Счастливая пора любви.

Слэш
PG-13
Завершён
43
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 2 Отзывы 11 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Мин Юнги делает вид, что заинтересован в партнёрстве и даже вставляет свои слова. На самом деле, ему всё осточертело. Всё. Сидящий напротив директор нефтяной компании, слишком слащаво и радужно описывает будущее партнёрство. Какие большие проценты от акций, продаж и инвестиций они будут иметь. Неужели, он думает, что говорит с ребёнком? Возможно, Юнги будет тридцать через год, но он преуспевающий владелец нескольких промышленных и технологических компаний, находящихся в топ десять в мире, вот уже больше трёх лет подряд. Он всегда достигает своих целей. Мин Юнги - целеустремлённый, клиентоориентированный, пластичный и холодный человек. У него под руководством находятся тысячи работников. Он привык к ритму жизни директора: переговоры, командировки, полёты и конференции. Он хваткий и дерзкий, расчётливый и чуткий. Его отец с детства натаскал как наследника своих имений. Привил сыну необходимые навыки и умения. Покупал лучших учителей и преподавателей. В итоге, он доволен, каким стал Юнги, каким успешным стала их компания, расширяясь по всему миру. Данная сделка должна была открыть им дорогу в мир нефтяного бизнеса. Но таких компаний много и он неспешно «заводит» с ними связи. Эта конкретная компания уже не представляет никакого интереса и судя по подхалимству, ещё и не вызывает никакого доверия. Неужели, это лучший кадр в их компании? Как этот человек вообще стал директором? Неужто, многие покупались на его розовые сопли? Юнги не видит в нём перспектив. Поэтому, после беседы, он покидает их центральное логово в центре Сеула. Сегодня прекрасная погода, лёгкий ветер придаёт шарма начинающему лету. Сеул прекрасен, как всегда. Цветёт и пахнет по весенне-летнему. Юнги ждёт его личная машина. Он сразу едет домой, на сегодня с него достаточно. Мин любуется из окна на меняющийся пейзаж. Он скучал по Сеулу. Он скучал по нему. Кого покинул около пяти лет назад. Кого любил и любит по сей день. О ком ни разу не забывал, для кого он всё это делает. Единственное, что не даёт ему покоя-ждут ли его в ответ? Как он живёт, остались ли чувства? Он помнит всё, связанное с его любимым. От момента знакомства до разлуки. Они были лучшими друзьями, ставшими друг другу любимыми. Его малыш был понимающим, добрым, до зуда и боли ласковым, нежным и таким любимым. Он был и остаётся всем для него. Человеком, с кем хочется прожить всю жизнь, подарить весь мир, показать все самое лучшее и доброе. Юнги думает и чувствует, что то, что он испытывал и испытывает к нему, больше не повторится ни с кем и ни с чем. Та пора, когда они были вместе-был самым счастливым и сладким моментом в его жизни. У них было всё - доверие, уважение и любовь. Казалось, что такого не бывает, но у них было. Было. Он вздыхает, пять лет жить в маске холодного директора, пять лет без родного тепла рядом. Все эти пять лет он жил ожиданием и трепетом от встречи, прокручивая возможные сценарии и диалоги. Он дрожит от одних лишь воспоминаний. Эти воспоминания всё, что у него есть. Они каждый раз дарят тепло, заставляют улыбаться и жить дальше. Юнги смотрит на детские площадки, на рельсы, на деревья. Всё осталось прежним, но чуть утратили свежесть, где-то обвалилась краска, где-то посерело, почернело, но не утратила ценности тех дней, вызывая бурю чувств. Он помнит, как качались на качелях и раскачивались на полную, громко кричали и смеялись, помнит как скатывались с маленьких горок, что явно не предназначались под их весовую категорию; помнит как сломали дюжину игрушек, как сбегали от охранников. А еще помнит как целовались до дрожи в ногах и звёзд перед глазами. Помнит нежные и страстные ночи, когда его малыш отдавался полностью и был таким податливым. Вкусно и сладко. Помнит ласковые прикосновения, тёплые объятия и жгучие поцелуи. Будто всё было вчера. Будто он приедет домой, а навстречу выйдет его ангел и поцелует, накормит вкусным ужином и забудутся в друг друге. Как же хочется всего этого, так хочется, аж до зуда - просыпаться вместе, засыпать в родном тепле, проводить время так, что хотелось бы прокручивать или останавливать время. Он проезжает мимо таких знакомых стен-его институт. Начало его становления и взросления, также начало его огромной и единственной любви. То время подарила ему самое ценное - любовь. Именно за неё и держится Юнги. Как же много воспоминаний, как же много чувств. Он улыбается и пускает гордую слезу. Так хочется оказаться в родных объятиях. Юнги потерял с ним связь сразу, как сел в самолёт и улетел. Он даже не смотрел на него долго, боясь передумать. Боялся, что один лишь взгляд на грустные, но такие любимые голубые глаза, заставит его остаться, не думая ни секунды. Его маленький и любимый Чимин. Пак Чимин. Одно имя вызывает в нём ураган чувств. У него даже есть татуировка с его именем над сердцем. Маленькое, но такое ценное. Он сделал его когда только встал на путь истинный. После разлуки, приехав в Штаты, он начал пить, курить и даже баловался наркотиками. Мин тогда впервые вкусил все эти запретные вещи. Ему было противно, горько, но хоть так притуплялась боль от расставания. Перед лицом всегда стояла грустная улыбка его мальчика, который пришёл проводить в другой мир, другую страну. Он никогда этого не забудет. В течении целого месяца, он вёл разгульный образ жизни. Его мать даже хотела отправить на реабилитацию или на кодировку, но отец знающий про его состояние, что он оставил своё сердце в Сеуле, тогда сказал: «Это ты ради этого оставил его? Чтобы угробить себя? Что бы он сказал или подумал, увидь тебя в таком состоянии?». Этих слов было достаточно, чтобы взяться за ум. После этого разговора, он стал исправляться. Через две недели трезвости и спокойствия, он набил татуировку на груди, прямо над сердцебиением «박 지민». С тех пор, он работает и учится, доказывая самому себе, что станет тем, кто заслуживает Пак Чимина, что придёт к нему и больше не отпустит. Никогда. «Я вернусь к тебе… обещаю, я вернусь!» - слова, которые он произнёс в их последний вечер, утопая в своём малыше. «Буду ждать» - прозвучал такой нежный и любимый медовый голос в ответ и утонуло в поцелуе. Юнги снова слегка дрожит, вспоминая всё. Как же было сладко. Проезжая мимо парка, он видит группу подростков, которые танцуют или устроили баттл. Такие молодые, весёлые и движения отточенные. Мин вспоминает видео с ютуба, где Чимин весь в белом одеянии, танцует так легко и грациозно, что невозможно отвести глаза. Видео длится всего пятнадцать секунд, но он просматривает его каждый день, отмечая все детали. Всё время благодарит пользователя, что загрузил видео. Он не искал его специально, просто два года назад, просматривая бывшую танц-группу его малыша в фейсбуке, где был отмечен Чимин, и по этой ссылке он попал на это видео. Тогда, он радовался и плакал. Его малыш стал ещё краше, ещё великолепнее и грациознее. Ни один писатель, художник или скульптор не смог бы повторить всю его красоту. Правда, видео не очень хорошего качества и угла съёмки, но он не жалуется. Хоть так он знает, что у него были пепельные волосы и маллет, что он не изменяет себе в выборе и ношении колец на всех его маленьких и сладких пальчиках. Это отдельный фетиш Мин Юнги. Целовать эти вкусные пальчики каждый по отдельности и все вместе. А что творили эти бессовестные пальчики в момент страсти, просто блаженство. Два года.. это продолжается два года. Как только увидел видео, так и растворился в нём. Как бы он хотел лично присутствовать, видеть его улыбку после выступления. Обнимать и хвалить, целуя бесконечно долго. Мин Юнги замечает, что подъезжают к дому. Этот дом хранит так много воспоминаний. Когда родители уезжали, что было часто, он приглашал его к себе и проводили сумасшедшие, но такие любимые дни и ночи. Ласк, объятий и поцелуев было так мало, что им приходилось буквально сливаться с друг другом. Чимин не любил сидеть возле горящего камина, поэтому они удобно устраивались на полу на ковре и читали книгу. Неважно какую. Им так нравилось представлять себя героями этих книг, они могли быть кем угодно, проживая с героями их жизни. Им вместе было весело. После прочтения, они много обсуждали сюжет и почему автор решил именно так закончить книгу. Если им не нравилась концовка, то они сами дописывали и радовались, как дети. Хотя, они и были детьми. Им было-то лет по девятнадцать. Пора любви. На втором этаже дома находится библиотека с самыми разными книгами на любой вкус и цвет. Они, кажется, перечитали её всю. Она небольшая, но уютная. Юнги медленно ходит, осматривает и вспоминает. Чимин любил бывать здесь. Он всегда говорил: «Мне хорошо, там где ты, и, здесь тоже неплохо». Улыбался своей солнечной улыбкой, что глаза превращались в полумесяцы и льнул всем собой, а у Юнги перехватывало дыхание. Как же хочется его обнять и вдохнуть сладкий - сладкий запах. От него всегда пахло домом, таким родным и уютным. Юнги принимает душ и переодевается. Горничная приготовила обед. Кухня здесь большая и мраморная. Чимин всегда ходил в носках и сидел на коленях у Юнги, потому что мрамор слишком холодный, старшему только этого и надо, чтобы согревать его и обнимать дольше и крепче. Он был таким маленьким и казался таким хрупким в его руках. Хотелось подарить ему всё тепло мира, все цветы и торты. К последним у Чимина была особая страсть. Неважно какой торт, пирог, выпечка-он всегда склонял перед ними голову. Пак обожал сладкое, но к тортам была огромная любовь. Поэтому, Юнги сам научился их готовить, и показывал свои умения на практике. Чимин оценил по достоинству, с того дня, он кушал только торты, приготовленные его хёном. С его слов, торты Юнги были самые вкусные, что даже его бабушка так вкусно не готовит, и это было наивысшим комплиментом. Мин стал поваром для одного сладкоежки, или как правильно, кондитером. Каждую неделю он готовил их ему. Самые разнообразные. Чимин всегда уплетал их за обе щёки, вызывая умиление и ещё больше обожания. Юнги до сих пор готовит торты, улучшил свои навыки, даже известный французский кондитер пришёл в восторг. Мин специально брал уроки у него, так как Чимин любил фирму, который и открыл этот француз. У него в планах баловать своего малыша и дальше. После плотного обеда, его клонит в сон. Но время только обеденное, а к смене часовых поясов нужно привыкнуть, как можно скорее. Поэтому, он выпивает порцию эспрессо и идёт в гостиную. У него запланировано еще шесть встреч на этой неделе. Юнги вновь окунается в светлые воспоминания. Чимин любил играть в настольные игры и научил его. Когда Юнги выигрывал, он радовался вместе с ним, распевая что ученик превзошёл учителя, а Мин лишь сцеловывал его смех. Как же было хорошо. К Юнги снова возвращаются не самые приятные чувства. Что если Чимин его уже не ждёт? Что если чувства прошли? И таких «что если» становится всё больше, да ещё и кофе выпил, что мысли роем проносятся в голове. Он решает искупаться в бассейне, расслабиться, так сказать. Чимин любил этот бассейн. Он небольшой, с русалками и разноцветными камнями на дне. Они всегда плавали, чаще целовались под водой, тренируясь задержке дыхания и ставя свой рекорд. Их рекордное время-две минуты поцелуя под водой. Тогда они радовались как дети. Часто плавали наперегонки, в основном, выигрывал Чимин. Юнги был просто не создан для воды, его парень тогда загадывал желания, большинство которых были ласки и поцелуи. Как же он скучает по тому времени и завидует себе прошлому. У него было всё. Новость об отъезде Юнги, Чимин принял спокойно. Тогда отец Мина как снег на голову, сказал ему уезжать обучаться за границу. Мол, так перспективнее и лучше. Юнги тогда здорово разозлился, поругался с отцом и убежал из дома. К Чимину. Мин налетел на него с объятиями и упрёками в сторону отца. Он выпустил весь пар, а когда его обвили маленькие ручки и отвлёк поцелуй в шею от пухлых сладких губ, Юнги и вовсе растаял. Чимин тогда сказал: «Всё в порядке, любимый». На Юнги это подействовало моментально, будто гора с плеч. Они долго сидели в приятной тишине и родных объятиях. Чимин выслушал его и спокойно ответил уезжать. Юнги хотел было разозлиться, но когда поднял голову с груди малыша, он увидел его слёзы. Самое страшное и ужасное для Мина, видеть слёзы своего любимого. Неважно, от счастья или нет. Быстро целовал и ловил его солёные капли с прекрасных глаз, причитая, что всё будет хорошо. Тогда Чимин разрыдался и Юнги сам не смог сдержать слёз. Утром, опухшие и с мешками под глазами, они пошли в универ. С тех пор, Чимин стал молчаливее и всё время жался к нему. До конца обучения оставалось меньше года. Точнее, восемь месяцев. Всё это время, Юнги старался осчастливить своего ангела каждый момент. Они уже окончательно свыклись скорой разлуке. Хотя, никто не свыкся, просто оба держались только из-за друг друга. Юнги не представлял как жить без Чимина, как и он без него, но не хотели смотреть так далеко и дарили себя без остатка в настоящем. Последние три месяца были кошмаром. Экзамены, выпускной и скорый отъезд Юнги. Чимин много плакал, не при Юнги. Просто, Мин стал замечать отёкшие глаза, мешки под глазами, грустные глаза и осунувшееся лицо. Ему было сложно сдерживать себя, чтобы расторгнуть договор с американским колледжем. Он хотел схватить любимого и уехать куда-нибудь подальше. Но через пару недель, Чимин вновь стал вести себя как раньше, даже говорил, чтобы берёг себя и много кушал, приготовленных им блюд, так как в штатах никто его кормить не будет. От этого хотелось ещё больше плакать, если честно. Смотреть, как его ангел так старается, было невыносимо. После занятий, они скрывались ото всех в квартире Юнги и просто обнимались. Однажды, он позволил себе поплакать при Чимине. С того дня, они много плакали вместе, пытаясь сраститься друг с другом. «Я люблю тебя» было произнесено несколько тысяч раз. В последние недели, после успешно сданных экзаменов и зачётов, они не вылезали из родных объятий. «Я люблю тебя» было произнесено миллион раз. Юнги всё чаще целовал любимое личико, точнее постоянно, будто боялся забыть. Хотя, помнит каждую родинку и веснушку по сей день. Будь он писателем, давно бы написал о красоте его парня. Только лицо бы заняло несколько томов. Он бы даже написал книги про каждый пальчик. Юнги сидит перед холодным камином, и будто слышит родной смех. «Юнги-я, перестань»-такой звонкий чистый смех, от которого сердце ликует, душа поёт, рождается песня, просыпается муза и случается волшебство. Чимин повторял это много раз, когда Юнги целовал и облизывал каждое выступающее ребро. Он весь сладкий и вкусный, что оторваться невозможно. Как же было прекрасно. Юнги вспоминает их первый раз. Было очень волнительно и неловко. Это не было спонтанно или в порыве страсти. Они долго готовились, даже консультировались с врачами и читали. Ведь, у обоих был в первый раз с представителем своего пола. Они купили много смазок и презервативов. Юнги был крайне осторожен и нежен, чтобы доставить удовольствие своему малышу. Тело Чимина было создано для любви и ласки. Мин умилялся всё больше при виде на младшего, от его томного взгляда, смущения, неловкости, тяжелому дыханию. Он довёл своего любимого до первого экстаза лишь пальцем и языком. Юнги долго любовался разнеженным парнем и покрывал всё тело поцелуями, все ещё находясь в нём тремя пальцами. Наконец, приступив к главному, он замер. В нём было безумно горячо, мокро, тесно и восхитительно. Всё закончилось быстро, но ласки, которые дарили друг другу после, было чуть ли не лучшим в их первый раз. Он отказывался выходить из него, ссылаясь на крышесносные ощущения. Чимин не жаловался, просто прижимался всем собой, весь потный, маленький, сладкий и безумно вкусный. Юнги долго целовал и обнимал его, признаваясь в своих нежных чувствах, получая в ответ, не менее нежные. Как же всё было чудесно и замечательно. После того раза, им будто отказали тормоза. Они наслаждались друг другом почти каждый день, изучая и узнавая тела, предпочтения и эрогенные зоны. Юнги таял от ласк на шее и груди, особенно, когда язык Чимина дразнил его соски. А Паку сносило голову от манипуляций языка и губ на своей шее и ушах, Юнги понял это, когда был глубоко в нём и жадно припал к шее, вылизывая каждый миллиметр кожи, а затем прикусил мочку уха. Чимин издал высокую ноту и закатив глаза, поддался эйфории-весь дрожал и шумно дышал, сжимая плоть парня так сильно, что и Юнги догнал его через пару толчков. Ласки, после занятий любовью, занимают отдельное место в сердце и памяти Юнги. Чимин был таким разнеженным, румяным и вкусным, что он не мог оторваться от него. Крепко-крепко прижимал и дышал им, на это его малыш тихо хихикал и дарил свои объятия. Они долго и нежно целовались, как же было до одури хорошо быть рядом и делиться теплом и счастьем. Юнги всегда крепко обнимал, пока находился в приятной тесноте. Это было лучшее, буквально, лучшее. Чувствовать его всем собой, ловить каждый вздох, гладить столь желанное и любимое тело, целовать долго-долго, слышать его сердцебиение и тонуть в любимом смехе и искрящихся глазах. Сейчас Юнги ничего не знает о нём. Так боится опоздать, увидеть или услышать, что он больше не нужен. Он помнит твёрдое: «Я буду ждать». Ждёт ли? Есть ли чувства? Но, самое главное, где его найти? В Корее ли он? Свободен ли? Осуществил ли свои мечты и цели? Мин просмотрел много агентств с хореографическим уклоном. Ведь, Пак мечтал стать танцором, хореографом или заниматься в труппе. Поэтому Юнги искал знакомое имя или хотя бы, знакомых людей с окружения его малыша. Он помнит нескольких друзей, но тесно с ними не общался, даже тогда. Так и не найдя ни весточки о нём, закрыл ноутбук и устало протёр лицо. «Я буду ждать» всё время крутится в голове и не хочет покидать. Сердце щемит и хочет верить. Очередная встреча с наследником нефтяного магната. Он сам не знает, почему согласился. Ведь, это, всего лишь отпрыск самого магната. Мин только надеется, что получит ответы на свои вопросы. Встреча пройдёт в личном кабинете на восемьдесят девятом этаже. Почему не на девяностом? Юнги уже не нравится. Он не перфекционист, но в ходе последних событий, он здорово потрёпан и устал. Утро выдалось приятным. Ему снился Чимин, где он улыбался и жался к нему, что Юнги мог даже почувствовать его запах. Всю ночь они обнимались. Было так приятно и реалистично. Таких снов было много, Мин лишь радовался, что, хотя бы во сне, он был с ним. Даже, завидует самому себе из сна. Из воспоминаний его вернул голос секретаря, что просит пройти в кабинет. Отпрыск оказался молодым коренастым брюнетом, очень даже красивым и с прекрасным чистым голосом. На удивление, они нашли общий язык и Юнги показалось, что у них есть будущее. Когда их отвлекла секретарь, мистер Чон попросил прощения и удалился на две минуты для личного разговора. Юнги так и сидел, осматривал кабинет, в котором преобладали элементы бохо. Были картины известных современных художников. Юнги был недалёк от искусства, поэтому оценил по достоинству. Дверь была прозрачной, поэтому он увидел, как его недавний собеседник оживленно болтает с блондинистым парнем, что был на голову ниже мистера Чона. Улыбка Чона была милой, внезапно, он начал скакать и прижимать блондина. Мин был рад, что «партнёр» сохранил свою душевность. Редко встретишь бизнесменов, которые показывают свои настоящие чувства. А когда Чон повернулся к нему спиной, Мин замер и выронил из рук бокал игристого. Он часто и быстро заморгал. Блондином оказался Чимин. Он сдержанно улыбался, обнимал мистера Чона, который не хотел выпускать его из объятий. Юнги стоял и не мог поверить своим глазам. Кажется, он простоял достаточно долго. Придя в себя, быстро вылетает из кабинета и оказывается перед парнем его мечты. Чимин.. Чимин.. Чимин. Мистер Чон и Чимин одновременно повернули к нему головы. Глаза Пака расширились так широко и рот открылся сам по себе. Юнги тоже застыл изваянием и не мог оторвать взгляда. Пак Чимин. Настоящий. Реальный. Он не так сильно и изменился. Стал ещё стройнее, краше в сто, тысячу раз. Волосы покрасил в шоколадный цвет. В остальном, остался таким же любимым, нежным и милым. Юнги распирало. Его малыш был так близко и так далеко. Они просто стояли и смотрели друг на друга, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг. Он не мог налюбоваться. Какой всё-таки, Чимин потрясающе красивый. Их разделяло пять лет и жалкие два метра. Мистер Чон что-то говорил, секретарь тоже вставляла свои пять копеек, но Юнги не до них. Всё своё внимание сосредоточил в Пак Чимине. Его мечте. Его трясли за плечи, когда он опомнился и уставился на мистера Чона, тот вежливо попросил пройти его в кабинет. А Чимина трясла секретарь, что тоже пришёл в себя, выпутался из её рук и мигом оказался в объятиях Юнги. Парфюм Чимина немного изменился, но запах дома и уюта был тот же. Юнги, кажется, забылся и прижимал свою любовь так тесно, что хотелось скулить. Чимин только и делал, что бормотал «Юнги.. Юнги» бесчисленное количество раз. Его голос проникал так глубоко в сердце, что уже никак не вытащишь. Юнги, не веря своему счастью, поддался своим чувствам и накрыл послушно открывшиеся губы. Это будто взрыв целой атомной станции. Кровь так и забурлила, что сердцебиение чувствовалось везде. Губы его малыша такие же сладкие и вкусные, мягкие и полные, что умереть не жалко. Он столько раз целовал эти сладкие губы, что невольно вспомнил их первый и последний поцелуи. Это не идёт ни в какое сравнение. Его любовь здесь, его сердце и душа ликуют от хаотичного ответа губ напротив. Чимин путался пальчиками в его волосы и сильнее льнул. Стонал и вздыхал так сладко и горячо, что Юнги хотелось остановить время и насладиться им по полной. Дрожь никак не хотела униматься. Всё тело покрылось мурашками, и когда поцелуй перетёк в нежное-нежное, будто показывая все свои накопившиеся чувства, будто хотелось показать, как сильно тосковало сердце, будто душа снова живёт, Юнги отстранился буквально на миллиметр и дышал с ним одним горячим и тягучим воздухом, не мог налюбоваться прекрасными и любимыми глазами. Тихое «Чимин-и» он повторял множество раз, руки блуждали по телу, не зная где остановиться. Улыбка его мальчика и такое же тихое «Я дождался» окончательно добили Юнги. Он плакал от счастья быть со своим малышом, наконец, после стольких лет, после стольких долгих лет. Наконец-то. С рваным дыханием и смутным осознанием, он продолжал обнимать его. Чимин тоже плакал, стирая его слёзы своими очаровательными пальчиками. Они улыбались. Юнги сцеловывал каждый пальчик и слезинку. Ловил ртом его смех и слёзы, вздохи и стоны. Он сильнее жался к такому родному теплу, не желая отпускать. Неужели свершилось? Юнги не до конца верил, не до конца осознавал, что всё это реальность. Румяные щёки Чимина, его мокрые глаза, маленький сладкий нос и безумно вкусные губы-картина маслом. Юнги хотелось запечатлеть всё это. Когда они опомнились, этаж уже пустовал. За окном было темно и включились уличные фонари. Мину стало неловко, что были свидетели проявлений его чувств. Их чувств. Чимин обнимал его за плечи и целовал шею, тихо всхлипывал и прижимался всем собой. Как же это восхитительно и прекрасно осознавать и понимать, что тебя ждали, тебя не забыли, что тебя любят. Юнги быстро позвонил своему водителю, который через две минуты был на месте и отвёз их в поместье Мина. Всю дорогу они держались за руки, Юнги не помнил что тогда шептал, но видимо, что-то хорошее, если Чимин краснел и улыбался своей очаровательной улыбкой. Он тоже что-то шептал, но Юнги был сильно погружён любованием своего парня. Эту ночь они не забудут, и сами забудутся в урагане чувств и жару тел. Всё так, как должно быть. Всё на месте. Чимин под боком Юнги, спит, тихо посапывая, обвив его торс своей сладкой рукой. Юнги вновь любуется. Какой же он счастливчик. Теперь, завидует самому себе. Что за чудо ему досталось? Что он сделал такого, что ему ответил взаимностью сам ангел во плоти? Его ждали и его любят. Чимин. Пак Чимин. Его Чимин. Его любовь и сердце. Его начало и конец. Он наблюдает за спящим красавцем и убирает прилипшие волосы назад. Такой внеземной. Такой красивый, даже помеченный семенем Юнги. Везде красивый и прекрасный. Вкусный и сладкий. Мин не сдерживается. Берёт его руку и целует каждый пальчик, ладошку, поглаживая мягкие и гладкие плечи. Его малыш причмокивает, вертит головой, снова утыкается в плечо и сопит. Юнги достаёт свой телефон, делает сотню фото и сохраняет в отдельной папке. Комната прохладная, поэтому Юнги накрывает их одеялом, который упал на пол в порыве их страсти. Чимин тонет в нём. Так забавно шевелится, стараясь отодвинуть одеяло. Ему никогда не нравилась жара, поэтому Юнги всегда включает термостат в доме на низкие температуры. Он снова целует его пальчики и гладит руку. Время около четырёх утра, а Чимин уснул больше часа назад. Хозяин дома не спешит засыпать, не доверяя происходящему. Вдруг, завтра его не будет? Потому, он держится изо всех сил и даже старается моргать реже. Его Чимин. Его маленький. Его счастье. Как же здорово снова держать его, дышать им и знать, что вот он, бери и люби, но он не смеет тревожить сон своего мальчика. Чимин слишком вымотался, точнее, Юнги его вымотал, не жалея сил и себя. Пусть поспит и отдохнёт. Юнги не замечает,как проваливается в сон. *** Он просыпается, когда солнце вовсю светит и из форточки гудит бурлящая жизнь Сеула. Он медленно открывает глаза и не сразу догоняет произошедшее накануне. Чимин. Юнги резко садится. Половина кровати пуста. Он только хочет раздосадованно огорчиться, как видит следы жаркой ночи. Рубашка персикового цвета и синие брюки, что точно не его, раскиданы на полу. Юнги быстро идёт, точнее бежит на поиски своей пропажи, не удосужив накинуть что-нибудь на своё голое тело. Он находит его на подоконнике в гостиной. Чимин. Сидит и уставился на город внизу. Юнги подлетает к нему, берёт в охапку и хаотично целует всё его лицо и шею. Чимин смеётся и отвечает не менее желанно. Юнги берёт его рот в плен и жадно целует. Его мальчик стонет, хватается за его плечи и оплетает торс ногами. Крышесносные и волшебные ощущения вновь охватывают его. Голый Чимин в его футболке. Так приятно и сказочно ощущать всем собой, такое родное тепло. Оглаживать его аппетитные половинки и чувствовать дрожь в своих руках. Как же это неописуемо приятно. Они не спешат отстраняться. Чимин сам льнёт, бормочет «Я люблю тебя» много раз и Юнги пропадает. «Я люблю тебя» вылетает из уст Юнги в ответ. Он сцеловывает радостных смех любимого, берёт его на руки и уносит в спальню, навёрстывать упущенное.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.