Терять уже нечего

Гет
R
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Мини, написано 10 страниц, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать

Ты ведëшь себя странно

Настройки текста
— Я не понимаю!       Плед, мягко обнимающий со всех сторон, выступает ещë одним молчаливым слушателем. Сладкий чай помогает отвлечься от волнения и тревоги. Диван понимающе поскрипывает-поддакиает, стоит лишь немного поëрзать. Сидящий напротив Феликс кивает, не перебивая, позволяет выговориться и внимательно слушает, а она возмущëнно тараторит, недовольно сопит и мнëт в руках подушку, пытаясь представить, что душит того, кто успел ей мозги вскипятить за последнее время раз десять, не меньше. Почему-то, успокоению это не способствовало. — Ты же знаешь, каким он всегда был резким, грубым, высокомерным... Я с ним говорила так много раз, столько пыталась вдолбить ему, что он не прав и ведëт себя по меньшей мере грубо, нерационально, сам губит свою жизнь, и всякий раз нулевой результат! А тут он так просто извинился – он извинился, Феликс, ты понимаешь?! – а потом весь день из кабинета и носа не высовывал. И целых две недели уже тихий такой. Не хамит, не язвит... Мне становится за него страшновато. Вдруг я ляпнула лишнего?       Это напрягало и очень сильно. Не верилось, что всего одним коротеньким разговором она смогла добиться своего. Раньше никакие еë слова не имели эффекта, Джереми пропускал их мимо ушей, а сейчас вдруг он еë услышал. И даже не ясно, какие выводы сделал. Это в какой-то степени по-настоящему пугало. Мало ли что он себе надумал, того и гляди руки на себя наложит. А ведь он на это способен с его-то тараканами в голове. От него и не такое можно ожидать.       Мэй вздохнула и поëжилась. В груди засело недоверие и копошилось, грузно перворачивалось с боку на бок, постоянно напоминая о себе. Из-за этого неотпускающего который день беспокойства она и пришла к Феликсу. Он всегда поймëт и поддержит, и жизнь он знает лучше, опыта больше, пусть сам ненамного старше – всего на пару лет. Да и к Джеру относится непредвзято. Всë равно, какой он там известный актëр и богач. Есть вот у него чуйка на мудаков, которая не подводила никогда, и тогда, когда только пришëл на первые съëмки «Фазы», предчувствие не обмануло. Джереми и впрямь оказался не очень приятным типом, и его он всячески обходил стороной, видя, как на него презритильно косятся. С таким сталкиваться себе дороже, но из раза в раз, хотя бы единожды в неделю, они находили тему для ожесточëнных споров: от идеи самого сериала и количества сцен, где они должны стоять на расстоянии друг к другу ближе двух метров до каких-то личных особенностей, которые вдруг бросились в глаза. Стычки не прекращались дольше чем на месяц и, кажется, никогда не прекратятся, даже если вдруг они поладят.       Самым распространëнным предметом споров было, конечно же, происхождение. Потомственный аристократ и бедняк. Выросший на севере Великобритании сноб, сын богатеньких бизнесменов и неотëсаный выходец с юга США, который больше половины осознанной жизни голодал. Разное воспитание, мировоззрение, условия, в которых они выросли, возрастная пропасть глубиной аж в десять лет. Всë это порождало уйму других различий, создавая весьма благодатную почву для зарождения конфликтов. И на ней уже появилось множество всходов, хотя некоторые Мэй не без труда затоптала, не дав им окрепнуть.       Несмотря на личную неприязнь к Джереми, Феликс всë равно не отказывал Мэй, когда та просила еë выслушать и помочь советом. К ней он относится с уважением и благодарностью и старается лишний раз не отказывать. Феликс много чем ей обязан. Как минимум, работой, домом, полным нормальной еды холодильником, новыми друзьями, большими шансами на то, что совсем скоро он накопит нужную сумму, чтобы его братья и мама больше не волновались о долгах и проблемах с их стареньким домишкой. Да и что уж поделать, если она так сильно хочет помочь безнадëжной личности, не теряет надежды.       В рассказ сценаристки он особо не вмешивался, больше слушал, пытался анализировать, но пока всë тщетно. О Джереми известно не так много. Вернее, статья на википедии о нëм есть, там информации полно: и фильмография, и биография, и награды, но ни слова о том, что творится в его кудрявой башке. Есть и старенькие интервью, на которых он увлечëнно отвечал на вопросы, но с тех пор многое изменилось. Последние года четыре он на интервью соглашается редко, говорит коротко, с явным нежеланием, пытаясь не сболтнуть лишнего, а в простом разговоре, как только кто-то начинает заходить на личное, то тут же огрызается и уходит от темы. А личное – самое необходимое сейчас, чтобы понять его. Никто не знает, как и о чëм он думает. Непредсказуемость этого человека порой абсурдна!       После очередной ссоры он мог дуться, обижаться, пыхтеть, как сердитый ëж, а через полчаса спокойно высказать, где Феликс переигрывает и выглядит неискренне, просто из перфекционизма и желания получить качественный продукт кинематографа, а не блажь. А иногда прямо с самого утра портит настроение всем окружающим, а вечером с довольной миной едет домой. Потом затихает, становится послушным и исполнительным, даже вежливым, а на следующий день ещë какой-нибудь фокус выкинет и опять всех доведëт до ручки. Вот и теперь как-то затаился. — Странный он вообще. Если хочешь знать моë мнение, то это затишье перед бурей. Он скоро учудит что-нибудь эдакое, глазом клянусь.       Мэй в ответ только смешливо фыркнула. Действительно не помешает быть настороже и особо не расслабляться, но неизвестно, сколько ждать и когда грянет гром. Ожидание чего-то страшного намного хуже, чем само событие, поэтому Мэй не особо успокоилась. И это было заметно.       Диван скрипнул снова, на этот раз возмущëнно, недовольный тем, что веса на его долю значительно прибавилось. На хрупкие плечики Мэй легла его огромная лапища, аккуратно по-дружески приобнимая. — Да ладно, не кисни ты! Может он реально одумался, а ты себя накручиваешь. Серьëзно, вдруг это хороший знак? — Попытался он поддержать подругу и ободряюще ей улыбнулся. Та усмехнулась, всë ещë не особо весело, но кивнула, не обращая внимание на то, как фальшиво блестит искусственный правый глаз собеседника. Порой ей действительно жаль этого добряка. — Да, наверное, ты прав, – неуверенно улыбнулась она и прильнула к здоровяку, положив голову на его крепкое плечо. – По крайней мере, теперь с ним легче общаться. — Ну вот!       Беседа перешла в более нейтральное русло, как только они оставили Джера в покое. Плед перекочевал одной половиной на Феликса, чай закончился, а говорил теперь только телевизор. Под аккомпонимент первой попавшейся документалки про развал Чехословакии Мэй задремала и, видимо, до самого утра. Будить еë не стоило, она очень устала из-за работы и всей этой нервотрëпки с Джереми и нуждалась в отдыхе. Подкинув на подлокотник подушку, Феликс уложил Мэй на диване, укрыл пледом и застыл с телефоном посреди гостиной. А потом подумал и закрыл месседжер, покачав головой. Эти двое даже не в отношениях, не за чем лишний раз отчитываться, где Мэй и чем занята.       Свет погас, шторы закрыли окно. Время за полночь. Сладких снов.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования