Как приятно не болеть... +28

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Loveless

Основные персонажи:
Акаме Нисей (Возлюбленный), Аояги Сеймей (Возлюбленный)
Пэйринг:
Сеймей, Нисей, Накахира, Чияко-сан, "милейший человек".
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, Пародия, Повседневность, Hurt/comfort, Стёб
Предупреждения:
OOC, ОЖП
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Один из самых любимых!» от Luna blanca
Описание:
Сеймей тоже болеет. Нисей тоже бывает заботливым...
Ах, о чем это я? Об ангине и Возлюбленных!

Посвящение:
Посвящаю Энтони Падилле, участнику дуэта Smosh. Желаю ему выздоровления)
Посвящаю Орешку, которая, подобно Хатико, ждет, когда я стану более ответственной (никогда)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Аойхана вернулась к вам со стебом, который обещала овер9000 лет назад. Десу.
22 сентября 2013, 18:32
Осень в этом году выдалась на редкость дождливой и пасмурной. Весь день за окном моросил мелкий дождь, грозящий перейти в настоящий ливень. Естественно, такая мелочь как какое-то там природное явление не могла помешать планам Великого Несравненного Сильнейшего Наиковарнейшего (подчеркнуть нужное) Аояги-сама. Вполне ожидаемо в назначенное время Возлюбленные уже дожидались своих соперников, которым была назначена дуэль.
Прошло уже два часа, а пара все так и не появлялась…
- Где их носит?! – возмущался Нисей. – Из-за них я простужусь, простуда перерастет в пневмонию, и я умру.
- Я мог бы облегчить твои страдания и убить тебя прямо сейчас, если ты не перестанешь ныть, - слегка раздраженно буркнул Сеймей, поглядывая на часы.
Прождав еще полчаса, промокший насквозь Аояги поплелся к Чияко-сан, мысленно ругая всеми известными ему словами некультурную пару, послав своего Бойца прямым текстом… домой.
"Очевидно, кто-то предпочел сухое белье чести", - мрачно подумал Сеймей, потирая ноющую голову.
***
- Ты что, в одежде плавал? – нахмурился Накахира, глядя на продрогшего Сеймея. Великий манипулятор после прогулки под дождем являл собой нечто жалкое и невразумительное.
- Нет, всего-лишь убедился лишний раз в том, что все люди – бестактные, - отозвался Аояги, с садистским удовольствием наблюдая, как Накахира медленно выходит из себя. Ну нравилось ему бесить людей, что поделать. Тем более, настроение Сеймея было безнадежно испорчено.
- Слушай ты, - прошипел молодой человек, - я полчаса натирал полы. Оку-сама рассердится, если обнаружит оставленные за тобой лужи. Эй, ты вообще слушаешь?!
Но Сеймей и не думал слушать. Мысли его занимали только горячая ванна и сухая одежда. Поскольку ни на первое, ни на второе Накахира не походил, внимания его не удостоили.
Не помогли, однако, Сеймею ни горячая ванна, ни чай, заваренный заботливой Чияко-сан: утро встретило Сеймея пением птичек, ароматом мокрой земли и всеми прелестями простуды. Мнение Аояги по этому поводу было нецензурным, но, к счастью, им никто не поинтересовался.
"Ну что же, я заслужил отдых", - вздохнул Сеймей, позволив старушке заняться собой.
- Ох, ну и дела… - покачала головой Чияко-сан, доставая градусник. – Похоже на ангину. Ох, а я как назло собралась на две недели к дочке сестры тети сокурсницы брата моего племянника. Ну ничего, Сей-сан. Я знаю, кто за вами присмотрит.
Сеймей был согласен провести две недели в обществе Накахиры.
"В конце концов, это куда более ответственный человек, чем…"
С громким "хаюшки!", от которого у Сея еще сильнее разболелась голова и заложило все четыре уха, в комнате объявился никто иной как…
- Нисей… - хрипло закончил свою мысль Аояги, понимая, что старушка обрекает его на долгие мучения.
- Ты ожидал увидеть кого-то другого? – мило улыбнулась зеленоглазая бестия, мысленно уже распланировав лечение своего любимого Агнца, большая часть которого являла собой эпизоды из просмотренного в недалекой юности Акаме порно.
- Да. Квалифицированного врача-психиатра.
- Кстати насчет врача, - вмешалась Чияко-сан. - Моя знакомая врач обещала скоро подъехать. Милейшая женщина, я вам скажу… Ну, мне пора. Не скучайте, мальчики. Я попрошу Накахиру не беспокоить вас.
Мысли Сеймея по этому поводу были опять-таки нецензурными…
***
До приезда врача ничего особенно криминального Нисей не учудил. Даже пока не стал приставать с пошлыми намерениями к ослабленной болезнью Жертве.
"Ставлю хвост, задумал что-то гад", - подумал Сеймей, сверля Нисея подозрительным взглядом. – "Как пить дать задумал".
- На-адо же… Тридцать восемь и семь, - протянул Акаме, глядя на ртутный столбик. – Бедный, бедный мой Сеймеюшка… Тебе наверняка назначат кучу гадких лекарств!
"Значит, поиздеваться решил?"
- Мне не пять лет, - спокойным, но крайне хриплым голосом, отозвался Сеймей. - Выпить лекарство для меня не проблема.
"И я, в отличие от некоторых, от вакцинации не бегал по всей больнице", - добавил про себя Сеймей, однако произнести это вслух ему помешало воспаленное горло.
- ...а еще, наверняка, уколы. И, угадай, кто их будет делать? - продолжал бесстыдное издевательство Нисей, зная, что за это ему ничего не будет: охрипший Агнец не сумеет наказать.
Сеймей лишь презрительно фыркнул и отвернулся. Нисей попробовал и дальше дразнить Жертву, но вскоре понял, что его не слушают. Обидевшись, Акаме замолк.
***
"Милейший человек, говорите?" – подумалось Сеймею, когда врачиха втиснулась в комнату. С детства Сеймей знал, что женщины априори не могут быть такими… габаритными. Ну, в дверь они точно могут войти. Назвать этот шкаф "четыре на четыре" с антресолями "милейшим человеком" у Аояги язык не поворачивался. Акаме, судя по всему, тоже сдрейфил. Врачей Боец не любил с самого детства, а тут этот "дружелюбный" шкаф.
- Здрасте, - неприветливо уронила врачиха. - На что жалуетесь?
"На окружение, на Рицу-сенсея, на Семь Лун в целом, на мать свою и мировую экономику…"
- Тут такое дело… - вступил в разговор Нисей, понимая, что от безголосой Жертвы никто ничего не добьется. – Вчера попал под дождь, а сегодня проснулся с температурой…
Сеймей многозначительно кашлянул, намекая на частичное отсутствие голоса.
- А еще кашель.
Сеймей кашлянул во второй раз.
- Сильный.
Сеймей закатил глаза.
- И нервный тик.
Сеймей попытался пнуть бестолкового Стража.
- А еще, похоже, судороги.
- Ясно, - пробурчала врачиха, доставая стетоскоп. – Раздевайтесь.
- Полностью? – хором спросили Возлюбленные. Сеймей – недовольно, а Нисей – с надеждой.
- Вот еще, очень надо смотреть на ваши прелести… Только рубашку.
К вящему недовольству Аояги, Акаме с блеском в глазах, какой появляется у мартовского кота при виде кошечки, наблюдал за всей процедурой осмотра. Это ужасно бесило Сеймея, но ничего сделать в присутствии посторонних он не мог. Пришлось молча терпеть и холодный кругляшок стетоскопа, и металлическую ложечку, с помощью которой доктор "бережно" осматривала горло.
"Как только захвачу мир, избавлюсь от половины врачей", - подумал Сеймей, морщась от неприятных ощущений.
- Что скажете, доктор? – спросил Нисей, норовя заглянуть в рот своей Жертве.
- Это ангина, - уверенно заявила врач, оставляя наконец-то Сеймея в покое. – Сейчас я выпишу рецепт.
В этот момент Сеймей мог поклясться, что заметил нехороший лукавый блеск в глазах Нисея.
"Мой Боец – демон", - с полной уверенностью констатировал Аояги, вполуха слушая рекомендации врача.
Нисей словно накаркал: прописали Аояги огромное количество лекарств, в том числе и ненавистные с самого детства инъекции. Слушал все это Сеймей с весьма кислым видом. Когда докторша закончила, он сипло осведомился:
- А есть ли более простой и действенный способ поправиться?
- Крысиный яд, - хмыкнула врачиха. Нисей прыснул со смеху. Однако, поймав убийственный взгляд Сеймея, умолк.
Оставив рецепт, врач ушла, оставляя Сеймея наедине с начинающим маньяком. Повисло неловкое молчание. Впервые в жизни Сеймей почувствовал себя настолько уязвимым…
- На-адо же, сколько тебе понавыписывали, - ухмыльнулся Акаме, оглядывая список. – Как я и думал…
"Я спокоен…"
- А еще ты не сможешь мне сопротивляться. Потому что я сейчас по-любому тебя сильнее, Сеюшка.
"Я совершенно спокоен…"
- Так что, может, приступим к лечению? – пошло улыбнулся Нисей, подсаживаясь к Сеймею и плотоядно облизываясь.
"Это выше моих сил. Прости, Самоконтроль-сан".
Могучим пинком, которому мог позавидовать даже обычный русский футболист Аршавин, Нисея отправили в полет с кровати на пол.
"Ибо нечего!" – самодовольно пошевелил хвостом Аояги, удовлетворенно поглядывая на Бойца.
- Ты чего дерешься? – надулся тот и потер копчик.
- Не забывайся, Акаме, - хрипло, но не менее угрожающе посоветовал Сеймей.
Посопев и пообижавшись еще минуты две-три, Боец соизволил подняться с пола и отправился в аптеку, оставляя Аояги в долгожданном одиночестве, которому Сеймей несказанно обрадовался. Он даже думал вздремнуть. Как известно, сон – лучшее лекарство.
Сладкая нега, однако, продлилась недолго. С ужасным грохотом дверь распахнулась, заставив несчастного Возлюбленного подскочить на кровати и припомнить все наиболее приличные ругательства. Матом Сей не ругался даже про себя. Причиной его пробуждение послужил никто иной как неугомонный Страж, который для экономии времени открыл дверь ногой, едва не вышибив несчастную.
- Сей, я вернулся-а~! – оповестил Нисей, одаряя разбуженного и медленно сатанеющего Сеймея белозубой улыбкой.
- Я понял, - отозвался Сеймей, подавляя навязчивое желание прибегнуть к банальному удушению. Он уже понял, что наказать Акаме с помощью Связи не получится – слишком мало сил… Вот когда чуток поправится, все припомнит этому Акаме…
- А еще у меня хорошие новости для тебя.
- Хм? Какие же? Рицу помер? Ты решил доверить мое лечение Накахире? Или, того лучше, Агацуме?
Нисей пропустил мимо ушей шуточку про Агацуму и сунул руку в пакет.
- Сейчас будем делать тебе укол! – торжественно и пафосно возвестил Нисей. Повисла неловкая тишина.
- Нет. Не будем, - прошипел Сеймей, заворачиваясь в одеяло и отворачиваясь. – Спокойной ночи.
- Э? Сеймей, вылеза-ай! Если не сделать, еще дольше болеть будешь. Ну вылезай же! – Нисей потряс его за плечо.
- Нет, - упрямо ответил Аояги. – Занесешь инфекцию.
Про очевидную криворукость и неуклюжесть Сеймей и не говорил. Неохота было подставлять столь деликатное место дилетанту.
- Не занесу же! Ну давай, вставай! – не прекращал тормошить его Нисей. – Это совсем не больно, не бойся…
Видя, что Сеймей на провокации не поддается, Нисей попросту стащил с него одеяло, к вящему возмущению своего Агнца.
- Что ты себе позволяешь?! – подскочил Сеймей. Не лучшее решение: перед глазами тут же все поплыло. Он бы потерял сознание, если бы Акаме не ухватил его за плечи.
- Пользуешься моей слабостью? – пробормотал Сеймей и попытался стряхнуть руки Нисея с плеч. Нисей не отпустил.
- Ну же, давай, ложись. Или и в самом деле боишься?
Лучше любого ответа – убийственный взгляд темно-лиловых глаз.
- Акаме… Слушай сюда… Делать все будешь под четким руководством. Если меня не устроит качество…
Хоть какой-то прогресс!
- Понял-понял, - отозвался Нисей, вставая с кровати. Сеймей тут же грохнулся обратно.
***
- Помой руки. Нет, с мылом! Нет, не с хозяйственным.

- Надень перчатки. Что значит "какие"? Медицинские!

- Я похож на сковородку? Или на кафельный пол?! Я сказал "медицинские" перчатки!
- А это какие?

- Теперь продезинфицируй шприц. Нет, "уже стерильный" он был до того, как ты его полапал.

- Нисей, это нельзя пить. Фу! Поставь на место, я сказал!
***
С грехом пополам, приготовления к важной процедуре оказались закончены. Все еще задом чуя скорую беду, Сеймей неохотно перевернулся на живот и позволил стянуть с себя пижамные штаны.
- Уй… Акаме, слезь с моих ног.
- Не-а, - со счастливейшей улыбкой помотал головой Нисей, наслаждаясь столь соблазнительным видом. Затем не удержался и легонько шлепнул Сея по пятой точке, за что немедленно получил по лицу пушистым хвостом и пяткой по спине. Ойкнув, Нисей прицелился. Попал…
- АКАМЕ!!!
…в нерв. Осознав всю глубину той задницы, в которую он попал (о, каламбур), Нисей предпочел спастись бегством. Однако путь к отступлению ему отрезал вонзившийся в стену шприц, пущенный Аояги. Быстро натянув штаны и потирая пострадавшее место, Сеймей поднялся с кровати.
- Нисей, - ласково начал он, медленно приближаясь. – Солнышко мое ненаглядное, я тебя предупреждал…
- Ну-у… Не надо принимать все так всерьез… - пробормотал Боец, пытаясь вразумить Жертву. И выдернуть из стены шприц, намертво засевший в ней.
- Вот поэтому я и не люблю, когда меня ла-а…
До Нисея Сей не дошел. Ему вдруг сильно захотелось спать. Вот так вот жизнь Акаме Нисея была спасена малюсенькой ампулой со скромным названием "снотворное". Ну и рассеянность роль сыграла.
***
Пробуждение было не очень приятным: голова болела и кружилась, болел зад – нет, не та его часть! Скукожьте свои мысли обратно! – а первым, что увидел Сеймей, была истинно чеширская улыбка его Бойца. Вид у него был такой, как будто он что-то замыслил.
- С добрым утречком, Сеюшка, - слащаво пропел Нисей. – Как спалось? Кошмары не мучили?
Тон Нисея настораживал. Неужели что-то произошло, пока он спал? Кстати, как он уснул?
- Что стряслось? – мрачно осведомился Сеймей.
- Ну… Ты разговаривал во сне. И не только разговаривал. Неужели ты ничего не помнишь?

Пятнадцатью минутами ранее.
Нисей мурлыкал себе под нос что-то мелодичное и заботливо протирал лоб Сеймея платком, смоченным в прохладной воде.
"А он такая лапочка, когда спит!" – умилился Нисей, смачивая и отжимая платок.
- Риц… ка… - прошептал Сеймей во сне и закусил губу.
"Ах Рицка, значит…" – возмутился было Акаме, но предпочел не вмешиваться и прислушаться. Стоны его Жертвы стали откровенно эротичными. В эту минуту Нисей пожалел, что он не может заглядывать в сны Агнца. А сон явно был стоящим… Подумав немножко, Нисей достал телефон и начал потихоньку снимать Сеймея и все его эро-ужимки.

Настоящее время.
Лицо Сеймея медленно изменяло свой цвет с нежно-салатового до ярко-пунцового. Когда видео закончилось, воцарилась тишина.
- Вон.
- Сеюшка, ты как? Водички принести?
- ВОН!!! – рявкнул Сеймей. Дважды просить не пришлось: Нисей выскочил из комнаты. Вслед ему полетел ни в чем не повинный телефон. Телефон оказался таким же крепким, как голова Нисея, поэтому никто особо не пострадал.
***
Событие послужило причиной колоссальной депрессии Аояги. А, следовательно, и ухудшением его самочувствия. Тут уж даже у Акаме захолонуло там, где у людей находится сердце. Отбросив в сторону все шуточки и приколы, он всерьез взялся за лечение Жертвы. Вот и сейчас он сидел и отпаивал Жертву молоком с топленым маслом. Надо сказать, больной явил себя большим упрямцем и поглощать гадкую жидкость не хотел.
- Давай, за твоего обожаемого и любимого меня… Не хочешь?.. Тогда за вшивого Агацуму. За мелкую г… кхм, твоего братика… За Рицу… Ой, так и знал, что подавишься…
- Нисей… Сделай одолжение, исполни последнюю волю… Уйди, а? – попросил Сеймей с несвойственными ему жалобными интонациями.
- Ну вот еще, - усмехнулся Нисей и сделал приличный глоток из кружки. – Фу, какая гадость… Сеймей, пока не выпьешь гадость… тьфу!.. молоко с маслом, не отстану.
Через силу, но приходилось пить. Иначе, как пообещал Нисей, "станет хуже, ты умрешь, а на твоих костях станцует лезгинку Рицу". Не то чтобы Сеймей поверил в угрозу, но проверять не хотелось.
Акаме, конечно же, извращенничал. После того, как он проснулся под Акаме, который уже нагло разлегся прямо на обожаемой Жертве, Нисей обзавелся шикарным лиловым фонарем.
- Классная прическа, - гадко ухмыльнулся Сеймей, оглядывая Стража, который скрыл синяк за прядкой волос. Нисей скорчил рожу и достал баночку какой-то мази.
- Ты бы не язвил, а лег на живот. Будем спину мазать.
- С какой это стати?
- Так доктор сказал. Или может позвонить ей, сказать, что ее требования и предписания не соблюдаются?
- Паршивец… - проворчал Сеймей и плюхнулся на живот. А Нисею только того и надо было. Руки, щедро смазанные, заскользили по телу Сеймея.
- У тебя совсем не развито тело, - хихикнул Боец прямо на ухо своей Жертве.
- Заткнись… - хриплым – и отнюдь не из-за ангины – голосом огрызнулся Сеймей.
Нисей ухмыльнулся и продолжил растирать и массировать тело Возлюбленного.
- Знаешь, я давно хотел признаться тебе, - томно прошептал Нисей ему на ухо. Руки не прекращали скользить по хрупкой спине Аояги. Это немало возбуждало.
- О чем ты говоришь? - то место, где у людей находится сердце, отдалось у Сеймея странным чувством, которое доселе он испытывал, лишь когда рядом был Рицка.
Нисей ухмыльнулся, наклонился к самому уху Сеймея, мазнув по его щеке своими черными волосами и тихо прошептал:
- Я разбил твой айфон.
***
- Им там, кажется, весело, - мрачно фыркнул Накахира, поглаживая Широкуро.
- Шутка-а!
- УБЬЮ, СКОТИНА!
- Ха-ха, у тебя нет чувства юмора!
- А у тебя сейчас не останется зубов!
***
Скажу вам сразу: зубы Акаме не пострадали. Более того, после бурной ссоры со впечатыванием Нисея в диван и ритуальной попыткой придушить ржущего Бойца, Аояги-таки совершил акт сексуального насилия над счастливым Акаме! И, вы знаете, Нисею понравилось! Но было одно неприятное последствие, поскольку Аояги был по-прежнему болен и заразен.

Эпилог
- Как приятно не болеть, в небо синее смотреть, - напевал Сеймей, потягиваясь. Чувствовал он себя превосходно, чего нельзя было сказать о Нисее. Вид у Акаме был весьма и весьма жалкий: брюнет лежал на кровати под двумя одеялами, с шарфом на шее и с градусником во рту.
- Что ты на меня так смотришь, Акаме? Карма – вещь умная. Она просто так не наказывает, - с умным видом изрек Сеймей, садясь рядом с Нисеем и потуже затягивая шарф. Страж сдавленно крякнул и попробовал ослабить узел.
- Ну, закончим эти бессмысленные разговоры, - сказал Сеймей, доставая шприц. На лице Аояги появилась тень безумной улыбки. - Я, как хорошая Жертва, должен заботиться о своем Бойце так же, как он заботился обо мне. Поэтому ложись на живот.
Выражение лица Акаме словесному описанию не поддавалось…

КОНЕЦ :)

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.