и видит, как гуляющие зеваки смотрят на него вскользь, обыденно, словно он не идет в сопровождении распрекрасных юношей, что само по себе вызывало бы любопытство. Мориса осеняет. — Вас нет! Вы у меня в голове. Я брежу! — громко говорит он, и близнецы смеются, рассыпаясь сотней колокольчиков. — Вас нет, — упрямо повторяет он, хотя и ощущает предательскую тяжесть на обеих руках. — Нет, сладкий? — интересуется один из зеленоглазых и что — то меняется в его лице, а Морис вдруг явственно ощущает присутствие кого-то третьего, скрытого, но грозного. — Как печально, когда кто-то не верит в нас, — второй театрально дует губы, но Морис, буквально выползая из чарующего плена, выискивает источник прямого воздействия — третьего члена этой труппы комедиантов. Он находит его быстро. Человек, скрывающийся в тени ближайшего фонаря, высок, темноглаз и суров. Его глаза мечут маленькие молнии, словно внутри разгорается буря, но снисходительная ухмылка озаряет лицо. Он выходит на свет, и Морис скорее ощущает, чем видит, как тянутся ауры близнецов к мощи харизмы, исходящей от их хозяина. Наваждение и слабость спадает. Детектив выхватывает значок. — Капитан полиции Морис Бак, вы должны пройти со мной! — говорит он, но голос, отчего-то хрипит и ломается, — назовите себя! Темноглазый поднимает лицо к небу, и дождь разрывает затишье, наполняя набережную мелким шелестом. — Хочешь войны? — спрашивает он, внимательно глядя на Мориса. Вода застилает глаза и детективу опять кажется, что и стоящий напротив человек и близнецы, замершие рядом — плод его воображения. Но он упорно повторяет: — Я детектив, Морис Бак. Вы обвиняетесь в грабеже и мошенничестве. Темноглазый молчит и лишь смотрит куда-то за Мориса. Дождь усиливается, но сквозь него отчетливо слышится шум мотора. Парень поворачивается и видит, как полицейская машина стремительно приближается к ним. Он замечает испуганные глаза Дугласа, его поднятые руки и прежде чем успевает, что — то сообразить старенькая «жестянка» круто разворачивается и упирается задом в ограждение. — Дуглас, черт, нет! — кричит Морис. — Война всегда начинается с жертвы, — слышит он даже не рядом, а где-то у себя в голове, растерянно наблюдая, как, помедлив секунду, машина дает задний ход.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.