Размер:
планируется Макси, написано 33 страницы, 7 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
158 Нравится 46 Отзывы 49 В сборник Скачать

༻3༺

Настройки текста
      Проследив за взглядом Лань Чжаня, сумрачно уставившегося на тесак, «эльф» спохватился: торопливо водрузил холодное оружие на стол и, жамкнув пару раз фартук, приветливо протянул гостю бледную ладонь.       — Привет! Я — Вэй Ин! Как тебя зовут, я знаю: ты — Лань Чжань!       Последовала неуютная пауза. Лань Чжань сосредоточенно сдвинул брови. Опоясанный простынёй и вооружённый штуковиной с полки, он выглядел весьма устрашающе. Назвавшийся Вэй Ином осознал ошибку и на одном дыхании выпалил:       — Имя и то, что ты из солнечной Калифорнии, я подсмотрел в твоих водительских правах!       Лань Чжань недоверчиво скользнул взглядом по простёртой к нему пятерне.       — Кажется, произошло небольшое недоразумение, — Вэй Ин немного поник, поняв, что парень перед ним не готов к рукопожатию, но оптимистичного выражения лица не утратил. — Ты упал, помнишь? И ударился… Сильно. Головой. Как она, кстати?       Голос у Вэй Ина под стать внешности был завораживающий: бархатный и благозвучный. Лань Чжань против воли смотрел на него как зачарованный, бегал глазами по нежному, бледному лицу и думал, думал, думал. Что-то не сходилось, не укладывалось в простую и ясную картину. Он резко опустил стиснутую в руках фигурку божка на стол рядом с тесаком и низко процедил:       — Вэй Ин, значит?       — Да! — откликнулось широко улыбающееся белозубое чудо, в волнении заламывая тонкие пальцы.       — Что здесь делаешь? — тоном злого копа на допросе отчеканил Лань Чжань.       Юноша пожал худыми плечами. Уголки его порочно-чувственных губ едва заметно напряглись.       — Готовлю… Рис с овощами и рыбу. Ты, должно быть, жутко голоден?       — Да не на кухне что ты делаешь, а в этом доме!       Глаза Вэй Ина выразительно округлились. Вопрос, чудилось, поставил его в тупик.       — Ну-у… Я тут живу.       — А тот… Другой?       — Другой? Кто другой?       — Тот, кто дверь открыл, когда я стучал.       — Так я и открыл.       — Нет, не ты, — грубовато отсёк Лань Чжань, хер пойми зачем вступив в спор.       — Всё же то был я. Ты ненароком сорвался с крыльца. К счастью, ничего серьёзно не повредил, но отключился.       — Но… Твои… Глаза.       Вэй Ин заморгал.       — Что с ними?       — Они серые.       — Да.       — А у того, кто открыл, были…       — Алые, — выдохнул Вэй Ин, и улыбка его слегка остыла. — Тому виной линзы. Сейчас я без них.       Лань Чжань цветные линзы видел — на вечеринке в честь Хэллоуина, что устроили сотрудники компании брата в прошлом году; но те, что, как утверждал Вэй Ин, были на нём, выглядели иначе — в разы реалистичнее. С другой стороны, на момент данного заключения Лань Чжань находился не в том состоянии, чтобы ручаться за достоверность сделанных выводов.       — А кровь? — нахмурился он.       Вэй Ин качнул головой.       — Кровь настоящая. Из носа. Присмотрись, даже отёк виден.       Отёка Лань Чжань, как ни присматривался, не заметил, а потому продолжил спрашивать:       — И что случилось с носом?       — Подружка Цин постаралась.       — И где она?       — Кто?       — Подружка.       — В сарае за домом.       — Что она делает в сарае?       — Прячется от бури.       — Почему не в доме?       — Потому что она устраивает беспорядок и всё пачкает.       — Не понял. Твоя подружка вынуждена сидеть в сарае, потому что не умеет себя вести?       Вэй Ин поморщился.       — Не моя подружка, — подчеркнул он, нервно теребя рюши фартука, — а Подружка Цин, и в дом ей нельзя, потому что она пеликан.       — Какой ещё пеликан?! Ты прикалываешься надо мной, что ли?! — вспылил Лань Чжань, допустив, что юноша либо умышленно издевается, либо отбитый на голову и не догоняет, что несёт. — Открывать незнакомцу в облике не пойми кого и морочить голову ерундой — это, по-твоему, нормальное поведение владельца отеля?!       Он ощущал себя жертвой идиотского розыгрыша и злился всё больше.       — Немедленно верни мою одежду и отопри дверь, чтобы я мог уехать!       Проявляя завидное терпение, Вэй Ин ответил:       — Успокойся и послушай. Я не пытался тебя напугать. Ничего такого. Имеет место досадное стечение обстоятельств.       — Так я и поверил!       — Я не лгу. Я примерял линзы, которые купил для карнавала, когда налетевшая гроза сломала дерево за домом. Я выскочил на шум, оценить ущерб. Не обнаружил на месте Подружку Цин и пошёл её искать прямо с этими дурацкими красными глазами, понимаешь?       Лань Чжань не понимал, но допускал как вероятность, а потому просто кивнул.       — Здесь на заднем дворе, — Вэй Ин на мгновение замешкался, — как бы это сказать… старое кладбище.       — Что?!       — Ты разве не читал надпись на вывеске?       — Читал, но…       Лань Чжаня прошибло холодным потом: «Кладбище» — это не название, а реальное место для захоронений на территории отеля! И кому в голову могло прийти подобное сочетание?       — Во время сильных дождей случаются наводнения. Одни могилы размывает, другие уходят под землю на целый фут ниже, чем им положено быть, — растолковывал Вэй Ин. — Здесь повсюду болота, зыбкая почва, трясина. Последнее время нередки случаи обвала грунта. Подружка Цин угодила в одну из пострадавших могил. Я хотел использовать верёвку на манер лассо, набросить на неё петлю и вытащить, но она как-никак птица и боится громких звуков. Раскаты грома заставили её метаться, и она запуталась.       Вэй Ин указал на тесак.       — Пришлось сходить за этим, спуститься к ней и разрубить верёвку. Пока тащил её из ловушки, сам извозился в грязи и тине как чёрт, а ещё Подружка Цин умудрилась садануть мне по носу. Едва выбрался из ямы, увидел свет фар и услышал стук. Рванул обратно через вход со стороны кухни, открыл дверь, поздоровался, а ты вдруг упал.       Лань Чжань начал массировать виски.       Да уж, история, достойная экранизации сразу в двух жанрах: комедия и ужасы.       Вэй Ин говорил быстро. В показаниях не путался.       Может, и правда досадное стечение обстоятельств?       Лань Чжань хотел в это верить, ощущая облегчение оттого, что обошлось без мистических аномалий, чудовищ и серийных убийц.       — Я втащил тебя внутрь. Одежда на тебе была хоть выжимай. Пришлось её снять, — продолжал Вэй Ин, подавшись к плите, на которой что-то угрожающе зашипело.       Он подхватил горстку пряных трав со стола, посыпал ими содержимое кастрюли, помешал, попробовал, расплылся удовлетворённой улыбкой и снова повернулся к Лань Чжаню.       — Ты не похож на того, кто ищет острых ощущений, посещая подобные места ради фотографий и щекотания нервов. Наверное, на развилке повернул не туда. По радио передали, нелётная погодка продержится до конца недели, а это значит, на ближайшие дни ты узник моих чертогов.       Лицо Лань Чжаня исказилось судорогой.       — Как долго будет непригодна дорога?       — Дней десять точно, а то и больше.       — Десять дней?!       — Ага! Болотистая местность, знаешь ли. Грунтовая дорога. Если не хочешь завязнуть, едва тронувшись с места, лучше повременить с отъездом. Так что располагайся. За неловкий инцидент на крыльце я прошу прощения. И в качестве извинения предлагаю бесплатное проживание. Что скажешь?       — Это щедро. Спасибо. Но я не могу оставаться здесь столько времени.       — Хватятся на работе?       — Нет.       — Направляешься на условленную встречу?       — Нет. Просто не могу задерживаться на одном месте слишком долго.       Вэй Ин опустил ресницы и снова начал помешивать варево.       — Можно подумать, ты от кого-то бежишь.       Лань Чжань никак его слова не прокомментировал. Он не без содрогания представил, как больше недели будет околачиваться в этом забытом богом, просившемся под снос отеле посреди чащи, с видом на кладбище, в обществе пеликана и смазливого чудика. Подмывало спросить у Вэй Ина: как ты так живёшь, почему не переедешь, что за лютая нелюбовь к себе вынуждает обитать в таких условиях? Но Лань Чжань сдержался, не его это дело. Как правило, у людей были причины на подобный выбор, да и кто он такой, чтобы раздавать советы. Сам ныне перекати-поле.       — Что насчёт моей одежды? Я могу получить её обратно? А лучше отопри дверь, чтобы я мог сходить за сумкой с вещами к машине.       — Дверь не заперта, просто заедает, — с улыбкой пояснил Вэй Ин. — Но к машине соваться смысла нет. Подожди минутку.       Он нырнул в тень прилегающей комнаты и спустя пару мгновений выплыл вновь, держа в руках сумку.       — Забрал из машины. Знал, что она тебе понадобится.       Всё это время Лань Чжань старался не думать о том, что, когда он был в отключке, Вэй Ин его касался и полностью раздел. От мысли бросило в жар.       — Мне понадобится четверть часа, чтобы закончить готовку. Если хочешь, можешь пока принять душ, — проронил Вэй Ин, почему-то покраснев. — Ближайшая к кухне ванная по коридору налево, вторая дверь.       Лань Чжань был рад освежиться. Долго искать не пришлось; в ванной его ждали стопка чистых полотенец и гель для душа с ароматом сандала — его любимый, точно такой же, каким он пользовался дома. Это совпадение заставило вспомнить о семье, но лишь на короткое мгновение. До странного тянуло поскорее вернуться в компанию Вэй Ина, что Лань Чжань и сделал, застав того за заправкой салата. Стол уже был прибран к ужину.       — Проходи, садись, — окинув его быстрым взглядом, произнёс Вэй Ин, разливая по бокалам вино.       Лань Чжань собирался отказаться от спиртного, но потом передумал.       — Я редко готовлю что-то сложнее сэндвичей… — усмехнулся Вэй Ин, избавившись от фартука. — Но сегодня превзошёл сам себя.       Последняя фраза пустила по коже Лань Чжаня рой мурашек. Он не допускал и мысли, что вся эта суета разводилась исключительно ради него — единственного постояльца отеля грядущей ночью. Пока Вэй Ин шарил в шкафу, выискивая салфетки, Лань Чжань залип на его фигуре — на стройных ногах, аккуратной округлой заднице, худых, но крепких плечах. Чувствуя, как заходила ходуном грудная клетка и потеплело в паху, он поспешил переключить внимание на стол. Запах от блюд шёл приятный. Лань Чжань был голоден и поначалу даже не понял, что большинство из них от души сдобрены острым перцем.       — Вкусно, — тем не менее отметил он, пододвинув поближе стакан с водой.       Продолжая исподтишка пожирать Вэй Ина глазами, он решился было спросить, не страшно ли засыпать совсем одному, когда постояльцев нет, но с губ сорвалось лишь «не скучно ли?».       Вэй Ин с довольным видом поглядывал, как Лань Чжань уплетает его стряпню, а сам больше налегал на вино, чем на еду. Вопрос его рассмешил.       — На самом деле я и рад бы заскучать, но это место мне не позволит. Обычно кручусь как белка в колесе от рассвета до заката. Даже книгу почитать или поиграть со Снежком и Угольком времени нет.       — Снежком и Угольком?       — Кролики-гермелины. Я бы вас познакомил, но сейчас они где-то прячутся.       После пеликана Лань Чжань не удивился бы даже ручному аллигатору. Его новый знакомый с космической внешностью совершенно не походил на типичного провинциального паренька, прозябающего в глухомани за копанием могил и поддержанием на плаву пустующего отеля.       — Постояльцы у меня бывают редко, — делился Вэй Ин. — Усадьба не в том состоянии, чтобы вызывать желание зависнуть подольше, а даже если бы была… Добровольно селиться рядом с покойниками готовы лишь те, кому охота нервы пощекотать и прихвастнуть необычным опытом перед друзьями. В основном люди суются ко мне за другим…       — За чем «другим»?       — Я оказываю разные услуги… Так, по мелочи, пустяки. В основном в области гармонизации энергий, упокоения буйных духов, изготовления талисманов. Иногда читаю карты.       Глаза Лань Чжаня распахнулись шире.       Чем дальше — тем страньше и чудесатей.       Он скептически относился к магам, колдунам, шаманам и иже с ними, хотя способность энергии влиять на состояние человека не отрицал.       — Предсказываешь будущее по Таро?       Вэй Ин иронично хмыкнул.       — О, ты знаешь о Таро! Неожиданно…       По выражению лица Лань Чжаня было ясно, что людей подобного рода он причисляет к категории цыган, бродяг, а то и воров.       — Как-то на ярмарке в Айове ко мне подкатила одна дама с предложением описать суженую за двадцатку, — вспомнил он.       — Описала? — заинтересовался Вэй Ин, не сумев подавить хитрую усмешку.       — Нет, — покачал головой Лань Чжань. — Я отказался.       Обладай она хоть малыми зачатками сверхъестественных способностей или хотя бы чутьём психолога, просекла бы, что я по парням.       Вэй Ин пристально посмотрел ему в глаза. Может быть, чересчур пристально, потому что Лань Чжаню начало казаться, что он забрался к нему в голову и знает, о чём он думает. Чтобы избавиться от этого ощущения, Лань Чжань брякнул очередной вопрос:       — А каковы твои расценки?       Вэй Ин подлил им вина.       — Для каждого цена своя. На свете нет одинаковых людей. Обратиться ко мне может всякий. Сначала я выясняю, в действительности ли нужно моё вмешательство, способен ли я оказать помощь. Стоимость определяется сопутствующими факторами.       Мощно задвинул!       — И что думаешь относительно меня? Есть с чем работать?       Лань Чжань не знал, зачем сморозил эту фигню. Этой ночью он сам на себя не был похож. Видно, сказывалась травма головы. Впервые за более чем два года в жилах горячо бурлила кровь. Ожившее сердце раскрывалось чему-то. Новые ощущения представлялись несвоевременными, поспешными, малость дикими, но такими волнующими.       — Определённо, я бы мог тобой заняться, — на полном серьёзе ответил Вэй Ин.       Он больше не улыбался, взор заволокло тоской.       — У тебя огромный потенциал.       — По правде говоря, я не верю в магию и всё с ней связанное.       — Знаю.       Вэй Ин погрустнел и над чем-то задумался. Лань Чжань истолковал перемены в его настроении нежеланием развивать затронутую тему. Оно и понятно, с его стороны вопросы походили на плохо завуалированную издёвку.       Лань Чжань не был ханжой, но маг-одиночка и по совместительству владелец загибающегося гостиничного бизнеса в субтропической глубинке — сочетание то ещё. Лань Чжань не знал, как реагировать на всё это вместе и на свои взбесившиеся чувства в отдельности. Ситуация была нарочно не придумаешь — отчасти смешная, отчасти печальная, но в большей степени просто нелепая.       Столкнись Лань Чжань с Вэй Ином, промышляющим магическими фокусами, в Лос-Анжелесе, ни минуты бы не усомнился, что перед ним либо мошенник, либо фанатик, попавший под влияние какой-то идеи или компании. Парень перед ним компании не имел от слова «совсем», не считая какого-то там пеликана и двух кроликов, что не могло не сказаться на его восприятии мира. Финансовая подоплёка увлечения мистицизмом отпадала. Навряд ли в подобном месте выстраивалась очередь из желающих подправить судьбу методом магического вмешательства. Вэй Ин, скорее всего, просто заигрался в сказку.       Надо же как-то спасаться от одиночества, вот и придумал себе образ заклинателя. Ко всему прочему, это же Луизиана! Сплошные карнавалы, культы, вуду-колдуны и дома с призраками. Дань традициям, как-никак.       Вэй Ин, задумчиво взиравший на него, вдруг шумно вздохнул.       — Если бы всё было так просто…       — Ты о чём?       — Ни о чём. Не обращай внимания. Ешь.       Лань Чжаня слегка коротнуло. Снова появилось ощущение, что Вэй Ин видит его насквозь. Лань Чжань поёжился, но отлегло быстро. Оставшуюся часть ужина они провели в относительной тишине, погружённые в свои мысли. За окнами исступлённо выло ненастье. Электричество в усадьбе обеспечивали два стареньких генератора, но их мощности хватало только на обогрев воды и освещение на первом этаже. Остальная часть особняка тонула в полутьме.       Уединиться в выделенной комнате Лань Чжаня не тянуло. Он сознавал, что заснуть под шум снаружи будет непросто, и обрадовался, когда Вэй Ин начал заваривать чай и расспрашивать о Калифорнии, тем самым откладывая момент их отхода ко сну. Лань Чжань отвечал общими фразами, не вдаваясь в подробности своей личной жизни в Эл Эй. Он не любил Лос-Анжелес. Он был его домом с одиннадцати лет, но после переезда из Пекина в самом Лань Чжане словно что-то сломалось. В отличие от старшего брата — Лань Сичэня — он не вписался в новую жизнь, не завёл друзей в школе, не сумел выстроить близкие отношения с сокурсниками, не сближался с коллегами. Он существовал с ними рядом и при этом был как под стеклянным колпаком, отделённый тот всех чем-то невидимым и непреодолимым.       Постепенно молодые люди переключились на обсуждение музыки, книг и кино. Оказалось, у них в этом смысле общие предпочтения, и беседа потекла более непринуждённо. Вэй Ин обмолвился, что закончил только школу, да и то с проблемами из-за внешнего вида и рода занятий. Лань Чжаня никогда не травили, хотя он тоже по-своему сильно отличался от окружающих. Его семья занимала высокое положение в обществе и обладала финансовым могуществом, это давало преимущества и защиту. Ситуация Вэй Ина осложнялась ещё и тем, что он был сиротой и рос в приёмной семье.       Чем больше Лань Чжань его слушал, тем больше хотел узнать. Вэй Ин манил собой, вносил разлад в мысли, будоражил, и не только потому, что был юн и красив. За всем этим крылось что-то, что захватило Лань Чжаня, как полымя сухую траву. Необъяснимое предвкушение окунало в фантазии. Он несколько раз ловил себя на том, что представляет, как подаётся к Вэй Ину, целует его, вжимает в своё тело, сдирает одежду, укладывает на стол. Это было слишком…       Происходящее представлялось безумием, но каким-то правильным. Рядом с Вэй Ином Лань Чжань испытывал что-то сродни накатывающей неизбежности. Можно было списать всё на сильный удар головой и пережитый стресс от встречи с «чудищем», но это было бы лишь частью правды. Лань Чжань поймал себя на совершенно шальной мысли, что с Вэй Ином его свела судьба, и не просто свела — столкнула.

༻✧༺ ༻✧༺ ༻✧༺

      Чтобы как-то отблагодарить Вэй Ина за ужин, Лань Чжань взялся помогать ему убирать со стола. Из радиоприёмника лилась «Still Loving You» группы Scorpions, солиста которой весьма талантливо подменял Вэй Ин в моменты, когда из-за помех пропадал звук. Они уже выключили воду и заканчивали протирать насухо последние тарелки, когда Вэй Ин вздрогнул и резко повернулся к окну. За ним висела чернота, изредка рассекаемая молниями. Примешиваясь к гвалту ливня, снаружи нарастали какие-то зловещие звуки. Лань Чжань сначала приписал их завыванию ненастья, но чем дольше вслушивался, тем больше походило, что их издаёт живое существо.       — Это что? Волки? — оторопело обронил он, отмечая, что лицо Вэй Ина вытянулось не то от ошеломления, не то от ужаса и как-то нехорошо посерело.       Иллюзия славного вечера схлынула. Растерянно стрельнув взглядом в направлении входной двери, Вэй Ин молча выхватил из подставки на столешнице тесак. Лань Чжань при этом чуть не выронил на пол тарелку. Мороз пронёсся по телу, словно в комнату ворвалась зима.       — Что ты делаешь?       Вэй Ин преобразился и источал ауру опасности и безрассудства.       — Пойду проверю кое-что.       — Я с тобой.       — Нет. Ты останешься здесь и будешь ждать.       Лань Чжань оцепенел от неожиданно властного тона. Вэй Ин больше не казался хрупким. Ребячливость и игривость куда-то испарились, обнажив суть человека, повседневность которого сильно отличалась от того, к чему привык Лань Чжань.       — Не вздумай покидать усадьбу, что бы ни услышал, понял? Только в её стенах ты в безопасности! — строго бросил Вэй Ин, лихо провернув в руке тесак.       — Так, подожди… — Лань Чжань отшвырнул полотенце. — Объясни, что, чёрт возьми, происходит?       — Некогда объяснять. Просто доверься мне.       — Я пару часов тебя знаю! — вспыхнул как порох Лань Чжань. — Едва ступил на твой порог, начало творится непонятно что, а ты предлагаешь, довериться?!       — Лань Чжань, пожалуйста, делай как я сказал! — прорычал Вэй Ин и больно сжал его плечо, неясно откуда взявшейся в худом теле силой вынуждая опуститься на стул. — Сиди и жди!       Он развернулся на пятках и вылетел из кухни, громко хлопнув дверью. Преодолевая очередную порцию шока, Лань Чжань нетвёрдо встал на ноги. В нём кипели плохие предчувствия и страх — не за себя, а за этого клоуна с кухонной утварью и сменой личин как у Билли Миллигана, что велел ему отсиживаться в четырёх стенах, пока сам махнул воевать с… волчьей стаей?       Только разве волки здесь водятся?       Лань Чжань рванул с места, спеша нагнать Вэй Ина и затащить обратно, но того уже и след простыл. В лицо ударил поток влаги и холода. Вне особняка стояла густая темень. Сверху лило, будто разверзлись хляби небесные. Видимость ограничивалась парой ярдов. Лань Чжань безотчётно понёсся туда, откуда доносился вой, и как выяснилось спустя минуту, он совершенно однозначно не был готов к тому, что увидел.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования