ID работы: 12208928

Когда король склоняется

Слэш
NC-17
Завершён
781
автор
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
781 Нравится 25 Отзывы 232 В сборник Скачать

И мечник на коленях стоит

Настройки текста
Примечания:
      — Ваше Величество, о великий Король Роана, наше сияющее солнце, что освещает путь этих презренных, какого хуя Вы снова суёте мне эти грёбанные документы? — по окутанным вечерней дымкой апартаментам бывшего кронпринца разносится язвительное шипение. Кейл, которому Альберу пытался всунуть бумаги по поводу последнего инцидента, где он с компанией отметились, всячески отбрыкивался от бюрократии, в пучину которой его собирался затащить его любимый хён. Чтоб он своими писульками подавился. Хентьюз устал и хочет отдохнуть. Ему вообще причитаются сон, еда, вино и золото за ту кутерьму, что они навели!       — Дорогой мой Кейл, если ты не хочешь разбираться с грёбанными бумажками, то будь любезен, смотри за Розалин и Раоном. Они люди умные, но увлекающиеся. Мне теперь ещё и разбираться с расследованием взрыва в особняке Орсенов, — конечно, мужчина просил любимого немного помочь с этими ублюдками, но почему-то он забыл, что у Кейла нет меры. Разрушенный, без единой жертвы и на том спасибо, и горящий чёртовым чёрным пламенем дом герцогской семьи очевидное напоминание.       По помещению разносится строенный усталый вздох. И лёгкие смешки заполняют комнату. Чхве Хан с нежностью смотрит на то, как Кейл забирает бумаги раздора и откладывает на стол короля, а потом утягивает его в короткий поцелуй. Они правда перестарались, когда шли грабить ублюдков, но ни один из них не был особо против. Документы разве что да расследование бесили, а так у всей семьи глазки сверкали. Мечник очень хорошо видел как дети ухмыляются, Розалин смеётся над лицом герцога, а его мужья тихонько переговариваются с лицами мошенников.       — Альберу, ты со всем закончил? — спросил парень, полирующий свой меч, пока остальные сидели на кровати и пили вино, разбирая бумаги (или просто лежали на мягкой королевской перине). Поначалу Кейл правда просматривал документы и что-то отвечал на вопросы короля, откинувшегося на его согнутые ноги, но после того, как солнце село, сказал, что устал и попытался уснуть.       — Хаа… Ну сегодняшние бумаги разобраны, но я хотел… — не успел мужчина закончить, как на его рот с тихим шлепком приземлилась тонкая ладонь.       — Ваше Величество, если Вы сейчас не оставите эти глупые идеи на завтра, то я ограблю казну, — тихий и злобный голос, так своей интонацией напоминающий Рона Молана, остановил короля от необдуманных действий. Только Кейл Хентьюз мог себе позволить напрямую сказать монарху о том, что собирается обчистить его карманы. Узнай об этом аристократы, всё было бы просто ужасно, ведь Альберу — бывший изгнанный кронпринц — и положение его непрочно. Хорошо, что ублюдков здесь нет.       Ещё один тяжёлый вздох вышел из уст короля. Может быть им пора попросить Эрухабен-нима проверить его здоровье? (Чхве Хан уверен, что тот просто отправит их к Пендрику за успокоительным сбором. Очередным.) Светловолосый мужчина встал и собрал все бумаги, что были аккуратными пачками разбросаны по огромной дворцовой кровати. С его любимого донсена станется его взаправду ограбить. (Будто он этого не делает с ужасающей частотой.) Убрав подальше от опасности документы государственной важности, Альберу вернулся к кровати, чтобы с очень доброй улыбкой сесть на одеяло. Под которым лежал Кейл. Кто говорил, что монаршие особы не могут быть мелочны?       — Хан, присоединяйся, — повеселевшим голосом позвал сидевшего в углу любовника Кроссман. В сердце парня потеплело от этого обращения. После раскрытия их с Рок Су тайн, после испытания Бога Отчаянья, Альберу узнал, что Чхве — это фамилия мечника, и называл его в кругу семьи только по имени. Эта маленькая деталь заставляла нежность затоплять его, потому что это правда было важно. Это то, что когда-то позволило мастеру меча не сойти с ума в Лесу Смерти.       Отложив своё оружие в сторону, парень поднялся с кресла и подошёл к ложу, чтобы на секунду застыть. Они ещё даже не помылись после утомительного дня. Бросив вопросительный взгляд на двоих на кровати, мечник получил лишь закатывание глаз, а потом крепкая ладонь дёрнула его за руку. Послышался возмущённый стон. Хоть король и присел так, чтобы не навредить молодому человеку, но он всё ещё был нормальным тренированным мужчиной (читать: тяжёлым для бездельника), а потому вес ещё и мастера меча комфорта лежанию Кейла не добавлял. Чхве Хан уже упоминал, что эти двое были до смешного мелочными порой?       Посмеявшись с возмущённого молодого мужчины, Альберу повалил юношу на кровать, а затем и сам лёг между двумя телами. Мирная и уютная тишина разлилась по комнате, наполняя спокойствием сердца троих мужей. Они правда устали от этого долгого дня. Чхве Хану пришлось не только участвовать в маленьком наказании Орсены, но и совещании. Будучи инструктором короля, он не имел права вмешиваться во внутреннюю политику, по правде говоря, у него и желания в эту кутерьму ввязываться не было, но сегодня его пригласили. Чтобы при нём же заявлять, что мастер меча обязан поехать на Восточный континент с дипломатической группой. Ага.       Юноша правда не понимал на кой чёрт он там сдался этим интриганам и чистосердечно отказался, но нет, надо было продолжить его доставать. Их счастье, что они лишь опробовали Ауру Доминирования Кейл-нима, а не собственную ауру одного из их семьи. Конечно, древняя сила была мощной, но после всего, что они пережили, их собственные ауры при желании могли взобраться на одну ступеньку с Драконьим Страхом.       В спальне было мирно. Такая атмосфера — то, что нужно после этих препирательств. Уют и спокойствие наполняли лёгкие, приятной тяжестью оседали в костях. Взгляд Чхве Хана блуждал по расслабленному лицу Кейла, растрёпанным волосам Альберу, переплетённым ногам и сплетённым пальцам. Безмятежность.       — Кейл-ним, Альберу, давайте займёмся сексом? — легонько заикаясь на последнем слове от ошеломлённых взглядов мужчин, спросил юноша. Что такого? Он просто… просто хочет… Лицо залило жаром от понимания собственных желаний. Мечник вскочил и немного отодвинулся, поднимая руку к лицу, чтобы скрыть горящие щёки. Это, наверное, было не вовремя. Может, они и не захотят.       Ошарашенный Альберу пришёл в себя достаточно быстро. Да, слышать от Хана — наиболее стеснительного из них — было немного странно, но это закономерно. Они изначально, когда ещё были лишь друзьями, которые любили одного человека и не стали за него соперничать, были готовы к подобного опыту, если Кейл захочет. Сейчас же… Они любили друг друга также, как и их красноволосое сокровище. Пусть признали они это недавно совсем, но сам факт. Король улыбнулся уголками губ и взял руку мечника в свою.       Альберу-то принял вполне быстро, но у Кейла было маленькое замыкание. Во-первых, это сказал Чхве Хан. Невинный, до недавнего времени, Чхве Хан, который заикался и краснел, переспрашивая, когда сам Хентьюз предложил заняться сексом. Во-вторых, он, конечно, хотел этого (и фантазировал иногда), но не думал, что это когда-нибудь случится, ведь мало кому захотелось бы делить любимого человека с кем-то в постели. Даже, если это твой близкий друг. Поэтому он никогда не поднимал эту тему.       — Кейл-ним, Альберу, давайте займёмся сексом вместе? — повторил всё ещё сияющий румянцем Чхве Хан. Даже с тем, что один из них вроде поддерживает его идею, юноша всё ещё сомневался в своём предложении.       А Кейл просто ловил очередной сердечный приступ из-за своих мужей.       (Кейл, мать твою, научи их не беспокоить тебя! Сердце не выдержит! Спокойней ты, блять!) — снова рыдал на всю черепушку героя двух континентов Плакса. Нет, он был, конечно, рад за этого мальчишку, но как же, блять, он заебался возвращать его сердцебиение в допустимую норму, чтобы тот не окочурился между делом. Сил его уже нет. Другие древние силы лишь подняли сочувствующий гул, ещё больше зля несчастного, ему ведь теперь и головную боль изводить.       Пока голова Хентьюза разрывалась от воплей и сочувствующих слов, он думал о том, где всё повернуло в странную сторону. Проще говоря, бедняга ушёл в астральное путешествие для поиска успокоения. Только вот сердце его всё ещё оглушительно стучало, а рука лежала на груди, немного сжимая рубашку. Такой, застывший и слегка безжизненный, Кейл пугал своих мужей. Знаете, со временем это становится нормой — волноваться о нём по поводу и без, ведь этот человек находит проблемы с невиданной частотой.       Альберу, лежавший рядом с молодым человеком, мгновенно вскочил, отцепляя руку другого от груди и нащупывая пульс. Громкий, сильный, постоянный. И снова вздох усталый немного, ведь волновать их так нельзя!       -Кейл, если ты не ответишь, нам придётся искать нашего Хана по всему королевству, — притянув к себе мужа, сказал король. Мечник на фоне становился более нервным и подозрительно часто оглядывался на окно. Единственный выход в случае отказа, ведь во дворце были не только тёмные эльфы, которые знали об этих отношениях, но и непосвящённые. И про королевство он не шутил, было уже дело, когда мастер меча сбросил на него информационную бомбу (как один всем известный ублюдок), сказав о предложении Кейлу, и прятался от него. По всему Роану. Хорошо, что Розалин помогла, а иначе хуй бы они поговорили.       После слов Кроссмана отсутствующий взгляд карминовых глаз быстро пришёл в норму, будто по щелчку пальцев, и устремился на взволнованного юношу. Чхве Хан правда очень переживал из-за его реакции. Это не должно было быть так. В который раз Хентьюз удивлялся, как он может так просто всё портить, когда даже не пытается? Это нужно исправлять.       -Хан-а, я не против, — тихо произнёс Кейл, мягко вытаскивая руку из ладоней Альберу и выбираясь из его объятий, чтобы встать с кровати. — Мне не претит эта идея, потому что я люблю вас обоих, и хоть это и будет, — тут он задумался, как бы подобрать более подходящие слова, чтобы всё объяснить, — несколько сложно, всё же нас трое и… Вы оба точно уверены, что хотите этого? — как бы ему не хотелось отвернуться, скрывая стремительно краснеющее лицо, мужчина не делал этого, ведь видеть реакцию партнёров важнее.       Услышав вопрос своего мужа, Чхве Хан и Альберу нахмурились и переглянулись с лицами, которые кричали о глупости их возлюбленного. Что уж поделать, такой он человек, и они любят его со всеми его травмами, чудачествами и заморочками. Если ему нужно ещё одно подтверждение, то они его дадут. Мечник встал с кровати, подходя к застывшему в непонимании Кейлу, а скрытый эльф пересел на кровати так, чтобы можно было дотянуться до его руки. Оба смотрели на него странными взглядами, которые великий герой не мог расшифровать.       -Кейл-ним, я ведь сам это предложил. Значит я хочу этого также сильно, как и ты, верно? — за спокойным вопросом всё ещё немного красного парня последовал кивок.       -Дорогой мой, я тоже хочу этого. Да, мы понимаем, что вступаем в интимную близость и друг с другом, но мы этого хотим. Ты, как никто другой, хорошо знаешь, что я люблю и тебя, и Хана. Он тоже. Кейл, мы женаты не только на тебе, но и друг на друге, — твёрдость и тепло слышались в голосе Альберу, когда он говорил это. Порой их любимому ублюдку приходилось напоминать такие простые вещи, которые он уже знал.       -Тогда я рад. Я, — беспокойство уходит, и его сменяет вожделение, щёки понемногу приобретают цвет волос, и Кейл отворачивается, но продолжает, — давно хотел этого, — голос мужчины всё также спокоен, но кого он обманывает? Его семья прекрасно разбирается в его чувствах. С двух сторон доносятся тихие смешки, а потом его резко утягивают на кровать. Распластавшись от неожиданности на Альберу, он в отместку прикусывает основание шеи, не спрятанное под тканью растрёпанной рубашки. Хихиканье прерывается сдавленным вздохом.       Кейл поднимает взгляд, чтобы увидеть немного ошеломлённое лицо и глаза, что начинают темнеть. Жаль, что это всё ещё синева. Смешок слетает с его губ, когда пальцы, вытанцовывавшие узоры по груди его мужчины, добираются до маленькой цепочки с кулоном, мягко расцепляя её. Кожа под его руками темнеет, становясь похожей на чёрный жемчуг. Магический артефакт находит своё место в его пространственной сумке.       — Мой король, не стоит ли Вам воспользоваться Вашими привилегиями и закрыть многим смертным вход в нашу обитель растления? — тихий голос, шепчущий на ухо, гипнотизирует Альберу своей глубиной. Его даже не тошнит от бойкого языка, что вновь использовал Кейл. Это было блядски горячо. Смотря в эти пышашие желанием глаза отстранившегося Хентьюза, тёмный эльф начинает шептать заклинания барьеров. Им не нужны ни нечайные свидетели, ни, не дай Бог, сплетни и слухи. Смотря на эту жаркую сцену перед ним, Чхве Хан задаётся лишь одним вопросом: почему они не сделали этого раньше? Ладони покалывает от желания коснуться, и он подсаживается к ним, начиная исследовать чужие тела.       Чувствуя, как горячая мозолистая ладонь забирается то под разнузданную рубаху, то за пояс брюк, Кейл млеет и продолжает истязать укусами и засосами открытые плечи их короля. Пальцы с невероятной лёгкостью порхают от пуговицы к пуговице, освобождая тёмную кожу из западни белоснежности. Мурашки пробегают по позвоночнику, а мышцы ног прошибает ток, когда Чхве Хан касается ложбинки сзади. Он слышит ещё один задушенный выдох от Альберу, который жадными глазами наблюдает за всеми действиями возлюбленных. Штаны и Кейл давят несчадно, но желания высвободиться из приятной пытки нет. Вторая рука юноши ложится на его шею, и эльф поворачивается к нему, чтобы быть втянутым в поцелуй.       Его немного потресканные накрывают пухлые губы растёкшегося под Кейлом Альберу, а их языки сплетаются в маленьком бою. Оба пускают смешки в поцелуй, пока бляшка пояса звякает внизу. У Кроссмана снова перехватывает дыхание, и мечник отстраняется, чтобы увидеть, как Хентьюз прихватывает зубами кожу снизу чужого живота с хищной ухмылкой и горящими глазами. Поддавшись порыву, он притягивает уже его для поцелуя. Альберу разочаровано стонет и, пробираясь быстрым движением под его рубашку, щиплет за сосок. Всё тело мечника покрывается мурашками, а член в штанах дёргается.       У Кейла дух перехватывает от этих двоих. Таких немного мстительных и злобных, горячих и любимых. Его счастье, что когда-то Рок Су заключил ту сделку, и он смог их встретить. Хентьюз покусывает чужие губы, специально впиваясь клычками побольнее, чтобы Чхве Хан ощутил больше. Тело мечника, пройдя столетие битв в Лесу Смерти, сильно потеряло чувствительность, покрывшись корками шрамов, поэтому они обязаны восполнить этот пробел касаниями интимных мест. Рука, лежавшая на плече парня, шёлком стекает вниз и сжимается на заметной выпуклости в штанах. Слышится первый приглушённый стон, и Кейл ухмыляется в поцелуй, языком проходясь по нёбу.       Альберу завороженно смотрит на этих двоих, а потом продолжает расшнуровывать чужие брюки. Болтаясь на уровне тазовых косточек (Слишком выпирающих, когда этот ублюдок будет нормально питаться?), они совершенно не мешают видеть, как предэякулят тёмным пятном выделяется на приподнятых трусах. Руки тянутся убрать последнюю преграду члену Кейла, но поза не позволяет, и он хватает мужа за задницу, слегка вскидывая таз. Его мужчины разрывают поцелуй, и Хентьюз неловко шмякается на его грудь.       — Знаешь, дорогой мой Кейл, кажется, тебе пора порадовать нас своей прекрасной наготой, — голос чуть хрипит, а пальцы выводят круги на чужой заднице. Молодой мужчина хмыкает и трётся своим членом об его, и, чёрт подери, перед глазами вспыхивают звёзды.       — Наш король нетерпелив, но этот почтеннейший слуга хочет наградить своего короля, так что исполнит его желание, — сверкая глазами, он плавными движениями слезает с кровати и скидывает расстёгнутую рубашку, что так красиво стекает с его плеч, измятые штаны, падающие к его ногам, и трусы, что ещё недавно жглись прохладой под тёмными пальцами. Иногда Хентьюз напоминает окружающим ожившую статую с его острыми мужественными чертами лица, шелковистыми волосами-водопадами, острыми плечами и надёжной, как его щит, спиной. От него невозможно отвести взгляд, когда он вот так вот, со знанием дела, пользуется своими харизмой и красотой.       Как будто в наказание за нетерпение Кейл игнорирует тёмного эльфа и хищной походкой приближается к Чхве Хану, чтобы прошептать юноше на ухо о том, что сегодня он хочет показать ему кое-что новое. Ноги сами раздвигаются, а пуговицы с ремнём не на долго встают препятствием рукам искусителя. Штаны исчезают незаметно, пока шаловливые пальцы прогуливаются под яичками, щекотя их самыми кончиками. Дыхание ускоряется вместе с сердцем, а ладони горят желанием прикоснуться к мягкой коже, надавить на косточки позвонков, сжать чужую задницу. Трусы внезапно рвутся в руках Хентьюза, а сверху доносится насмешливое «упс». Он это специально.       На самом деле нет, просто Альберу, который и так заставлял его подавлять жаждущую дрожь в руках своими поцелуями, что расползались засосами по спине и плечам, добрался до загривка. Тёплое дыхание и зубки, которые царапают чувствительную кожу. По телу проходится электрический ток, и его немного передёргивает. Доносится треск, но, в принципе, чего расстраиваться, когда перед глазами такая красота?       На мгновение тонкие пальцы обхватывают жаждущий прикосновений член и быстро ведут слегка влажную дорожку вниз. Кейл мягко постукивает рядом с сжимающимся колечком мышц прежде чем пройтись по нему кончиками ноготков. Чхве Хан весь дрожит, а из его рта вырывается низкий стон. Сильные руки на секунду отказывают своему владельцу, и мечник откидывается назад, в скомканную кучу простыней и одеял, прогибаясь в пояснице на ноге тёмного эльфа. Хентьюз искусителем нависает сверху.       -Хан-а, — тянет мужчина, — почему бы тебе не раскрыться перед нами? — мурчит, демон, сладостно, и мечник готов подчиниться без вопросов, как всегда. Смущенный, он не понимает, как Кейл-ним может говорить что-то столь развратное, не краснея, хотя они с Альберу, просто услышавшие его слова, сейчас похожи на девственников в первую ночь. Апогеем растления становится тот момент, когда Хентьюз шепчет какие-то пошлости, а потом прикусывает кадык. Одно из немногих мест, что не покрыто шрамами, отзывается безмерно сильно, и, чёрт, он хочет довести его до оргазма одними прелюдиями?       Альберу аккуратно вытаскивает мечника из-под разошедшегося мужа и сажает между своих ног. В этот момент Чхве Хан похож на тряпочку своей послушностью. Тёмный эльф думает, что это мило, ведь вызвано большой любовью к ним. Сгребая его в объятия, он утыкается носом в шею парню и мягко целует, чувствуя, как по чужому телу расходится сладкая дрожь. Кейл, похоже, решил добить беднягу (и Альберу за одно тоже). Он встаёт, чтобы пойти рыться в монаршем столе. Знает, ублюдок, где надо смазку искать. Вид на его прекрасное тело становится одним из плюсов, как и то, что его ногу сжимает Чхве Хан от нетерпения. Ну почему они такие милые?       -Мой король, не поможете ли мне? Придержите ноги нашего милого Хана под коленями, — не услышав ответ, просит Хентьюз. Тёмный эльф хмыкает и делает то, что просят, чтобы услышать недоверчивый вздох парня в своих объятиях и получить лёгкий поцелуй в щёку. Искуситель улыбается нежно, и, поверьте, любой в этой семье сделает что угодно, чтобы увидеть это выражение тихой радости на вечно спокойном лице. При прикосновении чего-то еле тёплого ко входу мастер меча дёргается, и Альберу приходится немного напрячься, чтобы удержать его на месте. При растягивании важно сделать всё как следует, чтобы не навредить. Лёгкие покусывания и яркие засосы то тут, то там расцветают на шее и плечах юноши.       -Чхве Хан, сиди смирно, — тихо говорит Кейл, и мечник затихает, будто ему отдали приказ, нарушение которого карается смертью. Мужчина чувствует это и несколько обижено вздыхает. Чтобы отвлечь партнёра, он проходится языком по внутренней части бёдер, слегка прихватывая зубками кожу, по яичкам, иногда играясь с ними незанятой рукой, и члену. Доведя мокрую дорожку до головки, Хентьюз облизывает её, а после берёт в рот. Яички Чхве Хана поджимаются, и он хмыкает удовлетворённо, вставляя палец.       Альберу смотрит на разврат перед ним и понимает: он долго так не продержится. Член ноет, прося о прикосновениях, яйца болят переполненные, а демон-искуситель о нём забыл напрочь. Хочется пойти и растянуть его собственноручно, но могут возникнуть проблемы с Ханом. Это отрезвляет и заставляет сидеть на месте. Руки блуждают по шрамам на молодом теле, а следы губ остаются уже на спине. Чёрт, он действительно сильно возбуждён.       -Кейл, — хрипит король, смотря в карминовые глаза, прося о снисхождении, и Хентьюз аккуратно кивает с членом во рту. Они синхронно начинают медленно двигаться, укладывая Хана на кровать полностью. Кейл перебирается ему между ног, а Альберу встаёт сзади, начиная аккуратно растягивать его. Комната наполняется громковатыми стонами мечника и приглушённым мычанием Хентьюза. Тёмный эльф сомневается, что в мире может быть что-то более развратное.       -Мы готовы, — с тихим чпокаящим звуком головка члена Чхве Хана вылетает со рта Хентьюза, когда он начинает говорить. Оба партнёра кивают, потому что у мужчины больше всего опыта в нижней позиции. — Альберу, ложись, — краткий приказ срывается с искусанных и зацелованных губ, и король не смеет его игнорировать, потому что это Кейл. Только ему разрешено командовать им, только у него есть это право. Чхве Хан на слегка дрожащих конечностях отползает, и тёмный эльф не может не заметить хищный взгляд своего мужа, направленный на юношу. В его глазах пляшут те же черти и желания.       Улёгшись по середине, чтобы всем хватило места во время действа, Альберу со сверкающими глазами смотрит за хозяином их душ и повелителями его сердца. Читая любовные романы раньше, Кроссман никогда не думал, что будет считать секс чем-то столь романтическим, но вот он здесь и смотрит самыми нежными глазами на разврат перед ним. Если у него появится интимный голод, первым на скамью подсудимых полетит Кейл Хентьюз, который сейчас своими ласковыми руками разливает холодную смазку по его горячему члену. А потом с самым невинным лицом зачерпывает ещё специального масла в ладошку и смазывает свою розовую дырочку.       Дьявол. Какой же он развратный дьявол.       Кейлу неимоверно стыдно за свои действия, но, глядя в тёмные глаза напротив, он думает, что не так уж это и плохо. В какой-то мере это даже приятно. В мыслях пролетело что-то о том, чтобы улыбаться так всегда, когда они работают в одном кабинете, и да, он это сделает.       Опускаясь на привычный член Альберу, Хентьюз осторожно следит за скоростью, потому что с этой громадиной (хоть она и не сильно больше собственной кейловской, что он никогда не признает) надо быть аккуратнее. Ещё один сантиметр и всё внутри начинает трепетать, а пальцы на ногах подгибаются. Чувствительную точку надо первый раз проходить медленно и вдумчиво, чтобы приятная истома расползлась по всему телу. Член Кейла заинтересованно подёргивается, тёмный эльф обхватывает его рукой, залитой смазкой. Благодарный стон не заставляет себя ждать.       Наблюдая за тем, как король входит в их мужа, Чхве Хан думает о том, что его забыли. Это болью отдаётся в любящем сердце. А потом Хентьюз выстанывает его имя, рукой прося подползти ближе. И мечник делает это, потому что приказы и просьбы Кейла священны для него. Поцелуй тёмного эльфа накрывает его губы, а потом чужой язык проталкивается в его рот. Хан ловит весёлый взгляд Альберу и немного раздражённый Хентьюза. Он усмехается в тягучий поцелуй своим мыслям, ведь они настолько глупы и беспочвенны. Утончённые ладони утягивают его за плечо на тёмного эльфа, а затем нечто горячее и скользкое пристраивается к его заднице.       -Хан-а, я вхожу, — хриплый голос сообщает ему прямо в ухо, и по позвоночнику ползёт сладостный табун мурашек, потому что это очень чувствительное место на его изломанном теле. Снизу что-то крохотными толчками раздвигает стенки, в то время как тело под ним колышится в нещадном темпе. Сверху доносится стон, и в его шею с двух сторон утыкаются. Затем Кейл перестаёт подавлять инерцию от толчков Альберу, и начинается то, что мастер меча может описать только непонятным набором звуком и яростными размахиваниями рук, потому что это невероятно приятно.       Его мужчины, наверно, обладают какой-то магией, потому что не может же быть так, что можно кого-то трахать через другого. И чтобы это было так приятно. Что ж, Кейл и Альберу с удовольствием убеждают его в обратном. Член Хентьюза врезается в Чхве Хана в том же темпе, в каком тёмный эльф трахает того. В один из особо сильных толчков, что так бесцеремонно проходятся по его простате, руки подводят юношу, и он падает на грудь королю, тяжело дыша и хрипло постанывая. Не зная куда деть предательские конечности, мечник сплетает пальцы с Альберу и пытается ухватиться за простыни.       Скрип кровати разносится по комнате из-под трёх сплетённых тел, и кто-то мог бы назвать это содомией, но для них это новый шаг в их сложных отношениях. Любовь, может быть порочная и не правильная, но такая искренняя, наполняет их сердца. Признания в глубоких и долгих чувствах читаются во всех действиях, оставляя слова не нужными.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.