Свидание не задалось

Джен
R
Завершён
3
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Сурамар. Такой же прекрасный город, каким был десять тысяч лет назад и каким оставался даже во времена третьего вторжения Пылающего Легиона. Помнится, он стал для Веринии, когда она была еще жива, даже роднее, чем Луносвет. Сколько раз посещала эльфийка под маской ночнорожденной-аристократки город не с целью сделать что-нибудь для помраченных, но с целью отдохнуть и насладиться вкусом манавина, которое впервые попробовала однажды на вечеринке в Квартале Звезд. Тогда же ее практически очаровала Великий магистр Элисанда — надменный взгляд полуприкрытых глаз, сияющие одеяния, запах силоцвета и звездной розы, скрывающая прическу золотая корона… Можно было только гадать, какую прическу сделала себе Элисанда. Почему-то, представляя могущественную шал’дорай без короны, Вериния видела в своем воображении эльфийку с развевающимися распущенными волосами. И то, что она воображала, все же подтвердилось, когда скрепя сердце ей пришлось убить Элисанду под давлением Талисры, хотя Вериния очень не хотела этого. Даже при смерти Магистр оставалась красивой. Золотая корона скатилась с ее головы, когда ночнорожденная падала на бок, и под короной действительно оказались тщательно спрятанные до того распущенные волнистые волосы. В тот день Вериния даже задержалась, чтобы почтить память Элисанды. Ведь по сути правительница Сурамара делала то, что считала единственно-верным для того, чтобы спасти ее народ. Но все это было уже в прошлом. Сейчас Вериния была не чем иным, как призраком, и плыла она по водной поверхности в Сурамар вовсе не с миротворческой целью. *** В тот момент, когда в Призрачных землях Вериния после ухода Сильваны и осознания того, что она, Вериния, из героини Азерот и воительницы Орды превратилась во всеми презираемую «предательницу», совершила самоубийство, ее душа отправилась в Утробу. Тал-Инара, голос Арбитра в Орибосе, распределителе в Темных Землях, не смогла подобрать для души Веринии подходящий ковенант из четырех — даже Ревендрет не исправил бы грешницу, какой в глазах Тал-Инары была эльфийка крови. Сама Хелия, вынырнув из морских глубин, окинула блуждающую эльфийку внимательным взглядом. Когда-то она была в Хельхейме побеждена героями, в число которых входила и Вериния. Но сейчас, когда героиня Азерот была мертва от собственных рук, у Хелии не было оснований мстить духу. — Надо же, — у живой Веринии от шепота морской ведьмы поползли бы мурашки по коже, но не у мертвой. Призрачная эльфийка продолжала стоять с абсолютно безмятежным выражением лица. — Наконец-то мы снова встретились, Вериния Багровый Закат. Ты не думай, я все еще помню ту битву в Хельхейме. И я также знаю причину твоей смерти, — Хелия наклонилась ближе к девушке. — Сильвана Ветрокрылая… Та самая, что заключила со мной сделку когда-то, надеясь захватить в плен саму Эйир для бессмертия своих Отрекшихся… Ты всю жизнь была верна ей и даже питала к ней особые чувства. Не так ли? — Откуда… Откуда тебе все это известно? — таким же шепотом вопросила син’дорай. — И откуда ты знаешь о… В ответ Хелия рассмеялась. — Поверь мне, дитя, мне ведомо многое, даже то, что скрывают смертные. Мое незримое око склонно наблюдать за ними в мире живых. Скажи, — решила вдруг сменить тему владычица Хельхейма, — твои друзья в Орде отвернулись от тебя только из-за того, что ты лоялистка Сильваны, верно? Ты хочешь отомстить им? — Я… — этот вопрос заставил Веринию призадуматься. Будь она живой, она не хотела бы их смерти, ведь ордынцы были ее боевыми товарищами. Но душу, отделенную ныне от тела, это не волновало. — Я могла бы отомстить. Но я сейчас мертва и нахожусь в Утробе… — Я могу помочь тебе, — невозмутимо предложила Хелия. — Я верну тебя в мир живых. Но верну как дух. Ты будешь отныне называться Духом Отмщения, и не будет пощады тем, кого ты когда-то называла друзьями. *** И вот сейчас воскрешенная в виде духа Вериния парила по водной глади — не плыла, а именно парила, левитировала — к Пристани Лунного Сияния. Одной из последних новостей, что слышала эльфийка, было то, что ее бывшая подруга, первая чародейка Талисра, втюрилась без памяти в Лор’темара, лорда-регента Луносвета, и пригласила его в Сурамар на свидание, назначив встречу на Полуночном дворе. Терон же в конце концов согласился и решил отправиться в город ночнорожденных морем. У Веринии на обоих имелся зуб, в основном из-за того, что они вместе с большинством ордынцев выступали против Сильваны и даже освободили предателя Бэйна, но еще потому, что девушка недоумевала, что же такого в Лор’темаре Талисра нашла? Тем более в восстании помраченных он, в отличие от той же леди Лиадрин, не принимал участие… Как бы там ни было, Дух Отмщения намеревалась проникнуть на место свидания раньше этих двоих. Так что, когда на горизонте показались уже нижние кварталы Сурамара, мертвая эльфийка значительно ускорила свой полет. Минуя обители неприкасаемых и гавань Астравар, Вериния затем немного замедлилась. Уже была видна Пристань Лунного Сияния. А вот сладкой парочки пока на месте не было. Хотя… стоп. Что это за корабль? Явно не шал’дорайского производства. На носу стоял… нет, это точно была не иллюзия. Это был корабль Лор’темара Терона, плывущего в Сурамар по приглашению Талисры. Что ж, недолго ему любоваться красотами города осталось… Лишь подумав об этом, Вериния… могла бы усмехнуться, если бы была живой. Но у призрака эмоций нет. Эльфийка сохраняла бесстрастное, хладнокровное выражение лица и продолжала парить по воде. Будучи Духом, син’дорай могла не бояться Сумеречной стражи и ихней традиционной разоблачающей фразы «Это иллюзия! Что ты скрываешь?», так что на Пристань она прибыла совершенно незаметно. В Квартал Звезд мертвая эльфийка задумала пробраться через пустующее ныне поместье. Некогда оно принадлежало Анари Лунарх, младшей дочери Арианны Лунарх и одной из фавориток самой Элисанды. Узнав о гибели Матери Сурамара, ее любовница не выдержала тяжкого удара по сердцу и, не желая признавать правления Талисры, бросилась в Великое море с Купели Ночи. Таков был конец истинной дочери дома Лунархов. Ох, как же опрометчиво поступила Вериния, послушав тогда Талисру и убив Элисанду последним ударом в Цитадели Ночи! Но раскаяние — такая штука: оно всегда приходит поздно, когда уже ничего нельзя исправить. Хотя почему нельзя? Можно. Хелия дала умершей от собственных рук Веринии в буквальном смысле призрачный шанс отомстить всем, кто сломал девушке жизнь. И Дух Отмщения не упустит этот шанс. Он… то есть, конечно же, она будет мстить не только за Сильвану, но и за низвержение Элисанды. Спрятавшись на втором этаже усадьбы, Вериния выглянула в дверной проем. Она не видела, как Лор’темар причалил в центральном порту, но зато видела… Талисру, которую сперва даже не узнала. Вместо привычных доспехов первая чародейка была облачена в лиловое бархатное платье. А вот и Терон пожаловал… Живую Веринию вывернуло бы при виде того, как Талисра с приторной учтивостью выражает сдержанную радость по поводу приезда своего возлюбленного, а Лор’темар своим привычным баритоном извиняется за долгое ожидание… «Пока что не буду вмешиваться. Подожду самого счастливого для них момента» И вот она навострила свои и без того острейшие уши… Похоже, от ореола любви Терону совсем голову вскружило, и он ни с того ни с сего начал говорить стихами. А потом началось… Они взяли по бокалу вина, Талисра произнесла свою пафосную речь, и стартовало нечто похожее на конкурс стихов. Сперва Лор’темар прочитал стишок, который он назвал «Гадюка». Потом Тали, вся из себя романтичная дурочка, завела приторную поэму о любви с красивыми метафорами. Конечно, она была адресована Терону, кому же еще? Веринии отнюдь не нравились эти «миленькие» стишата, которые местная публика, напротив, оценивала по достоинству с аплодисментами. Весь конкурс эльфийка просидела на пороге пустого поместья, ожидая своего часа. Но вот, наконец, стихоизвержение закончилось. Публика разошлась, оставив сладкую парочку наедине друг с другом. А дальше… дальше последовал разговор, как в средненьком любовном романе. Вернее, сначала Лор’темар вспоминал про Кель’Таса Солнечного Скитальца, и эти воспоминания постепенно подвели к беседе отнюдь не светской… «Вот и настало мое время», — Дух Отмщения уже хотела было выплыть из своего укрытия, как вдруг к Терону подбежал юноша-посыльный с сообщением из Оргриммара. «Молодец парень. Может, даже можно будет повременить с местью…» Но нет. Лор’темар в вежливой форме объяснил посыльному, что он сейчас не может вернуться в Оргриммар, и, когда юнец скрылся из виду, снова повернулся к Талисре. Приближалась кульминация в их отношениях. Их руки уже сцепились, и темно-синие губы Талисры потянулись к губам Лор’темара… Казалось, весь Сурамар замер в преддверии этого момента… Ах! Поцелуй прервался, так и не начавшись, из-за неожиданного вскрика Лор’темара Терона. Он почувствовал, как что-то острое вонзилось ему в грудь. Это что-то было клинком Веринии, таким же призрачным, как и она сама. Конечно же, Терон не мог ее увидеть. Зато он мог видеть кровь, хлещущую из раны, и всплеснувшую руками Талисру, бледную, как полотно. — Лор’темар… — прошептала она, и две крупных слезы покатились по ее щекам. Она бросилась к своему возлюбленному и обхватила руками сзади, прижимая к себе, пытаясь остановить кровь. — Ты не спасешь меня… руками… — прохрипел син’дорай, медленно оседая на землю. — Прощай… я тебя лю… Он не договорил. Лор’темар Терон, лорд-регент Кель’Таласа, замертво пал наземь от невидимого оружия. Талисра, опустившись перед безжизненным телом Терона, горько рыдала, не сдерживаясь. Прежде первая чародейка никогда не плакала. Она считала, что слезы — это проявление слабости. Но сейчас, когда ее возлюбленный лежал в луже собственной крови… Нет, о сдержанности не могло быть и речи. Горе Талисры было слишком велико. Настолько, что она даже не обратила внимания на еле слышный шепот Веринии, бывшей подруги, ныне мертвого призрака, явившегося в Сурамар с целью отомстить. «Плачь, Талисра. Плачь, покуда можешь. Скоро ты будешь плакать кровью» В следующее мгновение Талисра, давясь слезами, вскрикнула, схватившись за сердце. Она, как и Лор’темар, не могла видеть, что это вонзилось ей в грудь. Но зато увидела на руках собственную кровь, хлещущую из свежей раны. — Что это… Неужели… О нет! Таковы были последние слова первой чародейки Сурамара, занявшей место правительницы ночнорожденных после смерти Элисанды. Подождав, пока шал’дорай медленно упадет на тело Лор’темара, Вериния вынула призрачный клинок из своей жертвы. Дух Отмщения вовсе не чувствовала ни стыда, ни вины за смерть бывшей подруги. Ей было отнюдь не жаль ни Талисру, ни ее возлюбленного. Во время низвержения Сильваны они оба стали для Веринии, как лоялистки Темной Госпожи, врагами. Да и тот разговор между ними в Назжатаре ясно дал понять эльфийке крови, что их дружба с Талисрой подошла к концу, уступив место чувствам последней к Лор’темару. Они были в одной лодке, а Вериния оставалась за бортом. Но теперь их лодка любви пошла ко дну, а эльфийка крови, подруга которой предпочла парня, отомстила им обоим. — И жили они долго и счастливо… и умерли в один день, — усмехнувшись, прошипела Вериния и, отвернувшись от трупов, поплыла к пристани. Теперь она была готова продолжать свою мстительную миссию. Следующей целью будет Калия Менетил.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.