Сатори +126

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Noblesse

Основные персонажи:
Кадис Этрама Ди Рейзел (Рей, Мастер, Noblesse), М-21
Пэйринг:
Рей/М-21
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Повседневность
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Заглянув в себя, можно увидеть много нового. Или принять что-то старое.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сато́ри (яп. 悟り, сатори; кит. 悟, у; самбодхи — букв. «просветление») — в медитативной практике дзэн — внутреннее персональное переживание опыта постижения истинной природы (человека) через достижение «состояния одной мысли» (санскр. дхьяна или яп. дзэн).

Написано на Ноблесс-фест.

Авторское виденье персонажей.
22 сентября 2013, 10:50
Дождь тихо стучал по крыше, убаюкивая своим размеренным звуком. М-21 сидел в позе для медитации и пытался отрешиться от всего. Обычно, ему не удавалось это сделать: квартира, хоть и большая, всё же была маловата для такого количества народа. Постоянные разговоры, шутки, смех… Или, хуже того, ругань по поводу и без. Не то, что бы это действительно раздражало, но достичь внутренней гармонии в такой какофонии не получалось.
Но сегодня, когда вода уютным коконом накрыла город, все вдруг угомонились. Расползлись по углам, каждый заниматься своим делом, позволяя остальным побыть наедине с собой. И даже неугомонный Тао ушёл в свою комнату, необычно тихий и задумчивый. От него веяло кофейной горечью, но М-21 не стал вмешиваться, признавая право другого на беспричинную хандру.
Дыхание наконец-то выровнялось, и сознание ускользнуло куда-то вглубь, не реагируя ни на какие внешние раздражители. Спокойствие тёплым покрывалом легло на плечи, мягко отвело в сторону все лишние мысли. Это состояние просветления было удивительно воздушным, словно птичье перо, на мгновение скользнувшее по губам. Тихое сатори, так не похожее на своих собратьев по состоянию.
Полное отсутствие катарсиса с тем же результатом. Именно то, что было нужно М-21.
Сколько он провёл, качаясь на волнах безмятежности, М-21 не знал. Но выныривал он тяжело, словно из бездонных глубин, отчаянно стремясь к свету. Медитация рассыпалась пылью, каплями стекла с него, смывая, наконец-то, усталость и глупые страхи. Слишком много накопилось в его душе лишнего хлама, выбросить который в своём обычном состоянии не было никакой возможности.
Это как глотнуть свежего воздуха после душной комнаты, как очутиться у костра, грея озябшие руки.
Это фактически обновление.
М-21 усмехнувшись своим последним мыслям, медленно разлепил глаза. Комната плавала перед глазами, не давая сфокусироваться на чём-то конкретном. Решив не торопиться, М-21 снова прикрыл глаза и осторожно покрутил головой. Позвонок хрустнул, вставая на место, а тело напомнило о своих самых естественных потребностях. Вроде тех, что надо было бы встать и размять затёкшие ноги.
Но лишаться давно желанного спокойствия не хотелось, и М-21 остался сидеть, привыкая ощущать себя в этом мире. Зрение всё же вернулось к нему в полной мере, и некоторое время он бездумно смотрел на часы, следя за движением секундной стрелки. За окном шелестел дождь, и это убаюкивало получше иной колыбельной.
Но кто-то ещё находился в этой комнате.
М-21 вздрогнул и повернулся, сбрасывая с себя опасное оцепенение. Рейзел слегка улыбнулся в ответ на растерянный взгляд и протянул ему чашку с зелёным чаем:
– Прости, он успел остыть.
– Ничего, – отозвался М-21 и прокашлялся, пытаясь прогнать неприятную хрипотцу. – Спасибо.
– Зелёный чай – прекрасное дополнение к медитации.
– Никогда о таком не слышал, – признался М-21, делая первый глоток. Он обжёг горло внезапным холодом, но это ощущение тут же исчезло, сменившись спокойным умиротворением. Прохладный чай приятно ласкал нёбо, удивительно гармонично вписавшись в общее состояние.
– Это из личного опыта, – уже заметнее улыбнулся Рейзел и показал на место рядом с собой. – Присоединишься?
– Лучше так, – помотал головой М-21 и неторопливо встал. Чувствительность быстро вернулась к телу, и он легко преодолел оставшиеся несколько шагов до Рейзела и сел у его ног, удобно прислонившись к ним спиной. Голова удачно устроилась у него на коленях, и М-21 довольно прикрыл глаза, чувствуя прохладные пальцы в своих волосах.
Состояние равновесия вернулось к М-21 в полной мере, только сейчас для этого уже не надо было вводить себя в сатори. Хватало просто чужого присутствия, давно ставшего необходимее воздуха. Если без последнего М-21 ещё мог протянуть хоть сколько-нибудь, то без Рейзела – не хотел даже представлять.
Почему-то сейчас признаться себе в этом было проще простого.
Рейзел молчал, просто впитывал тепло другого человека, наконец-то позволившего себе чуть больше, чем интерес. Быть рядом, но на расстоянии, оказалось тяжелее, чем он рассчитывал. Но зачем думать о плохом, когда так хорошо?
Лицо Рейзела оставалось почти спокойным, и только то и дело приподнимавшиеся уголки губ выдавали, что и он тоже наслаждается установившимся единением. М-21 ловил эти мельчайшие проблески эмоций на вечно непроницаемом лице, пропускал каждое через себя и пытался поймать тот же ритм.
Дождь за окном и не думал стихать, отгораживая двоих от внешнего мира. Он тихо пел свою песнь, слышимую только для сидевших в одной комнате, и когда Рейзел провел кончиками пальцев по тонким губам, М-21 только приглашающее улыбнулся в ответ.
Ему надоело убегать, а лезть целоваться в этой позе первому было всё-таки неудобно.