in the name of chaos.

Смешанная
NC-17
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Макси, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

С Днём рождения, Чон Чонгук

Настройки текста
      Первый осенний день с самого утра радовал теплом и солнцем.       Чонгук уже успел получить множество поздравлений, несмотря на раннее время. Вчера он решил остаться в своём загородном доме, чтобы встретить двадцать седьмой день рождения в тишине и спокойствии, в окружении леса и небольших домиков. Охрана знала, что Альфу не нужно беспокоить, когда он здесь, так что Чон провёл все утро наедине с собой, что казалось ему роскошью. Обычно у него дома с самого утра ходит охрана (пересменка ровно в восемь утра), где-то в гостиной ошивается Намджун, а на кухне хлопочет милый омега-домработник, которого Чон нанял около двух лет назад, когда окончательно завладел бизнесом отца. А днём приходит Мин Юнги, заваливается с ноутбуком на своё любимое зелёное кресло и, включая на фон программу про животных на телевизоре, начинает работать, гоняя охрану и домработника Чона туда-сюда.       Сегодня же Чонгук планировал взять выходной, чтобы отдохнуть и подготовиться к вечеринке, но видеозвонок Юнги нарушил все планы альфы. — Юн, я просил меня не беспокоить, черт бы вас побрал там всех. На часах всего лишь девять утра, а ты уже спешишь вынести мне мозг, — Чонгук был недоволен, но не стал ругаться на своего помощника, лицо которого озаряла широкая улыбка, а на голове виднелся колпак. — С Днём рождения, самый лучший и любимый босс на свете! Я знаю, что ты очень рад меня слышать, это твоё довольное лицо выдаёт. Ты все равно просыпаешься ровно в половину восьмого каждый день, так что не шкворчи. У нас тут проблемка возникла, — омега почесал затылок и поджал губы, ему было немного стыдно тревожить именинника с самого утра. — Спасибо, конечно, за поздравление, но давай ближе к сути. Что вы опять натворили? — Боюсь, не мы… Кто-то пытался взломать нашу систему. Мы с Ченом сделали все, что могли, отразили атаку, но некоторые файлы повреждены и не подлежат восстановлению. Мы спасли бухгалтерию, но на этом пока все. Чен что-то химичит с резервной копией, не уверен в успехе этого мероприятия, но пусть пробует. — Блять, — Чон гулко вздохнул и устало потёр глаза, пытаясь напрячь расслабленные извилины.— Я просто хотел денёк отдохнуть, Господи. Все плохо? — Терпимо, но Намджун велел тебя предупредить. Слушай, — Юнги поднёс телефон ближе к лицу, — мне кажется, что это не просто какие-то хакеры балуются. Тут что-то покрупнее и поинтереснее, человек знал что и где искать, да и меня не покидают мысли о тех угрозах на твоей почте. Кто-то на тебя зуб точит, Чонгук, и это было предупреждение. Ты зашёл на чужую территорию, с ноги выломав дверь. Давай закончим, пока не поздно? — Юнги, не паникуй. Это были бесхозные земли. Я просто открыл там клуб, что в этом плохого? — Это не просто клуб, дебила кусок. Вроде вырос, а мозгов не прибавилось. Это важная точка нашего трафика, через него проходят десятки килограммов товара, по несколько человек за сутки. — Так, Юнги, не выноси мне мозг, а? Я подумаю над этим завтра, сегодня праздник, отстань от меня, — Чон уже собирался сбросить звонок, но услышал крик Намджуна. — Кому там с самого утра уже прилетело? Кто вывел из себя наш булыжник? — Ох, Чонгук-и! С Днём рождения, малой. Кто-то просто не понимает, что значит без лишних слов отвезти коробку из точки А в точку Б. Идиоты. — Ладно, мне все равно. Я сегодня отдыхаю, один-одинёшенек среди деревьев и кустов, наслаждаюсь тишиной и компанией самого себя. До вечера, парни, — Чон тут же сбрасывает звонок, прерывая Юнги, пытающегося что-то сказать.       На удивление самого Чонгука, этот звонок и попытка взлома не смогли испортить его хорошее настроение. Он некоторое время ещё смотрит в окно, наслаждаясь видом слегка пожелтевших лесных макушек, не замечая глупую улыбку. Ему казался особенным этот день. Ещё с самого детства его Папа будил сына рано утром, кормил праздничным завтраком, который ничем не отличался от обычного, разве что рисунком из клубничного джема на блинчиках и большой горстью его любимых конфет. Потом они шли в местный парк, катались на аттракционах, ели сладкую вату и ттокпокки у милой бабули, она всегда клала ему порцию чуть больше обычной и бесплатно давала что-нибудь ещё. А вечером, когда отец приходил с работы, а старший брат возвращался с учебы, они всей семьей садились за стол и ели пиццу, которую так любил маленький Чонгук.       А ещё, родители разрешали в этот день не ходить в школу, что делало праздник особенным.       Поэтому и сейчас он смог наконец взять небольшой выходной, сам встал рано утром и приготовил себе блинчики с джемом, который сделал его папа. Но вместо его любимых конфет на столе теперь стоит кофе, старший брат привёз его из Бразилии пару недель назад. Чонгук очень хотел полететь с ним, но проблемы на работе не дали ему этого сделать. Сейчас он с небольшой грустью в глазах смотрит на большой пакет зёрен, на которых наклеен стикер с его смешной фотографией. Старшему брату Чона уже тридцать четыре года, у него даже есть сын, трехлетний омега, которого безумно любит его родной дядя, но он до сих пор обожает делать неудачные фотографии младшего, чтобы везде их расклеивать и постоянно ему отправлять. Даже своему сыну сделал пару футболок с одной очень смешной фотографией Чона с их совместного отдыха на островах, они очень понравились малышу.       Чонгук с наслаждением вдыхает аромат свежего кофе и смотрит в небольшое окно на кухне. Он не так давно взял на работу новых ребят, девять молодых и крепких альф сегодня должны были охранять Чона и его одиночество, с чем прекрасно справлялись. Их не было слышно и видно, создавалось впечатление, что парень и правда здесь единственный живой человек. Он решил даже наградить их за выполнение своих обязанностей. Такое было редкостью, его люди обычно более щепетильны в делах безопасности босса, иногда проверяют его спальню посреди ночи или запрещают выходить из дома, пока не проверят территорию. После неудачного покушения на Чонгука его отец сам нашёл ему охрану, а альфа был не против. Не каждый день тебя пытаются убить, так что лучше перестраховаться.       Съев свой праздничный завтрак и пролистав ленту новостей, он решает сделать себе ещё чашечку кофе, чтобы выпить его на свежем воздухе. Он любил этот дом за отсутствие городской вони и шума, поэтому большую часть участка занимал простой газон и несколько садовых кресел. Папа постоянно советовал сыну ландшафтных дизайнеров, чтобы как-то оживить эту огромную территорию, сделать фонтан и посадить цветы, но Чон всегда отказывал, ему нравится минимализм, его чистый и ровный зеленый газон. На участке было несколько больших деревьев и пара раскидистых яблонь, альфа любит смотреть как они цветут.       Чон берет чашку кофе, но останавливается. С небольшой довольной улыбкой он достаёт бутылку начатого коньяка и наливает немного в кофе. — Ну праздник же, сегодня можно. Пойду проверю ребят.       Чон держит в одной руке кружку, а в другой телефон. Он что-то тихо напевает себе под нос и идёт к двери пританцовывая. У него отличное настроение, он читает поздравления и смотрит видео со своим любимым племянником, который читает ему стишок, пока его отец сидит сзади с большой фотографией Чонгука, где он пьяный развалился на кровати в костюме банана. Он локтем давит на ручку и толкает дверь, смотря в экран телефона и отпивая кофе.       Он так и остался в дверях, с чашкой в одной руке и телефоном в другой. Но улыбка быстро пропала с его лица, стоило ему оторваться от экрана смартфона, на котором до сих пор проигрывается видео племянника, читающего стишок. Чонгук выключает его, быстро набирает номер Юнги и подносит к уху, делая большой глоток кофе, который ощутимо обжигает глотку. — Ты просил не беспокоить, так что тебе ещё нужно? — Ты. Будь добр, загляни ко мне. И возьми с собой Намджуна. Ну и человек десять ещё. А лучше пятнадцать, — голос у Чонгука будничный, слегка хрипловатый. — Что-то случилось? Мы уже выезжаем, ты цел? — Юнги начал суетиться, в динамике был слышен непонятный шум и возня. — Я тебе такое поздравление покажу, Юн, ты описаешься от восторга. Давай как можно скорее, а то тут солнышко.       Чон сбросил звонок, не дожидаясь ответа омеги. Он ещё раз хлебнул кофе, смотря на свой любимый газон огромными Олегами глазами.       «С Днём рождения» гласила надпись на траве, выложенная из кусков тел его охранников. Над ними уже летали мухи и чувствовался неприятный запах. Все вокруг было заляпано загустевшей кровью, уже подгнившими органами и золотистыми конфетти, красиво сверкающими на солнце. Части тел не были отрезаны, они были вырваны, ошмётки уже начинали темнеть. — Такой оригинальной открытки я ещё не получал, — сказал Чонгук, заходя обратно в дом и закрывая за собой дверь на ключ, — Ну тогда обойдёмся без свежего воздуха.       Альфа за пару глотков выпил оставшийся кофе и плюхнулся на диван, смотря в чёрный экран телевизора. Осознание произошедшего медленно подкрадывалось к нему, в один момент редко впиваясь когтями куда-то в районе груди, лишая возможности вдохнуть. Сердце забилось чаще, а кровь с огромной силой начала бежать по сосудам. Волна страха окатила Чонгука ледяной водой. Он резко подскочил с дивана, в пару шагов преодолел расстояние до окна, выходящего на задний двор. Он сам не понимает, на что надеялся. Там все ещё лежит эта «открытка», такая же как и минуту и назад, те же мухи летают над останками. Он в панике осматривает весь дворик и закрывает шторы. Чон подбегает к другому окну, которое выходит на главный вход и аккуратно выглядывает из-за закрытых жалюзи, больно прикусывая губу. Там стоит неизвестная ему машина синего цвета, за рулем которой сидит какой-то парень, половину лица которого скрывают длинные волосы.       Чонгук чувствует сильную дрожь и пытается нормально глубоко вдохнуть, но безуспешно. Страх накатывает с ещё большей силой, заставляя Альфу тихо простонать и осесть на пол. Он обводит взглядом гостиную и благодарит самого себя за привычку всегда закрывать шторы на ночь.       Ребята приедут минут только через двадцать, но Чон не знает, что ему делать все это время. Он один, где-то лежат пара пистолетов и автомат. И это помогло ему немного придти в себя и начать ползти в сторону дивана, где под подушкой должно лежать оружие. Он судорожно скидывает все с дивана, постоянно поглядывая в окна. Ему все время кажется, что кто-то стоит прямо за ними и ждёт, держа наготове заряженный пистолет, чтобы снести Чону голову. От этих мыслей ощутимо поплохело, голова закружилась и стала слишком лёгкой. Альфа медленно пополз обратно к главной двери, стараясь двигаться как можно тише. — Что это за херня вообще?! Какого лешего происходит, Боже мой, кому я нужен?       Чон раздосадовано вздыхает, вытирая испарину со лба и наконец спокойно выдыхает. Легкое чувство безопасности витает в воздухе, помогает нормально вдохнуть и привести в порядок хаос в голове. Наконец, воспоминания о письмах с угрозами, о взломах заставляют альфу задуматься, но вдруг в животе появляется приятное мерзкое чувство от понимания, что все началось задолго до этого. Ещё с первого покушения он чувствовал, что за ним кто-то следит, поэтому не отказывался от помощи отца и усилил охрану. Он только недавно смог нормально жить, не оборачиваясь постоянно и засыпая без снотворных.       Чонгук бьет себя по голове пистолетом, осознавая собственную глупость. Он сидит так ещё пару минут, пожираемый мыслями и страхами, словно мухами над расчлененными телами у него на заднем дворе. Он хочет подняться и посмотреть в окно, но тут же садиться обратно, вжимаясь в стену. Какие-то шорохи и шаги снаружи, такие громкие, будто ходят прямо рядом с ним, пугают до чёртиков. Он уже видит себя, с простреленной головой посреди комнаты, в смешных домашних штанах с дебильным рисунком. Не так он хотел умереть, совсем не так.       Как минимум, хотелось бы умереть в чём-то поприличнее, чем штаны со смешными зайчиками и морковками. — Чон Чонгук, выходи. Такой хороший день, а ты все спишь. Я приготовил тебе отличный подарочек на заднем дворе, тебе срочно нужно посмотреть.       Мелодичный голос казался Чону знакомым, поэтому сейчас он сидел со сведёнными к переносице бровями, внимательно вслушиваясь в слова человека за дверью. Что-то эфемерное будто было рядом, но альфа никак не мог добраться и вспомнить этот голос, это лицо…Видимо, он действительно не увидел Чона и не знает, что тот уже проснулся и увидел подарочек. От этого стало чуть легче. — Я не могу так долго ждать, Чонни.       Альфа быстро взглянул на телефон, прикинув сколько ещё будут ехать парни и мысленно чертыхнулся, прошло только десять минут. — Может, мне зайти самому? Будет мило, если первое, что ты увидишь в этот день — мое лицо, — незнакомец несколько раз подергал ручку, но Чон всегда закрывает двери, и ставит замки, которые невозможно взломать, — Кажется, сам я не зайду. Ну тогда подожду тебя здесь, мой дорогой малыш Чонни.       Альфа слышит, как незнакомец уходит, но не спешит выглядывать в окно. Он сидит все так же вжавшись в стену, в обнимку с пистолетом и вслушивается в каждый шорох, следит за всей комнатой. Ему все время мерещится кто-то внутри дома, слышатся какие-то звуки и шаги, он будто сходить с ума со скоростью света, пока сидит тут.       Шум двигателя заставляет Чонгука всё-таки показаться из своего укрытия. Он видит, как синяя машина срывается с места, оставляя огромное облако пыли. К дому подъезжают несколько чёрных джипов, и альфа успокаивается, как только замечает блондинистую макушку Юнги на переднем сидении, и открывает дверь, поднимаясь с пола. — Чон, ты как? Кто это был? — Юнги подлетает первый, осматривая своего друга и охает, как только замечает пистолет. — Не знаю, Юн, но голос знакомый. Иди на задний двор, — Чон пропускает омегу внутрь и тот большими шагами преодолевает расстояние до другой двери, на задумываясь открывает ее и застывает на месте. — Намджун, ты тоже иди посмотри, — альфа постарше уже настороженно идёт к омеге, что все ещё стоит в той же позе, и замирает рядом с ним. — Как вам открытка, друзья? Я в восторге, например. Чуть не помер от страха, но это мелочи.       Чонгук шагает до дивана, поднимает одну подушку с пола и садится, закидывая ногу на ногу, внимательно наблюдает за своими друзьями, что так и не сменили до сих пор позу. — Чонгук, это что за херня? — у Юнги глаза огромные, округлившиеся от шока, дабе рот слегка приоткрыт. — Я же сказал, что это открытка. Короче, сфотографируйте это со всех сторон, во всех подробностях и уберите с моего газона, — Чон обращается к парням, что зашли в комнату и сразу поклонились. — Вы хоть сложите как-то этот пазл, кремируем по-человечески пацанов, — Юнги тихо произнёс как только отошёл от двери, но глаза его так и остались огромными.       Намджун молча подошёл к кухонным шкафчикам, достал оттуда бутылку виски и три стакана. Разлил в каждый немного алкоголя и кинул лёд. Сейчас он был очень тихий, не издавал лишних звуков и, кажется, двигался крайне медленно. Обычно он очень громкий, хлопает дверцами и бренчит стаканами. Намджун кашлянул, приглашая двух друзей выпить, под маты и рвотные позывы со стороны заднего двора. — Ну… С Днём рождения, Чон Чонгук.
Примечания:

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.