ID работы: 12212496

Мальборо и клубничные пончики

Слэш
NC-17
Завершён
516
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
56 страниц, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
516 Нравится 76 Отзывы 178 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Примечания:
Чимин в полной готовности проводить такой долгожданный для него мастеркласс. Это ещё один повод доказать себе, что способен на многое, вопреки всему случившемуся ранее. Но разве можно настроиться на работу, когда в голове снова ураган из мыслей, каждую секунду набирающий обороты, а на душе скребут кошки? Кажется, будто разочарование, поселившееся в нем, и разбивающееся на тысячи осколков сердце стали обыденностью после встреч с Чонгуком. Они стали тем, что никогда и не исчезнет вовсе. Во всяком случае, Чимину трудно думать иначе. Люди, пришедшие на мастеркласс оказались очень креативными, а самое главное — готовыми к экспериментам. Самым активным, как ни странно, был именно Чжисок. Чимин для себя отметил, что парень довольно мобильный и гибкий в подходе к составлению композиций. Что не скажешь о самом Паке. Возможно это из-за его возраста. Парень ведь довольно молодой, вот и пробует много нового, не хватаясь за старое. А вот Чимин если за что-то взялся, то будет делать так, как привык. Он никогда не изменял своим принципам, никогда же он не изменял и своей невзаимной любви, которая почему-то выбрала не его. Чимин смотрел на Чжисока: точеные скулы, хитрые лисьи глаза, маленькие, но в то же время аккуратные губы, прямой нос и озорная улыбка. Чонгуку нравятся такие парни? Он просто не мог понять почему, по какой причине Чон так повёл себя. Он без зазрения совести наорал на Чимина, пристыдил его чувства. Однако сам же встречался с парнем, который по всей видимости, даже не их ровесник. Или у Чонгука фетиш на маленьких мальчиков, которые зовут его хёном? В этом все дело? Или дело все же в уродливом и никому не нужном Чимине, который только и умеет, что раздражать друга своими рисунками в разноцветных конвертиках и тем, что хвалит того по пустякам, даже тогда, когда тот делает какие-то банальные вещи? Неужели Чимин настолько убогий? Девушка, сидящая рядом с Чжисоком, заканчивает свою композицию с пепельно розовыми ранункулюсами невероятной красоты. Чимину нравятся эти цветы, они нежные и их аромат успокаивает его и без того беспокойную душу. На девушке надета блузка кремового цвета, поверх которой накинуто бежевое пальто. Ее длинные чёрные волосы лоснятся и каждый раз выправляются из-за уха, когда она проводит по ним своей миниатюрной ладошкой. И всякое ее движение сопровождается распространением ненавязчивого аромата ее, как бы странно это не звучало, цветочных духов. Здесь Чимин уверен на сто процентов: она — типаж Чонгука. Он любит милых и нежных девушек, которые будут кроткими с ним, не станут возражать и ссориться по пустякам. От них всегда должно пахнуть чем-то сладким, а губы должны быть в меру пухлыми, совсем не как у Чимина. А такой ли парень Чонгука? Быть может Пак все же знает своего лучшего друга не на все сто, а только на каких-то пять жалких процентов? Как там говорилось в интернете… Если вы дружите с человеком больше семи лет, то это на всю жизнь? Ложь. Их дружба не выдержала препятствий, приготовленных самой судьбой, не дожив до конца. Возможно, им и следовало прекратить общение именно на такой ноте. Кто знает, может у них совсем нет будущего. Вдруг они и вовсе не будут разговаривать. Чимин вообще любитель выходить из реальности с помощью разбора завалов своих мыслей, которые уже запутались настолько, что чтобы их распутать, приходится перемалывать одно и то же по несколько раз. В такие моменты парень делает это неосознанно, но это очень мешает его повседневной жизни, ежедневной рутине и общению с людьми. Паку стоит начать контролировать себя и свое сознание, потому что даже сейчас он включается в работу только тогда, когда та самая девушка, идеальный типаж Чонгука, окрикивает его несколько раз. Чимину неловко жутко, он извиняется перед всеми присутствующими, судорожно кланяясь, но девушка отвечает, что они все хотели бы всего лишь сделать общую фотографию, потому что им очень хочется запечатлеть этот чудесный момент на камеру чьего-нибудь смартфона. — Чимин, вы же не против, если мы выложим этот снимок в наши соцсети и упомянем ваш магазин? — интересуется рослый мужчина средних лет, который все это время собирал букетик из маленьких красных розочек. Пак тушуется слегка по началу, но потом согласно кивает головой, одаривая всех присутствующих дружелюбной улыбкой. Он теребит пальцы от небольшого волнения, но это никто не замечает, Чимину от этого факта становится легче. Участники мастеркласса начинают понемногу собираться, ведь на улице уже давно стемнело, да и все уже закончили свои работы. И не торопится, кажется, только один парень. Он медленно складывает телефон и ключи в свою спортивную сумку. Чимин стоит около своей рабочей поверхности и каждое движение парня напротив сопровождает своим пристальным и изучающим взглядом, который его не подводит: Пак замечает, что та самая сумка уж очень сильно похожа на вещь Чонгука. Даже нет, не так. Она не просто похожа, она просто точь в точь совпадает с сумкой его бывшего лучшего друга. Хотя здесь удивлению нет места. Они пара, так чего ещё можно было ожидать? Скорее всего они носят парные вещи и покупают одинаковые сумки. Думая об этом, Чимин понимает, что хотел бы так же. Он бы безумно хотел ощутить те самые эмоции во время того, когда ты надеваешь со своей половинкой парные футболки и ходишь в них по городу, медленно гуляя и кушая сахарную вату, которую вы купили бы в маленьком ларьке напротив дома. Все это заставляет чувствовать себя обреченным на одиночество, потому что ему не нужен никто, кроме Чонгука, даже если это очень глупо и опрометчиво с его стороны, но Пак не может перестать любить Чона, хоть тот уже встречается с другим. Вырывает его из мыслей Чжисок. Парень громко кашляет в надежде на то, что Чимин обратит на него своё внимание. Пак смотрит с немым вопросом, раздражаясь от того факта, что уже мог бы уйти домой, если бы парень собрался быстрее. — Я хотел бы спросить у вас насчёт курсов, — Чжисок двумя руками крепко держит сумку, стоящую на стуле. — Могу ли я записаться к вам? Чимин сначала поднимает правую бровь от непонимания того, о чем говорит этот парень. Следом Пак отводит взгляд в сторону, пытаясь придумать, что ему ответить на этот вопрос. Довольно трудно бывает переваривать всю информацию, идущую извне, когда стрелка настенных часов уже давно перевалила за девять вечера. — Честно, не особо понимаю о чем вы говорите, — Пак все ещё продолжает хмурясь смотреть в стену. Чжисок незаметно для Чимина закатывает глаза, потому что считает, что тот специально говорит, что не понимает, а на самом деле просто не хочет работать с ним из-за того, что он ещё молодой и, как многие считают, неопытный. Ну разве можно судить о человеке только по одной фразе, сказанной в твою сторону? И Чжисок совершенно не прав, потому что Чимину все равно на возраст, пол и внешность. Навыки и стремление к совершенствованию — это то, что не зависит от всего выше перечисленного. — Ну вы разве не проводите курсы по подготовке квалифицированных специалистов в данной сфере? — парень смотрит укоризненно, фамильярно поправляя свои чёрные как уголь волосы рукой. До Пака вновь доходит только со второй попытки понять суть вопроса. Но для приличия он возвращает свой взгляд на собеседника и сразу же жалеет о своём решении, потому как чужая физиономия выражает массу неприязни к нему и его виду в частности. — Нет, я не провожу курсы, — Чимин пытается сохранять свое самообладание и не выставить его за двери прямо сейчас. Но парень как будто нарывается, доставая его своими вопросами. Пака воротит только от одного его голоса. Внутри как будто кипит масло, оставляя после себя жирный след отвращения. — Вы не можете сделать исключение и позаниматься со мной хотя бы две недели? — его противная ухмылка, следующая за каждым сказанным словом, уже успела Чимина разозлить. Да и наглость, видимо, у парнишки — второе счастье. — Пять дней, — отчаявшись произносит Чимин, беря свою рабочую сумку и складывая в неё вещи. — Я готов только на это и не более того. Так что начинаем с завтрашнего дня с двенадцати часов, не опаздывай, — с характерным для молнии звуком, парень застегивает замок на сумке. — О, ты куришь? — Пак мысленно смеётся тому, как быстро парень соскочил с более важной темы, на простой интерес посторонним человеком. — С чего взял? — он не знает, когда они успели перейти на «ты», и почему они вообще это сделали, но ему все равно. Сейчас его интересует только то, откуда у парня такой вопрос возник. — Да вон же в коробке лежат ментоловые сигареты, — Чжисок кривым указательным пальцем показывает на нижнюю полку стола, находящуюся за спиной Пака. — Да и от тебя несёт заверсту. И одеколон у тебя очень приятный, — он впервые, кажется, за все это время искренне улыбается Чимину. Странно, но теперь его ухмылка не так уж и раздражает. — Парень, это не мое, — правда, правда и ничего, кроме правды. Чимин следовал этому принципу всю свою жизнь, если, конечно, это не касалось его чувств к Чонгуку, — Просто лучший друг часто сюда заходил, вот сигареты от него и остались. А за одеколон спасибо, он мой любимый, — Пак улыбается. Одеколон, который учуял Чжисок, это как раз запах, исходящий от толстовки Чонгука, которую сегодня решил надеть Чимин. Забавно, но, кажется, им обоим он очень даже нравится. — Ясно, — говорит парень, слегка кивая головой. — Ну мне пора идти, спасибо за мастеркласс и за то, что приняли в свои ученики, — Чжисок тянет руку для того, чтобы пожать ладонь Чимина, но тот не сильно хлопает его по плечу два раза и берет ключи от магазина, чтобы закрыть его. — Ага, тебе тоже, за то, что пришёл, — Чжисок нагловатый парнишка, что не могло ускользнуть от внимания Чимина, когда он наблюдал за ним. Но ответить добром на добро он может. Верхние колонки. Оглушающая мелодия. Орущая Бритни Спирс. Возможно, Чимину следовало бы всё-таки отключить нерабочий телефон от этих колонок. Иначе, если ещё хотя бы пару раз он услышит этот громкий звук, внезапно заполняющий все помещение, то его барабанные перепонки и хиленькое сердечко точно откажут. Чимин хватается за сердце, громко ойкая и как можно быстрее принимая вызов. Благо тот парень ушёл, в противном случае ни один только Пак бы мучился. — Чимин, я вот тут подумал. Парень все ещё пытается отдышаться и хоть как-то унять дрожащие руки. Такое чувство, словно его жизнь это американские горки с одинаковыми резкими спусками. Стоит ему подняться на самую верхушку, как его тут же швыряет вниз: и так каждый раз. — Хён, не думай больше, — он выключает в магазине свет, направляясь к выходу. — А вот сейчас не понял, — скорее всего Хосок в данный момент строит обиженную рожицу, жаль Чимин этого не видит. — Чего это у тебя с настроением? Сам же говорил, что мастеркласс поможет тебе расслабиться. Пак проворачивает ключ в замке два раза и ловко закидывает его в сумку. Ему бы в триллерах сниматься, он бы был там главным киллером, обладающим ловкостью и сноровкой. Непонятно, почему Чимин считает себя именно киллером, и какое отношение закидывание ключа в сумку на ходу имеет к триллерам, но что есть, то есть. — Да все нормально, — он поднимает голову к крыше дома, стоящего напротив магазина, ненадолго задерживаясь на месте. Когда-то они с Чонгуком стояли и смотрели на неё вместе. — Просто парень Чонгука записался ко мне на курсы. — Ты проводишь курсы? Вдруг наступает внезапная тишина в трубке. Слышно даже, как машут своими крыльями летучие мыши, парящие вдоль крыш домов. — У Чонгука есть парень?! — если Хосок не вопит, то это явно не Хосок. Поэтому Чимин от уха телефон отдаляет, чтобы не оглохнуть в край. Он знал, что так будет. — Да, какой-то прям молодой парнишка, — Пак больше не смотрит на крышу, медленно шагая по улочке домой. — Прикинь, Чонгук его довёл до моего магазина даже, — горько усмехается Чимин, прикусывая нижнюю губу. — Охуеть, — фраза, наиболее подходящая в этой ситуации. — Прости, но я по-другому отреагировать не могу. Чонгук явно больной на всю голову. Зачем было устраивать весь этот концерт одного актёра, если на самом деле он такой же, как и мы? Чимин достаточно громко вздыхает, чтобы пятнистая кошка, перебегающая дорогу, побежала ещё быстрее от испуга. — Вот так вот бывает, — Пак не знает, что ещё можно сказать. Это все кажется ему слишком несправедливым, чтобы как-то это комментировать. — Чимин! Нам срочно нужно встретиться завтра! — в трубке слышно, как Хосок ходит по квартире, легкий ветер от быстрых шагов задувает в динамики. — Ты должен хоть на немного перестать думать об этом придурке. Я закажу нам говядинку, хочешь? Да что уж там говорить, Чимин не против даже сейчас съесть какое-нибудь мясо, вот только готовить он не шибко любит, а кафе уже закрыты. Сегодня он без ужина, по всей видимости. — Да, хён, — лыбится Пак, идя по безлюдной улице. И если бы на ней все же был кто-то, то скорее всего его бы посчитали психически больным. В наше время люди не привыкли видеть искреннюю и неподдельную радость, тем более на улице. Сейчас у всех загруженный ритм жизни, а это не может вызывать улыбку. В любом случае, наверное, они бы просто позавидовали тому, что он счастлив. Возможно. Он не уверен, но мысль такая присутствует. — Отлично, — Хосок два раза стучит по динамику в знак того, что он рад. — До завтра, цветочек, — Чимин растекается в длинную лужу от того, насколько нежно это прозвучало. И ему бы безумно хотелось услышать от Чонгука что-то подобное, пусть и всего лишь один раз. Однако это, увы, невозможно. — Пока, хён, — Пак еще несколько минут смотрит в экран смартфона, где только что высвечивалось имя его друга. На душе вновь тепло. Но надолго ли это?

***

Чонгук человек смелый, но отчего-то глупый, раз не смог нормально с Чимином поговорить. Он не понимает своих чувств сейчас, но почему же сердце так колет, когда он слышит от Пака такие слова. Почему же Чон прямо сейчас готов сорваться и бежать к Чимину в магазин, хоть босиком, пускай и без четкого понимания, что ему делать, но он хочет сказать всю правду. Чонгуку невыносимо больно смотреть на то, как его хен ведёт себя так, засовывает свои чувства в огромный ящик и запирает на тысячи замков. И все из-за него. — Как же я ненавижу все это! — кричит Чонгук, вкладывая в эти слова всю свою боль и отчаяние. — Ну почему это творится именно со мной? Господи, что я такого сделал? За что мне такие мучения? — он со всей силы пинает банку из-под пива, валявшуюся прямо перед ним. Он бы и сам не прочь выпить сейчас, да только в бумажнике нет ни копейки. Одна дисконтная карта из магазина Чимина валяется в боковом карманчике, от этого ещё грустнее становится. Чонгук идёт домой, но проблема в том, что живет он в противоположной от дома Пака стороне, хотя он с удовольствием сейчас бы пошёл к нему. Чон всегда так делал, когда на улице темнело, а он был поблизости. Легче было переночевать у Чимина, а на утро уже поехать к себе или к очередной девушке. И хён ведь никогда не отказывал, даже когда чувствовал себя не очень хорошо, а Чонгук не ценил этого. Жалеет ли он об этом сейчас? Определенно. Но от этого толку мало. Ничего не изменится, пока Чимин не даст ему объясниться. А даст ли он вообще, если сам Чонгук такой возможности хёну не предоставил?

***

Чимин бы соврал, если бы на вопрос: «Вы не жалеете, что решили провести курсы тому молодому парню?» ответил бы: «Нет». Да, черт его возьми, он безумно жалеет. Работать каждый день с парнем Чонгука — настоящая пытка. Вдруг он решит каждый раз провожать и встречать его с этих курсов? А Чимин к такому повороту событий не готов. Не нужно ворошить ещё никак не успевшие зажить раны. Пак никогда не ошибается. Все происходит так, как он и думал, в девяносто процентах случаев. Либо это случайное совпадение, либо это кара небесная. Но Чимин в Бога не верит, от того и считает это обыкновенным совпадением, совсем немного смахивающим на пытку. Парень, конечно, не особо уверен, что в средневековье были подобные виды пыток, но далеко ходить не надо, у него ведь есть. Да он бы и не парился так, не выдумывал бы никакие байки, если бы в дверях своего магазина по окончанию работы не увидел бы Чонгука, явно пришедшего за тем парнем. Сердце учащённо забилось, пока всё ещё было способно это делать, ладони вспотели: его тело вновь реагирует на Чона так, словно он глупый невзаимно влюблённый младшеклассник. Чжисок расцветает на глазах, когда видит Чонгука. Он наивно полагает, что тот пришёл для того, чтобы проводить его домой, однако у Чона на это свои планы. — Нам нужно поговорить, — как можно тише произносит Чонгук, подходя к рабочему месту Чимина. Пак глядит на его руки и замечает ссадины на костяшках пальцев. Да, Чон преподаёт борьбу детям, но это не особо похоже на травму, оставленную после детского занятия. Чимин переживает, неужели у Чонгука какие-то проблемы? Но они в любом случае должны держать дистанцию, как того бы и не хотело отчаянно любящее сердце Пака. — Нам не о чем разговаривать, — парень старается вложить в эти слова как можно больше строгости и отрешенности. Он хочет, чтобы Чон понял, что разговаривать он сейчас не настроен. Никогда не настроен. Чонгук знал, что так произойдёт, поэтому тянет свою руку к плечу Чимина, чтобы коснуться его. Пак всегда велся на этот жест, всегда прощал его после того, как Чон это делал. Но этому мешает случиться парень, стоящий подле них. Чонгук совсем забыл, что этот прихвостень все ещё находится в его поле зрения. — Хён, ты такой внимательный! — Чжисок обхватывает шею Чонгука обеими руками, заставляя его наклониться всем корпусом. — Ты даже запомнил, куда нужно идти, чтобы меня забрать! — парень соединяет губы в трубочку, чтобы поцеловать его в щеку, но он не ожидает того, что Чон грубо оттолкнёт его в сторону, чуть не уронив на пол. — И вот после этого у тебя остались ещё какие-то вопросы? — Чимин показательно закатывает глаза, вешая свою сумку на сгиб локтя. — Как ты можешь быть таким грубым со своим парнем? — Чонгук видит на лице хена отвращение. Ему не нравится ощущение того, словно он больше ничего для него не значит. — Он не мой парень, — отчеканивает строго Чон, даже не обращая внимания на негодующего Чжисока. — Ну да, ври больше. Ты же у нас в этом деле спец, — Чимин почему-то совершенно не удивлён. — Спец по вранью. Чонгук уже не знает, куда себя деть и что сделать, чтобы его хен ему поверил. Он никогда бы не подумал, что их отношения могут настолько измениться. Если бы ему кто-то в прошлом подошёл и сказал, что Чимин будет избегать его, то парень просто громко рассмеялся бы этому человеку в лицо, потому что тогда это звучало, правда, как что-то из разряда фантастики. Ему бы казалось, что шанс того, что он будет играть с инопланетянами в футбол и есть вареники с кислой картошкой намного выше, чем то, что они перестанут общаться, перестанут считать друг друга лучшими друзьями. — О, — включается Чжисок, потирая ушибленную ладонь. — Вы знакомы что ли? Чонгук поворачивается всем корпусом к источнику так раздражающего его нежные уши звука и укоризненно смотрит, как бы говоря: «Ты знаешь, что творишь дичь сейчас, ты знаешь, что мы не встречаемся, но продолжаешь эту клоунаду». — Завали ебало, бесишь уже, — это второй раз, когда Чон ругается матом на своего ученика. Он в глубине души очень надеется, что бывшего. Но и Чимин этого без внимания тоже не оставляет, про себя думая о том, что точно бы не хотел, чтобы Чонгук так разговаривал с ним, если бы они встречались. — Я был о тебе лучшего мнения, Чонгук, — он поправляет воротник своей бежевой блузки. — Я, наверное, был слеп все эти годы, раз позволил себе такую вольность, — говорить о том, что имеет в виду свои чувства к нему, он не может. В первую очередь, это бестактно, во вторую очередь, это оскорбительно по отношению к Чжисоку, который, кстати, тоже хватку не теряет. — Хен, ну правда, зачем ты так со мной? — он нежно проводит ладонью по его накачанной руке, но тот вновь откидывает ее. — Разве не помнишь, как хорошо нам было, когда ты нёс меня на руках, а я вдыхал запах твоего клубничного шампуня? А тогда, когда ты делал мне массаж. Ты что, хочешь сказать это все фальшь? Чимину очень больно это слушать. «Нёс на руках» «Я мог вдыхать запах твоего шампуня» «Ты делал мне массаж» Все это отдаётся эхом в голове, потому что обидно очень за себя. За своё ничтожное существование, бессмысленное и никому не нужное. — Вы меня простите, конечно, — Пак не намерен больше слушать это, ему уже давно пора на встречу с Хосоком. — Но мне уже нужно закрывать магазин, так что будьте добры, на выход, — парень вытягивает ладонь вперёд, указывая ей на дверь. Чонгук в ярости. Он не знает, что ему делать, как сказать Чимину, что он правда не встречается с этим парнем, что он очень хочет извиниться и вернуть их общение назад, что начал странно себя чувствовать после того, как видел хёна с Хосоком. Многое нужно прояснить, но ему просто не дают, беря за руку и уводя от его Чимина. — Да отпусти ты меня, достал, блять, — третий раз. Он третий раз матерится при ученике. Чимин смотрит с разочарованием во взгляде, отрицательно махая головой, это и заставляет Чонгука повиноваться. Снова он поддался, из-за этого мелкого придурка у него не получилось сделать то, что нужно. А ему нужно было срочно спасать их дружбу. Дружбу, которую Чонгук сам же втоптал в грязь и ещё плюнул на неё сверху. — Я сказал тебе прекратить! — Чимин остался в магазине, пока не решаясь выходить, потому что начал проверять цветы. И только из-за этого он не услышал, как Чонгук кричал на Чжисока. — Он так дорог тебе? — парень вроде как ухмыляется, но если быть внимательным и чутким, то в отражении его глаз можно увидеть каплю разочарования, которая соединяется с другими такими же каплями в бескрайний океан грусти. Но Чонгук к другим людям в душу не лезет, даже не пытается разобраться в истинных чувствах. Он делал это только с Чимином, другие были не нужны. — Какого хуя ты тут забыл? — отвечать на чужие вопросы, когда своих уйма, – не его тема. — И че ты нёс только что? Зачем ты говорил ему всю эту дичь про шампунь и прочее? Чжисок продолжает улыбаться, но уголки его губ норовят опуститься вниз. Он не хочет показывать то, что расстроен, парень нервно поправляет сумку, съезжающую с его плеча. — Не знаю, — он тихо хмыкает. — Я не думал, что вы такой. Чонгук удручённо вздыхает, зачесывая обеими руками отросшие волосы назад. — Вы, ты, — он громко цокает. — Определись уже, как ты со мной разговариваешь. Как с другом, блять, или как с тем, кто старше тебя на шесть ебанных лет! — Прекратите на меня орать, — он так же тихо всхлипывает, вновь поправляя сумку. — Я ошибся, когда думал, что вы мне нравитесь. Вам нужно меняться, так хорошие люди себя не ведут. Чону не нужны чужие сопли, крики о том, что кто-то в нем разочарован. Ему нужно поговорить с Чимином, остальное не имеет никакого веса. — Я сразу сказал, что эти чувства невзаимны! — сентябрьский ветер раздувает его зачёсанные назад волосы, возвращая их в изначальное положение. Чонгук никогда не любил холод, но он не ощущал этого так остро, когда был с Чимином. Его согревало одно только присутствие его маленького хёна. — Мне не нужно меняться, потому что это я. Я такой, какой есть, и то, что ты втюрился в меня, даже не зная меня настоящего, только твои проблемы! — Но вы грубы! — парень вновь всхлипывает. Видимо, у Чонгука такая аура, он всех заставляет плакать. — Не нужно сейчас строить бедную овечку из себя! Ты врал всем, что мы встречаемся, зачем ты это делал? — голос Чона хрипит, вызывая у Чжисока табун мурашек, это его вторая невзаимная симпатия. Видимо, он просто не разбирается в людях. — Просто, — парень пожимает плечами. — Было забавно, да и вы молчали. Тем более я сделал это всего два раза. Это было лишь в присутствии Чимина. — Чимина? А, то есть ты уже по имени его называешь? — Чонгук вскипает, как чайник на газовой плите, ещё чуть-чуть и он точно засвистит. — Не смей вообще его имя произносить! Чжисок делает два шага вперёд, он тянется обеими руками к торсу Чона. Парень знает: это последний раз, когда он с тренером один на один. — Да что ты творишь! — Чонгук отстраняется от него, как от прокаженного. Чжисоку больно, он вытирает слёзы и пытается не зарыдать в голос. — Тренер, можно я просто обниму вас напоследок? — он сглатывает подступающий к горлу ком. — Я не приду завтра на тренировку. Я уже забрал документы. Чонгук мысленно от переполняющего его счастья прыгает. И тут он думает, что может дать этому прихвостышу последний шанс. Ему же будет лучше, если этим жестом они поставят точку в их «отношениях». Чон расставляет руки, принимая парня в объятия, тот громко плачет: все чувства вырываются наружу. Чонгуку начинает казаться, что он постепенно становится извергом, потому что доставляет всем только отрицательные эмоции, что не может его не беспокоить. Он вообще сможет помириться с Чимином? При таком-то раскладе. Наверное всё-таки не сможет. Пак, конечно, наивный парень, но ещё не совсем дурак. Он такой человек, который лезть в чужие отношения не будет. Чимин не хочет быть яблоком раздора. Хотя руки отчего-то в кулаки сжимаются, а зубы начинают скрипеть, когда он смотрит на улицу через прозрачную витрину: Чонгук крепко обнимает того хрупкого парня, на которого только что орал у него в магазине. Все же Чимин соврал самому себе, когда подумал, что не хотел бы встречаться с Чонгуком. Он чертовски хотел бы. Пак и сейчас хочет, особенно он желает оказаться на месте того парня. И почему Чонгук никогда не обнимал его так же крепко? Почему, когда вырос, начал говорить, что так обнимаются только геи? Чимина явно обманывали все это время, это он был причиной отвращения Чонгука, а не какие-то там геи. Пак отворачивается в другую сторону, он больше не желает видеть это. Его сердце и так раскрошилось на мелкие кусочки, которые эта пара придавила огромным булыжником. Невозможно терпеть разрастающуюся душевную боль, прямо сейчас он готов вырвать себе все волосы и наглотаться первых попавшихся таблеток, чтобы забыться на какое-то время. А лучше навсегда. На всю жизнь забыть об этих доставляющих одну только боль чувствах. Понимает ли он своего брата сейчас? Да, он очень хорошо его понимает, лучше, чем кто-либо другой. Ведь разве есть смысл в том, чтобы продолжать жить, когда единственный твой смысл сейчас обнимается у тебя под носом с другим парнем? Голова снова опухает от самокопания, Чимин в данную секунду готов разнести весь магазин, растоптать все цветы и разорвать все свои рисунки. Ничтожно все, что с ним связано, а это нужно уничтожить.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.